,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Артур Альмендингер: О Философии Симбиоза или о родовых муках Планетарного Общества
  • 17 июня 2010 |
  • 19:06 |
  • jorik.13 |
  • Просмотров: 29250
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Мы с детства привыкли к наивным сказкам о добре и зле, в которых добро неизбежно побеждает зло. Этот философский дуализм добра и зла присутствует не только в детских сказках - он пронизывает все мировосприятие человека, и в особенности европейского человека.

Русские сказки отличаются тем, что в них отсутствует детальное описание жестокости и смакование ужасов. Добро в русских сказках никогда не бывает агрессивным: оно наивно, пассивно и иногда даже лениво. Прототипом добра в них является Иванушка Дурачок, которому не хочется покидать своей теплой печи и которому удается победить зло как бы случайно, не прилагая при этом больших умственных и физических усилий. Зло в русских сказках как бы изживает само себя, без особых усилий миролюбивого и бескорыстного Иванушки, и в этом мудрость русских сказок.

Сказки для взрослых

Но давайте подробнее остановимся на западных сказках, которые нередко изобилуют сценами жестокости и в которых главные герои чаще всего хитрые и шустрые. В западных сказках «добро» агрессивно и «зло» в них не редко уничтожается при помощи подлости и обмана. Ну а если проанализировать западные «сказки для взрослых», то интуитивно начинаешь понимать, что в них МЫ – это ДОБРО, а ОНИ, соперники, это ЗЛО и эта аксиома не требует никакого доказательства. То есть, западное мироощущение базируется на дуализме МЫ - ОНИ, а такие понятия как добро и зло не абсолютны, а является всего лишь производными от этой дихотомии.

Этот упрощенный образ мышления находит свое отражение в поведении Запада, и в особенности в поведении лидера Запада - США. Так, например, Америка настаивает на том, чтобы ее противники назывались не иначе как преступниками и злодеями и для этого США готовы даже устроить «суд» над некоторыми неугодными лидерами и приговор этого «суда» должен быть заранее известным и лишь подтвердить мнение Америки. В противном случае сами судьи и свидетели могут быть объявлены злодеями, суд может быть объявлен недействительным, и все участники суда могут быть подвергнуты, по меньшей мере, экономическим санкциям Америки. Если же суд решит дело в пользу Америки, то свидетелям и судьям обещается щедрое вознаграждение.

С другой стороны, Америка не считает нужным придерживаться каких либо международных соглашений или законов, которые в какой то степени ограничивали бы ее собственный суверенитет, и категорически отказывается участвовать в создании действительно независимого международного суда.

Аксиома о доброй Америке подкрепляется мощной пропагандой, и инфантильный американский обыватель легко усваивает эту сказку для взрослых. Но европейские союзники Америки все чаще испытывают смущение и неловкость при прямолинейных высказываниях их заокеанских партнеров, не желающих более придерживаться каких либо минимальных правил приличия...

Холодная война являлась классическим примером планетарного дуализма, при этом обе стороны считали, что они - добро, а соперник – зло. Надо отметить, что советская пропаганда относилась более дифференцированно к своим соперникам. Советским людям внушалась мысль о том, что простые люди на Западе по природе хорошие и что им необходимо помочь освободиться от ига кучки злодеев-эксплуататоров. Западному же обывателю внушалась, что Россия в целом (именно Россия, а не СССР) является империей зла и что все ее граждане (за исключением, может быть, диссидентов) являются потомственными алкоголиками, лентяями и негодяями.

После распада восточного блока западные философы и идеологи оказались в замешательстве. Одним стало не по себе жить в мире, где нет достойного противника и они стали говорить о многополярном мире и о войне цивилизаций, другие, более оптимистичные, поторопились объявить о конце истории. Но вскоре Запад вернулся к привычной дихотомии мировосприятия. Формула МЫ и ОНИ была успешно модифицирована и теперь она выражается лозунгом „The West and the Rest“ (МЫ- Запад и ОНИ - все остальные).

Похоже, что весь остальной мир клюнул на эту удочку. Иногда складывается впечатление, что после краха коммунизма мир начал разделяться на два непримиримых лагеря: поклонников глобализации и противников этого процесса. При этом многие так до конца и не понимают, о чем собственно идет речь. А ведь знаменитый лозунг, которому так и не суждено было воплотиться в жизнь: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» пожалуй является первым глобалистским лозунгом.

Точкой отсчета начала процесса глобализации можно считать кругосветное путешествие Магелана. Сознание того, что наша планета (Globus) имеет конечные размеры, развеяла суеверный страх средневекового обывателя и с тех пор Запад прикладывал все усилия к освоению «отсталых» территорий на этом «глобусе».

Противостояние коммунизма и капитализма, в какой то степени тормозило процесс глобализации, но он никогда не останавливался.

Говоря об актуальной фазе глобализации нужно, прежде всего, уточнить, что речь идет о небывалой концентрации власти, но не в руках пролетариата, как было задумано, а в руках крохотного меньшинства, которое неподотчетно безвластному большинству. Но даже не это самое страшное. Можно было бы предположить, что это меньшинство достаточно культурно, осознает свою ответственность, и в какой то степени выражает интересы всех обитателей нашей планеты и заботится о сохранении нашей среды обитания. Но смена власти в США и приход в Белый Дом простодушного и прямолинейного политика, который недвусмысленно заявил о том, что интересы американской экономики превыше всего на свете и что американский образ жизни оказывает исключительно благоприятное влияние на окружающую среду, вызвало смущение даже в кругах европейских либеральных политиков и развеяло все сомнения даже у самых наивных простаков.

Но стоит ли из-за этого отвергать сам процесс глобализации и спешить записывать себя в ряды антиглобалистов? Ведь все эти хорошо организованные и хорошо финансированные выступления антиглобалистов, и в особенности поведение хулиганов, устраивающих погромы, очень напоминает блеф и провокацию. Имеются подозрения, что полиция иногда сознательно разрешает громить банки, чтобы дискредитировать все движение. Во всяком случае, эти события хорошо вписываются в примитивную дихотомическую формулу МЫ – ОНИ, которую успешно смогли навязать нам «сильные мира сего». Было бы корректнее выдвинуть лозунг: «Глобализация – да, но не по-американски!» или переделать старый глобалистский лозунг: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» в новый лозунг: «Традиционалисты всех стран, соединяйтесь!».

Этот лозунг кажется противоречивым, но только на первый взгляд. Он не вписывается в дуальное восприятие мира, и в этом его революционность.

Убогость теории Дарвина

Западное мировоззрение базируется на дуализме европейского и восточного (ханаанского) мироощущения. Привнесение чуждых ханаанских идей в европейскую среду вызвало, согласно Юнгу, глубокую психическую травму и расщепление сознания западного человека. Душевный дискомфорт побуждал лучшие умы Запада искать ответа на вечные вопросы в изучении явлений природы. Одним из носителей такого расщепленного западного сознания был Чарльз Дарвин. Он долго не решался обнародовать результаты своего научного исследования, так как они находились в конфликте с его христианским мироощущением. Ведь, согласно теории Дарвина, все живое в природе находится в перманентной войне и побеждает в ней не альтруизм, а эгоизм, а это находится в прямом противоречии с традиционной христианской этикой.

После того как Дарвин обнародовал свою работу, он заявил, что готов пересмотреть свою теорию эволюции, если кому либо удастся доказать, что какое либо изменение в структуре какого либо живого вида произошло не во благо самого этого вида, а исключительно во благо другого вида.

"If it could be proved that any part of the structure of any one species had been formed for the exclusive good of another species, it would annihilate my theory, for such could not have been produced through natural selection" (Darwin, p. 164).

Хотя сам Дарвин и сомневался в результатах своих исследований, его теория оказала решающее влияние на развитие западной цивилизации и привело к тому, что Запад постепенно отторг восточное ханаанское наследие. Это в свою очередь привело, к тому, что Бог на Западе «умер». Это впервые заметил Ницше, обвинив западного обывателя в убийстве Бога. Совершив символический акт богоубийства, Запад наконец-то избавился от своей психической травмы и преодолел свою душевную раздвоенность. С тех пор рационализм и ложно понятый Дарвинизм являются основной идеологией западной либеральной элиты и эта идеология привела к тому, что Запад стал бесспорным экономическим и военным лидером планетарного масштаба.

Но вернемся к биологии и философии. Современные холистские парадигмы миропонимания все больше ставят под сомнение теорию Дарвина. Дуализм мировоззрения Дарвина (или теория верна, или она ошибочна - третьего не дано) не позволил ему предположить, что есть еще и третий вариант. Теория Дарвина не то чтобы была ошибочна - она всего лишь является частным случаем в более сложном процессе.

Ведь действительно, в природе сколько угодно примеров, которые подтверждают теорию борьбы и выживания сильного, что влияет на изменение видов. Однако в природе так же достаточно примеров симбиоза, когда один живой организм изменяется и подстраивается под другой живой организм и эволюция приводит к тому, что эти два или более вида вообще не могут существовать друг без друга. То есть, кооперация в эволюции играет такую же важную роль, как соревнование и уничтожение слабого.

Но не только это ставит под сомнение теорию Дарвина. Классическая теория Дарвина всего лишь способна объяснить количественные изменения в живой природе (как, например, удлинение шеи жирафа). Качественные же изменения в процессе эволюции вообще не вкладываются в рамки этой теории.

Первым таким качественным скачком в развитии живой природы было появление многоклеточных организмов.

До появления многоклеточных форм жизни наша планета была населена одноклеточными бактериями. Многие миллиарды лет бактерии осваивали сушу и океаны, и их эволюция вполне вписывается в теорию Дарвина. Но скачок в эволюции произошел только после того, как бактерии перестали соперничать, и начали кооперировать, соединяясь в колонии, из которых в последствии появились многоклеточные организмы. Не соперничество, а именно симбиоз одноклеточных организмов привел к появлению многоклеточных! Человеческое тело (если исключить воду) почти на половину состоит из митохондрий, которые по сути дела являются потомками древних бактерий, соединившихся по велению Бога или вселенского разума в один организм и успешно продолжающих свое существование в нашем теле.

Другим скачком в эволюции явилось появление человеческого разума. Не столько соперничество и не столько пожирание слабых, сколько кооперация и сотрудничество между особями одного и того же вида вызвало этот качественный скачок. Человек перестает быть человеком вне общества и его огромный мозг ему необходим именно для существования в этом обществе.

Самым важным качественным скачком в эволюции вселенной, несомненно, является появление души у Homo Sapiens. Этот важнейший качественный скачок в эволюции живой природы вообще остается за пределами теории Дарвина. Появление души заставило человека обратить свой взор к Богу. Феномен души и нужда в Боге невозможно объяснит логическим анализом (расчленением). Душа и Бог являются высшей иерархией по сравнению с логикой и феномен души можно только объяснить на основе синтеза (соединения), то есть на основе холистского мировосприятия.

Последующий качественный скачок в эволюции произошел два тысячелетия назад. Человек осознал, что понятия добро и зло абсолютны. Поэтому человек отказался от множества языческих богов и стал поклоняться единому Богу. В последствии человек также отверг идею избранного народа. Это действительно явилось решающим качественным скачком в эволюции человечества. Идея единого Бога, отсутствие избранного народа и абсолютизация таких понятий, как Добро и Зло явилось предпосылкой к рождению идеи глобализации.

История человечества - это история эволюции человеческого общества и его институтов, начиная от первобытных общин и кончая появлением империй. Все это время человечество двигалось (методом проб и ошибок) к созданию Планетарного Общества (1). Наша эпоха интересна тем, что мы присутствуем при родовых муках этого планетарного общества. Это - очередной качественный скачек в эволюции природы и нам посчастливилось быть свидетелями этого события. Из отдельных государств -одноклеточных начало формироваться многоклеточное планетарное общество, связанное нервной сетью Интернета и массой транспортных артерий.

Мы имеем глобальный метаболизм и, пусть и не эффективные, глобальные институты, как ООН, ЮНЕСКО и пр.

Стоит ли от всего этого отказываться и возвращаться в пещеры?

Возникновение планетарного общества ни в коем случае не влечет за собой отмирание традиционного общества и его институтов или исчезновение различных культур и рас. Как митохондрии продолжают свою жизнь в многоклеточных организмах, так и трансформированное традиционное общество будет продолжать свое существование в «теле» планетарного общества.

Важно осознать, что принятая в философии аксиома дуализма (или планетарное общество - или традиционное общество) является лишь очень упрощенной парадигмой мировосприятия. Между двумя полюсами ДА и НЕТ в живой природе существует огромное поле нюансов. Западный дуализм, напоминающий двоичный код (1-ДА, 0-НЕТ), годится для описания работы компьютера, но непригоден для описания живой природы.

Западное общество относилось к природе как к машине, что позволило Западу занять доминирующее место в экономике. Благодаря рационализации, конвейеру и унификации Запад добился небывалых экономических успехов. Но, как и любая машина, эта хорошо смазанная машина западной цивилизации начала показывать признаки морального старения и физического износа, и все меньше пригодна для решения глобальных проблем.

Хотя победа Запада и убедило многих в мире в том, что западный образ жизни является единственно приемлемым, как раз таки переход к планетарному обществу убеждает многих западных интеллектуалов (включая таких «гуру» капитализма, как Сорос) в том, что Запад всего лишь одержал пиррову победу и находится в глубоком мировоззренческом кризисе. Если Запад радикально не изменит свое мировоззрение, то этот кризис может вылиться в глобальную катастрофу.

Метафора живого организма

Философия холизма не является новым изобретением, но в настоящее время она переживает свой ренессанс. Конвейер, унификация и разделение труда искусственно расчленили древнюю холистскую науку философию, которая включала в себя математику и другие науки, на отдельные узкие дисциплины. Развиваясь отдельно, эти дисциплины пришли в противоречие друг с другом и завели современную науку в тупик. Выход из этого тупика возможен лишь при синтезе различных наук с целью соединения разрозненных дисциплин в одно целое.

Холизм рассматривает природу как иерархию целостностей (holons) или как живой организм. При этом целое не является простой суммой составляющих его частей и более высокие иерархии не могут быть описаны простым описанием низших иерархий. Так, например, поведение человека не может быть описано простым описанием поведения атомов или митохондрий, а поведение общества не может быть объяснено простым описанием поведения отдельных людей или институтов. Анализ или расчленение целостности на детали годится для описания работы машины, но никак не для описания живого организма или общества. Для понимания «работы» живых систем нужен синтез и холистское миропонимание.

Вкратце напомним основные особенности системы, называемой живой организм:

-Само-воспроизводство системы (autopoiesis)

-Иерархия сложностей внутри самой системы

-Вся система является частью высшей иерархии (holarchy)

-Баланс интересов между частями системы и приоритет интереса системы как целого

-Сотрудничество и взаимопомощь между отдельными частями системы

-Запоминание позитивного опыта системы

-Изменение поведения системы при накоплении отрицательного опыта

С точки зрения холизма эти особенности являются характерными для поведения как отдельных клеток и многоклеточных организмов (включая человеческий организм), так и для поведения семьи, общества, нации и планетарного общества в целом. Если поведение какой либо системы отклоняется от вышеперечисленных признаков, то это свидетельствует о болезни системы и ее нестабильности. Если, например, отдельные части человеческого организма перестанут кооперировать и начнут соперничать, то это отрицательно отразиться не только на организме в целом, но, в конечном счете, и на отдельных органах. Если организм не лечить и не восстановить равновесия, то летальный исход неизбежен.

При этом нужно также учесть, что наш организм является частью большей системы. В нашем организме живут крохотные бактерии, которые не вызывают у нас никаких заболеваний. Напротив, если, например, удалить эти крохотные организмы из нашего кишечника, то мы заболеем и умрем. Мы живем благодаря тому, что питаемся материалом, предоставляемым живыми системами (животные, растения, бактерии) а наши выделения, как и весь наш организм, в свою очередь необходимы для существования других живых систем. Вся природа находится в равновесии прежде всего за счет кооперации и взаимопомощи и это явление принято называть симбиозом, а соперничество и теория Дарвина является лишь частным случаем этого глобального симбиоза.

Философия симбиоза имеет глубокие корни. Согласно японскому философу Кишо Курокава (Kisho Kurokawa) (2), корни философии симбиоза следует искать в буддизме и санскрите. Но Православная идея Соборности и Симфонии так же имеет большие сходства с указанным холистским мировоззрением, и это позволяет надеяться на то, что философия симбиоза сможет стать основой Евразийской интеграции и в последствии основой в построении планетарного общества.

Если критически проанализировать процесс глобализации инициированный Западом во главе с Америкой и применить к нарождающемуся планетарному обществу вышеописанные критерии живого организма, то мы убедимся, что этот организм тяжело болен и летальный исход вполне вероятен.

Во-первых, не следует забывать, что планетарное общество является составной частью высшей иерархии - планетарной экосистемы, «интересы» которой едва принимаются во внимание.

Так же пока не существует баланса интересов между частями планетарного общества (т.е. различными государствами и экономическими зонами) и всей системы в целом. Сотрудничество и взаимопомощь между отдельными частями этой системы (посредством ООН, ЮНЕСКО и пр.) малоэффективно и скорее являются исключением, чем правилом.

Опираясь на собственный исторический опыт Америка пытается навязать свою политику плавильного котла и массовой культуры всему планетарному обществу. Но никакая живая система не выигрывает от искусственного упрощения. Монокультуры уже потерпели фиаско в сельском хозяйстве, и влияние американской массовой культуры на цветущее многообразие нашей планеты имеет сходные результаты.

Унификация и стандартизация хороши при производстве машин, в то время как человеческое общество больше напоминает живой организм и залогом здоровья этого организма является диверсификация и цветущая сложность.

По мнению Элизабет Сатурис (Elisabet Sahtouris) (3), автора статьи «Биология Глобализации», в эпоху холодной войны человечество было поставлено перед абсурдной дилеммой:

-или отказаться от идеологии коммунизма с его приоритетом коммунальных интересов и строить общество на основе интересов отдельных индивидуумов

- или отказаться от идеологии капитализма с его приоритетом интересов отдельного индивидуума и строит общество с приоритетом коммунальных интересов.

Мы имеем классический пример примитивной западной дихотомии: или – или, третьего не дано. Но такой подход, опять таки, приемлем для машины или компьютера, но не годиться для живой системы. В живой природе между этими двумя полюсами существует огромное количество переходных вариантов и комбинаций, и природа всегда выбирала оптимальную смесь этих двух противоположностей.

После краха коммунизма приверженцы другой диаметрально противоположной доктрины довели абсурдную философскую дилемму: «капитализм или коммунизм» до логического конца.

Но что на деле несет с собой нео-либеральный глобальный капитализм?

Авторы американского экологического сайта New America Dream полагают, что распространение американского образа жизни на всю планету потребовало бы увеличения существующих планетарных ресурсов вчетверо. Америка является абсолютным лидером в области уничтожения нашей биосферы и по масштабам отрицательного экологического влияния США является самой густонаселенной страной в мире. Средний американец потребляет в 53 раза больше ресурсов, чем средний китаец.

США, составляя всего лишь 5% мирового населения, потребляют целых 22% мировых топливных ресурсов и 33% всей потребляемой в мире бумаги и пластмассы. Один единственный ребенок, родившийся в США, нанесет за свою жизнь такой же ущерб природе, как тринадцать детей, родившихся в Бразилии.

При всей очевидной несостоятельности американского образа жизни и ущербности американской экономики, многие экономисты все еще оперируют абстрактными величинами экономического роста и «здоровая» экономика считается высшим благом общества.

Дуализм Экономики и Экологии

Создав абстрактный мир экономических показателей, экономисты живут в своей башне из слоновьей кости, и стараются убедить непосвященных в том, что экономика превыше всего на свете. При этом главным императивом рыночной экономики является рост.

Но что кроется за этими магическими цифрами и диаграммами? Рост во имя чего и за счет чего?

Согласно новым философским парадигмам, экономика не является самостоятельной абстрактной системой. Она является всего лишь частью более высокой иерархии, называемой экосистемой. Рыночные цены не отражают реальной ценности той или иной части экосистемы, а являются лишь отражением сиюминутного спроса на тот или иной продукт.

В биологических системах, подсистемы, которые игнорируют свое окружение и озабочены только своим собственным ростом, вызывают болезни и смерть всего организма в целом, включая бесконтрольно растушую подсистему. Примером таких подсистем является раковая опухоль. Непрерывный эгоистический рост канцера в конечном итоге приводит к гибели организма, в котором он живет, и вследствие этого к гибели самого канцера. В случае раковой опухоли мы не имеем дело с симбиозом. Агрессивное и эгоистическое поведение канцера иррационально, так как оно кончается гибелью этой, казалось бы, весьма эффективно растущей подсистемы.

Современная мировая экономическая система является, с точки зрения холистики, культурным и экологическим эквивалентом раковой опухоли, пускающей метастазы по всему планетарному организму.

Приверженцы холистской философии считают, что экономика не представляет большую ценность, чем культура. По мнению японского философа Kisho Kurokawa (2), сильная экономика и мощная армия еще не являются мерилами авторитета какой либо страны. Чтобы стать мировым лидером и внести свой вклад в построение планетарного общества нужно иметь не только силу, но и признание. Сила и власть являются результатом экономических достижений, но признание и авторитет не имеют ничего общего с властью. Признание и авторитет являются производными от культуры и интеллекта.

Новые богатые (nouveau riche), которые мало интересуются культурой и неуклюже кичатся своим богатством, не пользуются уважением ни в какой стране мира. Чем больше золотых колец такие люди надевают на свои пальцы и чем шикарнее их автомобили, тем больше презрения они вызывают.

С другой стороны, бедный художник или писатель может иметь колоссальный авторитет и повести за собой массы, и это подтверждает ценность культуры и интеллекта.

В первой половине прошлого века нищая Россия пользовалась огромным авторитетом в мире, но по мере того, как в ней формировалось сословие сытой партийной номенклатуры, она все больше стала походить на пародию Америки, и вследствие этого стала терять свой авторитет.

Не следует забывать еще и о том, что диалектическое противостояние Запад-Восток и трактовка его исхода отражает всего лишь мировосприятие европейцев. В этой связи любопытно узнать мнение азиатских философов. На прошедшем в 1992 году на Филиппинах форуме азиатских философов и обществоведов (Asian NGO Coalition) было отмечено, что реальный социализм и свободный рыночный капитализм имеют поразительные сходства:

-Обе эти политические системы имели экономику, которая способствовала уничтожению экосистемы нашей планеты

-Обе эти политические системы игнорировали последствия концентрации экономической мощи в руках неподотчетных централизованных институтов власти. В случае СССР таким институтом власти являлось само государство, а в случае капитализма этим институтом является транснациональная корпорация

-Обе системы руководствовались довольно узкими концепциями экономических нужд человека

-Как социализм, так и капитализм приравнивали экономический рост к улучшению уровня жизни и не рассматривали общество как экономически нейтральную систему

-Обе системы имели сходные системы бухгалтерского учета, и подсчет национального дохода производился по сходным алгоритмам

-И, наконец, обе системы в основном являлись плодом западного образа мышления и западного исторического опыта.

Нет нужды говорить о том, что если хотя бы только лишь две крупнейшие азиатские страны, Китай и Индия, с их общим населением в два миллиарда человек решились бы последовать призыву транснационального капитала и внедрили бы у себя порочную западную экономическую модель, то это привело бы к коллапсу глобальной экосистемы еще за долго до того, как хотя бы маленькая часть населения этих стран достигла бы западного уровня жизни.

Учитывая тупиковость реального социализма и корпоративного капитализма, азиатская теория развития опирается на богатый культурный и духовный опыт восточных народов и мудрость их традиций. Эта зарождающаяся теория развития руководствуется холистским взглядом на нужды человека и ищет баланса в отношении между нуждами человека и планетарной экосистемы.

Исходя из примата этого баланса, азиатские философы отказываются от догм современной экономики. Так, например, при сегодня принятом подсчете валового национального продукта не учитывается расход природных ресурсов и нарушение экологического баланса. Или, например, экономия средств за счет сокращения рождаемости и ухудшения системы образования может вначале положительно сказаться на экономике страны, но это приводит к плачевным результатам в долгосрочной перспективе и это уже начало сказываться на развитии ведущих западных стран, которым приходится «закупать мозги».

Неадекватность общепринятых экономических критериев хорошо иллюстрируется еще и такими примерами: Утечка нефти по вине компании Exxon Valdez расценивалось как нечто положительное для экономики Аляски (коренные жители хорошо заработали на устранении последствий экологической катастрофы), а взрыв Всемирного Торгового Центра (World Trade Center) в Ню-Йорке оказало благотворное влияние на финансы города (выплата страховых сумм за повреждение этого здания помогла сбалансировать городской бюджет).

Если верить общепринятым правилам бухгалтерского учета, то эти две перечисленные катастрофы являются благом!

Можно предположить, что глобальная экологическая катастрофа или термоядерная война так же положительно скажется на экономических показателях либеральной экономики.

Миссия России

С распадом восточного блока Россия перестала быть сверхдержавой и одним из полюсов в дуальном мире, и многие увидели в этом трагедию. Русским патриотам трудно свыкнуться с новым для них статусом и поэтому существуют самые разнообразные проекты симметричного вызова с целью восстановления прежнего дуализма. Кое-кто мечтает о «закрытии Америки» и ведутся серьезные споры о том, стоит ли «уничтожать» Америку прямо сейчас или все же лучше чуть попозже. Все эти проекты не отвечают вызову планетарной эпохи. Наша планета стоит перед глобальными проблемами, от решения которых зависит судьба всего человечества, и дилеммы типа: «Кому достанется Сибирь, Америке или Китаю?» блекнут по сравнению с грядущими глобальными катастрофами. Не настолько важно, кому достанется Сибирь. Важно, что от нее останется лет через пятьдесят! Будет ли она цветущим краем или превратится в бесплодную загрязненную пустыню?

Что же на самом деле произошло на рубеже тысячелетий? Действительно ли «брежневская» Россия являлась чем-то совершенно другим, чем Америка? Сегодня мы видим, что дуализм Россия-Америка был не очень то и глубоким. С точки зрения азиатских философских традиций обе эти державы были машинами. Точнее, Россия не была машиной, а всего лишь имитировала Машину-Америку. В силу совершенно других культурных традиций России не удалось убить в себе все живое и превратиться в более эффективную машину и поэтому гонка и закончилась в пользу Америки.

Но куда держали путь эти две машины? Оказывается, что обе они «плыли против течения». Американский «Титаник» все еще прикладывает неимоверные усилия, в гордом одиночестве двигаясь навстречу айсбергу, в то время как его соперница, Россия, пассивно плывет по течению, больше не сопротивляясь воле стихии.

Вопрос в том, стоит ли России вновь бросаться вдогонку Америке или может быть лучше хорошо осмыслить сложившуюся ситуацию и вообще отказаться от дуализма и симметричного вызова? Ведь этот вызов только ускорит придвижение глобальной катастрофы и отвлечет силы от решения более важных проблем. Не лучше ли поразмыслить о способах предотвращения глобальной катастрофы и стать инициатором процесса глобального симбиоза? В отличие от Америки, Россия имеет для этого больше культурных предпосылок: ведь сосуществование различных культур в России и СССР как раз таки и является примером симбиоза.

В отличие от Америки, которая успешно уничтожила все автохтонные культуры на североамериканском континенте, заменив их монокультурой, исторический рост России больше напоминал рост живого организма. Россия росла не столько за счет захватнических войн и не за счет уничтожения этносов. Результатом роста России являлись союзы с покоренными народами или стратегические союзы против общего противника. Рост России был очень инертным и неагрессивным. Только лишь в периоды смертельной опасности Россия просыпалась и бросала ответный вызов.

Все это говорит в пользу натурального роста России, напоминающий рост живого организма и поэтому слухи о том, что Китай только и мечтает, что отобрать у России часть ее территорий, явно преувеличены. Если Китай не заселил эти территории в течение своей тысячелетней истории и предпочел даже отгородиться от них великой стеной, то к чему они ему нужны теперь? Там довольно холодно и плохо созревает рис.

Можно предположить, что нынешняя российская элита решиться продать часть российских территорий Америке, но это еще не будет означать, что Америка захочет или сможет их освоить. Они так и останутся большой Аляской, пригодной лишь для эксплуатации природных ресурсов и в этом смысле Сибирь уже вполне удовлетворяет запросы Запада и Америки.

В отличие от России, США является довольно искусственным образованием. Достаточно взглянуть на политическую карту США с ее прямолинейными границами штатов и несвязанной с основной территорией Аляску, чтобы убедиться, что перед нами чертеж машины. Границы Америки были вначале начерчены линейкой на бумаге, а потом перенесены на реальную территорию, без учета рельефа местности и исторического наследия. Америке еще предстоит пройти большую метаморфозу, чтобы превратиться из машины в живой организм. При всей экономической и военной мощи, Америка не пользуется большим авторитетом. Америку боятся и ей даже завидуют, но это еще не говорит об уважении и авторитете. Средний американец уверен, что весь остальной мир ненавидит Америку, и он уже давно свыкся с часто показываемыми по телевизору ритуалами сожжения американского флага в различных уголках планеты.

Лидерство Америки, скорее всего, является временным явлением. В силу культурных традиций она неспособна на синтез и симбиоз, и планетарное общество рано или поздно отвергнет самозванного лидера, и, по аналогии с живым организмом, накопление отрицательного опыта приведет к изменению поведения системы или, в случае полного краха, к самовоспроизведению более совершенной системы во втором ее издании.

Если же посмотреть на карту Евразии, то мы увидим причудливые и замысловатые границы, напоминающие загадочную мозаику или даже контуры зарождающегося планетарного организма. В истории Евразии прослеживается преемственность поколений. Ее коренное население не было истреблено иноземными захватчиками, и ее древняя культура и философия как по эстафете передавалась последующим поколениям.

Россия, перестав быть полюсом, может стать новым центром. Бжезинский называет ее черной дырой, но это только одна сторона медали. Россия действительно являлась и является гиблым местом, где сгинули полчища Чингисхана, Наполеона и Гитлера. Но с другой стороны, Россия является золотой серединой между Западом и Востоком, Европой и Азией. Это - проклятие и благо одновременно. Неторопливая и мудрая Россия соединила в себе Европу и Азию, и этот симбиоз как раз таки и доказывает, что перед нами, пусть и неэффективная, но живая система. Идея обще–человечности, о которой говорил еще Достоевский, родилась именно в России. Россия веками объединяла в себе два мира: Европу и Азию и морально готова объединить в себе весь мир. Если Россия не выдержит напряжения и связь Европа – Азия разорвется, то роды планетарного общества закончатся абортом. Если же она выдержит нагрузку, то она сможет стать зародышем нового планетарного общества.

На извечный вопрос: «Что делать?», однозначного ответа не существует. Главное, конечно же, не «наломать дров». Терпеливость же русского человека наводит на мысль о том, что удел России - терпеть. Возвращаясь к холистской метафоре живого организма, поведение и интересы которого невозможно описать поведением и интересами отдельных частей его подсистем, можно предположить, что у России, как целостности, есть неуловимый высший смысл и высший разум. Может быть, все то абсурдное, что случилось с Россией, как раз таки и должно было случиться? Может быть, всякая другая альтернатива была бы еще хуже? Может быть, поведение Иванушки Дурачка, не торопящегося слезать с печи и уничтожать зло, в какой то степени и является той непостижимой высшей мудростью? Сказка ложь, да в ней намек! А в русских сказках зло изживает само себя, добро же терпеливо, неагрессивно и даже пассивно.

Активность же Россия могла бы проявить в генерации новых идей и в консолидации традиционных сил с целью создания здорового планетарного общества на основе симбиоза традиционных культур. Для этого не столько нужна эффективная экономика, высокий уровень жизни и сильная армия. Для этого, прежде всего, нужен авторитет и признание. Поэтому России, в первую очередь, необходимо позаботиться о восстановлении подорванного за последние десятилетия авторитета.

Планетарному обществу не нужна вторая Америка - такой нагрузки наша биосфера просто не выдержит. Ему нужна духовно возрожденная Россия, ему нужны новые духовные лидеры, ему нужны новые Достоевские! И возрождая свою духовную самобытность, России не следует отгораживаться от остального мира новым занавесом. Нужно расширять окно в Европу и при этом не следует заколачивать ворота в Азию – духовную родину России. Если России удастся надежно замостить пропасть между этими двумя полюсами, Европой и Азией, и гармонизировать их, то они перестанут быть антагонистически противоположными и этим самым будет положен фундамент в создании нового симбиотического планетарного общества.
Артур Альмендингер
(Текст написан до 11 сентября 2001)
Ссылки:

1. „Finding our place in history“ by Robert Gilman
(http://www.context.org/ICLIB/IC36/Gilman1.htm)

2. „From Metabolism to Symbiosis" by Kisho Kurokawa
(http://www.kisho.co.jp/index-ie.html)

3. „The Biology of Globalization “ by Elisabet Sahtouris
(http://www.ratical.org/LifeWeb/Articles/globalize.html)



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх