,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Чего ожидать от местных выборов
  • 15 июля 2010 |
  • 22:07 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 10851
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Чего ожидать от местных выборов


В СМИ активно обсуждаются новые правила проведения местных выборов на ближайшие четыре года по мажоритарно-пропорциональной системе. При этом, как считают эксперты, новый формат усиливает партийную вертикаль. Конкретно — Партии регионов.

На мой же взгляд, новые «правила игры» создадут впоследствии «регионалам» больше проблем, нежели пользы (имеется в виду польза для ПР, а не для общества).

Сработает ли план «регионалов»?

В соответствии с новым законом о местных выборах, принятым ВР в прошлую субботу, выборы депутатов Верховного Совета АРК, областных, районных, городских, районных в городах советов проводятся по смешанной системе. То есть половина состава соответствующего совета выбирается по партийным спискам от местных организаций партий в многомандатном избирательном округе. Вторая половина — в одномандатных избирательных округах. Помимо этого, выборы депутатов сельских, поселковых советов проводятся исключительно по мажоритарной системе.

Считается, что главными козырями «регионалов» будут: а) запрет на блоки; б) отстранение от участия в предвыборной гонке новых партий, зарегистрированных не позднее октября 2009-го, и местных политических движений (причем последние устраняются при любых вариантах, так как не имеют организации во всеукраинском масштабе); в) любая партия, участвующая в местных выборах, должна иметь в соответствующем регионе свою ячейку;

г) выдвигать кандидатов в депутаты местных органов власти (кроме сельских и поселковых советов) необходимо через местные организации политических партий.

Казалось бы, измененный формат организации местных органов самоуправления действительно усиливает роль партий. А учитывая ряд ограничений для «молодой» поросли политиков и политических движений, невольно приходишь к выводу: новые «правила игры» и впрямь писались под «регионалов».

Но так ли это на самом деле? Подобно тому как форма редко совпадает с сущностью того или иного явления, первое впечатление зачастую обманчиво. В случае с местными выборами так оно и есть.

Уточним: в данном материале мы будем рассматривать возможные их последствия в областных центрах и городах областного значения, а также в областных органах местного самоуправления и АРК.

Начнем с самого главного — смешанной системы. Если рассматривать ее с точки зрения усиления партии власти, то надо учитывать следующее. Очевидно, когда прорабатывалась идея возврата на очередных местных выборах к мажоритарно-пропорциональной системе, первоначальный ее вариант задумывался по аналогии с выборами в парламент образца 1998-го и 2002 г.

В последнем случае с точки зрения усиления позиций власти она сработала просто идеально. Напомним: по результатам выборов в парламент 2002 г. Блок «За ЕдУ» («За единую Украину»), представлявший партию власти, набрал всего лишь по многомандатному избирательному округу 11,77% (3-е место) и получил 35 мандатов. В итоге в парламенте удалось сформировать пропрезидентское большинство — «пропорциональный недобор» депутатов с лихвой покрылся мажоритарщиками.

Избиратели, голосуя за конкретную партию (в том числе находящуюся в жесткой оппозиции к президенту Леониду Кучме), могли преспокойно отдать свой голос по округу за кандидата в депутаты, не представляющего данное политическое движение: партии, мол, для идеологии, для души, а вот по округу депутат нужен со связями и с кошельком. Следует отметить, что значительная часть депутатов-мажоритарщиков, вошедших в пропрезидентское большинство, либо не представляли партию власти, либо были самовыдвиженцами.

Сейчас такая схема на местных выборах, возможно, и сработала бы «под регионалов» так же удачно, как в 2002-м она сослужила добрую службу Леониду Даниловичу. В нашем же случае нужно учитывать одно существенное «но»: с момента «оранжевой революции», особенно после парламентских выборов 2006 г., избиратель стал отождествлять свои взгляды с теми или иными партиями и политическими течениями — сказался завершающий этап структурирования постсоветского буржуазного общества в Украине, значительно сокративший партийную многоликость в ВР.

Поэтому сегодня люди вряд ли будут голосовать по партийному списку за какую-то оппозиционную партию и одновременно за кандидата-мажоритарщика от провластной силы (заметим, что и в 2002-м такое явление было не массовым).

Какой вариант для «регионалов» был бы самым оптимальным? В отличие от ситуации-2002, партия власти сейчас имеет значительную поддержку в обществе. Пропрезидентский блок «За ЕдУ» фактически «задавили» с двух сторон: на юго-востоке сильные позиции имели левые, а на западе — националисты. Теперь проблем с юго-востоком у «регионалов» практически нет. Следовательно, в этой части страны, если бы выборы в местные органы власти проходили исключительно на пропорциональной основе, провластное большинство в советах было бы создано без особых затруднений.

Другое дело — Западная Украина. Учитывая ее специфику и определенные политические симпатии, создать там провластные советы на пропорциональной основе для ПР почти невозможно. Поэтому логично задействовать смешанную систему.

На этот раз «регионалы» решили ее модернизировать, усилив позиции партий. Но с точки зрения усиления позиций «регионалов» в западных областях применять смешанную систему бессмысленно. Опасаясь конкурентов на юго-востоке, разного рода местных проектов, позиционирующих себя как «новые политики», пророссийских движений и просто неподконтрольных бизнесменов, «регионалы» провели через парламент ряд ограничений, в результате которых (как предполагается) в местные органы власти юго-востока через мажоритарку пройдут только подконтрольные фаворитам депутаты и городские головы.

Насколько это оправданно — покажет время. Но уже сейчас невооруженным глазом видны лазейки и обходные пути этих ограничений для конкурентов ПР (на чем мы остановимся ниже). Главный же недостаток такого формата смешанной системы для «регионалов» — отождествление того или иного кандидата-мажоритарщика с партией, которая его выдвинула.

Тут как раз кандидаты в депутаты, выдвинутые от ПР в избирательных округах Западной Украины, будут явно проигрывать кандидатам от оппозиции. Клеймо «прокремлевского» политика, «агента Москвы», сдавшего Севастополь, будет работать против кандидатов-«регионалов».

Спрашивается: зачем так рисковать? Ведь в случае реванша оппозиции в западноукраинских областях будет создан хороший плацдарм для взятия власти по всей стране к парламентским выборам 2012 г. Причем к тому времени у «регионалов» может оказаться масса противников и на юго-востоке.

Ведь пока что правительство Николая Азарова действует больше в угоду приближенным олигархам, нежели большинству населения страны (не видно пока налога на роскошь, прогрессивного налогообложения и т. д.). Плюс ко всему на неопределенный термин откладывается главная фишка «регионалов» — придание русскому языку статуса государственного и защита, таким образом, прав русскоговорящих, представляющих значительную часть избирателей ПР.

Очевидно, что при таком политическом раскладе приручить неугомонный «Пьемонт» на местных выборах не получится. Самый приемлемый вариант для «регионалов» — проведение местных выборов в формате смешанной системы парламентского образца 1998-го и 2002 г. Причем основной «упор» надо делать на беспартийных кандидатов-самовыдвиженцев — бизнесменов и меценатов конкретного региона.

Местному бизнесу «неприбыльно» быть в оппозиции к центральной власти. А избиратели без лишней политизации голосовали бы с прицелом на полезные дела кандидата для своего района или области (ремонт школы, детсада, парков отдыха и т. д.). В таком случае «регионалы» выиграли бы вдвойне. Во-первых, заполучили бы контролируемые местные органы власти. Во-вторых, благодаря нейтральным беспартийным депутатам, на порядок снизился бы националистический накал в данном регионе.

Однако они на это не пошли по бюрократическим причинам — с каждым беспартийным (или неподконтрольным) политиком, имеющим электоральный вес в регионе, пришлось бы договариваться. Ломая же такую «схему» новыми ограничениями, у ПР возникла иллюзия, что теперь уже этим политикам придется или договариваться с партией власти, либо влачить жалкое существование на обочине политической жизни (без мандата всеукраинской партии пройти в местные органы теперь невозможно).

Но почему, собственно, «регионалы» возомнили, что местные политики будут договариваться только с ними (и сколько будет стоить такой «договор»?). Не будем наивны насчет политических убеждений подобных политиков. Главная их цель — защитить свои бизнес-интересы с помощью депутатского мандата. А с помощью каких партий это будет осуществляться — не столь важно.

Вот и подумаем логически: к чему подобным политическим деятелям договариваться с ПР, заведомо зная, что данный проект в регионе непроходной? Думаю, с какими партиями будут идти переговоры — ответ ясен.

Кому выгодны ограничения?

Теперь поговорим о собственно ограничениях для местных политиков, не состоящих во всеукраинских политических организациях, и для партий, зарегистрированных позже октября 2009 г. (либо не имеющих местную ячейку в той или иной области).

Насколько это может отстранить реальных конкурентов от участия в предвыборной кампании? Как сообщил замминистра юстиции Владимир Богатырь 21 мая с. г., выступая на международной конференции «Регулирование политических партий в Украине: современное состояние и направление реформ», на сегодня зарегистрировано 180 партий.

При этом, уточнил чиновник, это количество составляет 0,4% общественных объединений. Тогда как в последних выборах в Верховную Раду принимали участие 107 партий, 16 из которых стали парламентскими. «Процесс реформирования системы политических партий в Украине проходит постоянно, — сказал он и добавил: — 180-й зарегистрированной политической партией стала «Народная сила». Ее лидер — Екатерина Харина, главный специалист Департамента экологии, энергоэффективности и альтернативной энергетики Национальной акционерной компании «Нафтогаз Украины».

Неужели при таком количестве зарегистрированных партий нельзя договориться политическим лидерам регионов хотя бы с одной? Заметим, что как минимум 107 партий, участвовавших в прошлых парламентских выборах, могут предоставить такие услуги.

Ведь реальный охват населения в той или иной области имеют немногие. Большинство же партий и создавались как политические проекты, в том числе для предоставления специфических услуг «партийной легализации» того или иного политика. А некоторые вообще регистрировались с целью продать пакет документов.

По информации «Сегодня»: «Несколько таковых уже выставлено на продажу по цене около $1 млн.» (см. «Яценюк и Гриценко остались за бортом»). Хотя я сомневаюсь в подобной цене. Возможно, серьезные «канторы» и выставили такую сумму. Но ведь в Украине огромное количество «диванных» партий, различных политических движений прошлого (90-е, начало 2000-х), которые давно сошли с исторической сцены, но остались на бумаге. Вот для этих партий (и их политических лидеров) это чуть ли не последний шанс что-то поиметь на своем бренде, давно утратившем электоральную привлекательность.

Новые «правила игры» на местных выборах, как нарочно, создавались именно для таких, канувших в Лету, политпроектов. Ведь никакой более-менее вменяемый бизнесмен-политик сегодня никогда бы не решился вкладывать средства в их реанимацию. А тут понадобилось как раз то, что у них и осталось, — документация. Думаю, если поторговаться, цену в $1 млн. можно будет скинуть до скромных пару десятков тысяч у. е. А такая сумма для реального претендента либо на депутатское кресло, либо на мэрское — сущий пустяк!

Но что самое интересное — если и сработают задуманные «регионалами» ограничения, то только на пользу БЮТ. Ведь ограничительные рамки создают на Западной Украине проблемы не ВО «Батьківщина», не имеющему проблем с «покрытием» данного региона своими парт-ячейками, а его конкурентам — Яценюку, Гриценко и т. д. Не из-за этого ли бютовцы демонстративно покинули парламент 10 июля — в день голосования по местным выборам?

Искать «проходные» лазейки теперь придется конкурентам на электоральном поле Юлии Тимошенко. Она же в это время преспокойно займется агитацией. Как сказал по этому поводу лидер «Гражданской позиции» Анатолий Гриценко: «Сделаем упор на той сотне областей, городов и районов, где у нас есть старые организации. А в остальных подумаем над координацией действий с другими партиями».

Так кому выгодны подобные ограничения?

Усиление позиций региональных элит

Как видим, далеко не факт, что ограничения под местные выборы идеально сработают по плану «регионалов». Причем в западной части страны результат может оказаться диаметрально противоположный.

Что же реально могут принести данные выборы? Как ни странно, Украина получит вместо задуманного «регионалами» упрочения позиций центральной власти через усиление партийного влияния на местах противоположное, а именно — регионализацию местных политических элит. И дело тут вот в чем.

Никто из аналитиков и экспертов, анализирующих возможные последствия выборов, назначенных на

31 октября с. г., не заметил очевидную деталь — их дату проведения. Ведь впервые за столько лет выборы в местные органы власти проводятся отдельно от выборов в парламент.

Чем были характерны, к примеру, местные выборы 2006 г.? Они проводились, как и ранее, одновременно с выборами в ВР. Следовательно, все политики, независимо от партийного ранга, участвующие в предвыборной кампании в рамках того или иного политобъединения, были, что называется, в одной упряжке по всей партийной вертикале: от верхушки до низов. Каждому кандидату в депутаты того или иного органа местного самоуправления надо было «тянуть» и себя и партию. Причем в этом он был заинтересован, как и в том, чтобы вкладывать собственные средства для предвыборной кампании в партийную кассу. Ведь рейтинг партии определял и его «проходимость» в местный совет. А с какой стати выкладывать ему теперь деньги, положим, на парламентскую предвыборную кампанию 2012 г., если он не попал в проходной список? Филантропов среди таких деятелей практически нет!

Понятно, чтобы задействовать как финансовый, так и организационный ресурс политиков местного масштаба, центральной политической элите придется как-то «простимулировать» их. А чем их можно заинтересовать, ведь они зачастую связаны с бизнесом? Только предоставлением определенных льгот для последнего.

И я не удивлюсь, что именно из-за усиления позиций местных политических элит центральной власти (то бишь «регионалам») в скором времени придется опять вернуться к идее федерализации Украины. Эта «морковка» сможет наиболее заинтересовать настоящих регионалов!
Источник




Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх