,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Апология капитализма
0
Апология капитализма

Не так давно мне «посчастливилось» увидеть из окна маршрутки умопомрачительную рекламу. На огромном щите крупными яркими буквами было написано: «Человек может обходиться без пищи 30 дней, без воды – 3 дня, а без воздуха – не более 3-х минут. Покупайте вентиляторы...» такой-то фирмы! Очевидно, что этот «шедевр» рекламного искусства рассчитан на олухов: вентиляторы, как известно, воздуха не производят, но только перегоняют его из одного места в другое, если он, разумеется, есть. В космическом пространстве, например, этот крайне необходимый в нынешнюю жару бытовой прибор совершенно бесполезен.

А вспомнил я об этом курьезе потому, что с некоторых пор в газете «2000» стало какой-то скверной традицией публиковать статьи, в точности повторяющие методику работы вышеописанного рекламного агентства. Вот два свежих примера такого рода.

Частый гость блока «Свобода слова» Петр Петров недавно снова отличился своей дежурной статьей «Сверхчеловек и плохие танцоры» («2000», №24, 2010 г.), в которой совершенно справедливо подверг уничтожающей критике человеконенавистническую идеологию пана Стретовича и ему подобных деятелей, измышляющих совершенно дикие исторические концепции. Критиковать националистов действительно есть за что, и в этой части я вполне солидарен с автором. Но только до тех пор, пока он в запале своего благородного гнева не переступает невидимую мировоззренческую черту, за которой его политическая и нравственная позиция уже ничем не отличается от позиции того же Владимира Стретовича. Он пишет: «В борьбе против шакальего злорадства мне не зазорно считаться сталинистом, да и кем угодно (но только в отношении такой борьбы, ибо человек, определяющий себя однозначно, подобен тому, кто добровольно запирает себя в клетке)». Да уж, тянет от этой, с позволения сказать, философии морального релятивизма тем еще душком: «Цель оправдывает средства!»

Для того чтобы поставить на место зарвавшихся и завравшихся местных нацистов вовсе не обязательно менять свои убеждения. Это, во-первых. Во-вторых, человек, не выработавший в себе твердых нравственных принципов, подобен политическому флюгеру Л. Кравчуку, который всегда держит нос по ветру. И, в-третьих, самое главное, чего не видит Петр Петров: типы мировоззрений большевиков-интернационалистов и самостийников-националистов подобны с точностью до сверхценности: у коммунистов это социальное и национальное равенство, а у националистов – социальное неравенство и национальное превосходство. И то, и другое неизбежно порождает идеологию тоталитаризма: либо интернационального (всемирный коммунизм), либо национального (украинский фашизм). И хотя коммунистическая идеология содержит в себе добрые (но идеалистические!) представления о человеке, а националистическая – злые (шовинистические), практическая реализация их приводит к построению одного и того же тоталитарного ада на земле.

Вот тут-то и обнаруживается добросовестное, в лучшем случае, заблуждение недавнего бенефицианта газеты «2000», или злонамеренное лукавство, – в худшем. Сам-то он «не хотел бы быть человеком-функцией, находиться в обществе Сталина, под его влиянием или руководством», но почему-то очень рекомендует его всем остальным?! Не дав себе труда разобраться в том, как этот дьявол в человеческом обличье сумел узурпировать власть в огромной России, он берется оправдывать его варварские методы управления государством якобы исторической необходимостью?? Если это шутка, то очень дурная шутка: хвалить бандита, только что разбившего вам голову за то, что он дезинфицирует спиртом нанесенную им же рану, извините, не за что! Если перед вами, конечно, не клинический идиот.

Раз попавшись в мировоззренческую ловушку, товарищ Петров своими же руками и с коммунистическим энтузиазмом продолжает углублять и расширять ее: «А дальше совсем уж крамольный вывод о том, что в своем, очевидно, не безоблачном будущем человеческое общество непременно обратиться именно к коммунистическим формам общежития и соответствующим способам преодоления глобальных проблем». Более того, он, как и следовало ожидать, развивая свою чудовищную логику, договаривается до открытой пропаганды мистических корней архаических культов: «Сталин был по сути сверхчеловеком, а его судят и распинают заурядные человеки». Как говорится, приехали! Личное тоталитарное шило бенефицианта таки вылезло из его старомодного схоластического мешка. Остается только пожелать товарищу Петрову мысленно примерить на себя, хотя бы на часок, гулаговский клифт и гулаговские же шкары и попытаться сбацать в этом развеселом прикиде лагерную чечетку где-нибудь в «солнечном Магадане». Вот тогда и выяснится, что именно мешает не только плохому танцору, но и некудышнему памфлетисту!

Второй пример (Олег Качмарский, «СССР погубила метафизика», «2000», №29-30, 2010 г.) гораздо занятнее предыдущего, но страдает теми же недостатками. Надо отдать автору должное, он не призывает держать нос по ветру, а честно и определенно заявляет свою идеологическую позицию, разбивая ее на две части. Первая: «В основе советской системы лежала идея всеобщей справедливости, и при всех нарушениях и отклонениях идея эта действовала и освещала течение жизни». Вторая: «...капиталистическая система в чистом виде – так называемый дикий (или либеральный) капитализм – и до 1917-го, и после 1991 г. имеет абсолютно черное нутро, в котором и близко нет места идее всеобщей справедливости». Самое время вспомнить о курьезной рекламе. О какой справедливости бает товарищ Качмарский? Может, она была во время октябрьского переворота? Или объявилась во время гражданской войны? Или вдруг родилась в недолгие годы НЭПа? О временах индустриализации – коллективизации и Отечественной войны, вплоть до смерти Сталина, я уж и не говорю. Так, может быть, она сама собой возникла от хрущевской «оттепели»? Или от брежневского застоя? Или от горбачевской перестройки? Как говорят в Одессе, не морочьте нам спину, дорогой товарищ! Идея всеобщей справедливости, о которой вы так беспокоитесь, имеет такую же ценность в политике, как идея флогистона в термодинамике! Сообщаю вам, что за все время существования на Земле вида Homo sapiens справедливости не случилось ни разу, нигде и никогда! И не потому, что мы такие дикие, но потому что таковы законы мироздания! Или кто-нибудь думает, что в этом мире позволено все?

Если коротко, то сама суть мертвой и живой природы (в том числе и социума) состоит в непостижимом никаким рациональным разумом бесконечном множестве непрерывно идущих неравновесных и неоднородных процессов, которые выступают перед нашим сознанием непрерывной чередой самопорождающихся, самоизменяющихся и самоуничтожающихся феноменов. Иначе говоря, полное социальное равенство равносильно смерти, а любые попытки установить его – самоубийству! Общество питается внешним хаосом, строя себя из него, и, в свою очередь, производя собственный хаос, выбрасываемый во внешнюю среду. Стоит только бездумно вломиться в эту великолепную систему мироздания, разумеется, с целью улучшения ее, как мы тут же получим обреченную на самоуничтожение тоталитарную систему.

Далее, человек лишенный собственности, как это было в Советском Союзе, – раб по социальному статусу. Он жив до тех пор, пока его хозяин-рабовладелец считает полезным для себя кормить его. Или кто-то еще думает, что в СССР было бесклассовое общество? Надо ли кому-то еще напоминать те страшные годы, когда наш общий рабовладелец отказывал в элементарном пропитании десяткам миллионов чем-то ему не угодивших рабов? Такая, вот, она была советская «справедливость». И не потенциал у нее исчерпался в 1991 году, а в душах людей выгорел страх перед дьявольской системой насилия над человеческой природой. «Вентиляторы» советской власти исправно крутились, перегоняя метафизическую пустоту марксистско-ленинского учения из дежурных программ КПСС в головы простодушных и терпеливых граждан до тех пор, пока не кончилась еда. Тут-то «бобик» и сдох по тихому, потому что никто не захотел его спасать. Туда ему и дорога.

Да, капитализм – не рай, так ведь и люди не ангелы! Я тут в «Фактах» прочитал недавно заметку об одном несчастном бродяге, которому какие-то нелюди потехи ради отпилили ступни обеих ног, и окаменел от ужаса. И таких примеров – тьма! Тем-то и хорош капитализм, что он честно признает человеческое несовершенство, и как может защищает частные интересы. Он дает шанс всякому талантливому, работящему и активному человеку самому устраивать собственную жизнь, не дожидаясь общественного благославления. И, кстати, в капиталистическом мире гораздо больше справедливости, чем в любом тоталитарном государстве: свободный рынок куда проворнее и объективнее устанавливает цены на товары и услуги, чем тугодумный и неповоротливый Госплан. Я согласен с Игорем Шафаревичем в том, что капитализм, каким бы страшным он ни был, куда рациональнее, прагматичнее и гуманнее любой искусственной системы «социальной справедливости».

Сконструировать гибрид из так называемого советского социализма и капитализма никому не удастся. Никакой конвергенции не будет. И проблема не в нехватке чего-то там экзотического в социализме, а в принципиальной несовместимости коммунистической идеологии с биологической природой человека. В связи с этим, заявляю, что никакого «шведского социализма» в природе не существует, а есть образцовый высокоразвитый капитализм в Шведском королевстве. И Андрея Платонова товарищ Качмарский цитирует напрасно. «Влекущее чувство к машине» – это искусство для искусства, которое живо в человеке до тех пор, пока он сыт. Оголодает – быстро одумается, и станет правильно ударять по шляпке гвоздя за кусок хлеба.

Душещипательный опус Миколы Несенюка «Рідне місто. Те, що пам’ятаю», который подробно разбирает правоверный идеалист позднесоветского типа ничуть не задевает меня. Подумаешь, какая благодать, рабовладельцы, оказывается, заботились о здоровом образе жизни своих рабов. Скажу больше, они обеспечивали их работой, строили жилье, лечили, учили, почитай, даром, т.е. бесплатно ровно на столько, на сколько бесплатным был рабский труд. Люди того времени, бывало, даже песни веселые пели, во как! И что же в этом удивительного? Голодный и злой раб много не наработает, вот и приходилось о нем худо-бедно заботиться. Тут уж ничего не поделаешь: если рабовладелец хочет каждый день жрать черную икру, запивая ее коллекционными винами, то волей-неволей приходиться обеспечивать раба черным хлебушком.

И кое-что по разряду метафизики. Олег Качмарский пишет: «И еще возникает философский вопрос о соотношении собственности и свободы, о том, что собственность ограничивает свободу и что истинная свобода – понятие не правовое, но духовное». С духовидением и духоведением я разбираться не стану, в том числе и с совершенно неуместной в данном контексте цитатой – автоэпитафией Григория Сковороды, но кое-что о соотношении духовного и материального все-таки скажу. Уж и не помню, сколько лет тому назад я написал короткую эпиграмму, в которой подвел итоги своих размышлений по обсуждаемой теперь проблеме, и сделал такой вывод:

Мой стол для творчества – обеденный и всякий.
Дай бог ему и мне какую-нибудь пищу.
Сперва – духовную! Оголодав, однако,
Я передумал: хлеб полезнее и чище!

Вячеслав КРАВЧЕНКО
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх