,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other

О компании Анонсы встреч и путешествий
metgum.com.ua

Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


УНА – УНСО в Абхазии: сражения, которых не было
  • 31 августа 2010 |
  • 21:08 |
  • MMZ |
  • Просмотров: 65905
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
0
Об участии украинских националистов в Абхазской войне 1992 – 1994 гг. известно немного. Мы знаем, что да, украинцы воевали в Абхазии на стороне Грузии, знаем, основных действующих лиц и… все. Остальные подробности участия националистов в этой войне покрыты густым туманом политики, идеологии и откровенной лжи.

Технология мифа по-украински

В последние годы в Украине вошло в традицию отмечать всевозможные события подчеркивающие борьбу "свободолюбивых украинцев с московской агрессией". Места былых сражений под Конотопом, Полтавой, Крутами, в карпатских лесах стали местом ритуальных поклонений украинских политиков во главе с президентом В. Ющенко и националистически настроенной молодежи. Исторические мифы всегда требуют ритуала.
Совсем недавно к местам "боевой славы" Украины добавилось новое название, мало что говорящее большинству людей. О "героической обороне" украинцами и грузинами небольшого абхазского поселка Шромы, близ Сухуми в июле 1993 г., в Украине заговорили как – то сразу и вдруг. Благо появился повод – августовская война 2008 г. в Южной Осетии. Некоторые украинские СМИ неожиданно вспомнили, что "ведь и у нас есть те, кто противостоял российской агрессии на Кавказе".

Особенно, в этом плане отличился один из флагманов украинского телевидения "1+1", в безальтернативных традициях агитпропа времен "холодной войны", давший слово украинским участникам тех трагических событий. Ветераны УНСО поведали стране об "эпической борьбе" с русским империализмом, десятках уничтоженных российских десантниках, многочисленных пленных и трофеях, сожженных русских танках. У неискушенного обывателя перед глазами возникают эпические картины битвы горстки героев – спартанцев с дикими, плохо организованными ордами варваров. Подобное мы видели в американских фильмах про русских, сербов, индейцев, исламских террористов, где всевозможные Джоны Рэмбо лихо расправляются с бесчисленными противниками, не неся ни малейшего урона. При этом в основе подобных свидетельств лежит стремление подчеркнуть, что война велась именно против России, а не Абхазии и представить своих противников на поле боя именно как русских. При этом неважно, принимали ли российские войска участие в этих боях на самом деле или нет.

Вот, например, типичный пассаж из истории боевых действий УНА – УНСО в Абхазии, в районе реки Восточная Гумиста: "столб пыли и дыма взметнулся над укрепленным пунктом, и унсовцы почти одновременно спрыгнули в окопы на головы десантникам. Однако рукопашной схватки не получилось. Как видно, российские офицеры не решились рисковать и отдали приказ на отступление, которое больше походило на откровенное бегство. И хотя драпали десантники довольно профессионально, многим из них не удалось убежать от пуль украинских стрельцов. Около двух десятков солдат так и не успели добежать до спасительного берега моря, где их ждали лодки". Представить "драпающим" подразделение ВДВ в 1993 г., когда в составе десантных частей еще было немало военнослужащих с опытом боевых действий в Афганистане и в других "горячих точках" сложно. Не "драпали" перед афганскими моджахедами, не драпали перед разнообразными экстремистами в бывших советских республиках, позже уст ояли перед чеченскими боевиками, а от группки украинских националистов решили убежать…

В чем же тут дело? А дело в том, что на самом деле, не было там никакого боя с десантниками, поскольку воевали украинцы не с "русскими", а с абхазскими ополченцами, обычными людьми, среди которых были представители самых разных национальностей (даже грузины), часто плохо вооруженными, причем на их же земле. Но признаться в этом - значит взять и на себя ответственность за творившиеся там произвол и насилие. Поэтому и фигурируют в их рассказах бои с некой сибирской Иркутской десантно – штурмовой дивизией, которой на самом деле никогда не существовало в природе.

Шромы без грифа "идеология"

Согласно "Краткому курсу истории УНА – УНСО" украинская версия боев у Шром выглядит так. 19 июля 1993 года 53 добровольца УНА – УНСО из состава диверсионного отряда "Арго", ночью скрытно преодолели 200 метровый обрыв, отделявший их от поселка, и внезапно ворвались в Шромы, имевшие важное стратегическое значение на подступах к столице Абхазии – Сухуми. В скоротечном бою унсовцы наголову разгромили "преобладающие силы россиян", вынудив их в панике спасаться бегством. При этом украинцы потеряли всего 2 человек легкоранеными, а "русские" - 17 человек убитыми.
После этого украинцы еще два дня отражали атаки брошенного против них российского батальона ВДВ, нанеся ему колоссальные потери – не то 57, не то 58 убитых и 287 раненных. Сами националисты при этом потеряли всего 2 бойцов убитыми и еще около 20 раненными. Однако грузины не смогли вовремя обеспечить отряд боеприпасами, водой и медикаментами и в итоге унсовцы вынуждены были оставить Шромы и организовано отойти на прежние позиции.

Это легенда. Теперь посмотрим, что по поводу описанных перипетий думают офицеры ВДВ, прошедшие Афганистан, Чечню, служившие в Абхазии и Закавказье, к которым автор обратился за комментариями. Будучи военными профессионалами, они сразу обратили внимание на множество нестыковок в этой красивой легенде.

Собственно говоря, квалификация боевиков УНСО сомнений у специалистов не вызывает. Многие из них, перед тем как оказаться у стен Шром прошли службу в Советской Армии и приобрели необходимый боевой опыт в боевых действиях в Приднестровье и Закавказье, были среди них и "афганцы". Проблема лежит в достоверности описываемых событий. Интересно, что присутствие унсовцев в Абхазии, не было тайной для руководства ВДВ. Как отметил тогдашний начальник разведки ВДВ Павел Поповский, "об украинских националистах мы, конечно, знали, но встречаться не приходилось. Заниматься ими в нашу задачу не входило".

Итак, 19 июля, боевики УНСО ворвались в Шромы. "Почти не прикрываясь, с криком "Слава!" отряд рванул вперед. Автоматно-пулеметное стрекотание, взрывы ручных гранат и над всем этим усиленное эхом в горах - Слава! Слава! Слава! Россияне растерялись, начали убегать. Мы прошлись по городу, как разгоряченным утюгом", - повествует украинский источник. На самом деле никаких десантников там не было и близко. Ближайшая российская часть стояла в Сухуми, а Шромы обороняли подразделения абхазских ополченцев и добровольцев Конфедерации горских народов Кавказа (КГНК). Они – то и были главным противником унсовцев на поле боя.

Вспоминает командир отряда унсовцев сотник Валерий Бобрович (псевдоним Устим), к слову, бывший офицер советской армии, участник войны во Вьетнаме: "когда я поднялся на колокольню в центре города и увидел отступающую колонну россиян – я ужаснулся: их было около 600 человек. Я честно скажу, врать не люблю: если бы мне доложили, что там такой гарнизон, я бы туда не сунулся!" Но искажать истину приходится, поскольку Шромы – поселок небольшой и разместить там такую армию невозможно. На деле же, узнав о прорыве своей обороны не только ополченцы, но и все местное население бросилось спасаться от противника – слишком свежи были воспоминания о грузинской оккупации и грабежах. Именно поэтому, украинский наблюдатель видел дорогу, которая "была забита пехотой, легковыми и грузовыми машинами, среди которых был даже красный "Икарус"". Наличие подобных транспортных средств, как известно, не характерно для подразделений ВДВ.

Документально подтверждено - части российской армии, а тем более подразделения ВДВ в активных боевых действиях в Абхазии участия не принимали. 15 августа 1992 года, на следующий день после вторжения грузинской армии в Абхазию, были подняты по тревоге и переброшены в г. Гудауту 345 - й парашютно - десантный полк под командованием гвардии подполковника Е.Дёмина, а в Сухуми 901 - й отдельный парашютно-десантный батальон подполковника В.Красовского, в функции которых входили чисто миротворческие задачи: эвакуация из зоны боевых действий российских граждан и членов семей военнослужащих, в разгар сезона отдыхающих в санаториях Абхазии, усиление охраны дислоцированных в этих местах войсковых баз и складов и разведение противоборствующих сторон. Основу десантной группировки российских войск в Абхазии составил знаменитый 345 - й гвардейский парашютно - десантный полк за десятилетие афганской войны 1979 – 1989 гг. покрывший себя славой и уважением своих противников. Это был самый боеспособный полк 40 - й армии. Командующим группировки ВДВ в Абхазии в это время был зам. командующего ВДВ генерал-полковник А. А. Чиндаров.

К концу августа из зоны боевых действий десантниками было эвакуировано 4324 человека. При этом российские части открывали огонь, как правило, становясь жертвами провокаций и обстрелов с грузинской стороны. Руки у военных были связаны соответствующими приказами и инструкциями. Будь на то политическая воля и приказ, возможно, война закончилась бы еще быстрее, чем Юго - Осетинская в 2008 году... Кстати, малоизвестный факт. Накануне падения Сухуми в сентябре 1993 г. именно спецназовцы 901- го отдельного парашютно – десантного батальона вывезли на аэродром Сухуми тогдашнего президента Грузии Э. Шеварнадзе, а российские летчики по приказу "сверху" эвакуировали его из осажденного города, спасая от позора неминуемого плена…

Тем не менее, украинские источники продолжают гнуть свою линию. Вот, например, рассказ одного из украинских участников боя у Шром из книги Д. Корчинского "Война в толпе", командира "роя" (отделения) под псевдонимом Явор: "Утром при поддержке минометов москали начали наступление. Атаки шли одна за одной, как волны прибоя, и точно так же, разбиваясь об нашу оборону, откатывались назад. У меня была возможность еще раз убедиться в том, что у россиян нет ни капли жалости даже к своим солдатам. Лопоухих кацапчат их же командиры гнали просто на наши пулеметы" - "Этот пассаж вызывает сомнение в здравости рассудка у его автора" - комментарий ветерана ВДВ.

Кроме того, на поле боя появляется даже танк Т – 80, которых в Абхазии не было вообще. Абхазские ополченцы, использовали в основном партизанские методы ведения войны. В районе Шром было отмечено использование лишь одной абхазской БМП.

Кстати сказать, сам Валерий Бобрович любит рассказывать журналистам про свое "шромское" ранение 5,45 мм "разрывной пулей со смещённым центром тяжести" АК – 74, от которой в его руке осталось 24 осколка. Но…такой пули для АК – 74 просто не существует. Разрывные пули были предусмотрены только для крупнокалиберных пулеметов КПВТ, "Утес", ДШК. Но, такие пули при попадании просто отрывают руку….

Наибольшая доля лжи содержится в оценке "потерь" "российских десантников"

Настораживает уже то, что якобы захватив после "исторического боя" российскую штабную машину с документами погибших десантников (откуда и стала известна цифра 57), боевики так и не смогли определить ни номер части, ни ее командира, ни даже вспомнить фамилию хоть одного погибшего бойца. Унсовцы видимо не знают, что ВДВ – "войска тесные". Ввиду относительно небольшой численности войск в них все офицеры друг с другом более – менее знакомы. Больших потерь не утаишь никак. Но почему – то о "разгроме" российских десантников в солнечной Абхазии никто не знает до сих пор. Кроме того, как свидетельствует командовавший в это время воздушно - десантной бригадой полковник Владимир Осипенко, участник войны в Афганистане, ликвидации этнического конфликта в Закавказье и миротворческой операции в Югославии, ныне председатель "Союза ветеранов ВДВ Санкт - Петербурга", обстоятельства любой смерти среди личного состава, будь – то рядовой или офицер немедленно доводилась до командования всех подразделений ВДВ независимо от места их дислокации. Факт массовых потерь неизбежно бы стал предметом широкой огласки, тщательного расследования и разбора, с неизбежными и резонансными оргвыводами. Но ничего подобного в случае с Шромами не было. Это название ничего не говорит даже офицерам, служившим в это время в Абхазии. Об этой "катастрофе" не в курсе и начальник разведки ВДВ Павел Поповский и даже тогдашний заместитель, а в последующем командир 345 - го полка гвардии полковник Сергей Евгеньевич Капустин. "Если вы даже разбудите меня ночью, я вам все равно расскажу обо всех погибших под моим началом за все годы службы. За 1992 – 2000 годы, когда в Абхазии стояли части ВДВ, мы потеряли погибшими всего двоих человек" - говорит С. Капустин.

За всю послевоенную историю воздушно – десантных войск зафиксировано всего пять случаев массовой гибели военнослужащих ВДВ. Первая трагедия произошла 23 июня 1968 года. При перелете из Каунаса в Рязань самолет Ан-12 с парашютно-десантной ротой 108 - го гвардейского парашютно-десантного полка 7 - й вдд на борту, при подлете к Калуге столкнулся с пассажирским самолетом Ил-14, который самовольно занял эшелон на высоте 4 тысячи метров. Погиб 91 военнослужащий ВДВ. Затем 25 декабря 1979 г. при вводе советских войск в Афганистан, Ил – 76 перевозивший десантников на аэродром Кабула, врезался в гору недалеко от города. Погибли 37 человек. 2 марта 1980 г. в афганской провинции Кунар подразделение 317 – го парашютно - десантного полка, в одном из самых первых боёв в афганских горах, напоролось на засаду превосходящих сил моджахедов и понесло большие потери – 37 человек не вышло из того кровавого боя, двое из которых стали первыми Героями Советского Союза (старшие сержанты Н. Чепик и А. Мироненко).

Новая трагедия произошла 18 октября 1989 г., когда ИЛ – 76 с подразделением десантников на борту, участвовавших умиротворении охваченного погромами Баку упал после взлёта в Каспийское море. Погибли 50 военнослужащих. Последняя трагедия у всех еще свежа в памяти – в бою 29 февраля – 1 марта 2000 г. на высоте 776 у чеченского села Улус – Керт сложили головы 84 десантника 6-ой роты 76 - ой псковской воздушно – десантной дивизии. Потерь у Шром, как видим, нигде не значится. Не потому, что их пытаются замолчать, а потому, что их не было в природе. Ни по спискам 345 гв. пдп, ни 901 опдб.

Российских потерь в Абхазии никто никогда не скрывал. Согласно фундаментальному исследованию Генштаба вооруженных сил РФ "Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил" за три года войны в Абхазии погибли 73 российских военнослужащих всех бывших там родов войск, а также сотрудников МВД и ФСБ. Из них, непосредственно от обстрелов и подрывов пали 29 человек и 10 умерли от ран в госпиталях. Согласно "Книге памяти ВДВ России", в которой содержатся поименные данные обо всех военнослужащих ВДВ погибших в результате боевых действий, катастроф и т.д., за все восемь лет пребывания десантников в Абхазии, погибло двое военнослужащих – старший сержант Виталий Вольф (27. 03. 1993 г.) и рядовой Дмитрий Миронов (18. 10. 1998 г.). За проявленный в бою героизм, они были посмертно удостоены звания Героя России. Обстоятельства гибели всех российских военнослужащих в Абхазии достаточно хорошо изучены. Все они очень похожи – обстрел, подрыв, неосторожное обращение с оружием и т.д. Никаких вам штурмов, десантов…

Кто – то прочитав статью, спросит, а стоило ли вообще что – то доказывать, опровергать? Ведь сведущему человеку все и так ясно. Нет, не ясно. Еще Йозеф Геббельс говорил: "ложь должна быть примитивной, и тогда люди в нее поверят". Мифология настолько сильно проникла в нашу жизнь, науку, даже в университетскую среду, что только удивляешься, когда видишь, как казалось бы, умудренные житейским опытом люди с высшим образованием, с пеной у рта часто доказывают настолько несуразные вещи, что в иное время наверняка постыдились бы своих слов…

ПыСы. Народ может мне кто объяснит почему нацподонки врут всегда и везде?



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх