,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Очевидец: Бандеровцы не жалели даже детей
0
Очевидец: Бандеровцы не жалели даже детей

- Екатерина Петровна, а почему именно вас послали в Западную Украину?
- У меня было твердых восемь классов образования, знала украинский язык. Ну, и комсомолкой была сознательной. А жила я тогда в Новониколаевке, райцентре Запорожской области. Со мной в Западную Украину поехала и москвичка Ольга. Она по направлению приехала работать бухгалтером в райпотребсоюзе, а у нас жила на квартире. Ольга не хотела со мной расставаться, поэтому пошла в райком комсомола с просьбой, чтобы и ее вместе со мной послали. А я взяла на себя обязательство обучить ее украинскому языку.

- Зачем вас туда послали?
- Создавать комсомольские организации. В Дрогобычской тогда области меня избрали первым секретарем одного из райкомов комсомола. На районной конференции в перерыве мы танцевали. А корреспондент областной газеты "Радянське слово" потом статью о комсомольской конференции так и назвал "Трішки лірики під фокстрот".

Во время работы в райкоме мне часто приходилось ездить по селам. Организовывать колхозы и создавать комсомольские организации. Я хорошо владела украинским языком. Поэтому в селах выступала с лекциями. Из сел в райцентр часто привозили убитых наших.

- Кого – "наших"? И кем убитых?
- А там же были войска НКВД. И убивали их бандиты.

- Наверное, они не хотели, чтобы вы им комсомольские организации создавали?
- Почему же! Там был наш резерв – назывались "ястребки" – вооруженная охрана из местного населения, которая колхозы защищала. Их использовали для борьбы с бандитами.

- Кто такие бандиты?
- Вы знаете, не берусь сейчас судить. Но я возмущена тем, что опять наши историки хотят историю переписать. Раньше они хорошо писали о Красной Армии. А теперь хорошо пишут об этих вооруженных повстанцах. А я знаю, что они убивали всех подряд – и детей маленьких, и стариков.

- Кто убивал?
- Ну, кто! Эти повстанцы. Мы их называли бандеровцами.

- Зачем детей убивали?
- Когда заходили в дом, где им приказано было убить учителей или председателя сельсовета, то убивали заодно всех, кто был в доме.
Сейчас они доказывают, что это переодетые энкаведисты убивали. А энкаведисты говорят, что они, бандеровцы, были переодеты в энкаведистов.
Я часто выступала на кладбищах. Звонит начальник из НКВД: "Екатерина Петровна! Привезли нашего капитана убитого. Я вас очень прошу – выступите на могиле". И я выступала. Я не боялась инчего. Сейчас как вспомню и думаю – как это я могла? А они ж сидели на деревьях – могли выстрелить. Да и возле могилы они могли быть. Мы же всех не знали, кто они такие. В комсомол вступали тоже их люди. Чтобы ближе быть к нам.

- И у вас были такие случаи?
- Однажды в райкоме комсомола после заседания бюро, которое я проводила, нашла на полу записку: "Все сделаем, чтобы уничтожить эту девушку с косами и голубыми глазами. Но пока ты ее не трогай". Я потом поняла, что записку эту написала девушка, которая руководила комсомольской организацией в селе. А село было такое, бандитское. Я ездила в это село, ночевала у этой девушки. Доверяла ей – она же секретарь комсомольской организации. А она, оказывается, была с ними связана.
Вот и написано было в записке, что пока меня не надо трогать. Потому что если меня убьют, значит, наши энкаведисты могут село спалить. За нашего одного убитого они бы такую операцию раз-вернули.

- Там были еще случаи, когда вам угрожали?
- Наша разведка всегда пронюхивала, если что-то намечалось. И в таких случаях нам говорили, чтобы все приходили ночевать в райком.
Поскольку я была уполномоченной, часто ездила по селам. Угрозы, конечно, были. Нас называли "москалями". И говорили: "Москалі! Вам тут капут буде". Однажды меня определили на ночлег к старикам. Но я как чувствовала – испугалась вдруг и говорю им: "Знаете что? Я пойду на ночь в другой дом. Потому что уже все в селе знают, что я у вас ночую". И правильно сделала. Когда утром пришла на работу в сельсовет, мне рассказали, что если бы я не сменила место ночлега, все могло бы закончиться для меня плачевно.

- Может, вам не надо было туда ездить? Вот представьте, приехали бы к нам из Западной Украины "комсомольцы" и начали бы нам рассказывать, как надо жить.
- Да, и мы там начали все ломать – привычный уклад жизни. И взамен создавать комсомольскую и партийную организации. Но мы же не сами туда поехали. Нас партия послала.

Но вот однажды был случай - меня из одного села, где я была уполномоченной, хотели перевести в другое село. Так в райком партии приехал пожилой председатель этого сельсовета. Стал просить, чтобы меня оставили, не переводили. Аргумент: "Вы знаете, она такая культурная. Она не ругается матом!" А наши мужчины матом ругались. И кулаки, бывало, в ход пускали.

- А что должен был делать уполномоченный?
- Ну как что! Партийной, комсомольской работой заниматься. А еще облигации займа распространять. А еще посевная, уборочная.

- Вы, что ли, хлеб сеяли и убирали?
- Организовывали! Чтобы саботажа не было. Чтобы посеяли зерно и урожай убрали. А потом – сдача хлеба государству. Организовывали целые отряды, которые контролировали, чтобы села выполняли обязательные доведенные им задания по поставке зерна. Но все не выгребали – оставляли какую-то часть.

- Получается, что если бы не было уполномоченных, то никто бы не сеял, не убирал – никто ничего бы не делал?
- Сделали бы. Но не так.

- Как местное население к вам относилось?
- Вы знаете, по-разному. И хорошие, и плохие люди есть всегда и везде. Как там, так и у нас. Я ведь там прижилась. Там и замуж вышла за местного комсомольца. 54 года – считай, чуть ли не всю жизнь - прожила в Западной Украине, много лет во Львове. В Запорожье переехала в 1999 году – по семейным обстоятельствам.

- А москвичку Ольгу украинскому языку обучили?
- Можно сказать, что мову она освоила. Но если говоришь одно слово по-украински, другое по-русски, люди все равно тебя понимают. И относятся к этому терпимо. Ольга там тоже вышла за-муж, но потом уехала на Сахалин.

- Екатерина Петровна! Вы, наверное, слышали, что наш Президент хочет объявить следующий год Годом Степана Бандеры и посмертно присвоить ему звание Героя Украины?
- Я вас умоляю!

- Почему?
- Я удивляюсь ему. Он не пережил всего того, что мы пережили. Не хочу сейчас говорить, кто одни были, кто другие. Меня больше всего возмущает то, как люди меняют свои взгляды. Тот же Кравчук, будучи секретарем ЦК Компартии Украины, присылал нам во Львов лекции – "Кто такие украинские буржуазные националисты?" Мы должны были их читать трудящимся – "развенчивать". А сейчас Кравчук поет прямо противоположное. Я бы его задавила.

- В общем, Екатерина Петровна, вы, я вижу, остались непримиримой комсомолкой. Терпимей надо быть. А за рассказ спасибо. Из него я понял, что в чужой монастырь со своим воинственным уставом нежелательно ходить. Не поймут, не захотят понять. А в том, что вас не с дружественным визитом туда отправили, нет вашей вины. "Спасибо" партии за это!
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх