,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


В справках ли дело?
  • 19 августа 2010 |
  • 12:08 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 17668
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
В справках ли дело?


В который раз перед повышением тарифов на жилищно-коммунальные услуги повторяется та же картина. Власть утверждает, что ничего страшного не произойдет, поскольку все нуждающиеся будут защищены субсидиями. Но оппозиция, а в данном случае и участвующие в коалиции коммунисты, говорит о тяжелейшем ударе по кошелькам населения, и в массах это мнение разделяют.

Теперешняя ситуация внешне отличается только тем, что власть развернула беспримерную пропаганду предоставления субсидий и облегчила положение их получателей. Так, согласно постановлению № 621 от 14 июля «Об усилении социальной защиты населения при оплате жилищно-коммунальных услуг» порог для получения субсидий семьями, где есть работающие, понижен с 20% до 15%, а для семей, где проживают одни пенсионеры и инвалиды, — с 15% до 10%.

Поскольку порог субсидий снижается раньше, чем повышаются тарифы, то для нынешних получателей этой помощи размер оплаты жилкомуслуг уменьшится уже сейчас, а после повышения расценок увеличиваться не будет. Видимо, на этот эффект Кабмин и рассчитывает.

А принятым 21 июля постановлением № 624 «Об организации работы по предоставлению населению жилищных субсидий в упрощенном порядке» правительство поручило Пенсионному фонду разослать пенсионерам бланки деклараций о доходах для оформления субсидий, образцы их заполнения, информационные материалы и оплаченный конверт, в котором можно будет отослать заполненные бумаги на адрес райсобеса.

Кроме того, гражданам теперь не нужно предоставлять справки из жэка об обеспеченности жилищно-коммунальными услугами. Эти справки жэки должны подать в собес по запросу последнего. Но утверждение о том, что теперь не требуются «справки из жэков, газконтор и водоканалов», в основном ошибочно. Почти все эти справки гражданам не нужно предъявлять еще с 12 декабря 2006 г. Тогда правительство антикризисной коалиции, возглавляемое Виктором Януковичем, и приняло постановление № 1703 «Об упрощении порядка предоставления населению субсидий», где возложило обязанность предоставления этих бумаг на предприятия, оказывающие данные услуги. После этого соответствующий раздел пункта 13 Положения о предоставлении субсидий стал звучать так:

«На запит відділів (управлінь) субсидій відомості для нарахування субсидій надають:

...про фактичне витрачання за попередній період газу, води, електричної та теплової енергії за наявності засобів обліку — організації, які надають ці послуги».

Однако вызывает удивление то, что и правительство, и его критики продолжают упорно утверждать, будто всю проблему создавало нежелание граждан собирать справки. Вот и Николай Азаров в программе «Экзамен для власти» на Первом Национальном сказал, что его поразило, как мало семей, живущих в Украине, получают в этом году субсидии. «Скорее всего, система назначения субсидий настолько тяжела, что люди решили: лучше я отдам 50 грн., переплачу, чем пойду оформлять эти субсидии». Неужели Николай Янович забыл, как уже упрощало предоставление такой госпомощи правительство, где он был первым вице-премьером? Трудно поверить, ибо проблема коммунальных тарифов, которые подскочили тогда процентов на 80, была для Кабмина самой главной. Конечно, отправить по почте справки о доходах, как предлагается сейчас (но только пенсионерам), все же несколько проще, нежели лично приходить с ними в отдел субсидий. Но все же главное упрощение было сделано еще в 2006-м, и для многих оно ничего не решает.

А премьер-министр, скорей всего, сознательно выводит на первый план ложную проблему, так как понимает, что никто из «экзаменаторов власти» не поднимет перед ним действительно острого вопроса. Вот и Леонид Гусак, резко критикуя правительство за повышение тарифов в прошлом номере, отмечает:

«Снижение порога, по нашему мнению, кардинально не изменит ситуацию, так как члены семей, в которых проживают большинство малоимущих пенсионеров, все равно не пойдут собирать многочисленные справки».

Да разве в справках дело! Убежден — поскольку сам оформлял субсидию в 2000 г., что один раз сходить и собрать 7 справок в жилищно-коммунальных предприятиях (квартплата, отопление, водоснабжение, канализация, газ, электроэнергия, а также справка из жэка о том, что ты потребляешь эти услуги) намного проще и менее унизительно, чем, например, в нынешнюю жару ежедневно выстаивать, торгуя на рынке. И главное — весь этот сбор в основном ушел в прошлое уже давно. Поэтому ни о каких многочисленных справках речь не идет! Каждому работающему получателю нужно сейчас всего лишь взять справку о доходах по месту работы, то есть ездить, как правило, никуда не надо!

Вопрос не в том, что государству по лени хотят дарить ежемесячно по 50 гривен (народ не настолько щедр), а в том, кому на самом деле полагается субсидия. И разговор о сложности получения справок и даже бланки, разосланные пенсионерам, — лишь фиговый листок, за которым правительство скрывает реальную проблему.

Только для официально работающих

Автор этих строк еще осенью 2006-го писал: «На практике система субсидий выполняла бы свою функцию, если бы украинская экономика соответствовала датской или шведской — не по уровню, а по соотношению между легальной и теневой. С первого взгляда очевидно, что субсидии не защищают большое число граждан, ибо огромное число семей, объективно нуждающихся в субсидиях, не могут их получать, поскольку хотя бы один из их членов не может предъявить справку о доходах» («Тарифный капкан и выборочная справедливость», «2000», №46 (342) 17 - 23 ноября 2006 г.). А все потому, что этот человек либо работает неофициально (без трудовой книжки), либо не работает вообще, но не является ни официально зарегистрированным безработным, ни пенсионером».

Так, читательница «2000» под ником «Алифтина» в комментариях к упомянутой статье Гусака написала (орфография и пунктуация приведены к литературной норме): «Я, например, точно останусь без субсидии. Мы с мужем на пенсии. Пенсии близки к самому минимуму. Но у нас есть дочь, которая работает без оформления. Зарплата у нее очень скромная, но из-за нее мы субсидию не получим. И потом, платить зимой полностью за отопление я не в состоянии. С введением пени придется просто голодать. Спасибо, дорогие «регионалы».

Может, читательница не права? Ведь в письмах, которые рассылает Пенсионный фонд, написано: «Если с Вами зарегистрированы и проживают лица трудоспособного возраста — приложите к Заявлению и Декларации справки об их доходах за предыдущие 6 месяцев». А если официальных доходов не было? Ведь известно, что, например, немало людей баллотировались в депутаты со справками об отсутствии доходов. И никто их с регистрации не снимал.

Однако никто не менял пункт 5 Положения о предоставлении субсидий, который гласит:

«Субсидія не призначається, якщо:

1. У житлових приміщеннях (будинках) зареєстровані працездатні громадяни працездатного віку, які не працювали і не навчалися у загальноосвітніх, професійно-технічних, вищих навчальних закладах I— IV рівня акредитації за денною формою навчання та не були зареєстровані у службі зайнятості населення як такі, що шукають роботу, протягом трьох місяців, що передують місяцю звернення за призначенням субсидії (крім громадян, які доглядають за дітьми до досягнення ними трирічного віку; громадян, які доглядають за дітьми, що потребують догляду протягом часу, визначеного у медичному висновку лікарсько-консультативної комісії, але не більш як до досягнення ними шестирічного віку; громадян, які мають трьох і більше дітей віком до 16 років і доглядають за ними; громадян, які доглядають за інвалідами I групи або дітьми-інвалідами віком до 18 років, або інвалідами I чи II групи внаслідок психічного розладу, або особами, які досягли 80-річного віку; а також фізичних осіб, які надають соціальні послуги)...»

Последний раз этот пункт пересматривался еще при Тимошенко (постановление правительства от 20 мая 2009 г. № 480). Изменения свелись к редакционной правке и расширению круга получателей гражданами, которые присматривают за душевнобольными инвалидами.

А то, насколько типична ситуация, изложенная в комментарии Алифтины, можно выяснить, используя материалы Госкомстата. Так, согласно докладу «Рынок труда в 2009 г.» уровень занятости среди трудоспособного населения (мужчины от 15 до 60 лет и женщины от 15 до 55) составлял 64,7%, а уровень официальной безработицы — 2,5%. Однако около 12,5% (3,5 млн. из 28 млн. с лишним) трудоспособного населения были заняты в неформальном секторе экономики. Поэтому на субсидии претендовать они не могут. Вероятно, что и часть граждан, причисленных Госкомстатом к формальному сектору, также де-факто являются неформальными работниками в том смысле, что не могут предъявить должных документов для оформления субсидий.

Среди прочих граждан трудоспособного возраста к неофициальным безработным (но безработным по методологии Международной организации труда) относилось 4,4%, а к экономически неактивному населению — 28,4%. Правда, среди последних есть студенты и учащиеся (более 11%), которые могут претендовать на субсидии. Также могут претендовать на них и некоторые другие люди трудоспособного возраста, например инвалиды.

Однако представляется, что каждый восьмой человек трудоспособного возраста является экономически неактивным, не относясь ни к учащимся, ни к пенсионерам. Кроме того, Госкомстат не учитывал граждан, выехавших из Украины на срок более одного года. Тем не менее они ведь остаются зарегистрированными по месту жительства, и справки об их доходах для субсидий предъявлять необходимо.

Наконец, в исследовании Госкомстата не участвовало 22% отобранных для него городских семей и 8% сельских. Можно предположить, что среди отказавшихся заметно больше, чем среди участвующих, доля семей с теневой занятостью и семей с низкими доходами — такие вещи люди гораздо меньше склонны выставлять напоказ, чем легальные средний достаток и благополучие.

Таким образом, из официальных данных вытекает, что не менее 25% граждан трудоспособного возраста, а фактически, скорее всего, более трети, не могут претендовать на субсидию и тем самым лишают права на нее и всю семью, в которой проживают.



В справках ли дело?


Субсидии получают в одиночку

Теперь о том, как такое явление отражается на статистике субсидий. Сводка Госкомстата не дает каких-либо социально-демографических характеристик получателей данной помощи, за исключением сведений о составе семьи. Но и эти сведения очень красноречивы. В отопительный сезон, когда сумма начислений выше, 2/3 получателей составляют одинокие граждане, около 20% — семьи из двух человек, 7—8% — семьи из трех человек, чуть более 3% — из четырех и менее 1,5% — из пяти и более. В отсутствие отопления доля семей из одного человека приближается к 80%.

Таким образом, состав семей — получателей субсидий разительно отличается от состава семей в стране. Так, на Украине 23,1% семей* приходится на одиночек, в 29,3% состоят из двух человек, 24,7% — из трех, 14,0% — из четырех, 8,3% — из пяти и больше. Таким образом, в отопительный сезон субсидии получает каждая восьмая-девятая семья из одного человека, и меньше чем каждая сотая из четырех человек, и каждая 160-я — из пяти и более.

_____________________________________
*В контексте данной статьи и исследований Госкомстата под семьей (домохозяйством) понимаются все граждане, зарегистрированные в одном жилом помещении (квартире, доме, комнате в общежитии и т. п.)

Являются ли одинокие люди самой бедной категорией? Нет. Исследования показывают, что самые бедные — это семьи с детьми. В 2006-м мы уже писали, что, по расчетам Института демографии и социальных исследований НАНУ, сделанным на основе материалов Госкомстата, в бедности в 2005-м пребывало каждое третье домохозяйство с детьми и каждая шестая семья, состоящая только из лиц пенсионного возраста.

Ситуация принципиально не изменилась и сейчас, что подтверждает проведенное в октябре прошлого года исследование Госкомстата «Самооценка домохозяйствами доступности отдельных товаров и услуг с целью анализа качества жизни населения». Согласно ему более 4 признаков бедности в 2009-м было у 25,4% домохозяйств, в том числе у 21,7% домохозяйств, где живут одни пенсионеры, и 25,5% — с детьми, в частности у 23,5% семей с одним ребенком, 27,5% — с двумя и у 48,2% — с тремя и больше. При этом по сравнению с исследованием, проведенным осенью 2007-го, этот показатель у пенсионеров снизился на 13,2%, а у семей с детьми лишь на 3%.

Да, оценки людей субъективны, и можно допускать, что из двух семей одинакового состава и с одинаковыми доходами семьи только из пенсионеров чаще указывали, что денег им на все хватает. Ведь в пожилом возрасте легче привыкнуть довольствоваться малым.

Однако вот более объективный показатель. Всего 13,4% домохозяйств признались, что у них не хватает средств для оплаты жилищно-коммунальных услуг. Это 15,4% семей с детьми и 12,3% без детей (отдельно по семьям пенсионеров статистика публично не представлена). В 2007-м, год спустя после установления близких к нынешним тарифов, эти показатели составляли 16,9% против 15,1%. То есть семьи с детьми в меньшей степени адаптировались к новым расценкам, несмотря на заметное повышение детских пособий.

Таким образом, система субсидий устроена так, что защищает не самых бедных, а в основном лишь отдельно проживающих пенсионеров. Речь не идет о прямой дискриминации именно семей с детьми. Однако чем больше состав семьи, тем больше вероятность, что хоть один человек там официальных доходов не имеет. Вот почему состав домохозяйств — получателей субсидий так разительно отличается от среднеукраинского в пользу одиноких граждан, хотя они, судя по исследованиям, не самые-самые бедные.

Повторю то, что уже говорил в «2000» около 4 лет назад: «В украинских условиях жилищная субсидия является не универсальным средством приближения к социальной справедливости, а сугубо избирательным. А понятно, что выборочная избирательная справедливость — это глубокая несправедливость. И несомненно, что если система субсидий (а она действует без принципиальных изменений с 1995 г.) защищала бы всех малообеспеченных, то не накопилось бы у украинцев такого гигантского долга за услуги ЖКХ».

Пеня и долговые тюрьмы — динамит для новых майданов

Осенью 2006-го, когда писались эти строки, общий долг за коммунальные услуги составлял 5,8 млрд. грн., тогда как на 1 июля нынешнего года он достиг 10,45 млрд., то есть вырос на 80%. Это при том что при правительстве Януковича система субсидий улучшилась. Значительные долги накопились и в нынешний отопительный сезон (2009—2010 гг.), хотя тарифы в это время росли меньшими темпами, чем и номинальная зарплата, и уровень инфляции. Оплата в большую часть сезона была даже несколько хуже, чем в 2006—2007 гг., сразу после скачка тарифов. В итоге долги за нынешний отопительный сезон составляют 37% тех, которые образовались, за неполных 4 года после последнего повышения тарифов!

Ситуация стала меняться к лучшему лишь с марта. Однако из 3,8 млрд. долгов, накопившихся за сезон, погашено только 2,1 млрд. И ясно, что новое повышение тарифов, да еще вкупе с введением пени, сделает задолженность многих граждан безнадежной. Если предположить, что средний срок погашения задолженности за сезон 6 месяцев — это значит, что общая сумма пени (0,1% за каждый просроченный день) составила бы сейчас 680 млн. грн. А в новом сезоне она превысит миллиард, если эта санкция будет применяется с 1 октября согласно обязательствам правительства перед МВФ. Правда, в предложенном за подписью Азарова законопроекте ввести пеню предлагается с 1 января. Это смягчит удар, но менее чем наполовину.

В то же время, если останется в действии принятый в 2003 г. закон «О реструктуризации задолженности по квартирной плате, плате за жилищно-коммунальные услуги, потребленные газ и электроэнергию», размер пени не сможет расти до бесконечности. Так, этим документом установлено, что пеня не может превышать 100% суммы долга. Данный закон также определяет, что пеня взимается в случае отсутствия задолженности по зарплате, пенсиям, стипендиям.

Но это слишком слабое утешение на фоне нововведений в рамках судебной реформы — упрощения процедуры рассмотрения дел о задолженности по услугам ЖКХ и усиления ответственности за невыполнение судебных решений. В соответствии с последним человек, не выполнивший решения суда, в том числе и о взыскании с него долга за услуги ЖКХ, рискует вообще оказаться за решеткой! Фактически это означает восстановление института долговой тюрьмы, известного по литературе ХIХ века.

Но не рискует ли само правительство, вводя такие тарифы и такую социальную защиту? Ведь абсолютное большинство пострадавших от подобных мер составят трудоспособные люди. Скажем честно, что немало среди них будет и люмпенов. Готов согласиться даже с тем, что многие из них оказались на дне жизни во многом по своей вине. Однако есть ли смысл нынешней власти прижимать их к стене — толпа сорокалетних люмпенов на новом Майдане куда опасней толпы пенсионеров. И этот взрывчатый потенциал «оранжевая» оппозиция, конечно, будет использовать. А то обстоятельство, что именно Тимошенко и обещала МВФ в свое время ввести пеню и поднять цены на газ, не помешает таким людям стать под ее знамена. Ведь она только обещала, но делают-то Янукович и Азаров.

Максимум — дотации всем гражданам, минимум — защита всех детей и пенсионеров

Каким же представляется справедливый выход из ситуации?

Единственной полной мерой по социальной защите граждан от роста коммунальных платежей может быть только ограничение тарифов с выплатой дотаций предприятиям ЖКХ до тех пор, пока не удастся радикально изменить ситуацию с занятостью населения, в частности соотношение между легальной и теневой занятостью. Средства для дотаций можно получить главным образом за счет введения налогов на роскошь и недвижимость. Можно использовать и доходы от приватизации. Облегчила бы положение предприятий ЖКХ также отмена профессиональных льгот. Однако, думается, не надо придавать последней значение весомого фактора. Депутаты, судьи, прокуроры и прочие профессиональные льготники — не столь уж массовые профессии. Но в любом случае стоило бы для начала опубликовать официальные данные о том, в какую сумму для предприятий ЖКХ выливаются каждые льготы в отдельности.

Второй вариант менее радикален. Он защищает не всех граждан, однако более реалистичен в том плане, что Украина не имеет никаких обязательств перед МВФ касательно определения получателей субсидий. При таком варианте все дети и пенсионеры могут стать получателями субсидий и не будут больше заложниками членов своих семей. Реализовать его можно так. Например, в квартире площадью 51 метр проживает семья из пенсионерки, ее неработающей дочери и внука 10 лет. В таком случае субсидия должна предоставляться на 2/3 стоимости коммунальных услуг, и ее размер составит разницу между 2/3 стоимости коммунальных услуг и 10% доходов пенсионерки.

Если же в квартире с такой площадью проживают неработающие родители с несовершеннолетним ребенком, можно предоставлять субсидию на 1/3 стоимости коммунальных услуг. То есть поскольку ребенок доходов не имеет, сократить на треть сумму коммунальных платежей для этой семьи.

А в дальнейшем для грамотной субсидионной политики надо в первую очередь выяснить, какова доля семей, которые объективно нуждаются в госпомощи, но не имеют возможности получить ее по причинам, изложенным в этой статье. Это вполне можно сделать в рамках постоянного исследования Госкомстата о состоянии домохозяйств Украины. Могут здесь сказать свое слово и ведущие социологические службы.

Но для того чтобы все это осуществилось, общество должно сначала вынудить власть честно сказать о реальных проблемах в сфере предоставления субсидий.



Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх