,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Советская литература в годы Великой Отечественной
0
Советская литература в годы Великой Отечественной


65 лет прошло со Дня Победы советского народа и его доблестной армии. Все меньше фронтовиков остается, все больше людей знают о войне из книг и кинофильмов. Но память не уходит, воспоминания о тех великих годах остаются вечно живыми. Ее, святую память, сохранила фронтовая литература. Она тоже была в солдатской шинели, воевала как особый род войск, не предусмотренный никакими законами и уставами.

Больше одной тысячи советских писателей принимали непосредственное участие в Великой Отечественной войне — в рядах армии и флота, в партизанских отрядах, во фронтовой печати. Преобладающая часть из них за мужество и отвагу награждена орденами и медалями, а свыше двадцати удостоены звания Герой Советского Союза.

На фронт идут и уже признанные в то время российские поэты старшего поколения: Прокофьев, Вс.Рождественский, Сельвинский, Сурков, Тихонов, Щипачев; представители комсомола двадцатых годов: Безыменский, Шаров, Светлов, Уткин; поэты, вышедшие на «авансцену» незадолго до войны: Грибачев, Долматовский, Симонов, С.Смирнов, Твардовский, Матусовский; поэтическая молодежь призыва
1939–1941 годов: Вс. Багрицкий, Гудзенко, Занадворов, Луконин, Львов, Майоров, Максимов, Недогонов, Ваншенкин...

Идут бойцами и политработниками писатели братских советских республик. В осажденном Сталинграде звучал поэтический голос редактора фронтовой газеты украинского поэта Миколы Бажана, Платон Воронько был минером в партизанском соединении Ковпака. В солдатской шинели прошел войну украинский поэт Леонид Первомайский. Белорусский поэт Максим Танк партизанил в Белоруссии. Символом мужества всего советского народа стало имя и творчество татарского поэта Мусы Джалиля, который и в застенках гестапо не сложил своего поэтического оружия.

Но на войне, как на войне: вражеский снаряд не сверялся с должностным расписанием: Алексей Лебедев и Вс.Багрицкий, Джек Алтаузен и Иосиф Уткин, Михаил Кульчицкий и Николай Майоров, Владислав Занадворов и Борис Котов, Юрий Инге и Григорий Суворов... Более четырехсот советских писателей пали смертью храбрых на фронтах либо были расстреляны фашистами за участие в подпольной борьбе.
Цена писательского слова оплачивалась жизнью. Зато оно, как никогда, звучало грозно, вопреки старой поговорке: «Когда говорят пушки, музы молчат». И поэт Пигарев писал:

Шел солдатом и поэтом,
Муза рядом шла со мной.


В грохоте артиллерийской канонады под Москвой, над Волгой и под Берлином советский солдат услышал Сурковскую «Землянку», брал на вооружение стихи Твардовского и Симонова, Тихонова и Уткина, Прокофьева и Долматовского...

Связь писателя с читателем на войне была двусторонней. Писатели-фронтовики черпали материалы для своего творчества из повседневной фронтовой жизни, в свою очередь писательское слово играло большую роль в судьбе фронтовика, звало его на подвиг, согревало душу. Это подтверждают тысячи примеров — от широко известной переписки Ильи Эренбурга с фронтовиками до стихотворения А.Суркова «Родина», найденного в кармане мертвого солдата.

Народ на войне — вот что стояло в центре советской литературы, что делало ее действительно народной.

Тот опыт походов, суровый и жесткий,
То школа народа и счастье мое,
Что вместе с бойцами прошел я ее.

В.Саянов

Украинский поэт Леонид Первомайский в октябре сорок первого прощался с Украиной, взяв с собой в последующие бои горстку земли. В его стихах военного времени «Шляхи», «Відступ», «Сніг летить», «На Полтавщині», «Солдатські листи» — вера в победу, готовность бороться до конца, жгучая горечь поражения и боль потерь — вся сложная гамма чувств, неразрывно связанная с самым дорогим — любовью к родной земле. В стихотворении «Відступ» — горечь поражений первых дней войны. Но не плач, а стойкость:

Лиш той зрозуміє принаду і глиб,
І ціну життя: той в шляхах повороту
Згадає поразки ганьбу і скорботу,
І слізьми зволожений відступу хліб...
Відступали, та не утікали, а мужньо боролися:
Ми танки спиняли своїми грудьми —
Заради життя, а не в пошуках слави.
Коли ми лишали нічні переправи,
То нас зоставалось — один проти тьми.


Ненависть к врагу во имя любви к Родине — именно в этом заключалась в годы войны самая высокая человечность:

Именем клянемся —
мстить, истребляя жестоко,
И ненавидеть клянемся
именем нашей любви

А.Сурков

Поэт метко стрелял и словом, и свинцом:
Я стреляю — и нет справедливости
Справедливее пули моей.

М.Светлов

Поэзия войны отобразила суровую диалектику подвига в разных интонациях: от пламенного монолога-клятвы до неторопливого размышления:

Есть высшее из всех гражданских прав:
Во имя жизни встретить ветер боя
И, если нужно, смертью смерть поправ,
Найти в огне бессмертие героя

Е.Долматовский

…Смертью смерть попрали 400 советских писателей. Путь фронтовой Музы в Великую Отечественную войну начался с песни. Уже в первые дни войны газеты печатают «Священную войну» Лебедева-Кумача («Вставай, страна огромная, вставай на смертный бой...»), «Землянку» Суркова, «До свиданья, города и хаты», «Ой, туманы мои, растуманы...», «В прифронтовом лесу» Исаковского, «Шумел сурово Брянский лес» Софронова, «Песню о Днепре» Долматовского, «Темную ночь» Агатова, «Вечер на рейде» Чуркова, «Заветный камень» Жарова...

Этот список можно продолжать. Но не в перечне суть, а в том, что в этих песнях, как правило, очень простых, зато предельно искренних, с огромной силой выражало себя массовое сознание народа, который в едином порыве поднялся на защиту Родины. Песня едва ли не первой из всех поэтических жанров была призвана мобилизовать народ на борьбу и победу. В конце концов, «призвана» — тут не то слово: она сама брала на себя эту нагрузку и справлялась с ней блестяще. Традиционные для народной поэзии эпитеты: «сила темная», «смертный бой», «проклятая орда» — в «Священной войне»; «негасимая любовь» — в «Землянке», «незваные гости» — в «Ой, туманы мои, растуманы...» точно отображали состояние души народной в те годы. И просветляли эти слова, и поднимали на борьбу против ненавистного врага.

Очень важной темой советской литературы периода Великой Отечественной войны была тема Родины. Известно много примеров творческой переклички поэтов разных национальностей и народностей Советского Союза. Эти переклички свидетельствуют о том «чувстве семьи единой» (П.Тычина), которое не только выдержало проверку на прочность, но и было стократ обострено, усилено огромными испытаниями, выпавшими в дни войны на долю всех народов Советского Союза.

Вот идем мы в схватке самой жаркой,
Ратные в работе и в бою...
Ничего нам, Родина, не жалко,
Жалко потерять любовь твою.

А.Прокофьев

Неотъемлемой от темы Родины сквозь всю поэзию Великой Отечественной войны проходит тема Коммунистической партии — организатора и вдохновителя борьбы за победу. В условиях войны у коммунистов было всего лишь одно преимущество — первыми идти в бой, быть всегда там, где решалась судьба Родины. Политработники личным примером, под шквальным огнем поднимали воинов в атаку:

Хвала и честь политрукам,
Ведущим армию к победе!

Н.Тихонов

Коммунисты шли в первых рядах и первыми гибли. Три миллиона партийцев пали смертью героев. На смену им вставали новые коммунисты, бойцы, иногда даже не успевали оформить вступление в партию, оставляя в кармане записку: «Если не вернусь из боя, прошу считать меня коммунистом». Впечатляют строки стихотворения Д.Алтаузена «Партбилет», написанного за несколько дней до гибели поэта. Здесь — образ мертвого, замученного фашистами бойца, не выпускавшего партбилет из намертво стиснутой руки:

...Но все равно — сквозь злобный блеск штыка,
Как верный символ нашего ответа,
Тянулась к солнцу сжатая рука
С простреленным листочком партбилета.


Во фронтовой поэзии четко проходит образ В.И.Ленина. В стихотворении С.Щипачева «Ленин» невероятное становится реальным: статуя Владимира Ильича, сброшенная фашистами с постамента в захваченном ими городе, на рассвете, наводя на фашистов ужас, оказалась поднятой из праха невидимой силой:

То партизаны, замыкая круг,
Шли на врага. И вел их Ленин.


О Великой Отечественной войне существует великая литература — от популярных изданий до фундаментальных исследований: цифры, факты, документы, свидетельства очевидцев. Но чтобы ощутить самому атмосферу тех героических лет, существует только один путь — путь сопереживания, только одно средство — искусство. Только оно способно перенести читателя из сегодняшнего дня — в завтра, сделать чье-то душевное состояние твоим личным.

Сохраняя память о времени самых высоких испытаний и трудностей, времени самого высокого духовного взлета, советская литература о войне, и прежде всего литература самих военных лет, передает эту память все новым и новым поколениям читателей, закаливая их сердца, поднимая на нелегкую борьбу за торжество высоких идеалов. Эту роль брала на себя советская литература и исполнила ее безупречно.

И вот я думаю: не дай Бог, случись такая беда нынче, пошли бы украинские павлычки, драчи, мовчаны, яворивские вместе с фронтовиками на смертный бой за Родину? Очень сомневаюсь. Ибо на войне не ищут теплых мест, высокой оплаты, депутатских мандатов с многочисленными льготами. Советские писатели шли на войну не в оппозиции к народу, а на смертный бой, на передовую. Ибо они были писатели советские, народные. А эти, нынешние, стали «речниками» тех, кто оскверняет советский патриотизм, вместе с рьяными национал-тягныбоками называют советских бойцов — живых и мертвых — оккупантами. Не те времена, не то писательство...



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх