,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


До Переяславской рады. Шаги к воссоединению (часть 1)
  • 22 августа 2010 |
  • 22:08 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 13837
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
До Переяславской рады. Шаги к воссоединению (часть 1)


В современной российской, а тем более в украинской истории почему-то принято рассматривать  Переяславскую Раду  как что-то спонтанное, внезапное, чуть ли не личную прихоть Богдана Хмельницкого. Что-то по своему значению сопоставимое, то ли с георгиевским трактатом присоединившим Грузию к России, (ввиду катастрофического положения грузин ) или же решением Шагин Гирея отказавшегося от власти  над Крымом после  чего, полуостров вошел в состав России.


Хотя на самом деле «Переяслав-1654» не был ни спонтанным решением Богдана Хмельницкого, ни даже политическим расчётом казачей верхушки. Это была концентрированная воля народа к воссоединению с Родиной и желанием жить в своем национальном государстве, коим была Россия в XVII веке для всех ветвей русской нации. Ведь на тот момент у малороссов и великороссов была единый литературный язык, одна вера, единая национальная память. То есть все то, что является признаками нации.


Переселения


Об этом не забывали  на русских землях никогда,  с самого момента начала татарской, литовской и польской оккупации. Это стремление к единению проявлялось у малороссов в различных формах – прежде всего в форме переселения жителей Малой Руси в Московское княжество в конце XIII и в XIV веке.


Так, ещё в конце XIII века при отце Ивана Калиты «некто от славных Бояр Черниговских, именем Феодор... переселишася в град Москву». С этим боярином, конечно, пришли и его люди, что обеспечило ему видное положение среди московских бояр. При московском князе Иване Калите переселился в Москву «некто от Киевских благоплеменных Вельмож служити, Родион Нестерович... и с ним же Княжата и Дети Боярския и двора его до тысящи и до семи сот» . Родион в дальнейшем оказал большие услуги  Калите в его борьбе с Тверью. При князе Дмитрии Ивановиче в Москву переселился знатный волынский боярин Дмитрий Боброк. Он также скоро занял высокое положение в Московском княжестве, известен был и как опытный полководец. Дмитрий Боброк участвовал со своими волынцами в Куликовской битве, причём исход сражения был решён ударом засадного полка, который он фактически возглавлял.


В битве на Куликовом поле участвовали и литовские князья, с которыми пришли белорусы и малороссы — жители Чернигово-Северской земли. В 1408 г. в Москву прибыла большая группа князей и бояр  из Малороссии, с ними был целый полк из черниговцев, северцев и стародубцев. В XV веке известны также многочисленные случаи переходов к московскому князю отдельных западных и юго-западных русских феодалов со всеми их землями. Подобные переходы феодалов часто были связаны с переселениями сотен и тысяч крестьян и горожан.


Как для великорусской ветви единого русского народа борьба за политическое объединение Руси была одновременно борьбой за освобождение от ига Золотой Орды, так и для малороссийской и белорусской ветви стремление к воссоединению было неразрывно связано с борьбой за освобождение от оккупантов, за обеспечение своего существования и национального развития.


Русская реконкиста


 «Русские,— писал один краковский каноник,— не поддаются никакому убеждению... Едва только великий князь литовский... начал... обращать их — русских – к единству римской церкви, как князья и вожди их с яростию поспешили передаться к московскому великому князю, защитнику их схизмы...»


Зимой 1480 года феодалы русских земель в Литве сделали попытку перейти со своими землями и подданными в состав Российского государства. Это проявилось в переходе к Москве князей Глинского и Вельского с их «отчинами» (Чернигово-Северская земля). В конце 80-х — начале 90-х годов XV века целые земли и города «отказывались» от короля Казимира.


К концу XV — началу XVI века движение среди западнорусского населения за воссоединение с Россией ещё больше усилилось. В конце 1499 года князь Вельский просил Ивана III, чтобы он «пожаловал... и с вотчиною взял на службу». Вельский жаловался, что в Литве на русских людей «пришла великая нужа о греческом законе». За этим последовали обращения и переходы многих других верховских и чернигово-северских князей. Весной 1500 г. это движение уже приняло открытый характер. Города Чернигов, Стародуб, Путивль, Новгород-Северский с их землями перешли к России. Эти переходы полностью поддерживались местным населением.


Следует отметить, что стремление к воссоединению теперь находило мощную поддержку и со стороны Российского государства. Поддержка эта диктовалась государственными интересами; она основывалась также на связях и на сознании единства происхождения, которое жило и в массах русского народа.


Уже в 80-х годах XV века русское правительство стремится создать антиягеллоновскую коалицию, имея в виду добиться возвращения всех древнерусских земель, отнятых Литвой и Польшей. Даже неудача с союзом против Ягеллонов не задержала перехода России к активной политике в этом направлении. В 1492 г. Великий Князь Московский Иван III (Рюрикович) требует от литовского великого князя: «...и ты бы наших городов и волостей наших земель и вод, которые держиш за собою, нам поступился» .


В 1500 г, началась война между Литвой и Россией. В короткий срок с помощью местного населения русские войска заняли  обширные территории. При полном содействии малороссов был освобождён весь бассейн реки Десны (Чернигово-Стародубское и Новгород-Северское княжества). Победы русских войск на реке Ведрошь, а затем под Мстиславлем закрепляли переход этих земель к России.


Литва вынуждена была в 1503 году просить перемирия. По этому перемирию древнерусские города и земли назывались уже не «отчиной» (собственностью), а только «землями» Литвы. За Россией были оставлены, обширные княжества — Чернигово-Стародубское и Новгород-Северское, а также город Любеч на Днепре и город Путивль на речке Сейм. В этой части России границы её подходили к Днепру. Киев отстоял теперь в 40—50 км от русской границы, что имело важное стратегическое значение. Так в начале XVI века Российское государство сделало первую попытку начать воссоединение  русского этноса.


И после этого русское правительство продолжало напоминать Литве и Польше о возвращении всех захваченных ими древнерусских земель. Все эти земли объявлялись «отчиной» Руси на основании как этнической принадлежности их населения, так и их прошлого. «Не то одно наша отчина, коя городы и волости ныне за нами: и вся Русская земля, Киев и Смоленск и иные городы, которые он за собою держит к Литовской земле... из старины... наша отчина». «Каждому отчизна своя мила и каждому своего жаль»,— объясняли русские дипломаты литовским правителям.


В 1507 г. возобновилась война с Литвой. Население в Белоруссии и на Киевщине под руководством бояр Глинских (1508 г.) восстало против господства Литвы за переход этих земель в состав России. По миру 1508 г. Чернигово-Северская земля осталась за Россией.


Не забывают в России и Галицию. В 1563 г. послам короля Сигизмунда II Августа было предъявлено требование возвратить России все русские земли. Русское правительство составило полный список городов, которые оно требовало возвратить, в том числе и галицийские — Перемышль, Львов и Галич. Этот вопрос русское правительство считало для себя настолько важным, что в ходе переговоров в течение нескольких месяцев не снимало его с обсуждения.


Обосновывая свои права на эти города, правительство объясняло, как они были отторгнуты: «...а те городы,— заявляли русские дипломаты,— искони русских государей...  а зашла та вотчина за государя вашего... некоторыми незгодами после Батыева  пленения,  как безбожный Батый многие грады русские попленил, и после того потому от государей наших... те городы поотошли»


Русское казачество


Переселения  малороссов в Северо-Восточную Русь, которые начались в XIV веке, не прекращались и в XVI веке. Однако теперь в этом движении появился ряд новых черт. Если в XIV—XV веках переходили феодалы, присоединяя свои земли к Московскому княжеству или поступая на службу со своими людьми, и переселялись одиночки — беглые крестьяне и горожане, то в XVI веке наблюдаются уже массовые переселения в пределы Российского государства малороссов, в первую очередь казаков.


Вместе с выходцами из великорусских земель казаки собирались в «диком поле» пограничья, предлагая правительству свои услуги в качестве служилых людей, заявляя о своей готовности нести пограничную службу, защищать рубежи Российского государства. Так, в 1589 г. на речку Северский Донец переселилось около 700 казаков. Здесь следует отметить, что приём казаков на пограничную службу впервые введён был в Российском государстве задолго до создания реестрового казачества польским правительством.


После Люблинской унии в 1569, когда Малороссия стала юридически подчинённой Польше, на южнорусских землях началась политика ополячивания русских. В 1596 г. на специально созванном польским королём Сигизмундом III церковном соборе в Бресте была официально объявлена церковная уния, вошедшая в историю под названием Брестской. Уния провозглашала подчинение православной церкви католической и признание папы римского главой униатов. Православная церковь объявлялась еретической. Против православного духовенства, стали применять репрессии. Брестская уния должна была окончательно разорвать и церковные связи Западной Руси с Россией.


В борьбе с католицизмом и ополячиванием в это время в Малороссии возникла значительная полемическая литература, в издании которой большую роль сыграли братства — организации оппозиционно настроенных  к Польше горожан. С особой остротой и горячностью обличал ренегатов — светских и духовных феодалов  -  афонский монах-публицист, уроженец Львова Иван Вишенский. В ряде своих произведений («Послание до епископов» и др.) Вишенский выступает за свободу «Руси», «Малой России», «народа русского», за «народу русского вольности».


О двух частях «народа росского» — «Великой России», которая «и до селе квитнет» (цветёт), и о «Малой России», составляющих единое целое, говорится, например, в  произведении Архимандрита Киево-Печерской Лавры Захарии Копистенского «Палинодия или Книга Обороны святой апостолской Всходней церкви» (1619—1622 гг.). В ней архимандрит с гордостью  рассказывает  об успехах Российского государства как о «сильном муре (стене) медяном», о Москве, где «суть люде мудрий».


Но не только словом боролись малороссы с дерусификацией своей земли. В конце 1591 г. в Малорссии началось движение под руководством старшего реестровых казаков Криштофа Косинского. С запорожскими казаками, а также с крестьянами и мещанами Косинский напал на город  Белая Церковь и разгромил владения волынского воеводы князя Януша Острожского и его помощника князя Дмитрия Курцевича-Булыги.


Некоторое время спустя Косинский установил связи с русским правительством царя Фёдора Ивановича. Криштоф Косинский и восставшие просили царя принять их в подданство. За это Косинский безоговорочно передавал России территорию, которую восставшие очистили к тому времени от поляков. Поскольку переход освобождённых земель в состав России был крайне выгоден Москве, русское правительство быстро ответило согласием на обращение казацкого вождя.


Отвечая Косинскому и запорожцам, Царь Федор впервые назвал себя государем в том числе и южнорусских земель. Российское государство признавало Запорожье и всё Поднепровье своим владением, а запорожцев принимало к себе на службу и назначало им жалованье. Князь Александр Вишневецкий, сообщая об этом польскому канцлеру Замойскому, в своём письме 13 мая 1593 г. писал: «На этом он (Косинский.— прим А. И.) принёс присягу и великому князю московскому со всем своим войском и передал уже всё пограничье больше чем на 100 миль на тех границах. В своей грамоте к ним великий князь уже именовал себя царём запорожским, черкасским и низовским и послал на Запорожье сукно и деньги».


В мае 1593 г. Косинский в сражении под Черкассами был убит, а восставшие вскоре потерпели поражение от польских войск. Однако смерть  Криштофа не остановила национальной борьбы за единство Руси. В июне 1594 года казачий атаман Северин Наливайко призвал запорожцев выступить против польского владычества в Малороссии. Восстание Наливайко охватило и Киевское Полесье, Волынь, а затем и Белоруссию. Польское правительство бросило крупные силы на подавление национального движения. Во главе карательной армии был поставлен польский полководец Станислав  Жолкевский.


Во время восстания среди боровшихся наметились два течения: одни предлагали сразу переселиться в пределы Российского государства и просить защиты у русского царя; другие же, во главе с Наливайко, настаивали на продолжении борьбы. Но при этом нужно понимать, что Северин, как и все повстанцы, стремился к объединению Руси. В этом убедились русские дипломаты, возвращавшиеся в 1596 г. в Москву из Австрии. Они доносили царю: «А хочет (Наливайко. —  прим. автора) итти на твоё государево имя   со всеми прежними своими Черкассы...». Гонец австрийского императора Ян Прочинский, проезжавший во время восстания через территорию Малороссии, тоже подтверждает, что среди  восставших были распространены  подобные настроения.


Под давлением поляков повстанцы вынуждены были отступить на Левобережье Днепра. Это направление было выбрано не случайно. Восставшие переносили борьбу ближе к русским границам, надеясь предоставлением убежища в случае поражения.


Но большинству из восставших дойти до России было не суждено. Они были окружены польскими войсками на Левобережье Днепра, под городом Лубны на реке Солонице. Осаждённые повстанцы (особенно крестьяне с семьями и бедняки-казаки) оказались в очень тяжёлых условиях. Вспыхнула вражда и недоверие между отдельными группами воставших. Через некоторое время по требованию Жолкевского зажиточными казаками были выданы руководители восстания, в том числе и Наливайко.


Но эта неудача не сломила волю малороссов к свободе и русскому единству. Впереди поляков ждали действительно крупные неприятности...


(продолжение следует)



Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх