,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Расчеты и просчеты Почему группа Левочкина—Бойко оказалась сильнее прочих
  • 13 августа 2010 |
  • 22:08 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 98153
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
0
Расчеты и просчеты  Почему группа Левочкина—Бойко оказалась сильнее прочих


«Есть группа Левочкина, и она пока доминирует. Мы сегодня должны констатировать, что эта группа доминирует среди всех групп в Партии регионов и является самой влиятельной. Влиятельней, чем Азаров, Клюев и другие», — так высказался Нестор Шуфрич о ситуации в окружении президента в нашумевшем интервью газете «Сегодня» вскоре после своей отставки.

О чем умолчал Шуфрич?

Но от ответа на прямой вопрос, «чем обуславливается это влияние», экс-министр уклонился. Дескать, у него есть на этот счет «не только версии», но даже «стопроцентная уверенность», однако, «учитывая, что речь идет о Януковиче (потому что я боролся именно за президента Януковича...), я пока свое понимание вопроса не буду предавать огласке».

Понятно, что при всей импульсивности и раздосадованности Нестор Иванович не стал приоткрывать секреты политической кухни. Однако, думается, внимательному наблюдателю, даже если он основывается лишь на публичных высказываниях политиков, не так уж сложно понять, почему на первое место в окружении Януковича вышла группа главы его администрации. То есть группа политиков, которых считают связанными с компанией «РосУкрЭнерго» (РУЭ). Помимо Левочкина к ним относят, в частности, Юрия Бойко, Валерия Хорошковского, Елену Лукаш, Эдуарда Прутника.

2004-й: Янукович может проиграть, но «Донбасс будет процветать»

Вернемся в относительно недавнее прошлое. Еще когда Виктор Янукович стал премьером и только обозначилась перспектива его участия в президентских выборах-2004, в прессе было принято связывать его с Ринатом Ахметовым. Разумеется, эти рассуждения были замешаны на массе слухов и домыслов; зачастую премьер-министра пытались представить всего лишь исполнителем воли богатейшего человека Украины. Однако в сухом остатке — два неопровержимых факта: во-первых, Ахметов действительно поддерживал Януковича; во-вторых, по финансовой мощи с его бизнес-группой никто не мог сравниться не то что в лагере сторонников тогдашнего премьера, но и в стране в целом.

Но вот происходят выборы, обернувшиеся «оранжевой революцией». И в канун третьего тура — 24 декабря, в последний день дозволенной агитации, — на ТРК «Украина» вышло в эфир интервью с Ахметовым. Ключевой месседж этого публичного выступления (кажется, оно было у Рината Леонидовича первым посвященным не футболу, а политике) — фраза: «Кто бы ни стал президентом — Виктор Янукович или Виктор Ющенко — Донбасс будет жить, работать и процветать». Бросалось в глаза и отсутствие какой-либо критики в отношении Ющенко и Тимошенко. Впрочем, отвечая на вопрос, что будет, если окружение этих лидеров попытается «давить на Донбасс», Ахметов заявил: «если действительно, во что я не верю, это произойдет, я перестану заниматься бизнесом, уйду в политику, буду в оппозиции и сделаю все возможное, чтобы Донбасс на колени не поставили».

Последние слова выгодно отличают это интервью от несколько более позднего высказывания одного из основателей ПР Владимира Рыбака (политика, которого не относят к ахметовскому кругу) о том, что в оппозиции «регионалам» вообще недопустимо находиться. Однако это было заявлено уже после поражения, тогда как Ахметов говорил до голосования. И его слова объективно были не только публичной демонстрацией личной лояльности к будущим победителям — они снижали мотивацию электората «регионалов». Ведь раз Донбасс все равно будет процветать, так какой смысл сторонникам Януковича (а зрители ТРК «Украина», особенно в 2004-м, — именно его избиратели) непременно идти голосовать в последнее предновогоднее воскресенье.

А за несколько недель до этого выступления, когда в Верховном Суде рассматривалось дело о втором туре, на политическом небосклоне взошла новая звезда — Елена Лукаш, которая оказалась самой яркой фигурой в команде юристов, отстаивавших изначально проигрышное в сложившейся ситуации дело Виктора Януковича. Сейчас Лукаш нередко называют человеком Левочкина, но, думается, в тот момент она настолько успешно зарекомендовала себя, что их хорошие отношения с нынешним главой АП не только идут на пользу Елене Леонидовне, но и усиливают позиции главы президентской канцелярии в глазах его начальника.

А сам Сергей Левочкин, тогда первый помощник президента Леонида Кучмы, во время «оранжевой революции» публично не засвечивался. И недовольные им «регионалы» в последние годы не раз говорили, что он в тот период находился в другом лагере, «даже в бытность советником Литвина — ходил в оранжевом галстуке».

Правда, такое революционное прошлое очень скромно по сравнению, скажем, с тем, что за плечами у Андрея Деркача, который во времена Майдана входил в Комитет национального спасения, а с 2007-го благополучно интегрировался в команду Януковича.

2007-й: неоправдавшийся расчет на «ширку» с НУНС

Но на выборы-2006 Левочкин шел в составе Блока Литвина, который оппозиционной силой никак не был. А Юрий Бойко возглавлял Республиканскую партию, шедшую в составе Оппозиционного блока «Не так!»; в РПУ входил также нынешний министр иностранных дел Константин Грищенко (он возглавлял это ведомство и во время первого премьерства Януковича).

Обе эти силы, как известно, в марте 2006-го не прошли в парламент, а наилучший результат показала ПР, пополнившаяся в канун предвыборной кампании новым членом Ринатом Ахметовым. В 2005 г. немало писали об охлаждении в отношениях между ним и Януковичем. Впрочем, никаких очевидных публичных доказательств такового не наблюдалось. Напомню также, что ставка на Януковича на тот момент многим представлялась сопряженной с риском: по развитию местных структур ПР заметно уступала находившимся в той же нише объединенным социал-демократам. Однако оказалось, что в украинских условиях личный рейтинг играет ни с чем не сравнимую роль. И в том, что Ахметов продолжал ставить на Януковича, можно видеть и пример политической прозорливости, доступной далеко не всем политикам.

Тогда расчет Ахметова оказался более верным, чем Бойко и Левочкина. Последних, правда, в список ПР не приглашали; в случае с Бойко, который в мае 2005 г. в интервью «Комсомольской правде» назвал ошибкой Кучмы назначение Януковича премьером, такое было вообще невозможно.

Но уже в начале второго премьерства нынешнего президента оба стали членами его команды. Левочкин возглавил службу премьера, а Бойко — Минтопэнерго (вероятно, с санкции Виктора Ющенко, который традиционно поддерживал РУЭ). Принципиальных политических разногласий между ними и группой Ахметова в то время не отмечалось. И те и другие первоначально высказывались в пользу широкой коалиции с «Нашей Украиной», наиболее развернуто — Левочкин в интервью «Украинской правде» в конце апреля 2006-го.

Но «Наша Украина», ведя тайные переговоры с «регионалами», на словах декларировала верность союзу с «оранжевыми» силами. Превратить же слова в дела и создать коалицию мешала — среди прочих — проблема «РосУкрЭнерго», ставшей с января 2006 г. главным оператором поставок российского газа и одной из главных мишеней Тимошенко. Показательно, что именно депутат, не скрывающий своей близости к Дмитрию Фирташу, — нашеукраинец Александр Волков — летом того же года и создал прецедент разрыва с фракцией и индивидуального членства в коалиции.

Второе премьерство Януковича сохранило эксклюзивную роль РУЭ в газовых поставках. Впрочем, говорить о заметном влиянии этой бизнес-группы на фракцию ПР в тот период не приходится. Сильнейшей там бесспорно была группа Ахметова, но заметную роль играла и группа Андрея Клюева, тогда вице-премьера по ТЭК. Именно с ней СМИ связывают сначала работу по расширению коалиции, а затем — и организацию массовых акций ПР в Киеве в знак протеста против роспуска парламента президентом.

Досрочные выборы, несмотря на их сомнительную легитимность, состоялись. Именно с них, думается, и началось изменение соотношения сил в окружении Януковича.

В ходе предвыборной кампании немало писали о частых контактах главы Секретариата Ющенко Виктора Балоги с руководителем штаба ПР Борисом Колесниковым (традиционно относимым к группе Ахметова). В этих контактах видели залог создания после выборов «ширки» из ПР и НУНС, хотя публичная предвыборная риторика нунсовцев напрочь исключала такой вариант. И каждая из этих политсил провела достаточно депутатов для создания такой коалиции, но в итоге-то оказалось, что Ющенко повлиять на свою силу не может — одни откровенно хотят быть младшими партнерами Тимошенко, а другие остаются захваченными конфронтационной риторикой кампании.

В данной ситуации по большому счету не слишком важно, по какому из двух сценариев развивались события. То ли группа Ахметова сразу после указа о роспуске ВР склоняла Януковича согласиться на выборы, а затем взяла на себя инициативу в переговорах с президентом. То ли Янукович самостоятельно склонился к компромиссу и даже сам делегировал Колесникова на переговоры с Балогой.

При любом из вариантов очевидно, что «регионалов» подвел ошибочный расчет. Они, во-первых, не предполагали, что досрочные выборы усилят прежде всего Тимошенко; во-вторых, явно переоценивали влияние Ющенко на его разношерстный блок, хотя ситуация в этой политсиле изначально не давала особых поводов для оптимизма. Конечно, если смотреть объективно, при первом сценарии вина группы Ахметова выглядит большей, чем при втором. Однако даже если на самом деле реализовался второй вариант, элементарные знания психологии подсказывают, что при такой неудаче легче переложить вину на исполнителя, чем признать собственные ошибки.

В любом случае группа Ахметова оказалась причастной к ошибочным расчетам. И с точки зрения ПР этот ошибочный расчет нельзя сравнить с таковым Левочкина и Бойко на парламентских выборах 2006-го: тогда они сами же и пострадали от собственных промахов — теперь жертвой оказался Янукович.

Но именно по итогам тех выборов Сергей Лещенко пускает в ход термин «фирташизация Януковича». В одноименной статье в УП он пишет о восьми парламентариях от ПР, близких к «РосУкрЭнерго» или же лично к Левочкину. Эта цифра не слишком велика, однако автор отмечает успешность применения технологической новации Януковича — передвижения с митинга на митинг посредством вертолета, что позволяло главе ПР проводить вдвое больше встреч с избирателями, чем Тимошенко. А этот транспорт обеспечивала лидеру «регионалов» принадлежащая Дмитрию Фирташу компания «ЕЕС-Авиа».

В итоге автор статьи делает выводы: «окружение Фирташа все больше интегрирует к себе Януковича. По деньгам они давно обошли Пригодского и Клюева. В сущности, только Фирташ и его люди в случае конфликта Янукович—Ахметов смогут предоставить премьеру соизмеримые финансовые ресурсы».

Последнюю фразу подтвердили экономические результаты 2007-го — последнего докризисного года. Так, только компания «Укргаз-Энерго» (СП «Нафтогаза» и РУЭ, созданное на паритетных началах для продажи российского газа украинским потребителям) получила чистый доход 35,7 млрд. грн. (более 7 млрд. долл. по тогдашнему курсу). Равных ей по этому показателю в стране не было. У ставшего вторым «Метинвеста» — крупнейшей компании ахметовской корпорации SCM — доход составил 20,3 млрд. грн.

2008-й: неоправдавшийся расчет на роспуск Рады

Политический 2008-й начался с назначения близкой к Ахметову Раисы Богатыревой секретарем СНБО. Янукович и партийное руководство согласия на это не давали и ничего от этого не выиграли. Ослабить таким образом Тимошенко было невозможно: СНБО — независимо от того, кто там секретарствует, — не в состоянии противодействовать правительству, тем более возглавляемому таким премьером. Для сближения Ющенко и Януковича на приемлемых для последнего условиях этот вариант также не подходил; напротив, именно с 2008-го националистическая риторика у первого усиливается. Пребывание Богатыревой и в партии, и в президентской команде подрывало доверие к Януковичу его традиционного электората. Тем не менее ее позиции в ПР выглядели прочными. В мае того же года она вместе с Колесниковым появляется на конференции Донецкой областной парторганизации и призывает там переизбрать его на должность лидера донецких «регионалов».

И неизвестно, как долго длилась бы такая ситуация, если бы не российско-грузинская война. На слова Богатыревой о том, что позиция Януковича о признании Абхазии и Южной Осетии не является позицией партии, требовалось отреагировать: ведь в них — с учетом ее партийных контактов — легко читался намек на то, что ПР может избрать другого лидера.

Тем не менее Борис Колесников называет исключение Богатыревой «неадекватной мерой дисциплинарного воздействия». Особая позиция группы Ахметова выглядит заметной и по другому, еще более важному вопросу в этот бурный момент политической жизни. Коалиция БЮТ и НУНС официально распадается, в Раде очевидно взаимодействие БЮТ и ПР в вопросе ослабления президентских полномочий, и слухи о создании коалиции Тимошенко и Януковича имеют под собой более чем серьезную почву. Единственной оппозицией в команде «регионалов» выглядит группа Ахметова. Ее представители, например секретарь Донецкого горсовета Николай Левченко, прямо говорят, что коалиция с НУНС представляется более предпочтительной.

Впрочем, похоже, надежды данной группы связаны не с переформатированием коалиции в этом парламенте, а с досрочными выборами ВР. Рациональное зерно такой идеи очевидно. Тимошенко — ненадежный партнер, и группа Ахметова на тот момент больше всех в ПР пострадала от ее премьерства, поскольку Кабмин помешал ей добывать нефть и газ на черноморском шельфе в альянсе с американской компанией Vanco. При этом социологические исследования свидетельствуют, что на новых выборах «регионалы» усилят позиции, а БЮТ и НУНС понесут потери.

Показательно, что когда Ющенко подписывает указ о роспуске ВР, Николай Томенко называет инициаторами этого акта Балогу и Ахметова. Не Януковича, а именно Ахметова. Но вот незадача — реализовать указ о досрочных выборах не удается, поскольку Тимошенко этого не хочет, ссылаясь на необходимость бороться с кризисом. Получается, вновь расчет группы Ахметова оказался ошибочным.

Зима 2009-го: самый большой «региональный скандал»

А как же ведут себя в первый год работы нынешней Рады Левочкин и относимые к его группе политики? В декабре 2007 г. именно нынешний глава АП заявляет, что Богатыреву исключать из партии не будут. Но в августе 2008-го, когда доходит до более серьезного конфликта, они ее не защищают. Бойко делает резкие заявления в адрес Грузии, выступая за выход Украины из ГУАМ. В сентябре он говорит, что не верит в коалицию ПР и БЮТ, и называет лучшим вариантом досрочные выборы. Однако оппонирование «группы РУЭ» такому варианту коалиции не слишком бросалось в глаза на фоне оппонирования группы Ахметова. На тот момент это можно было связать и с меньшей заметностью первой группы. Но с другой стороны — для чего ей было фанатично бороться против коалиции ПР и БЮТ?

Легко возразить — мол, для блага «РосУкрЭнерго». Но ведь РУЭ, в отличие от Ахметова, на тот момент еще ничего не потеряла. А многозначительный визит Тимошенко к Путину, в ходе которого стороны договорились, пока на словах, об отказе от газовых посредников, произошел вскоре после того, как переговоры о ПРиБЮТ окончательно провалились. Разумеется, можно счесть это и совпадением. В сохранение позиций «РосУкрЭнерго» в случае создания тогда подобной «ширки» трудно было бы поверить.

Опыт 2006-го как будто говорил, что наилучшие перспективы для сохранения этих позиций открылись бы при коалиции Ющенко и Януковича. Но группа РУЭ, в отличие от группы Ахметова, к такой коалиции теперь не призывала, поскольку ее члены понимали: после войны в Южной Осетии отношения Кремля и Ющенко прошли точку невозврата и, пропагандируя президентскую силу как коалиционного партнера, можно только испортить свои отношения с Москвой. Этот трезвый расчет, как показывают сегодняшние события, в итоге все-таки оправдался. Но поначалу он не принес скорых дивидендов. Соглашения, подписанные Тимошенко в январе 2009 г., отлучили «РосУкрЭнерго» от газовой трубы.

Именно это обстоятельство выдвинуло группу РУЭ на передний край борьбы с Тимошенко. Недавний опыт побуждал предполагать, что на этом крае они окажутся вместе с группой Ахметова. Но не тут-то было. В феврале 2009 г. в ПР возникает неслыханный до этого публичный скандал. Формальным поводом для этого становится провал голосования по недоверию правительству.

И Сергей Левочкин, и Борис Колесников затем говорят, что оно было несвоевременным. Но Левочкин при этом обвиняет в провале голосования группу Клюева, а вдобавок упоминает о неких «мальчиках», которые «ради кресел в Кабмине Тимошенко готовы сдать партию под БЮТ». Колесников же угрожает Левочкину и Бойко исключением из ПР: «или нужно лоббировать «РосУкрЭнерго» и сдать мандат народного депутата, или нужно лоббировать интересы партии». И намекает, что для ПР то была бы невелика потеря: «цена их влиянию — ровно два их депутатских мандата, которые у них пока есть».

Конфликт внешне исчерпывается извинениями Левочкина, но извиняется он не по сути своих высказываний, а по форме: «Обнародованное мною заявление, которое касалось недоразумения с моими коллегами по партии, не имело целью лично обидеть кого-то из них».

В дальнейшем внешних признаков раскола в партии не наблюдается. Однако в апреле Тарас Черновол на канале ТВi озвучивает сценарий тихого раскола — точнее, саботажа предвыборной кампании Януковича: «...раскола не будет. Пока есть официальная позиция Януковича, другие могут сделать лишь такие шаги, как не дать деньги, не дать людей, не дать поддержки, и вследствие этого Янукович или не будет кандидатом в президенты, или это будет кандидат, который не получит реальной партийной поддержки... Янукович в том направлении (в направлении Ахметова) сжег мосты».

Вину за создание такой ситуации он возлагает на самого лидера «регионалов», который, по его мнению, самоизолировался: «Он не получает информации извне, а если он говорит что-то, что невыгодно группе Левочкина—Фирташа—Бойко—Герман (другие политики и эксперты обычно не относят Анну Герман к группе Левочкина. — А. П.), это фильтруется и полностью перекрывается».

Разумеется, многочисленные разоблачения Черновола, сделанные после выхода из ПР, не стоит воспринимать как истину в последней инстанции. В них легко усмотреть и провокацию. Однако даже если на самом деле отношения Януковича с системным бизнесом обстояли не совсем так, как говорил бывший глава его предвыборного штаба, то все равно эти слова были способны заронить или усилить подозрения. Ведь речь идет не о размышлениях журналиста, пусть и со ссылкой на анонимные внутрипартийные источники, а о высказываниях известного депутата, сохранившего дружеские контакты с многими влиятельными «регионалами».

Накануне победы: кто и как диверсифицировал риски

Объективно подобные выступления ослабляли позиции Януковича на переговорах по конституционной реформе и созданию широкой коалиции с БЮТ, пик которых пришелся на май 2009 г. Если одной из основных целей первых двух попыток весной и осенью 2008-го было вывести Ющенко из большой политической игры, то теперь стало уже ясно, что время его полномочий сочтено. И шаги к созданию такой коалиции мотивировались прежде всего желанием избежать прямых президентских выборов.

Многие в ПР публично выступали за коалицию ПРиБЮТ. В этом были едины, к примеру, Борис Колесников и Дмитрий Табачник (Ринат Ахметов именно в это время желает правительству Тимошенко победить кризис). А вот аналогичных высказываний со стороны Левочкина, Бойко и других политиков этой группы найти нельзя.

О том, что в самой модели задуманной политреформы лежало не стремление к подлинному компромиссу, а поиск временной передышки и намерение обмануть партнера, «2000» писали больше года назад («Шанс, которого мы избежали», № 24 (465), 12—18.06.09). Добавлю, что при этом шансов оказаться обманутым было больше у Януковича. Тимошенко не теряла премьерского поста, а ему для того, чтобы стать президентом с уменьшенными полномочиями, требовалось 300 голосов парламентариев, которые надо было к тому же отдавать не в пакете с конституционной реформой, а уже после ее проведения.

И Янукович как политик, обладающий особой интуицией, не мог не чувствовать, что предложенный компромисс легко обернется западней для него. Он сломал данный сценарий — и тут же услышал истерический возглас главного противника: «Пропало всё!» Эти слова, как все увидели спустя восемь месяцев, были пророческими.

А в рядах ПР оказались правы те, кто изначально советовал Януковичу идти на прямые выборы и вселял в него веру в победу. Элементарная логика подсказывает, что именно так должны были поступать представители группы, связанной с РУЭ. Ибо его победа давала им единственный шанс остаться на плаву, тогда как поражение грозило не только закрепить бизнесовые потери, но и превратить РУЭ в украинский ЮКОС.

Те же, кто советовал Януковичу идти на «ширку» с БЮТ, могли, конечно, вполне искренне и трезво видеть объективные риски: во-первых, предполагая, что его отрыв от Тимошенко, отмеченный соцопросами, может и не подтвердиться в достаточной мере (в пользу такой гипотезы работали результаты выборов 2004-го и 2007 гг., да и в феврале 2010-го она была опровергнута не слишком убедительно); во-вторых, сознавая сложности создания новой коалиции. Но в итоге-то эти опасения не оправдались.

А дополнительный повод для раздумий создавали слухи о сознательной диверсификации рисков отдельными представителями бизнес-крыла ПР уже в ходе предвыборной кампании. Например, многие СМИ обратили внимание на публичные объятия Юлии Тимошенко и Рината Ахметова на открытии «Донбасс Арены» 29 августа прошлого года («УП»).

Тезис о диверсификации как будто еще лучше иллюстрируется позицией главного политического ток-шоу ТРК «Украина», куда Савик Шустер перешел в самый канун президентского избирательного цикла, — осенью 2008 г. В выигрыше от его шоу больше всего была Тимошенко.

Разумеется, можно приписать этот выигрыш исключительно самостоятельной игре Шустера, вспомнить прошлогодний декабрьский скандал вокруг эфира Тимошенко, когда было и заявление ТРК, отмежевавшейся от своего ведущего, слова Герман о том, что Шустер работает против Украины и что Ахметов возмущен таким положением вещей. Однако при подобной трактовке получится, что те, кто приглашал столь специфическую «свободу» на канал, не просчитали, чем она обернется. И тогда этот промах дополняет ряд уже описанных просчетов группы Ахметова.

А ведь приглашение Шустера, журналиста, сформировавшегося (и как личность, и как профессионал) на Западе, идеально вписывается в стандартную схему Ахметова — приглашать специалистов из Дальнего зарубежья на ключевые позиции: группу экономистов из разных стран для написания программы реформ по линии фонда «Эффективное управление», поляка Вальдемара Дзикого гендиректором ТРК «Украина», аргентинца Гильермо Шмидта гендиректором издательской группы «Сегодня», румына Мирчу Луческу тренером «Шахтера». Из них всех наибольшего успеха добился Луческу, может, потому, что большинство игроков в команде — иностранцы, а не украинцы.

Правда, подозревать в диверсификации можно и другую бизнес-группу в ПР. Так, внимание, которым канал «Интер» удостоил Арсения Яценюка с начала 2009 г., побуждает видеть заинтересованность в этом Дмитрия Фирташа. Более того, Инна Богословская в конце мая того же года, выйдя из ПР в знак протеста против курса на создание коалиции ПРиБЮТ, в интервью «Фокусу» прямо говорила, что Бойко и Левочкин, о которых она тепло отзывалась, «работают с Яценюком и много сделали для того, чтобы он встал на ноги».

Однако всего этого недостаточно, чтобы особо упрекать группу РУЭ. Вспомним, что поначалу предвыборный проект экс-спикера выглядел всего лишь способом отнять голоса у Тимошенко. По мере неожиданного набора Яценюком рейтинга этот проект стал принимать для группы Фирташа черты запасного аэродрома на случай образования коалиции ПР и БЮТ. Но ведь не эта группа пыталась создавать ПРиБЮТ, и такая попытка, безусловно, была бы предпринята независимо от существования Яценюка. Но после того как Янукович и Тимошенко не договорились, рейтинг экс-спикера стал падать. Конечно, можно усмотреть в этом совпадение и винить в неблагоприятном для Яценюка повороте такие факторы, как неудачная рекламная кампания и возвращение в большую политику Сергея Тигипко. Однако и серьезные слухи о сотрудничестве экс-спикера с Бойко и Левочкиным перестали с того времени распространяться. И, как представляется, если бы Янукович надумал подозревать их в двойной игре в прошлом, они без особого труда развеяли бы подобные подозрения, поставив себе в заслугу то, что Яценюк исключительно вовремя не превратился в конкурента Януковича.

Янукович — не Кучма. Почему?

Разумеется, проникшие в публичную сферу слова и дела упомянутых политиков — лишь верхушка айсберга сложных внутрипартийных отношений в ПР. Но из сопоставления этой информации и развития политических событий весьма определенно вытекает следующее: традиционная старинная опора Януковича — группа Ахметова — раз за разом (начиная с 2007 г.) делала неверные расчеты, а группа Левочкина — верные. Вдобавок последняя выглядела более надежной опорой будущего президента.

Достаточно ли этого, чтобы президент смог возвысить группу Левочкина в сравнении со всеми остальными? Думаю, вполне.

Трудно, конечно, представить, чтобы Виктор Янукович всерьез верил в полный альтруизм своего окружения, особенно связанного с финансово-промышленными группами. Надо полагать, президент понимает и то, какими рисками обернется выполнение за счет украинского государства решения Стокгольмского арбитража возместить РУЭ 12,1 млрд. куб. м газа. При этом правомерно задаться вопросом: каким был бы приговор, если бы государство не стало в ходе процесса соглашаться с аргументами РУЭ*?

____________________________
* Эта тема подробно рассматривалась в статье «Утечка газа на коалиционной кухне» («2000», № 27—28 (517), 9—15.07.10). Впрочем, после этой публикации «Украинской правдой» были обнародованы документы, которые показали, что и сама Тимошенко осенью 2009-го ослабила позицию государства в ходе процесса в Стокгольме. Стоило ли ей тогда так фанатично бороться за отстранение РУЭ от поставок газа?

Януковичу хорошо известен и опыт Леонида Кучмы, который расставлял кадры так, что ни одна олигархическая группа не имела доминирующего положения, а сам президент получал информацию по нескольким не зависящим один от другого каналам.

Однако одно дело — знать все это, а другое — реализовать на практике. И здесь, думается, Януковичу препятствуют психологические обстоятельства, резко отличающие его опыт от опыта Кучмы. Да, оба они пришли к президентству, потеряв премьерское кресло. Но у Леонида Даниловича интервал между потерей власти и обретением ее вновь составил меньше года. Когда Леонид Кравчук лишил его премьерства, сразу было видно: Кучма уходит, чтобы вернуться. Победу же он добыл, когда олигархические группы были еще в зачаточном состоянии, а избирательная кампания стоила несравненно дешевле. И с предательством своих соратников на пути к высшей власти он не сталкивался.

У Януковича же интервалы как между первым и вторым премьерством, так и между вторым премьерством и президентством были гораздо больше, а главное, пост главы правительства он в обоих случаях терял при несравненно более драматических обстоятельствах, испытав и предательство, и явно недостаточную поддержку со стороны многих сподвижников. И эти обстоятельства вместе с духом дворовой пацанской солидарности, впитанным Януковичем с детства, должны создавать у него особое доверие к тем, кто оказался для него наиболее надежной опорой на пути к власти, к тем, кто убеждал его верить в победу в дни, когда на будущего президента уже примерялись поставить клеймо вечного неудачника.

И, наконец, Янукович не может не учитывать того, что тщательное выстраивание системы сдержек и противовесов Леонидом Кучмой дало его предшественнику не только позитив. Ведь одним из элементов этой системы было и назначение равноудаленного от олигархов Ющенко премьером вскоре после визита главы государства в США. Здесь уже данная система органично вписалась в контекст внешнеполитической многовекторности. Но именно это назначение имело своим следствием кассетный скандал, омрачивший четыре из пяти последних лет правления Кучмы.



Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх