,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Экспертократия Основа кризиса — в головах
  • 17 июня 2010 |
  • 20:06 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 14662
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Экспертократия  Основа кризиса — в головах


Так называемое экспертное сообщество, большая часть которого взращивалась в наших краях не без щедрой поддержки закордонных грантодателей, в тандеме с «честными» СМИ проявляет себя нынче явно небеспристрастно по отношению к новой власти. Не приемлют «эксперты» попыток улучшить отношения с Россией; они против курса на внеблоковость Украины. Как и категорически против любых отклонений от излюбленных ими либеральных догматов.

Увы, история всех экономических и социальных катастроф, случавшихся в последнее время в Украине (не без поддержки либо молчаливого согласия «широких экспертных кругов»), указывает на весьма прискорбный факт: звания экспертов в нашей стране часто носят не специалисты в той или иной области знаний, доказавшие непреложность оценок или точность прогноза, а некие персонажи, на практике оказывающиеся лишь весьма тенденциозными и ангажированными политическими говорунами, которых в эксперты зачисляют медиа.

Не могут не удивлять результаты опросов нашего экспертного сообщества, которые периодически проводятся социологическими службами. Большинство так называемых экспертов демонстрируют изумительное единство мнений в оценках даже самых острых проблем нашего общества (например, отношения Украины и НАТО, внешняя или гуманитарная политика etc). Оценки таких экспертов, как правило, кардинально разнятся с позицией большинства граждан.

Две недели назад фонд «Демократические инициативы» опубликовал результаты опроса экспертов различных институтов и центров на тему: «100 дней президента Януковича». Методология исследования и критерии выборки не до конца ясны, хотя «Деминициативы» указывают, мол, в ходе «социологического» исследования сочли достаточным опросить всего 19 экспертов из ряда исследовательских институтов, гражданских центров и всевозможных фондов.

Однако любопытно другое. Согласно данным исследования, опрошенные оценили первые 100 дней Януковича... предельно негативно. Средняя оценка — 2,7 балла по

11-балльной шкале. В частности, лица, причисляемые к экспертам, крайне негативно оценили Харьковские соглашения с РФ. Эта же группа опрошенных очень критически отнеслась и к формированию правительства, и к большинству остальных кадровых назначений, не одобряя заявления главы государства о внеблоковом статусе Украины, а также отказ от «евроатлантических перспектив». Весьма негативную оценку среди указанных «экспертов» получили и создание коалиции с участием отдельных депутатов, и — это, увы, вполне предсказуемо — политика власти в гуманитарной сфере.

И в то же время полностью противоположна оценка 100 дней в обществе. Опубликованные 7 июня авторитетным киевским Институтом им. Горшенина результаты опроса общественного мнения показывают: почти 2/3 населения Украины в целом положительно оценивают деятельность нового президента. При этом 62,9% опрошенных считают, что внешняя политика Януковича в той или иной степени отвечает их предпочтениям.

В нормальных условиях экспертное сообщество — это группа профессиональных политологов, экономистов, юристов, чиновников, наконец интеллектуалов из академической среды. Без них невозможна выработка качественных решений власти.

Экспертократия — негативная сторона явления, имеющая место в условиях идейно дезориентированного украинского общества, подвергаемого манипулятивным технологиям. Данным термином можно обозначить власть медиакомментаторов, сотрудников «мозговых» центров (реальных и еще чаще — фиктивных), которые способны оказывать влияние или давление на власть и общество посредством СМИ. Профессиональная квалификация или качество оценок таких комментаторов весьма сомнительны — в конечном счете для их заказчика это и не так важно, как их манипулятивный потенциал.

Один из свежих примеров — коллективный доклад под названием «100 дней новой власти: какая модель правления формируется?» В подготовке материала участвовали в целом около четырех десятков (!) экспертов из различных неправительственных организаций. Доклад был опубликован в «Зеркале недели» (№ 22 (802), 12 — 18.06.10) с указанием, мол, «Проект осуществлен при поддержке Международного фонда «Відродження» (фонд «Відродження», напомним, является фактическим представительством в Украине известного американского Фонда Джорджа Сороса).

Впрочем, дело не столько в соросовских грантах, сколько в том, что уже при первом беглом ознакомлении становится очевидным: авторы будто задались целью «замочить» власть без остатка. И, не предлагая по сути никаких альтернатив, не видят в ее действиях за истекшие 100 дней практически ничего, что бы заслуживало хотя бы нейтральных оценок.

Эксперты против демократии

«Быстрые действия новой власти в ключевых сферах жизнедеятельности общества противоречиво воспринимают общественность, оппозиционные политики и политические силы, — говорится в указанной статье. — К тому же эти действия происходят в государстве, где продолжительный политический кризис (немалый вклад в который внесла и нынешняя власть) серьезно подорвал его состоятельность как института публичной власти».

Авторами 1-го раздела (Внутренняя политика и организация власти: волна новаций) выступили: Игорь Колиушко, Виктор Тимощук, Роман Куйбида, Александр Банчук, Марьяна Демкова, Юлия Кириченко, Ярина Журба (все — Центр политико-правовых реформ), а также Анатолий Ткачук (Институт гражданского общества).

В данном блоке составители доклада, к примеру, утверждают, что «принятые коалицией законы по смыслу часто не соответствуют задекларированным намерениям и еще больше отдаляют Украину от ценностей, к которым она стремится».

Что ж, надо полагать, авторам данного материала видней, к каким именно ценностям стремится Украина и от чего ее будто отдаляет избранная все-таки демократическим путем власть. Впрочем, в данном разделе господа эксперты речь ведут о вполне конкретном законопроекте — «О всеукраинском референдуме». Документ, по их мнению, «несмотря на видимость широкого народовластия, на самом деле воплощает идею референдума как инструмента власти для принятия необходимых ей законодательных решений фактически без участия парламента».

Безусловно, по поводу указанного законопроекта, уже вызвавшего бурную дискуссию в политикуме, эксперты имеют полное право на подобные замечания. Однако хотя бы объективности ради обязаны указать и на положительные стороны предлагаемой идеи.

Во-первых, практика референдумов и весьма частых всенародных плебисцитов по самым разным жизненно важным проблемам — основа основ западной демократии. Современные западные страны целиком живут на принципе неограниченного народовластия, и любое решение, принятое большинством, — законно. Если авторы доклада принципиально не желают видеть позитивных сдвигов в деле демократизации политической системы страны в случае принятия закона, как и ряд известных «демократических» политсил, они, стало быть, де-факто выступают против приобщения к «европейским ценностям», за которые давно ратуют на словах?

Впрочем, о реальных причинах неприятия среди «демократических» сил данного законопроекта, как и среди «независимого» экспертного сообщества, остается только догадываться. Возможно, «демократы» всерьез опасаются, что через референдум граждане наконец выскажутся и по поводу поддержки либо неподдержки внеблокового статуса, и по поводу целого ряда других наболевших проблем (например, о статусе русского языка, о федеративном устройстве).

Далее авторы доклада серьезно сокрушаются по поводу того, что при формировании нового правительства, дескать, была несколько увеличена численность его членов (за счет вице-премьеров, координаторов министерств) и отмечают: сейчас их численность 29, а это далеко от оптимальных 16—18. Правда, по какой методике авторы рассчитали это самое «оптимальное» число членов Кабмина, неясно. Вероятно, каждое новое правительство само должно определять численность персонального состава, в том числе с учетом масштабности задач, коалиционных договоренностей.

Чуть дальше наталкиваемся на еще одну весьма спорную формулировку: «Очевидна тенденция фактического восстановления централизованной модели государственного механизма во главе с президентом. Негативом является уменьшение роли правительства в формировании государственной политики, вмешательство президента в сферы ответственности Кабинета Министров, повышение вероятности принятия единоличных спонтанных решений».

Что ж, если сам факт завершения политического противостояния между ветвями власти эксперты не намерены замечать, можно предположить, что ситуация, имевшая место в стране до того, в представлении «интеллектуалов» куда предпочтительней.

Еще одним из пунктов претензий в разделе, посвященном внутренней политике, является судебная реформа. Впрочем, здесь аргументация авторов недостаточно ясна. «Приоритетность судебной реформы в деятельности нового президента, — говорится в статье, — а также форсированная работа по ее подготовке, позволяют предположить, что вскоре реформа будет проведена. Однако возможное содержание этой реформы вызывает немалое беспокойство: в деятельности новой власти просматривается желание укротить судебную власть и «приручить» судей путем инициирования и принятия законов».

Как известно, парламент недавно принял закон «О судоустройстве и статусе судей» (№ 6450), которым значительно расширены полномочия Высшего совета юстиции в формировании состава судов всех инстанций.

Впрочем, отныне «Высший совет юстиции превращен в серьезный инструмент влияния политических сил на судей», — утверждают авторы статьи. Но при этом они, очевидно, «забывают» упомянуть, что и до сих пор влияние политсил на суды было самым что ни на есть прямым: при назначении части судебного корпуса прямое влияние имел президент, остальная же часть «проходила» через главу Верховного Суда (которого опять же назначает глава государства). До сих пор в стране царила настоящая вакханалия в судопроизводстве, не говоря уже о повальном взяточничестве и коррупции в судебной системе, когда на уровне любого райсуда можно было легко добиться и отмены указов президента, и приостановки действия законов, принимаемых ВР. Неурегулированной оставалась сама процедура назначения судей.

Однако более всего авторов 1-го раздела доклада возмущает сам процесс формирования коалиции в Верховной Раде. «Пропрезидентские фракции, не имея в своем составе парламентского большинства, при помощи отдельных народных депутатов из других фракций внесли изменения в регламент Верховной Рады, определив вопреки Конституции, что в состав коалиции могут входить, кроме депутатских фракций, также внефракционные народные депутаты и представители других фракций», — констатируют эксперты. И тут же вновь «забывают» упомянуть о том, как прежний состав Кабмина продолжал работать в течение двух лет, имея фактически меньшинство в парламенте, т. е. в отличие от нынешней коалиции не имея даже возможности проводить через парламент какие-либо решения.

Между тем, затевая разговоры о легитимности действующей коалиции, уместно задаться куда более значимым вопросом: а почему, собственно, из рядов «демократических» оппозиционеров (БЮТ и НУНС) и в прошлом, и в нынешнем созыве парламента регулярно продолжают бежать депутаты?

Ведь если все дело в неспособности депутатов устоять перед «соблазнами» власти, то почему ничего такого не наблюдалось ни у ПР, ни тем более у КПУ — у обоих фракций за долгий период пребывания в оппозиции не зафиксировано не то что массовых, но даже единичных случаев побега в коалицию Ющенко— Тимошенко. Неужели и в этот раз остается признать, что в рядах «помаранчевых» снова оказалось много сторонних (идеологически индифферентных) бизнесменов, которым массово продолжали продаваться места в списках, несмотря даже на неконституционный (!) прецедент с разгоном Ющенко прошлого созыва парламента?

Экономическая политика: отсутствие альтернатив

Экономический блок рассматриваемого доклада готовило наибольшее число экспертов (указано по меньшей мере 16 фамилий). Данный раздел оказался, пожалуй, наиболее сдержанным в оценках.

Авторы приводят перечень значимых, на их взгляд, решений правительства, которые характеризуются как достаточно своевременные. Так, в апреле был упразднен сбор в Пенсионный фонд с операций купли-продажи безналичной иностранной валюты (0,5% суммы операции), введенный в 1998 г. постановлением Кабмина. Упразднение сбора означает уменьшение себестоимости обменных операций.

27 апреля ВР отменила ограничения по привлечению иностранных инвестиций. Упрощение режима иностранных инвестиций в Украине — явно положительный шаг навстречу иностранным инвесторам, которые были вынуждены до того принимать на себя существенные валютные риски. Трудно спорить и с утверждением, что на нынешнем этапе стране по-прежнему «не хватает четкого видения способов реализации масштабных проектов, их увязывания со средне- и долгосрочными целями государственной политики».

В то же время далее отмечается, что правительственная Программа экономического и социального развития на 2010 год предусматривает немалую поддержку определенных отраслей экономики. В частности, речь идет о химической, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности (путем таможенно-тарифной защиты) и ВПК (за счет увеличения объемов госзаказа). При этом правительство определило ряд критериев эффективности государственной поддержки (объемы реализации, производительность труда, фондоотдача).

Вместе с тем авторы блока указывают на сохраняющиеся дисбалансы в госбюджете, особенно в связи с повышением минимальной зарплаты почти на треть, а также минимальной пенсии (с 695 грн. в январе до 734 грн. в декабре 2010 г.).

При этом дефицит Пенсионного фонда остается весьма значительным (около 2,7% ВВП), а совокупный трансферт ПФ планируется на уровне 20% расходов бюджета. Впрочем, констатируя тяжелое положение дел в казне, читателю не предлагается никаких конкретных рецептов решения проблемы.

Авторы также упоминают тот факт, что пытаясь хоть как-то сбалансировать бюджет, Кабмин расширил базу налогообложения прибыли предприятий — путем установления 20%-ного ограничения на перенос убытков прошлых лет на 2010 г. Данная норма, конечно, оказалась весьма болезненной для многих предпринимателей, получивших убытки от курсовых разниц из-за резкого падения гривни в прошлом году. Однако авторы почему-то не указывают, что тем самым Кабмин преследует и другую важную цель — вывести из тени хотя бы часть оборотов предприятий, которые теперь будут значительно ограничены в ее сокрытии и минимизации налоговых обязательств.

Неблагоприятной для банковского сектора стала отмена кассового метода начисления доходов по кредитным операциям, что приведет к росту налоговых обязательств банков в 2010 г., констатируют эксперты.

Однако, учитывая, что банковский сектор сегодня в Украине тоже не очень-то отличается прозрачностью в деле уплаты налогов, не говоря уже про известные схемы сокрытия оборотов предприятий (от минимизации налогов до вывода капиталов за пределы страны), а также то, что банки, в отличие от реального сектора, с конца весны 2009-го чувствуют себя гораздо лучше, стремление властей повысить нагрузку на финансистов в трудное для страны время вполне объяснимо. Более того, банки, по сути заморозив даже гривневое кредитование, сегодня накопили довольно немалые свободные ресурсы, в том числе через повышенные в начале кризиса проценты по ранее выданным кредитам. Большую часть свободных денег банкиры в лучшем случае пускают на кредитование государства — через покупку ОВГЗ.

Как известно, Кабмин обязался погасить невозмещенную на 30 апреля этого года сумму НДС через оформление ее облигациями внутреннего госзайма сроком на пять лет. «При отсутствии устойчивого спроса на рынке ОВГЗ для предприятий существует риск понести потери из-за продажи НДС-облигаций со значительным дисконтом, — отмечают авторы доклада. — Еще одним последствием НДС-облигаций станет рост внутреннего государственного долга».

В этой связи непонятно, готовы ли авторы доклада предложить что-либо взамен. Учитывая серьезные проблемы в казне, Кабмин ведь фактически пытался хоть как-то растянуть долговое бремя, созданное прежним правительством, до более спокойных времен. Понятно, что невозмещенный НДС бьет по экспортерам, а правительство де-факто самокредитуется за счет предпринимателей. Но, с другой стороны, сама проблема возмещения НДС настолько неоднозначна, что как минимум здесь следует упомянуть и фактор фиктивного НДС — доля сомнительных заявок на возмещение налога по разным оценкам составляет около трети суммы нынешнего долга.

Вместе с тем, говоря о фискальной политике властей, эксперты почему-то не упоминают планируемое Кабмином снижение основных налогов. Так, уже поданный на днях в парламент проект Налогового кодекса предлагает среди прочего снижение ставки налога на прибыль с 25 до 20% в 2011 г. с дальнейшим ее уменьшением до 19% в 2012 году (и до 18% — в 2013-м, 17% — в 2014 г.). В части НДС предполагается снижение ставки до 19% в 2012 г., до 18% — в 2013 г. и до 17% — в 2014-м.

Помимо того, предусматривается предоставление специальных инвестиционных льгот, в частности в виде инвестиционно-инновационного налогового кредита, льготы на инвестирование объектов инфраструктуры. Также предусмотрены льготы по энергосбережению до 50—80%.

Серьезное внимание в экономическом блоке доклада уделено газовой проблематике. Говоря о снижении цен на российский газ, которого новой власти удалось добиться, подписав Харьковские соглашения, авторы утверждают: «Существует риск консервации положения дел (как минимум на срок каденции нового Президента Украины, самое большее — на время действия газовых контрактов), поскольку новые цены на газ могут затормозить реализацию программ энергосбережения».

Таким образом, эксперты беспокоятся по поводу якобы существующего риска остановки программ энергосбережения. Бизнес будто настолько изнежится льготной ценой, что не будет внедрять программы энергоэффективности. Проще говоря, эксперты пытаются нас убедить в... пагубности (!) низких цен на газ, а также, очевидно, косвенно критикуя Харьковские соглашения, благодаря которым эти льготные цены были понижены.

Между тем логика подсказывает: не получи наши металлургические и химические предприятия скидки, большинство из них не то что не смогли бы инвестировать в энергосбережение (за неимением на то оборотных средств), но вскоре вынуждены были бы просто остановить производство. Например, в 2009-м многие химические предприятия уже простаивали месяцами в связи с падением мировых цен на свою продукцию до уровня ниже себестоимости закупки голубого топлива.

Нерентабельным и обросшим долгами заводам пришлось бы вскоре спешно продаваться (в том числе, не исключено, в руки россиян), причем, несомненно, по бросовой цене. Однако скидка на топливо фактически спасла от банкротства эти предприятия (прежде всего химического комплекса).

Мнимые угрозы

Недавно ВР приняла за основу внесенный президентом законопроект «Об основах внутренней и внешней политики Украины», который закрепляет внеблоковый статус Украины и предусматривает изъятие из закона «Об основах национальной безопасности Украины» положения о членстве Украины в НАТО.

В разделе, посвященном внешней политике, авторы утверждают: «Принятие закона может создать ряд рисков, наибольший из которых — закрепление нынешней ситуации неопределенности, когда Украина оказалась в «серой» буферной зоне, не имея как возможности самостоятельно обеспечить защиту собственной независимости и территориальной целостности, так и надежных внешних гарантий безопасности». Достигнутые договоренности и соглашения с РФ по Черноморскому флоту, говорится далее в докладе, оказались «обменом условных экономических преференций РФ на стратегические геополитические уступки со стороны Украины».

Когда речь идет о каких-то «стратегических уступках», совершенно непонятно, какие потери понесла Украина, получив скидку на газ, повысив цену аренды и продлив пребывание флота там, где он пребывал неизменно в течение нескольких столетий кряду. При этом как будто нормализация отношений с РФ и появление многих новых возможностей в сотрудничестве с главным торговым партнером и крупнейшим игроком на мировой арене является не стратегическим национальным интересом нашей страны.

Уже не говорим о том, что эксперты даже не пытаются проанализировать возможные геополитические выгоды для Украины от нового качества партнерства с РФ. А выгод этих очень много.

Поскольку Россия является крупнейшим торгово-экономическим партнером нашей страны (более трети внешнеторгового оборота Украины), отношения с этой страной сказываются и на общей температуре внутри украинской экономики. Этого нельзя сказать ни о сотрудничестве с США (всего 3% внешнеторгового оборота Украины) и, положа руку на сердце, ни обо всех странах Европы (до трети товарооборота).

В отличие от РФ, куда Украина поставляет почти весь спектр производимых товаров (в т. ч. подавляющую часть машиностроительной и высокотехнологической продукции), с Европой она торгует почти исключительно товарами нетехнологическими, то есть сугубо сырьевыми. Причем без видимой перспективы увеличить свое присутствие хотя бы для товаров аграрной группы, не говоря уже о самолетах и уж тем более продукции атомного машиностроения, ракетостроения или судостроения.

Критикуя курс на активизацию российского направления во внешней политике, эксперты говорят о риске «маргинализации евроинтеграционной политики с дальнейшим преобразованием европейской повестки дня в Украине в откровенно второстепенную».

В то же время едва ли не главным пунктом внешнеполитической повестки для нашей страны, по мнению авторов доклада, должно стать соглашение об ассоциации и создание зоны свободной торговли с ЕС. В вопросе экономической интеграции наше экспертное сообщество даже не пытается критически проанализировать предыдущий опыт отношений Украины с ЕС, говоря о необходимости стремления в ЗСТ с Европой как об исключительно выгодном и нерискованном для Украины проекте. В подобных исследованиях нелишне хотя бы проанализировать аналогичные перспективы интеграции в альтернативном, восточном направлении — с тем же Таможенным союзом. А ведь последний вопрос может стать актуальным для Украины в перспективе ближайших нескольких лет по мере обретения странами ТС членства в ВТО.

Наконец, по мнению авторов доклада, в связи с провозглашением внеблокового статуса Украины «существует риск возможного снижения уровня военного сотрудничества с Организацией Североатлантического договора».

Честно говоря, вообще непонятно, на основании чего делается такое утверждение, если по крайней мере учитывать, что до сих пор какого-либо явного сотрудничества, измеримого, например, осязаемыми экономическими категориями, между Украиной и НАТО как не было, так в ближайшей перспективе и не предвидится.

Например, альянс никогда не заявлял о возможной закупке украинских транспортных самолетов или вооружений.

Напротив, кооперация в военно-технической сфере с РФ, крупнейшим производителем вооружений в мире, с самого начала независимости приносила Украине вполне конкретные экономические дивиденды.

Более того, в ряде проектов кооперация с отдельными странами НАТО, не исключено, возможна лишь в силу подключения к таким проектам РФ.

Например, совсем недавно Россия выдвинула официальное предложение властям США по созданию СП для совместного производства сверхтяжелого транспортного самолета Ан-124 «Руслан». Как заявил 15 июня вице-премьер РФ Сергей Иванов, для осуществления этого проекта «необходимы твердые заказы как со стороны Пентагона, так и со стороны Минобороны России». Иначе, по его словам, создавать подобное производство бессмысленно.

«Чтобы подготовить производство к созданию подобного самолета, нужно как минимум 80 заказов, цена одного самолета составляет около 250 млн. долларов. Ни одна гражданская грузовая авиакомпания не может сделать заказ на 20—30 подобных самолетов, она его просто не потянет, — подчеркнул он. — То есть ключевым для осуществления этого проекта является согласие двух оборонных ведомств заказать этот самолет».

Если предложение американцами будет принято, крупнейший в мире транспортный самолет, аналога которому нет в США даже в проекте, на трехстороннем уровне, возможно, будет запущен в серийный выпуск. Иными словами, новый курс внешней политики отнюдь не закрывает перспективы отечественной оборонки на западном направлении — достаточно только представить, сколько выиграет Украина и ее авиапромышленность в случае запуска проекта производства легендарной машины семейства «Антонова» вместе с россиянами.

Выводы

Как видим, сообществу, претендующему на звание экспертного, по-прежнему свойственна очевидная заидеологизированность, стереотипное мышление.

А между тем, чтобы расставить все по местам, достаточно задаться простым вопросом: а что, собственно, реформировала или хотя бы пыталась реформировать власть предыдущая? Особенно в первые полтора года каденции Виктора Ющенко, когда у него были такие полномочия, которых у Януковича нет и уже вряд ли когда-либо появятся.

Вряд ли то, что сейчас называется «притеснениями свободы слова», можно даже сравнить с теми проблемами в СМИ, которые существовали при прежнем режиме и которых почему-то предпочитала не замечать ни «свободная» пресса, ни компания наших «независимых» экспертов.

Конечно, действия новой власти можно оценивать по-разному. Но это все-таки действия.

Трудно не согласиться с политологом Михаилом Погребинским, который недавно высказал мысль о том, что среди самых глобальных проблем на ближайшее будущее перед Януковичем две: реформирование экономики и социальной сферы и отсутствие эффективных стратегов и исполнителей. При отсутствии стратегов, способных предлагать действенные решения для власти, все реформаторские проекты будут продвигаться крайне тяжело, если будут продвигаться вообще.

Как видим, Украина сейчас испытывает не только кризис своей модели экономики, но, возможно, переживает и куда более трудноразрешимую проблему — кризис в головах собственного интеллектуального сообщества.



Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх