,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Олег Гейман – депутат «экстази». №130 в Блоке Юлии Тимошенко
  • 21 сентября 2010 |
  • 21:09 |
  • jorik.13 |
  • Просмотров: 29024
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Прошедшая в СМИ информация о самых ленивых депутатах Верховной Рады Украины вытащила на свет фамилию депутата...

...от фракции БЮТ Олега Геймана. Поскольку избирателям блоков и партий биографии своих избранников практически неизвестны, ну кроме первой пятерки, расскажем подробнее о загадочном номере 130 политической партии.

Итак, родился будущий депутат 16 июня 1957 г. в Харькове. А впрочем, все было, как у всех, пока его судьбу определяли родители. Наибольший интерес для избирателей Украины представляет осознанная жизнь депутата. Кто он - очередной олигарх или нагловатый жулик, и достоин ли он решать наши с Вами судьбы? Читайте и делайте выводы.

ЧАСТЬ 1. Годы с 1979 по 1989.

Ну не хотел служить человек в армии. Отпраздновал 18 лет, потом 19, 20, 21. Вы скажете – институт, военная кафедра. Ну да, только в институте он учился заочно. В возрасте 22 лет, с корочкой «инженер-механик», снова в армию не пошел, а поступил мастером на завод «Свет Шахтера». Через три года снова не попал в призыв, вместо этого назначили заведующим стадионом того же завода. И через год, не добегав всего годик, наконец-то попал будущий депутат в армию в 26 лет. То ли так судьба распорядилась, то ли кто помог, но служба в армии была вольготной – служил наш депутат в Крыму в одной из воинских частей водителем. Возил начальника части. Кто служил, тот знает, в чем заключается такая работа: то жену начальника в ателье свозить, то тещу на рынок - одним словом, кайф, а не служба. Заодно и страсть к генеральской жизни привилась на всю жизнь.

После армии в 1985 г. вернулся на старое место работы. Но уже не завстадионом, а на должность директора спорткомплекса завода «Свет Шахтера». И была на балансе этого спорткомплекса сауна. Так вот, предприимчивый будущий депутат занимался самым что ни на есть сутенерством. Понятно, что помыться в сауне могли только власть имущие граждане, остальные мылись под душем, когда была горячая вода. В дружбе со «слугами народа» и был заинтересован будущий депутат. К традиционному пару и березовым веникам он предлагал коньячок, шашлычок, и когда клиент был разогрет до нужной кондиции, в дело вступали штатные «методистки». Но что-то не заладилось на ниве сутенерства, а может, кого заразили комсомольские жрицы любви, но товарища уже через год с должности поперли. Сам депутат старается никогда не вспоминать про этот эпизод в своей жизни, но знающие его в то время люди рассказали, что он банально кинул своих ассистенток на деньги. Тогда одна из них в отместку написала анонимку про его аморальный образ жизни, и вся «культурная» так сказать работа массовика-затейника в один миг лопнула. Жена подала на развод, и еще одна ячейка общества распалась.

Желание работать как можно меньше, а получать как можно больше тянуло, как магнит. А еще большим удовольствием для него было КИНУТЬ. Пусть цена вопроса была самой что ни на есть минимальной, хоть на 25 рублей, как «ассистентку по культурной работе», но, судя по всему, человек и испытывал от этого кайф. Причем «кидалово» для него со временем становилось как наркотик, но обо всем по порядку.

Понятно, что «аморалка» закрыла двери карьерного взлета, но новые знакомства открыли новые перспективы – в 1986 г. устроился будущий депутат мастером ОТК в «Харьковавтотехобслуживание». За два года поднабрался опыта, подсуетился тут и там, подмазал, как говорится, за хлебное место, и в конце 1988 г. был назначен начальником Люботинских автомастерских Южной железной дороги. Что такое автосервис в условиях дефицита, объяснять также не нужно, когда даже аккумулятор приравнивался к покупке мебельного гарнитура, а шина просто была недостижимым подарком судьбы для автомобилиста. Одним словом, работа закипела. Потекли денежки в карман от дефицита. Теперь уже самому можно было заказывать культсовпрофовских работниц в сауны и бани. Встал вопрос престижа – нужен автомобиль. Ну «Москвич» или «Жигули» у такого сорта людей не котировались, брать - так «Волгу». Итак, через год работы на руководящей должности, в 1989 г. стал будущий депутат ездить на ГАЗ 2410 «Волга» серого цвета гос. № 50-00ХА. Правда, страшили возможные последствия (все-таки СССР, КГБ и ОБХСС еще работали), поэтому автомобиль оформил на родную мать.

Судьба в конце 80-х гг. свела его на рынке автозапчастей с Фельдманом А.Б. Несколько лет назад Гейман в кругу «любителей сауны» разоткровенничался под градусом и поведал миру эпизод, когда помимо стоимости запчастей Гейман потребовал от Фельдмана достать ему дефицитные книги. Фельдман выполнил условие, а вот Гейман нет – вместо новых запчастей «впарил» восстановленные.

Но случилась промашка однажды. То ли Аль Пачино себя почувствовал, то ли в сауне перегрелся. Очередной седовласый ветеран, нуждающийся в дефиците, требовал, по мнению Геймана, слишком много запчастей на свою «Волгу». Наш будущий депутат, проработав в должности уже 5 месяцев, решил, видимо, проявить командирский голос, обматерил «зарвавшегося старикана» и послал на три буквы. А промашка была в том, что старик этот недавно как на пенсию вышел, а до этого работал на большой должности. Поэтому Геймана, как несоответствующего соцсоревнованию за звание высокой культуры быта, просто-напросто с должности поперли.

ЧАСТЬ 2. Годы с 1989 по 1999.

А тут в стране перестройка идет полным ходом, поэтому был один путь – в кооперативное движение. И берут депутата в 1989 г. в кооператив «Импульс» на должность замдиректора. Занимались всем подряд. Покупали и продавали все, что попадалось под руку. Так продолжалось до 1992 г., пока он не познакомился с израильскими деловыми партнерами. Их интересовал завод «Свет Шахтера». То ли продукцию купить хотели, то ли сам завод. Но суть сделки заключалась в следующем: израильская фирма перечислила «Импульсу» деньги, а кооператив почему-то не смог выполнить условия договора и обанкротился. Понятно, что без участия «главного специалиста заводской сауны» дело не обошлось.

Спустя полгода будущий депутат снова встретил Фельдмана, который вместе с отцом открыл фирму «АВЭК». Основным профилем фирмы была сборка автомобилей «Волга». А поскольку на тот момент альтернативы по поставкам запчастей, кроме «любителя дефицитных книг», не было, ему предложили участие в совместном бизнесе. Так в 1992 г. началась его работа в должности коммерческого директора ЧПКФ «АВЭК». Но семья Фельдманов не доверяла новому компаньону, сомневаясь в его партнерских и моральных «сутенерских» качествах, и не допускала к руководству, поэтому его доля в доходах была не такой, как ему хотелось. Хотя доход позволил купить будущему депутату вторую машину уже через год работы – это снова стала серая «Волга» (гос. №Б67-60ХК, 1993 г.в., зарегистрирована 19.06.93 г. уже на себя).

В 1994 г. сборка автомобилей прекратилась, и Геймана отправили в почетную ссылку – на должность генерального директора ЧП «Регионы России». Тогда Гейман, используя ослабление контроля, стал работать на свой карман - занялся перепродажей импортных авто. Тем более связи в ГАИ по банно-прачечным делам имелись. И работа закипела. Были привлечены родственники и знакомые, на которых оформлялись автомобили, которые затем перепродавались. Когда родственников и знакомых было недостаточно, оформлял автомобили на себя. Всего за год было продано 16 автомобилей, из которых по причине нехватки родственников по документам самого Геймана О.А. было приобретено и перепродано 5 автомобилей:

Volkswagen Golf серый, 1993 г.в., гос. №с29-70ХI постановка на учет 18.11.1994 г.,
Volkswagen Passat синий, 1984 г.в., гос. № В19-73 ХI, постановка на учет 14.02.1995 г.
BMW 520 белый, 1989 г.в., гос.№082-70ХА, постановка на учет14.07.1995 г.
BMW 525 черный, 1993 г.в., гос.№243-02 ХА, постановка на учет 05.09.1995 г.
ГАЗ 2410 серый, 1986г.в., гос.№ P37-29ХА, постановка на учет 29.12.1995 г.

Каждая такая купля-продажа приносила 3-4 тысячи дохода на всех. Но хотелось сразу много, поэтому снова в крови забурлили «кидательные эритроциты», и наш депутат снова кинул. На этот раз партнера из ГАИ. Партнер оказался не удел – отстранили от должности за нарушения в работе. Поэтому будущий депутат решил долю партнера оставить себе. Сумма «кидка» составила 2 тысячи американских долларов. Но, судя по всему, партнер оказался принципиальным. Спустя 2 месяца нашему депутату «предложили» прикупить автомобиль BMW, пригнанный из-за границы. Депутат купил его для перепродажи за 12 тыс. долларов, но при постановке на учет в ГАИ оказалось, что машина в угоне, и была конфискована у незадачливого владельца. Снова, как говорится, в минусах. Но, видимо, «кидок» для депутата действительно как наркотик, а может, это банальное жлобство – пусть читатель решает сам.

В 1996 г. ЧП «Регионы России» закрылось, и пришлось депутату снова менять работу. Устроился он в АО «Циклон» коммерческим директором. Тут как раз потихоньку стала развиваться торговля недвижимостью. Вернее, часть граждан желала продать свою жилплощадь, а часть желала ее приобрести. В советские годы посредников в таком деле называли красивым словом «маклер». Правда, самой продажи де-факто не происходило, происходили обмены.

Ну был такой фокус с жильем. Вот нашему будущему депутату захотелось поучаствовать. Лиха беда начало. Начал обзванивать друзей и знакомых, искать по объявлениям, короче, набирать клиентуру. Потратив немало времени, но не получив результата, наш горе-маклер решил свернуть провалившийся бизнес-проект, как случайно обнаружил престарелого человека с однокомнатной квартирой, недалеко от места своего обитания. Решив, видимо, что с «паршивой овцы хоть шерсти клок», он наобещал «клиенту» золотые горы в виде уютного домика с садом на Залютино в обмен на его квартирку по ул. Октябрьской революции 71, кв. 80. Ну, разумеется, с доплатой…. В результате пожилого человека заставили переписать квартиру на Геймана, а его выперли в полуразвалившийся дом без тепла и электричества. Вот такой вот произошел обмен. Пострадавший человек как мог отомстил (смотри фото). А квартира в те годы стоила от 2,5 до 3,5 тыс. $.

Олег Гейман – депутат «экстази». №130 в Блоке Юлии Тимошенко


Имея такую репутацию в автокругах и в сфере недвижимости, с автобизнесом и маклерством было покончено. Пришлось искать новое применение своим талантам. Судьба привела будущего депутата на ТЭЦ-5. Как раз в моду входило разграбление государственных предприятий с помощью бартера. Заведя знакомство с руководством предприятия, Гейман предложил им модный в то время зачет по электроэнергии. И работа закипела. Причем настолько закипела, что уже через полгода он стал обладателем новенького Mersedes Benz S500, гос.№400IA, (оформлен на двоюродную сестру, перерегистрирован в 2004 на себя гос. № ОО03-63II), а сыну и супруге приобрел по BMW 520. Казалось, жизнь открылась во всей красе, но тут отменили энергозачеты. Пришлось «изобретать велосипед». Возникла схема поставок на ТЭЦ-5 фиктивных товароматериальных ценностей. Партнеры внутри предприятия изыскивали на огромных заводских складах ТМЦ, списывали их «на бумаге», а частная фирма Геймана поставляла «списано-воскресший» товар на ТЭЦ. Одних лакокрасочных материалов на бумаге закупалось столько, что приходилось на бумаге (по документам списывать на текущий ремонт) красить заводские трубы по 5-6 раз в год. Но объемы по сравнению с электроэнергией были уже не те, поэтому желаемых барышей на всех не хватало. Вернее, не хватало нашему будущему депутату. И снова проснулась жажда кинуть партнеров. Что он и сделал. Перечисленная сумма с ТЭЦ за партию товаров была Гейманом «обналичена», но не отдана. На этот раз «кидок» был посолиднее – 20 тысяч долларов.

Но не прошло и нескольких месяцев, как его сын , находясь за рулем подаренного папой BMW, попал в ДТП. Тогда погибли 2 пассажира BMW. Среди погибших был сын одного из замов ТЭЦ-5. Опасаясь дальнейших поворотов судьбы, пришлось депутату вернуть «экспроприированное» и сверх того. Поговаривают, что сумма откупного составила 50 тысяч. Для покрытия расходов пришлось продать и BMW супруги.

ЧАСТЬ 3. Годы 1999 – 2002.

И снова судьба свела его с «АВЭКом». В 1999 г. в сферу набиравшей обороты семьи Фельдманов попало АО «Каравай». На его базе был создан торговый дом «Харьковхлеб», которое в мае 1999 г. возглавил будущий депутат Гейман. Плюс к этому ему поручили курировать торговые точки (ларьки) по г. Харькову, принадлежащие «АВЭКу». Вот тут и развернулся мошеннический талант будущего депутата. Откровенное воровство на хлебозаводе приобрело при нем невиданный размах – по ночам из неучтенной муки выпускался неучтенный хлеб и реализовывался по торговым точкам города. В схемах с ларьками использовался старый советский принцип «подкладка», когда из гаража приносился в ларек аналогичный товар, купленный самостоятельно, и реализовывался под видом хозяйского. Деньги, естественно, оседали в кармане будущего депутата.

Такой подход к делу не устраивал владельцев, и через 8 месяцев их терпение лопнуло – Гейман стал экс-директором.

Тогда будущий депутат обратил свой взор на ветеринарную медицину. Вернее, его родственница занимала довольно высокий пост в Национальном научном центре «Институт экспериментальной и клинической ветеринарной медицины» (ННЦ «ИЭКВМ») расположенном в Харькове. И по протекции родственницы в июне 2000 г. Гейман стал ведущим экономистом института. На этом посту будущий депутат придумал и внедрил «правильную» схему производства вакцин. Гениальность идеи заключалась как раз в том, что институт сам производил вакцину на своих мощностях силами своих сотрудников, но это в действительности, а на бумаге был заключен договор о производстве вакцины с фирмой «БИОВЕТ», учредителем которой был Гейман. И работа закипела, вернее, потекли денежки. Причем и реализовывать заказчикам вакцины должна была почему-то от имени института эта фирма. Понятно, что очень скоро институт «вдруг» стал должен фирме деньги. Поскольку денег не было, фирма забрала в качестве долга 3-этажный особняк института, ну и как принято было в то время, сразу занялась евроремонтом, тем более что не за свои же деньги.

Но снова вмешалась судьба-злодейка. Вернее, так говорит депутат Гейман. Оно и понятно, себя любимого виноватым он никогда не считал, во всем винил мифических врагов или происки судьбы. Как говорится, в чужом глазу соринку видит, а в собственном бревна не замечает. Короче говоря, в институте сменился руководитель. На свою беду науку в те годы никто не финансировал, поэтому каждый научный работник для продолжения своей деятельности искал «спонсоров». Так и новый руководитель института Стегний Б. Т. (доктор вет. н., професор, член-кор. УААН) имел неосторожность получить «спонсорские пожертвования» от будущего депутата на приобретение импортного микроскопа в размере 5 тыс. долларов, о чем по неосторожности написал расписку. Разобравшись в плачевных финансовых делах института, он, естественно, попросил «короля вакцины» расторгнуть губительный договор. Но не тут-то было. Может, депутат на себе вакцину испытывал, которая увеличивает силу жадности и алчности, то ли еще что-то. Но пришлось институту обращаться в суд. Суд у нас в те годы был справедливым, договор постановил расторгнуть, здание вернуть институту, а вот деньги за евроремонт обязал вернуть фирме. Сумма евроремонта, правда, с миллионов скатилась до 200 тысяч гривен. И снова нашего героя «спустили с лестницы». Да еще и уволили из института в апреле 2002 г. В отместку Гейман подал в суд на Стегния за 5 тысяч. Судебное дело длится до сих пор.

Следующим бизнесом снова стали операции купи-продай. На этот раз в роли товара выступали оптовые поставки фанеры из Белоруссии. Была у Геймана своя карманная фирма – ООО «УПФГ «Спектр», г. Первомайский, директором которой был его сын. Сам Гейман числился в ней после института в должности замдиректора. Был старый друг, который работал на ИП «ПРЕССВУД», г. Борисов, Республика Беларусь (ОАО «Борисовский ДОК»), он гарантировал вагонные поставки фанеры по минимальной цене в Харьков. Поскольку конкуренция на этом рынке довольно большая, нашему депутату приходилось толкаться локтями, демпингуя до минимальной цены. Доходило до того, что вагон фанеры продавался мебельщикам, будучи еще в пути. На каждом вагоне удавалось зарабатывать от 1500 до 2 тысяч долларов грязными. А еще услуги таможенного декларанта, подача и разгрузка вагона и т.д. Удавалось получить и продать не более 2 вагонов в месяц. Естественно, нужны были объемы, но белорусский завод был обеспечен заказами на год вперед, поэтому нарастить объемы сразу и вдруг не удавалось. Понимая, что это долгий и тернистый путь к богатству, наш депутат уговаривал старого друга отпустить ему крупную партию товара. И уговорил. Правда, друг, чувствуя подвох, заставил сделать предоплату. Получив сразу 8 вагонов фанеры и реализовав ее за 3 дня, наш герой как всегда забыл поделиться наваром. Ну на то и нужны старые друзья, чтобы их кидать. Понятно, что фанера из Белоруссии на фирму Геймана перестала поступать. Так что с мебельным бизнесом также было покончено.

Следующим бизнесом стало швейное дело. В Октябрьском районе Харькова уволилась директриса коммунального предприятия «Хакис», которое изготавливало рабочую одежду. Поскольку это его родной район, слухи о вакантном месте быстро дошли до ушей депутата. Не будем утомлять читателей, скажем, что все имущество и недвижимость КП «Хакис» было продано за 2 месяца с момента назначения Геймана на должность директора. И предприятие с 30-летней историей перестало существовать.

ЧАСТЬ 4. Годы 2002 – 2005.

Войдя во вкус, в голове будущего депутата возник очередной шедевр – взять и разграбить предприятие побольше. Поскольку рейдерство еще не было известно в Украине, единственной возможностью быстро обогатиться - это самому стать директором чего-либо покрупнее. Подкреплялась эта нехитрая идея данными о том, что на ряде предприятий Харькова несколько руководителей были пенсионного возраста. Значит, как полагал будущий депутат, «старикам тут не место», пусть дают дорогу молодым. Первыми в списке обогащения у Геймана стояли Харьковский релейный завод (директор Божко В.Е.), завод Шевченко (директор Шпейер) и ФЭД (директор Жданов А.А.). Решить кадровый вопрос о назначении абсолютно постороннего человека руководителем предприятия тогда мог только покойный губернатор Кушнарев. Поскольку выходов или, как говорят, «шоколадных отношений» у Геймана с Кушнаревым не было и быть не могло, с этой идеей наш будущий депутат обратился к Фельдману (который в те годы был дружен с Кушнаревым). Процесс подлизывания к бывшему компаньону был долгим. Что обещал и какие хороводы водил будущий депутат, неизвестно, но факт остается фактом – по представлению Кушнарева на должность директора Харьковского релейного завода был назначен будущий депутат Гейман. Назначение Геймана на должность директора завода произошло в конце 2002 года. Примечательно, что в день назначения на заводе произошел пожар. Все работники завода (почти 2000 человек) сочли это как грядущее знамение. Одновременно с Гейманом на предприятие были откомандированы специалисты из «АВЭКа». Видимо, не доверял Фельдман словам и ритуальным пляскам, а также клятвам в любви и верности бывшего горе-компаньона.

Не прошло и 3-х месяцев со дня назначения директором завода, как крупный специалист «по вопросам автозапчастей и фанеры» забуксовал в производственных потоках и технологических цепочках. Ну не его это дело. И закрутилась в голове мысль – «пусть Пушкин работает, а я буду тратить». Поскольку умел он только тратить, и то не свои, то в такой практичной голове могла родиться только одна идея – сделать классический перестроечный вариант и создать на заводе торговый дом. Т.е. завод работает, но не распоряжается своими финансами, а торговый дом распоряжается финансами, но не работает. Единственное, что не устраивало будущего депутата, так это статус управляющего торгового дома. Ну если долго думать, то решение всегда найдется. Идея заключалась в следующем: торговому дому быть, но под видом производства. На деле это происходило так: предприятие реорганизовывалось, открывалось чистенькое и пушистое предприятьице в стиле «Рога и копыта», из большого завода для этого предприятия выделялся сборочный цех - и все. Сказано – сделано. Решением Минпромполитики такой вот фокус-покус имел место быть. И летом 2003 года появилось в Украине новое предприятие «Завод «Радиореле» с численностью 100 человек. Директором такого «крупного завода» был назначен Гейман. На оставшееся хозяйство (а это без малого 90%) был назначен некто Колковский, человек Фельдмана. Внешне все осталось как и прежде. Чтобы было понятно, то все работники приходили как и раньше на свой родной завод, через одну и ту же проходную, стояли у того же станка, руки мыли из того же крана, только на бумаге числились работниками другого завода.

Фактически у Геймана была вся власть (финансовая) над обоими заводами, но за эти средства нужно было покупать сырье и материалы, выплачивать зарплату и т.д., так что на сладкую жизнь оставалось немного. Ну на то она и голова, чтобы болела, поэтому в голове великого комбинатора родилась гениальная мысль – заработать на сладкую жизнь на возвратном НДС. Схема заключалась в получении микропровода для производства реле не по цене завода-изготовителя, а у фирмы-однодневки в 1000 (тысячу!!!) раз дороже. Затем завод якобы изготавливал из этого супер-пупер провода свои реле, естественно, что цена изделия била все рекорды ценообразования, а затем по фиктивному контракту отправляла эти супер-пупер реле иностранной фирме. Затем по плану завод перечислял за провод миллионы, которые затем приходили ему из-за границы в качестве оплаты за товар. После этого вуаля! Иди в налоговую, неси декларацию и требуй 3-4 миллиона возвратного НДС.

Сказано – сделано. Со специалистами ООО «Обнал-инвеста» были обсуждены все детали, и работа закипела. Быстренько со склада были взяты старые, никому не нужные реле, перемаркированы в «реле с супер-пупер проводом внутри», упакованы в коробки, загружены в грузовичок и отправлены с кучей фиктивных бумажек на таможню.

На таможне случился ступор. Это, конечно не монастырь, в смысле не безгрешные там работают, но когда 2 коробки из-под телевизора «волшебных реле» стоят несколько миллионов долларов... Груз арестовали и назначили экспертизу. А что бы сделал в такой ситуации «матерый контрабандист»? Договорился бы с экспертами. Правильно! Но на то он и контрабандист, а не депутат. Наш депутат тоже договорился, но как-то не так – вернее, договорился, но не заплатил…

Как вы думаете, что показала экспертиза? Правильно – волшебных свойств и «ПСИ-излучения» в реле не обнаружено. А раз так, то налицо финансовая афера.

А дальше, как в плохом кино – СБУ, предварительное следствие, проверка предприятия, проверка фирмы-поставщика, возбуждение уголовного дела, влиятельные покровители…

Думаете, попустило человека? Заставило задуматься над библейскими истинами? Как бы не так! «Кинуть партнера готов? Всегда готов!» Этому человеку такой лозунг в самый раз. Судите сами: продав самый высокий заводской корпус, Гейман заставил вытащить из него 2 лифта, требуя за них у покупателя дополнительную оплату. Это притом, что на вырученные от продажи корпуса деньги будущий депутат купил двухуровневую квартиру в центре города (ул. Петровского, 22а, общ.пл. 364 м кв.). Правда, цены тогда были не те: продав высотный корпус за 200,0 тыс.$, хватило на квартиру за столько же, но в центре города.

Примечателен еще один факт: когда через 2 года АВЭК продал пустующие корпуса под торговый центр, их охраняла заводская охрана. Спустя месяц были подписаны акты приема-передачи, и будущий депутат приказал за ночь срезать в этих корпусах старую систему отопления и сдать на металлолом. Через пару дней случился скандал и конфуз – новый собственник, увидев «предпродажный марафет», потребовал вернуть стоимость украденного. Краснеть пришлось АВЭКу. Для подсчетов пару цифр – корпуса обошлись покупателю в 5,0 млн. $, а цена на металлолом тогда была 760 грн. за тонну.

ЧАСТЬ 5. Годы 2005-2007.

Ну тут самое интересное в жизни депутата Геймана. Поставки экстази в Харьков, поджог завода, чтобы не платить за депутатский мандат. Но обо всем по порядку.

Попробуйте подсчитать, сколько может стоить следующий набор, купленный будущим депутатом с 2004 по 2006 гг.:

 Автомобили: Subaru Legacy, Volkswagen Passat, Toyota Camry, Audi RS4, Volkswagen Tuareg V10 (это не считая имеющихся в семье из трех (!!!) человек Mercedes Bens S500, Opel Cadet, Opel Rekord), всего ориентировочно на 250 тысяч $. 8 на троих????
 Двухуровневый гараж (ну где то же нужно хранить все это добро) через дорогу от дома на территории университета ХПИ с бильярдной и винным погребом. Ориентировочно 70 тысяч $.
 Парковочное место (2 шт.) в паркинге нового дома. Ну не бегать же каждый раз через дорогу в гараж, так спустился лифтом, сел и поехал. Ориентировочно 60 тысяч $.
 Мебель для обстановки двухуровневой квартиры (общ. пл. 364 м кв.). В магазине «Фридрих» на ул. Энгельса, 17 в бухгалтерии хранятся уникальные заказы на фамилию Гейман и Алексеенко (гражданская жена Геймана). Например, кухонный гарнитур за 96 тысяч долларов, мебель для гостиной за 212 тысяч долларов. Ориентировочно накладных на 600 тысяч $.
 Земельный участок в Крыму (с. Орлиное - 12 км от г. Форос). Построена «хатынка» с двумя бассейнами, домиком для прислуги, оборудованием пляжа. Ориентировочно 2 - 2,5 миллиона $.

Откуда деньги? Нет, не в лотерею выиграл.

Ответ прост. Во всем мире быстрые барыши приносит торговля оружием и наркотиками. Ну поскольку наш депутат на генерала не смахивает, но армейская дружба в Крыму им все эти годы поддерживалась (а где же отдыхать, как не в Крыму), т.е. не кидал старых армейских друзей. Короче говоря, предложили будущему депутату поучаствовать в схеме переброски экстази из Европы морем в Севастополь, а ему доставлять и толкать в Харькове. Все-таки риска меньше – директор государственного завода, не каждый гаишник будет обыски устраивать. И работа закипела. Раз в месяц или два ездил наш будущий депутат в славный город моряков Севастополь. Брал товар, привозил в Харьков и передавал по цепочке. Командировочные с печатью «Рога и копыта» передавал в бухгалтерию своего завода. Ну не за свои же ездить. Как говорится, жадность – это навсегда. Наверное, бухгалтерия оформляла эти командировки как поездки за морской капустой для заводской столовой.

Кстати, к слову о морской капусте. Её же хранить нужно где-то. Было у завода «Радиореле» овощехранилище. Хорошее такое, добротное, в хорошем месте, как раз возле окружной дороги. А может, Гейман под елки планировал его приспособить, дело как раз к зиме шло. Одним словом, завод вдруг ни с того ни с сего выставил его на конкурс. Ну и как водится в конкурсе, ожесточенно боролись двое «олигархов» – Будников и Перешкольник. Один пенсионер, второй молодой. Одним словом, родственники Геймана. Короче говоря, в этот раз повезло пенсионеру Будникову – ему досталось овощехранилище. Ему все время везло «на шару» – то транспортный цех заводской прикупит, то склады, транспорт или станки, и в этот раз тоже «на шару». В смысле цены.

Но вернемся к наркоте. Канал становился жирнее, партии росли, соответственно, росли доходы. Осмелев, наш будущий депутат занялся самостоятельной реализацией мелких партий.

В стране выборы, перевыборы – а у него самое горячее время, жатва, так сказать. Доходы увеличивались, как блохи на собаке. Машины, мебель, недвижимость, ну что еще прикупить? И окончательно от денег снесло голову – решил стать депутатом. Короче говоря, попал в заветные списки БЮТ под №130. Понятно, что номер 130 стоит дешевле номеров в первой сотне, но платить все равно нужно. Но засосало под ложечкой - ощутил наш будущий депутат, что могут крупно кинуть - деньги можно уплатить, а депутатом не стать. Но предоплату берут 100%. И снова заболела голова, как бы уплатить по факту: выбрали – плачу, не выбрали – не плачу. И пришла в голову идея. Сумасшедшая. Идея не кажется сумасшедшей, если Вы сами сумасшедший. Короче говоря, чтобы получить рассрочку в оплате депутатства, нужен форс-мажор. И таким форс-мажором стал …??????? пожар на заводе!!!!!!!!!!!!!! 23 августа 2007 года загорелся сборочный корпус. Дым было видно со всех концов города. На ликвидации пожара было задействовано 20 пожарных машин и сотня спасателей. Основная версия причин пожара – проведение ремонтных работ с использованием открытого огня. А чтобы у читателей не было сомнений, скажем, что за 3 месяца до этого Гейман сократил должность главного инженера на заводе за ненадобностью!!! И поэтому, кто там что делал на крыше с факелом в обеденный перерыв, проводился инструктаж или не проводился, соблюдались ли правила техники безопасности или нет, оставим эти вопросы на суд читателей.

Кстати, угадайте, где в момент в пожара был Гейман? Правильно! В Крыму. Ездил за новой партией таблеток.

Рассрочку дали… Депутатом выбрали… Заводом вместо него управляет бывший подельник по выпуску ночных булочек с «Харьковхлеб» Денисов И.А.

ЧАСТЬ 6. Год 2008.

Ситуация в Верховной Раде в этом году напоминает сводки с фронтов – то щитовую штурмуют, то микрофоны ломают. Был поднят вопрос отставки городского головы Добкина и секретаря городского совета Кернеса. В Верховной Раде была создана комиссия по расследованию нарушений в Харькове. Членом этой комиссии был депутат Гейман. И как говорится, апофеозом этой феерии стал тот факт, что городские власти обвинялись в наркотрафике, а проверял их на вшивость наркокурьер Гейман.

Да, кстати, работа комиссии накрылась «медным тазом». Обвиняемая сторона огрызалась и поливала в ответ грязью всех членов комиссии, кроме одного… И у этого «одного» после провала харьковского блиц-крига появился в этом году Lexus LS600L гос.номер 1465ВР, зарегистрированный в Крыму на некоего Лукича.

А что касается жадности, так она только растет. Вернее, она приобрела уродливые формы. Судите сами – депутату нужна приемная? Нужна! Открыта такая на заводе. Про аренду умолчим. Расходы депутатской приемной (канцтовары и кофе для кофеварки) оплачивает «Радиореле». В смысле, кофеварка числится в заводе, а кофе покупают и пьют народный депутат и его помощники. Кроме того, заводская охрана охраняет и крымский коттедж, своего рода пост №1 - охранники числятся на заводе в Харькове, а охраняют в Крыму.

Цена вопроса? Зарплата 2 на 1500 грн. + кофе и канцтовары на 600 грн. Итого 500 долларов по курсу в месяц для небедного наркодилера. Если кого интересует судьба релейного завода, можем сообщить, что в 2008 году он ликвидирован, т.е. обанкрочен.

А что же дальше? Кто же будет арендовать все 10 автомобилей семьи Гейманов, чтобы они могли заправлять их и ремонтировать? Кто будет оплачивать телефонные переговоры? Зарплату охране и домработнице на кого списывать?

Ну так есть же список… Релейный завод «Радиореле» прошли (читай разорили), теперь на очереди бывший госгигант - завод им. Шевченко. Туда Гейман уже внедрил своих людей. Процесс пошел. Директора в июле 2008 г. с должности сняли, назначили нового, временного. Потом его уволили, назначили другого…Осталось дело за малым – назначить своего...

Воистину, нет предела человеческой жадности.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх