,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


С 15 июня все украинцы — подопытные козлики в войне США с биотерроризмом
  • 25 июня 2010 |
  • 12:06 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 12671
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
С 15 июня все украинцы — подопытные козлики  в войне США с биотерроризмом


15 июня на базе Украинского научно-исследовательского противочумного института им. Мечникова открылась лаборатория, которую американский сенатор Ричард Лугар назвал «главным учреждением по исследованию опасных патогенных веществ, используемых террористами».

Такой чести удостоилась Украина, но, как ни странно, это событие осталось практически незамеченным отечественными СМИ. Никакой информации о реализации этого масштабного проекта не сообщается на официальном сайте Минздрава, хотя новостная лента там ведется регулярно.

В то же время пресс-служба Лугара уже 17 июня сообщила, что, — цитируем по сайту bioprepwatch.com:

«В Одессе открылась Центральная справочная биологическая лаборатория. Она станет главным учреждением по исследованию опасных патогенных веществ, используемых террористами.

Создана и открыта в рамках программы сенаторов Нанна и Лугара «Совместное сокращение угрозы».

Специалисты займутся изучением сибирской язвы, туляремии, квинслендской лихорадки, а также других не менее опасных вирусов.

Возможность открытия такой лаборатории на Украине впервые обсуждалась в 2005 году во время переговоров сенаторов Ричарда Лугара и Барака Обамы с украинскими чиновниками. Кроме того, именно Лугар и Обама занимались координацией сотрудничества американских и украинских исследований в области предотвращения распространения вируса птичьего гриппа» (конец цитаты).

А вот сообщение с официального сайта Одессы, который отслеживает работу городских властей:

«Созданная при участии США Центральная Референс-лаборатория Украины по диагностике особо опасных биологических патологических агентов — это пример партнерства, за которым будущее как наших двусторонних отношений, так и отношений в рамках международных организаций», — отмечает Эдуард Гурвиц.

Новую лабораторию торжественно открыли Чрезвычайный и Полномочный Посол США в Украине Джон Теффт и городской голова.

Как отметил мэр во время церемонии открытия, «этот проект позволит значительно снизить риски различного рода инцидентов, связанных с патогенными биологическими агентами, повысит уровень биологической безопасности не только в Украине, но и в Европейском регионе».

Также в пресс-сводке Одесской горадминистрации цитировалось высказывание директора Института медицины транспорта Анатолия Гоженко (какое он имеет отношение к эпидемиологии?), что это «событие является возрождением науки, а лаборатория, на создание которой потрачено около 3 миллионов долларов, способна решить множество вопросов».

После Анатолий Гоженко рассказал «2000», что его комментарий стал делом случая, а также напористости журналистов, алчущих получить хоть какой-нибудь комментарий.

«Вы понимаете, наше участие в открытии этой лаборатории было минимальным, — пояснил Анатолий Иванович, — мы только давали там одно заключение по поводу окраски стены. Когда я выходил, меня поймали ваши коллеги и задали вопросы. Я им сказал: «Ну да, лаборатория, хорошо, что будет новое оборудование и т. д.». Вот так и прославился».

Новое оборудование — это, конечно, здорово, однако здесь возникает немаловажный вопрос: создание этой лаборатории уменьшает угрозу терроризма в отношении украинских граждан или же увеличивает?

С этим и другими вопросами мы решили обратиться к компетентным в вопросах эпидемиологии специалистам Министерства здравоохранения, СЭС и ряда научных учреждений.

Но, к сожалению, ни один из них не взялся прокомментировать это событие. Отвечали, что это относится к компетенции высшего руководства, которое оказывалось в командировке, иное — в отпуске, третье требовало официальных запросов (и «2000» их уже направили).

Причем настороженность специалистов вызывали даже не вопросы, а сама тема, которая оказалась запретной.

Так, например, заведующая лабораторией особо опасных инфекций Центральной санитарно-эпидемиологической станции Наталья Борисовна Выдайко не решилась давать комментарии без официального письменного обращения к главврачу ЦСЭС Любови Некрасовой.

А ученый секретарь Львовского НИИ эпидемиологии и гигиены Надежда Васильевна Синюк сразу же поправила корреспондента, что в Одессе открыта не украино-американская, а государственная лаборатория. Но на следующий вопрос об опыте подобного сотрудничества с американцами в ее НИИ (в 2005 году американцы собирались исследовать возбудителей особо опасных для здоровья и жизни человека инфекций на базе Львовского НИИ эпидемиологии и гигиены) отвечать отказалась, переадресовав к директору, «который появится на работе не раньше понедельника».

И сам директор Одесского противочумного института Сергей Поздняков, где открылась «главная» лаборатория Лугара, сослался на запрет от МЗ — «предприятие режимное, общаться можно только после письменного разрешения от Минздрава».

Мы также обратились в общественную организацию «Украинский санитарно-эпидемиологический союз», киевский НИИ эпидемиологии и инфекционных заболеваний, Государственное учреждение «Украинская противочумная станция» МЗ Украины, что в Симферополе, в киевский Институт экогигиены и токсикологии им. Медведя на имя советника МЗ по эпидемиологии Сергея Петровича Бережного.

Вот список вопросов, над которыми стоит поразмышлять не только специалистам по медицине, но и общественным, и политическим деятелям.

1. Одобряете ли вы открытие данной лаборатории?

2. 29 августа 2005 года между Минздравом Украины и Министерством обороны США было заключено «Соглашение относительно сотрудничества в области предотвращения распространения технологий, патогенов и знаний, которые могут быть использованы в ходе разработки биологического оружия». Сообщалось, что научно-исследовательские учреждения нашей страны получат около 200 млн. долл. США на изучение наиболее опасных патогенных микроорганизмов. Но многие расценили эту инициативу как попытку создания на территории нашей страны склада по хранению особо опасных вирусов. Каково ваше мнение по этому поводу?

3. Как вы считаете, может ли в стенах новосозданной лаборатории проводиться разработка бактериологического оружия?

4. Существует ли опасность, связанная с ввозом на территорию нашей страны новых биологических материалов, штаммов опасных вирусов и т. п.?

5. Сенатор Лугар сообщает, что данная биотехнологическая лаборатория станет главным учреждением по исследованию опасных патогенных веществ, используемых террористами. Почему, на ваш взгляд, выбрана именно Украина?

К этим вопросам мы вернемся в дальнейших публикациях, а сегодня уточним, что же собой представляют такие заболевания, как туляремия и квинслендская лихорадка, возбудителей которых, по словам Лугара, будут изучать именно в Одессе?

Обратимся к источникам по вирусологии и бактериологическому оружию.

Туляремия (или кроличья лихорадка) представляет собой острое инфекционное заболевание, протекающее с высокой температурой, сильной головной болью, острым ознобом, тошнотой, рвотой и явлениями прострации.

Наиболее типичный симптом, встречающийся в 80% случаев заболеваний, — воспаление лимфатических узлов, которому предшествует развитие кожной воспалительной папулы на месте внедрения инфекции, обычно на кистях рук или пальцах. Папула затем переходит в язву.

Одним из возможных признаков болезни служит образование язвы на слизистой оболочке в полости рта или на конъюнктиве глаза.

Болезнь вызывается микроорганизмом Pasteurella tularensis.

В естественных условиях резервуаром инфекции являются различные виды животных, птицы, а также клещи. К числу животных, сохраняющих туляремийных микробов, относятся кролики, зайцы, белки, вальдшнепы, ондатры, бобры, крысы, скунсы, лисы, кошки, овцы и олени. Заражение людей в 90% случаев происходит в результате контакта с кроликами или зайцами.

Квинслендская лихорадка (Ку-лихорадка, лихорадка скотобоен, австралийский ку-риккетсиоз) характеризуется общетоксическими явлениями, лихорадкой и нередко атипичной пневмонией с ознобом, потливостью, головной и мышечной болями, беспокойством и потерей аппетита. Вероятны летальные исходы.

Квинслендская лихорадка впервые описана в 1937 году в австралийском городе Брисбене. Эпидемия охватила рабочих скотобоен.

Регистрируется преимущественно спорадическая заболеваемость среди групп профессионального риска (животноводы), в основном в весенне-летне-осеннее время среди сельских жителей. Возможны и эпидемические вспышки.

Лихорадка держится обычно 1 — 2 недели, однако в некоторых случаях может продолжаться до трех месяцев. Заболевание вызывается бактерией Coxiella burneti.

В естественных условиях резервуаром инфекции являются клещи, крупный рогатый скот, овцы, козы и некоторые виды диких животных.

Надо заметить, что в последнее время почему-то именно к квинслендской лихорадке обострилось внимание международной прессы, и в конце прошлого года ВОЗ даже обратилась к журналистам с просьбой не называть эту болезнь «козьим гриппом»:

«Учитывая внимание, которое сегодня вызывает любая информация о гриппе, Всемирная организация здравоохранения просит журналистов не называть квинслендскую лихорадку — обычное вирусное заболевание, повсеместно распространенное среди животных, «козьим гриппом».

Разговоры о появлении «козьего гриппа» вызваны случаями заражения квинслендской лихорадкой жителей Голландии, и, по словам пресс-секретаря ВОЗ Грегори Хартля, за год здесь от этого заболевания, предположительно, умерли шесть человек.

Но здесь возникает вопрос, почему бы американцам не исследовать эти бактерии в Голландии — на месте инфекционного очага? Почему не исследовать в США, где много пустынных безлюдных территорий? Почему для этого дела выбрали украинский город-миллионник? Наверное, потому, что понимают: голландские чиновники на такую авантюру никогда бы не пошли, а если бы и пошли, то общественность их тут же поставила бы на место. Так не превращают ли украинских граждан в подопытных кроликов, если не сказать, — козликов?

Стоит также вспомнить о прошлых успехах сотрудничества сенатора Ричарда Лугара с правительством Украины. Например, он решал вопросы ядерного разоружения нашей державы — «Программа совместного сокращения угрозы министерства обороны США» известна также как программа Нанна—Лугара. Это сотрудничество затормозилось в 2004 году, когда, согласно договоренностям, США должны были выделить Украине несколько сот миллионов долларов на утилизацию твердого ракетного топлива и боеприпасов, но Лугар отклонил эти договоренности под предлогом того, что проект украинских специалистов по утилизации опасен для населения.

«Мы считаем, что этот способ может потенциально привести к взрывам и угрожать самим украинцам», — заявлял сенатор, а ВР Украины обращалась к конгрессу США с призывом повлиять на соответствующие государственные органы США с тем, чтобы ранее достигнутые договоренности по ликвидации стратегического ядерного оружия были выполнены.

Хорошо характеризует отношение американского сенатора к украинским партнерам его на весь мир прогремевшее обвинение в том, что «Украина крадет газ» (в интервью «Эху Москвы»), правда, после он оправдывался, что его слова неточно перевели. Дескать, он употребил глагол в прошедшем времени, что, впрочем, сути не меняет.

К слову, и Россию он не так давно относил к странам, где «враждебные режимы используют поставки энергии в качестве средства для давления на своих соседей».

Теперь Украина становится главной базой США по вопросам биотерроризма. Мы должны гордиться сотрудничеством в сфере исследований бактериологического оружия или все-таки его опасаться?

Опасаться быть вновь обманутыми, стать гражданами страны, превращенной в экспериментальную вирусологическую лабораторию, опасаться террористов, которых наверняка будут привлекать эти исследования и, наконец, опасаться применения бактериологического оружия.

Эти вопросы остаются открытыми.

Но совершенно очевидно, что этот проект по борьбе с биотерроризмом на территории Украины (кстати, вспоминается еще один — по размещению хранилища ядерных отходов на территории ЧАЭС) является плодом холуйствующей политики бывшего президента страны, позволившего своим американским покровителям чувствовать себя хозяевами на нашей земле. И кто, как не Виктор Ющенко подложил под Одессу эту бактериальную мину замедленного действия?

Кстати, ранее, когда появилась информация о намерении разместить подобную лабораторию на территории киевского Института экологической гигиены и токсикологии им. Л. И. Медведя, «регионал» Владимир Сивкович подавал депутатский запрос, в котором говорилось о несоответствии расположения данного объекта международным нормам. А в конце 2009 года секретарь СНБО Раиса Богатырева заявляла, что в Киеве лаборатории не будет.

Но таки нашлось «свято место» в Одессе, и расположено оно, между прочим, — в квартале от Пересыпского моста и спуска Маринеско, невдалеке от исторического центра города.

P.S. Нам также хотелось бы отметить «открытость» для журналистов пресс-службы Минздрава Украины, куда при прежнем руководстве Кабмина «2000» перестали обращаться ввиду постоянной недоступности чиновников и потеряв всяческую надежду на получение оперативного комментария.

А нынче и того краше. На министерском сайте вообще отсутствуют контактные телефоны пресс-службы, а телефон «горячей линии» Минздрава отвечает только длинными гудками.

А если вдруг за консультацией обратится больной с симптомами «козьего гриппа» — кто же его успокоит, что в отпускную пору новые вирусы никого не трогают?



Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх