,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Второй фронт Великой Отечественной
  • 22 августа 2010 |
  • 22:08 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 23528
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Второй фронт Великой Отечественной


Восьмого августа 1945 года СССР во исполнение своих союзнических обязательств объявил состояние войны с Японской империей. Но было бы неверно рассматривать весь предшествующий период Второй мировой как период мира на нашей дальневосточной границе. В августе 45-го наступила развязка длившегося больше десяти лет противостояния.

Формально СССР и Япония оказались в состоянии войны только с 9 августа 1945 года. Все предшествующие вооружённые конфликты между двумя государствами протекали без объявления войны.

В 1925 году Япония согласилась увести свои войска с севера Сахалина и признала советский суверенитет над этой частью острова. Однако взамен СССР предоставил там Японии ряд концессий на разработку нефтяных и угольных месторождений сроком до 1995 года (были ликвидированы в 1944 году).

С 1931 года, когда японские войска оккупировали Маньчжурию, Советский Союз стал испытывать возрастающее давление на своих дальневосточных границах. В 1935 году СССР продал за бесценок Японии (формально – Маньчжоу-Го) принадлежавшую ему Китайско-Восточную железную дорогу (КВЖД), чтобы получить с неё хоть какую-то выгоду, так как считалось, что рано или поздно Япония может отнять её силой. С 1935 года неуклонно возрастало число инцидентов на границе между СССР и Монголией – с одной стороны и Маньчжоу-Го – с другой. В июле-августе 1938 года произошёл первый конфликт с участием советских и японских регулярных войск у озера Хасан.

В мае 1939 года на реке Халхин-Гол в Монголии развернулись крупные военные действия. Они продолжались пять месяцев, в них с обеих сторон участвовало в общей сложности более 200 тысяч человек, большое количество военной техники, включая тяжёлую артиллерию, танки и самолёты. 15 сентября 1939 года был подписан советско-японский протокол об урегулировании конфликта.

Важную роль в прекращении боевых действий сыграло заключение 23 августа 1939 года советско-германского договора о ненападении, сорвавшего возможность совместной агрессии германских и японских фашистов против СССР.

После него в Токио заговорили даже о «предательстве» Берлина и временно отозвали японского посла из Германии.

В начале 1941 года, в преддверии неизбежного нападения гитлеровской Германии на СССР, перед нашей страной вновь встала угроза войны на два фронта. В этих условиях чрезвычайно важным становилось обезопасить себя со стороны Японии. Это желание советского руководства находило встречное движение Японии, которая в преддверии войны с США и Англией также желала заручиться невмешательством СССР. При этом обе стороны хотели оставить себе руки свободными на случай непредвиденных обстоятельств. Поэтому между СССР и Японией (13 апреля 1941 г.) был подписан пакт не о ненападении, а лишь о нейтралитете, который оставлял более гибкие рамки взаимного поведения. Поэтому угроза японского нападения не была окончательно снята, что и подтвердили события вскоре после вторжения германских войск в нашу страну 22 июня 1941 г.

Уже 24 июня в ответ на запрос посла СССР в Токио Сметанина о том, как будет вести себя в новой ситуации Япония, министр иностранных дел Японии Мацуока разъяснил, что в основе внешней политики его страны лежит пакт трёх держав (Германии, Италии и Японии). Если данная война и пакт о нейтралитете вступят в противоречие с основами японской политики и тройственным пактом, то Япония не сможет оставаться нейтральной. А на следующий день Мацуока заявил на заседании координационного комитета правительства и военной ставки: «Когда Германия победит и завладеет Советским Союзом, мы не сможем воспользоваться плодами победы, ничего не сделав для неё. Мы можем либо пролить кровь, либо прибегнуть к дипломатии. Лучше пролить кровь». 2 июля председатель тайного совета при императоре Хара откровенно высказался за скорейшее объявление войны Советскому Союзу. В тот же день Мацуока вновь заявил советскому послу, что Япония считает себя свободной в решении вопроса, что является для неё приоритетным: соблюдение пакта о нейтралитете с СССР или союзнические обязательства перед Германией.

Летом 1941 года японская Квантунская армия в Маньчжурии получила значительные пополнения. Штаб армии планировал 29 августа начать вторжение в Советское Приморье. Вопрос об объявлении войны Советскому Союзу стал предметом острых дебатов на заседаниях координационного комитета правительства и ставки в Токио 1 и 4 августа 1941 г. После продолжительной дискуссии верх взяли сторонники сохранения нейтралитета с СССР (пока не обозначится окончательная победа Германии) при одновременной подготовке к войне с США, которая становилась приоритетной.

Агрессивный план против СССР под кодовым названием «Кантокуэн» («Особые манёвры Квантунской армии») было решено привести в действие только когда Россия, разгромленная Германией, как «спелая хурма» упадёт в руки японских империалистов.

Этот момент, как мы знаем, так и не наступил.

Обычно считается, что в разгар битвы за Москву Сталин пошёл на масштабную переброску войск с Дальнего Востока и почти полностью оголил советско-маньчжурскую границу. Цифры свидетельствуют, что размер и риск этой операции традиционно несколько преувеличиваются. За всё время войны с Германией из состава Забайкальского и Дальневосточного военных округов было переброшено на запад в общей сложности 34 дивизии, 19 бригад и 8 отдельных полков общей численностью 345 тысяч человек. Но при этом к окончанию войны в Европе, до начала переброски оттуда войск на Дальний Восток, в составе сухопутных сил этих двух восточных округов оставалось 975 тысяч человек. В них насчитывалось более 3000 танков и самоходно-артиллерийских установок, свыше 8000 орудий полевой артиллерии.

Так что дальневосточная граница СССР всю Великую Отечественной войну оставалась надёжно прикрытой. Более того, имевшаяся там группировка позволяла рассчитывать если не на быстрый разгром Квантунской армии, то, по крайней мере, на успешную оборону советского Дальнего Востока от японского вторжения. Именно данное обстоятельство, а не наличие пакта о нейтралитете, решающим образом повлияло на окончательное решение японских правящих кругов не нападать на СССР.

Конечно, можно быть уверенным, что в случае ещё худшей ситуации на фронтах Великой Отечественной войны Сталин бы смог пойти на более крупную переброску войск с Дальнего Востока. Ведь на советско-германском фронте шла борьба за само существование нашей страны. Советский вождь мог рассудить, что Москва для России, в конце концов, важнее Владивостока. Но победа под Москвой избавила его от этой дилеммы.

Наличие во все годы Великой Отечественной войны почти миллионной советской армии на Дальнем Востоке показывает, что здесь, хотя и в латентной форме, в 1941-1945 гг. существовал один из крупнейших фронтов всей Второй мировой войны.

Но после 7 декабря 1941 года возникла новая опасность вовлечения СССР в активную войну на Дальнем Востоке – со стороны США. Белый дом делал неоднократные попытки склонить СССР к шагам, несовместимым с нейтралитетом в отношении Японии, в обмен на то, что США помогают нашей стране в войне с Германией. В ход шли требования предоставить американцам военно-воздушные и военно-морские базы на нашем Дальнем Востоке, а также откровенные провокации.

Уже 8 декабря 1941 года президент США Ф. Рузвельт передал через советского посла Литвинова предложение правительству СССР предоставить американской авиации базы на нашей территории, а также выступить с совместным коммюнике по поводу японского нападения на Пирл-Харбор. В.М. Молотов решительно отверг американское предложение, резонно указав на то, что оно нарушает пакт о нейтралитете с Японией.

19 января 1942 года радио Сан-Франциско сообщило, что вопрос о предоставлении Советским Союзом баз для американской авиации якобы обсуждался на встрече посла США в СССР с заместителем наркома иностранных дел Лозовским. Это известие вызвало резкие объяснения министра иностранных дел Японии Того с нашим послом Сметаниным, который заверил, что ему о подобных консультациях ничего неизвестно.

Однако 27 февраля 1942 года госсекретарь США Уэллес передал через нашего посла Литвинова официальную просьбу США на этот счёт, причём увязал её выполнение с открытием второго фронта в Европе, которого добивалась советская сторона. То есть вопрос ставился так: мы высадимся в Европе, если вы в свою очередь вступите в войну с Японией. Разумеется, такая постановка вопроса была отвергнута советским руководством. Кроме того, вопрос о присутствии иностранных, пусть и союзных, войск на территории СССР всегда рассматривался через призму сохранения советского государственного суверенитета. Поэтому американцы так и не получили этих баз.

Но при этом, чтобы не дать американцам повода упрекнуть его в несоблюдении союзнических отношений и на этом основании отказаться от помощи Советскому Союзу, Сталин был вынужден время от времени давать обещания вступить в войну с Японией как только позволит обстановка на советско-германском фронте. Первый намёк такого рода советский руководитель сделал уже 20 декабря 1941 года во время визита в Москву министра иностранных дел Великобритании Энтони Идена, когда сказал, что «не исключает» в будущем вступления в войну против Японии на стороне союзников.

В августе 1942 года Сталин в беседе со спецпредставителем президента США А. Гарриманом высказался в том духе, что СССР объявит войну Японии, «когда созреют условия». Это своё намерение советский вождь подтвердил в беседе с военным спецпредставителем Рузвельта генералом Хэрли в ноябре 1942 года, причём конкретизировал условия вступления СССР в войну против Японии, а именно: после разгрома Германии. Таким образом, ещё за год до Тегеранской конференции (ноябрь 1943 г.) англо-саксонские державы уже имели заверения Сталина о вступлении СССР в войну с Японией и указанием конкретных условий, когда оно состоится.

Несмотря на это, США предпринимали все усилия, чтобы втянуть СССР в войну с Японией ещё до того, как будет разбита Германия.

Все известные случаи потопления советских кораблей в 1941-1945 гг. в Тихом океане и его морях (всего доказанных случаев – шесть), приписывавшиеся ранее японским субмаринам, оказываются результатом действий экипажей подводных лодок США!

И далеко не всегда эти случаи можно списать на то, что американские экипажи ошиблись в идентификации судов. Ибо некоторые из этих судов ранее принадлежали торговому флоту США, а на время войны были зафрахтованы Советским Союзом для доставки грузов по ленд-лизу во Владивосток. Совершенно очевидно, что подобными инцидентами США рассчитывали спровоцировать военный конфликт между СССР и Японией, логично полагая, что случаи потопления, скорее всего, будут приписаны Советским Союзом японской стороне.

«В целом за период 1941-1945 гг., – пишут современные исследователи этой проблемы, – американские подводные лодки потопили в Тихом океане 6 советских судов – 5 грузовых общим тоннажем 28 684 брт и 1 рыболовный траулер. При этом погибло 128 находившихся на борту в момент потопления советских граждан, в том числе 21 женщина и 3 детей. Хотя в тот же период ДГМП [Дальневосточное государственное морское пароходство] потеряло от действий японской авиации 2 корабля – «Перекоп» и «Майкоп» и [от действий японской] артиллерии – «Кречет», в результате проведённых в последние годы исследований стало известно, что за всю войну на Тихом океане командование подводных лодок японского флота… не потопило ни одного советского судна. Советские суда также, как правило, опасались проявлять враждебность до начала войны с Японией в августе 1945 г., стремясь избежать поводов для её вступления в войну против СССР на стороне Германии. Однако в 1942 г. всё же имело место исключение из этого правила, когда советский пароход «Уэлен» потопил у берегов Австралии японскую подводную лодку и советские моряки были награждены за это правительственными наградами» (К. Черевко, А. Кириченко. Советско-японская война: Рассекреченные архивы. М., 2006. С.173).

Давая обещание об объявлении войны Японии Сталин заручился встречным обещанием своих западных союзников, что при заключении мирного договора те поддержат передачу Советскому Союзу южной части острова Сахалин и Курильских островов, а также рекомендуют Китаю согласиться передать СССР в аренду Ляодунский полуостров с военно-морской базой Порт-Артур и портом Дальний после его освобождения от японцев. Тем не менее, ряд существенных территориальных вопросов не был оговорен до самого момента принятия капитуляции японских войск.

9 августа 1945 года началась операция советских сухопутных войск против Квантунской армии. Всего за шесть дней она была фактически разгромлена.

Поражение от Красной Армии в Маньчжурии стало единственным крупным поражением японских сухопутных сил за всю Вторую мировую войну.

Квантунская армия представляла собой одно из самых боеспособных объединений японских сухопутных сил. По численности она уступала японским войскам, сосредоточенным для обороны метрополии, а также ведших боевые действия против китайской армии. Но в состав Квантунской армии входили наиболее мобильные и опытные части японских сухопутных сил. Квантунская армия прикрывала с севера японскую «сферу сопроцветания Великой Восточной Азии». Следует заметить, что, в то время как японские флот и авиация были к этому моменту фактически уничтожены американцами, японская сухопутная армия ещё ни разу не была побеждена в крупном сражении. Эту победу над ней во Вторую мировую войну одержала только советская армия.

Правда, масштабы этой победы, так же, как и размеры противостоявшей Красной Армии группировки японских войск, долгое время преувеличивались. Их оценивали главным образом на основании данных о численности Квантунской армии в 1941-1942 гг., когда она готовилась к возможным активным действиям против СССР. Но дело в том, что к лету 1945 года Квантунская армия значительно сократилась в числе. Ряд соединений был переброшен на другие театры – в первую очередь, в Восточный и Южный Китай, а также на Японские острова. Авторы упомянутой выше книги, изучив японские архивные документы, приходят к выводу, что 9 августа 1945 года Квантунская армия насчитывала уже всего 713 тыс. человек, причём к активным боевым элементам из них относилась только половина этого числа.

Тем не менее, именно вступление СССР в войну против Японии стало той «соломинкой, которая сломала спину верблюду», то есть, в данном случае, побудила правящие круги Японии принять решение о капитуляции. А отнюдь не американская атомная бомбардировка Хиросимы, как это постоянно пытаются доказывать не только на Западе, но и кое-кто у нас!

Дело в том, что для японского руководства атомная бомбардировка Хиросимы в тот момент была всего лишь «одной из множества» бомбёжек, которым американцы непрерывно подвергали Японию в 1945 году!

8 марта 1945 года американская авиация стёрла с лица земли Токио. При этом погибло 83 тысячи жителей. С этим числом было вполне сопоставимо около 60 тысяч погибших (в первый момент) при атомном взрыве над Хиросимой.

Не сразу японские руководители узнали, что в этот раз не было никакого массированного налёта, а дело ограничилось всего одной бомбой!

Когда 8 августа об этом обстоятельстве доложили императору Хирохито, он сказал: «Если противник применяет такого рода оружие, войну продолжать невозможно. Но для того, чтобы добиться выгодных условий, немедленно прекращать войну нельзя». А уже 9 августа на заседании Высшего совета по руководству войной премьер-министр Судзуки был вынужден объявить: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны».

Есть основания полагать, что если бы не объявление японского императора о согласии капитулировать, сделанное 15 августа, то военная операция советских войск могла продлиться существенно дольше. Но и представлять военные события с 15 августа по 2 сентября лишь как принятие советскими войсками капитуляции японских вооружённых сил нельзя! Дело в том, что японские части прекращали сопротивление только по приказу своего непосредственного начальства, а не императора. Поэтому ожесточённые бои продолжались и после 15 августа не только на ряде участков в Маньчжурии, но и на Южном Сахалине и на Северных Курилах.

Но при этом уже к 15 августа советские войска на направлениях главных ударов вклинились в японскую стратегическую оборону на 150-300 км. Наступая по сходящимся направлениям, они наполовину сократили то расстояние между ними, которое было до начала операции. Поэтому спустя неделю после объявления войны Квантунская армия находилась уже под угрозой стратегического окружения. Её фронт был прорван во многих местах и сопротивление разбилось на ряд не связанных между собой участков. Её окончательное поражение стало фактом ещё до императорского приказа о капитуляции.

По ходу дела СССР и США пришлось решать вопрос о разграничении зон принятия капитуляции японских вооружённых сил. Первоначально США собирались оккупировать не только собственно Японские, но и южные острова Курильской гряды. С другой стороны, по приказу Сталина Василевским готовилась десантная операция на севере острова Хоккайдо. Заодно возник вопрос о делимитации зон ответственности на Корейском полуострове. В конце концов, в результате обмена телеграммами, Сталин и Трумэн договорились (только 17 августа!), что Корея будет разделена по 38-й параллели, а все Курильские острова будут заняты советскими войсками. Но советское предложение «помочь» американцам принять капитуляцию японцев на Хоккайдо Трумэн категорически отклонил.

Мирный договор был подписан в 1951 году без участия Советского Союза, что, как известно, до сих пор побуждает Японию выставлять претензии на Южные Курилы. Эта проблема вообще основана на некоторых недоразумениях, которые, как ни странно, поддерживаются не только японскими, но и некоторыми нашими «экспертами».

Первое недоразумение – что между Россией (как правопреемницей СССР) и Японией до сих пор формально не прекращено состояние войны, ибо не подписан мирный договор.

Второе недоразумение – что современная Япония имеет формально-правовую связь с той Японией, что до 1945 года владела Южным Сахалином и Курильскими островами.

Претензии Японии на «северные территории» нередко обосновываются некими «историческими правами» – дескать, Япония владела ими ещё в XIX столетии.

Формально-правовое существование той Японии, а заодно и всех международных состояний, связанных с нею, в том числе и состояния войны СССР с Японией, было прекращено актом о безоговорочной капитуляции Японии 2 сентября 1945 года.

Акт о безоговорочной капитуляции кладёт конец существованию государственности. По милости победителя государственность может быть учреждена заново. Так было и с Японией после Второй мировой войны, когда её переучредил один из её победителей – США, продиктовав ей конституцию. Современное международно-правовое положение Японии основано исключительно на этой её конституции и на заключённых ею лишь после этого момента международных договорах. К их числу относится и Сан-Францискский договор 1951 года, по которому Япония отказалась от любых претензий на все Курильские острова.

Об этих простых фактах нужно помнить, отмечая начало победной Маньчжурской кампании советских войск – заключительной во Второй мировой войне.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх