,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ИНТЕРВЬЮ С ГРИГОРИЕМ ПЕТРОВИЧЕМ КЛИМОВЫМ, ПРОФЕССОРОМ САТАНОВЕДЕНИЯ И ВЫСШЕЙ СОЦИОЛОГИИ, АВТОРОМ "КНЯЗЯ МИРА СЕГО" И ДРУГИХ КНИГ
  • 4 июля 2010 |
  • 12:07 |
  • 9999I |
  • Просмотров: 27397
  • |
  • Комментарии: 8
  • |
0
Когда я позвонил Климову с просьбой об интервью, он сразу согласился. Оказалось, что это его первое интервью для российской прессы. До этого у него года четыре назад был в гостях Володя Бондаренко, который опубликовал в "Завтра" свои впечатления от встречи с Климовым. Григорий Петрович предложил сделать интервью по телефону, сославшись на то, что у него больные ноги - трудно ходить, но я настоял на встрече, чтобы сделать фото.

27 марта 1997 года я ехал к нему в Квинс - отдаленный район Нью-Йорка. Весь путь от центра Манхэттана на метро и последующая прогулка пешком заняли у меня около часа. Был прекрасный весенний день - первый по-настоящему теплый и солнечный день в этом году, и мне казалось, что я очутился не только в другом месте, но и в другом времени года - так разителен был контраст между шумным и угрюмым, еще зимним Манхэттаном и этим тихим и уютным пригородом, похожим на провинциальный корейский городок. Корейцы составляют основную часть жителей нескольких близлежащих кварталов, поэтому большинство надписей, вывесок и реклам здесь на корейском. Тихие, ухоженные улицы с аккуратными двух-трехэтажными деревянными домиками. Чем-то напоминает правительственную дачу времен застоя, если не считать задиристого вида подростков-латино, с вызовом и интересом изучающих меня, чужака.

Поплутав несколько минут в поисках корейской церкви, указанной мне Климовым как ориентир, я позвонил в дверь дома напротив. Над звонком - надпись: Gregory Klimov. Жду несколько минут, пока хозяин спустится вниз. Первое впечатление от героя: Григорий Петрович выглядит гораздо моложе своих 78, крепкий, высокий - чуть ли не с меня ростом, приветливо улыбается, что сразу располагает к нему собеседника. "Профессор сатановедения" оказался в обычной жизни настоящим добряком! Типичный русский пенсионер с Брайтона, встретишь такого в магазине в очереди за колбасой - и не отличишь от других.

Постояв на крыльце, познакомившись и сделав несколько снимков, поднимаемся наверх по крутой темной лестнице в квартиру Климова. Ее интерьер как будто выхвачен из советского фильма 50-х годов. Все здесь, включая сервант с посудой, холодильник, раковину, плиту, батарею, линолеум на полу, занавески, лампу, часы-будильник, цветок, книжные полки, где я сразу заметил двухтомный Советский Энциклопедический Словарь из моего детства, даже свет - какой-то блеклый, тусклый, - все выдержано в безупречном ретро-стиле. Ничего подобного мне не доводилось видеть за всю мою жизнь в Америке.

Единственным чужеродным пятном в этом ностальгическом антураже выглядит телевизор Sony и магнитофон со стопкой кассет Вики Цыгановой ("Это моя любимая певица" - как-то застенчиво признается хозяин). Где-то по углам испуганно жмется дикая кошка Катя - единственная спутница жизни, явно не привыкшая к частым посетителям ("Кошка - хорошее средство от одиночества").

У меня вдруг возникло странное тоскливо-щемящее чувство, будто я оказался даже не в детстве, а в прошлой жизни, и сейчас мне нужно будет общаться со своим дедушкой, которого я до этого никогда не видел и не знал. Мы садимся за стол, накрытый аляповатой цветастой клеенкой. Климов - мой дедушка, смотрит на меня внимательно и спрашивает, почему я так коротко стрижен, не скин-хэд ли я. "Да, типа того", - отвечаю. По реакции вижу, что ответ его устраивает, идентификация моя установлена. А про серьги почему-то не спросил - удивительно. (Старый стал, потерял бдительность, совсем мышей не ловит!)

Я достаю диктофон. Климов с восторгом и удивлением его разглядывает ("Вот до чего дошла техника!") В подарок я принес Климову два номера "Элементов". Он, с интересом листая номер, посвященный терроризму, начинает комментировать. Потом достает с полки толстенную книгу Альберта Пэрри "Терроризм: От Робеспьера до Арафата". Я включаю диктофон.

Климов говорит медленно, растягивая слова и делая иногда неправильные ударения (беременЕла, психОв, перЕдала, начАл, понЯл, БостОн). Чтобы как можно точнее сохранить слова и мысли классика, я ограничился самой минимальной редактурой.

1. ФИЗИОГНОМИЯ И ТЕРРОРИЗМ.
АГРЕССИВНОСТЬ И ГОМОСЕКСУАЛЬНОСТЬ



зы у Климова брал интервью журналист Ярослав Могутин, ярко выраженный гомосексуалист (и не скрывает этого)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх