,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Россия поддержала жесткий доклад ЕС по ее собственной политике
  • 25 июня 2010 |
  • 12:06 |
  • Forum |
  • Просмотров: 7452
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
В последнее время в России получила хождение точка зрения, что нам нужно заканчивать конфронтационные отношения с Западом, минимизировать разногласия (как с ЕС, так и с США), чтобы в духе «перезагрузки» отношений выйти на новый этап, который позволил бы России использовать западный потенциал для своей модернизации. В принципе, такая постановка вопроса разумна. Однако она требует верного анализа политической ситуации, точного расчета и умения вести тонкую тактическую игру. Поскольку понятно, что наши партнеры по «перезагрузке» преследуют свои собственные цели. И не следует считать, что какими-то отдельными шагами им навстречу мы сумеем добиться качественного изменения ситуации. И прежде всего — массового притока зарубежных инвестиций и высоких технологий в Россию.

Резкие движения не всегда дают правильный результат

Выработка такого правильного тактического курса, как мне представляется, является достаточно сложным делом. Так что здесь нужно быть очень осторожными. Вся история внешней политики и международных отношений показывает, что резкие движения (даже те, которые кажутся многообещающими) не всегда дают правильный результат. Напротив, очень плавное, постепенное и выверенное движение может оказаться более результативным. Я имею в виду голосование делегации российской Госдумы в Совете Европы, которое состоялось в минувший вторник на заседании Парламентской Ассамблеи Совета Европы.

Напомню, что на этом заседании была принята очень критическая по отношению к России резолюция, касающаяся ситуации на Северном Кавказе. Российские делегаты проголосовали за резолюцию, которая, в частности, осуждает нарушения прав человека и климат полной безнаказанности на Северном Кавказе. Вообще, такие документы, как правило, принимают относительно других государств. Потому что если делегация какого-либо государства поддерживает подобную резолюцию, это означает, что она признает неспособность государства справиться с ситуацией. Это напоминает «синдром унтер-офицерской вдовы».

Неслучайно многие и российские правозащитники, и западные делегаты Совета Европы были крайне удивлены такой позицией российской делегации. То есть они выражали свою радость по поводу того, что российская делегация поддержала резолюцию, которая осуждает Россию же за ситуацию на Северном Кавказе. Они выражают поддержку этому и говорят, что это «исторический момент», но при этом крайне удивлены, поскольку, откровенно говоря, не ожидали этого от российских представителей. Впервые за 14 лет наша делегация поддержала такую жесткую резолюцию, и более того, отдельные ее члены хвалили этот документ как «объективный и сбалансированный». Отголоски этого удивления и одновременно недоумения можно услышать даже в статье, опубликованной на днях американским изданием International Herald Tribune под названием «Россия поддержала жесткий доклад СЕ по ее собственной политике».

Российская делегация в ПАСЕ рассчитывала на «размен», но его не произошло

Давайте попробуем понять, что могло быть причиной такой позиции. По моему мнению, это вызвано представлением о том, что мы сейчас должны снять целый ряд спорных моментов в наших отношениях с Западом. Для чего нам следует пойти на ряд шагов навстречу западным пожеланиям. До сих пор российские делегации жестко полемизировали с такого рода резолюциями и осуждением в наш адрес. На сей раз, однако, единственное, что сделали наши делегаты,— попросили подкорректировать слишком жесткий язык текста резолюции, где правление господина Кадырова в Чечне было названо «культом личности». После того как российская поправка к резолюции была принята, один из членов нашей делегации заявил, что все оставшиеся части документа нас вполне устраивают. Если этот ход был рассчитан на то, чтобы снять напряжение в отношениях между большей частью Совета Европы и Россией по Северному Кавказу, то, как мне кажется, он не даст нужного результата. Помимо того, что крайне странно читать в зарубежной прессе о российских делегатах, которые поддерживают антироссийские резолюции, даже с точки зрения здравого смысла расчет нашей делегации был не слишком хорошо продуман.

По всей вероятности, российская сторона рассчитывала, что после этого нам удастся добиться от западных делегатов более мягкой позиции по другим важным для нас вопросам. Например, мы хотели бы, чтобы было закрыто т. н. «южноосетинское досье». Дело в том, что с 2008 года в Совете Европы готовятся доклады по ситуации в Южной Осетии и практически на каждом заседании Парламентской Ассамблеи Совета Европы с тех пор принимается резолюция с требованием отозвать признание независимости Абхазии и Южной Осетии и вывести с их территории российские войска.

Можно предположить, что с нашей стороны замышлялся именно такой размен: мы согласимся с жестким докладом Совета Европы по Северному Кавказу, а они откажутся от принятия новой резолюции по Южной Осетии, которая осуждает Россию и требует от нас вывода войск, а также отказа от признания независимости этих республик. Но, как и можно было предположить, несмотря на оптимизм, который испытывала российская делегация насчет такого возможного «размена», этого не произошло. Причем, судя по всему, и не могло произойти. Дело в том, что по крайней мере на нынешнем этапе и в Европе, и в США общая позиция остается неизменной. Она состоит в том, что они не признают Абхазию и Южную Осетию как независимые государства, осуждают РФ за признание этих республик, поддерживают территориальную целостность Грузии и, как на днях заявил помощник Обамы по России Майкл Макфол, будут добиваться вывода российских войск с этих территорий.

В ответ на наш шаг навстречу следует выдвижение к нам новых требований

В этих условиях рассчитывать на то, что Парламентская Ассамблея Совета Европы вдруг откажется от возобновления югоосетинского досье, вряд ли было оправданно. Более того, опыт наших взаимоотношений с Западом показывает, что слишком резкие шаги с нашей стороны, которые нацелены на кардинальное улучшение отношений, воспринимаются Западом не так, как мы думаем. Мы ожидаем, что в ответ на наш шаг навстречу последует ответный шаг с их стороны в нашем наплавлении. Однако, как показывает опыт, нередко в ответ на наш шаг следует выдвижение к нам новых требований.

Я хочу обратить внимание, что в последнее время канцлер Германии Ангела Меркель вдруг заговорила о том, что России нужно выводить свои войска из Приднестровья, хотя до этого она обычно не затрагивала эту тему. А в США представители администрации говорят о том, что Россия должна поддержать теперь еще более жесткие санкции в отношении Ирана. То есть нашей поддержки в голосовании за последнюю резолюцию в Совбезе ООН может оказаться недостаточно. Как мы видим, очень часто на Западе наши шаги навстречу воспринимают как признак слабости и как проявление некоей готовности отказаться от тех позиций, которые Россия занимала до сих пор. Западные круги, которые принимают решения, рассуждают так: «Значит нам следует оказать дополнительное давление, чтобы добиться еще больших уступок». Поэтому, поддерживая в целом курс на «перезагрузку» и сближение, который призван помочь в решении задач экономического развития страны, я глубоко убежден, что этот курс должен быть очень хорошо просчитан. Иначе он может обернуться непредвиденными политическими поражениями.
Алексей Пушков
Директор Института актуальных международных проблем Дипакадемии МИД РФ
Источник: KMnew



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх