,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other

Цены и аналитика. Вся информация! Пружинная
divany-nizhnij-novgorod.ru

Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Стратегический тупик Все ли заявленные реформы так уж неизбежны?
  • 11 июня 2010 |
  • 17:06 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 13060
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Стратегический тупик  Все ли заявленные реформы так уж неизбежны?


В последние 10 лет отмечен рост украинской экономики после почти стольких же лет падения — частично за счет восстановления потенциала советской экономики и старых промышленных мощностей. Но шло это восстановление по худшему сценарию из всех возможных: резкого расслоения общества на фоне проедания ресурсов и увеличения долговой нагрузки на будущие поколения. Мировой кризис лишь вскрыл язвы ущербной экономической модели, спустив общество и его элиты с небес на землю.

Проект масштабных реформ, представленный президентом Виктором Януковичем, безусловно, имеет много противоречивых и, прямо скажем, спорных рецептов и предложений. Очевидно другое: дальше оставаться в рамках той экономической модели, в которой находилась страна все эти годы, больше нельзя.

Крах модели

«Украина имела 10 лет падения, вследствие чего ее ВВП снизился до 40,8%, но в последующие десять лет прироста экономика едва достигла 74,1% уровня 1990 г., — читаем в докладе «Новый курс: реформы в Украине 2010 — 2015 годов», подготовленном коллективом НАНУ под руководством академика Валерия Гееца (см. также «2000», «Новый курс» от НАНУ», № 22 (512) 4 — 10 июня с. г.). — По сравнению с 1991 г. реальные доходы населения сначала снизились до 32,9% в 1999 г., а затем выросли до 101,3% в 2008 г. Это означает, что 18 лет (почти два десятилетия) с точки зрения роста доходов населения в целом утрачены».

Ни 10 лет экономического спада, ни последующие девять лет экономического роста, читаем далее, не были должным образом использованы для реструктуризации экономики и перевода ее на инвестиционно-инновационный путь развития. Отдельные попытки решать системные задачи наталкивались на частные интересы и терялись в неупорядоченном противоречивом движении.

Рост 2000 — 2008 гг. имел восстановительный характер, а зарубежные финансовые ресурсы использовались в основном не на развитие производства, а на рост потребления импортных товаров, что еще больше усиливало структурную диспропорцию и вело экономику в тупик. В этих условиях новый кризис был неминуем», — заключают авторы.

В конце 2008-го — начале 2009 годов страна испытала самый резкий спад за последние 15 лет. «На сегодняшний день в Украине наблюдается не просто экономический кризис, а крах существующей модели экономического развития», — таков еще один неутешительный вывод экономистов НАНУ.

Ущербная модель, очевидная для многих, приняла стабильные очертания в последние десять лет. Она предполагала: эксплуатацию производственного потенциала, созданного в советское время, причем в противовес не просто модернизации или строительству новых производственных мощностей (заводов и фабрик), но даже поддержанию имеющегося потенциала в работоспособном состоянии.

Упор в рамках этой модели был сделан на несколько экспортных отраслей (металлургию, химию, трубопроводный транспорт), а также на приток иностранных инвестиций (на практике оказавшихся короткими спекулятивными капиталами) и импорт товаров при почти полном отсутствии импорта технологий.



Стратегический тупик  Все ли заявленные реформы так уж неизбежны?


Такая модель развития, собственно, могла оставаться эффективной не только при благоприятной внешнеэкономической конъюнктуре (в системе международной специализации страна закрепилась в статусе производителя продукции самых низких переделов), но и при условии низких цен на импортные энергоносители, дешевых внешних кредитов и периодическом притоке спекулятивного капитала.

«Следует констатировать: основания данной модели развития для Украины подорваны, поскольку практически произошло исчерпание ресурсов и резервов советского наследства, — делают вывод авторы. — А тот факт, что к этому прибавилось ухудшение внешнеэкономической конъюнктуры и циклический спад, качественно усугубляет ситуацию, переводя ее в формат системного кризиса».

Что ж, пора признать: Академия наук наконец заговорила на вполне понятном языке. И если по ряду рецептов, изложенных в докладе и перекочевавших в президентскую программу, в стране только предстоят жаркие дискуссии, то что касается постановки диагноза, с экономистами из НАНУ трудно поспорить.

Незабвенные 100 дней

В Украине практически стартовали налоговая и судебная реформы и постепенно налаживаются балансы в государственных финансах — в первую очередь благодаря новому газовому соглашению, позволившему власти ликвидировать огромную финансовую дыру, грозившую вскоре перерасти в пропасть.

Многие экономические показатели — как то: общая экономическая динамика (рост ВВП, промпроизводство), курс национальной валюты — не только не ухудшились, но стабилизировались и даже имеют положительный тренд. Кризис не перешел в дефолт, а международные инвестиционные рейтинги (многие — впервые за последние пять лет) перестали снижаться и неожиданно пошли вверх.

Подремонтированная государственная машина, окончание конфликтов во власти, стремительность принятия решений, масштаб натиска и консолидированная политическая воля — все это тоже отличительные черты первых 100 дней президентства Януковича.

Реальные шаги по перезагрузке отношений с Россией (от договора по ЧФ до масштабных кооперационных проектов) и то, что Украина теперь по сути официально перешла в статус внеблокового государства, позволяет говорить о том, что по крайней мере частично внешнеполитические обещания Януковича начали воплощаться в жизнь.

Новая команда пока имеет серьезные проблемы в информационной политике — деятельность администрации Януковича и правительства довольно непрофессионально освещается в СМИ на фоне неумения достойно парировать регулярные наезды «свободной» (на деле — работающей в интересах оппозиции) прессы, упрекающей власть в цензуре.

Впрочем, «медовый месяц» новой власти заканчивается.

Реформы, на старт!

Программа реформ до 2014 г., опубликованная на президентском сайте, имеет четыре формальных направления, над которыми, очевидно, будет работать власть в ближайшие годы: это создание условий для экономического роста; формирование благоприятного инвестклимата; модернизация инфраструктуры и базовых секторов; как следствие — улучшение качества жизни.

Огромный перечень целей и задач по реформированию предлагается почти для всех секторов экономики. Очень многое из приведенных рецептов — то, что на слуху долгие годы и по сути перекочевывает из предыдущих аналогичных программ. Правда, на сей раз не может не впечатлять скорость, с которой власть намерена достичь результатов. Собственно, реформы, согласно документу, будут состоять из трех этапов — до конца 2010 г., на период 2011—2012 гг. и 2013—2014 гг.

На первом этапе нужно законодательно урегулировать весь ход реформ на 5-летний срок. Предложено принять законы, которые станут базовыми, — Налоговый кодекс, внести кардинальные изменения в Бюджетный кодекс, принять ряд нормативных актов по стабилизации ситуации в финансовой сфере.

«Мы снизим дефицит бюджета и стабилизируем государственный долг, мы ослабим налоговую нагрузку и расширим налоговую базу. Мы снизим инфляцию, обеспечим кредитование экономики и развитие финансового рынка, мы увеличим финансовую и расходную автономию регионов», — анонсировал свою программу В. Янукович 2 июня на заседании Комитета экономических реформ. — Одной из важных составляющих успеха реформ будет достижение нами темпов роста ВВП не менее 5% в год. Уже в 2014 году мы снизим инфляцию с 13 до 6%».

В конце президент заявляет о возможности вхождения Украины в разряд стран G20 (клуб из 20 крупнейших экономик мира). Сейчас наша страна, стоит заметить, находится на 32-м месте в общемировом рейтинге экономик разных стран (см. рейтинг стран Всемирного банка за 2008 г. по объему ВВП.

В проекте реформ предлагается существенно дерегулировать предпринимательскую деятельность, а именно: отменить более 30% лицензий на ведение бизнеса, а также множество документов разрешительного характера. Кроме того — ускорить процедуры банкротства и добровольной ликвидации предприятий, отменить дублирование контролирующих органов, а затем и вовсе сократить их количество.

В Налоговом кодексе, который сейчас дорабатывается, предполагается уменьшить количество налогов и сборов, ввести налог на недвижимость (будет поступать в распоряжение местных властей), сблизить налоговый и бухгалтерский учет, а также несколько сузить виды предпринимательской деятельности, подпадающие под упрощенную систему налогообложения.

Говорится и о необходимости снижения основных налогов, однако не указываются размеры и сроки.

Судя по всему, последний вопрос еще в стадии доработки. Если верить заявлению замглавы ГНАУ Алексея Любченко, а также премьеру Азарову, в Кабмине рассматривают возможность снижения ставки налога на добавленную стоимость (НДС) с нынешних 20% до 17%, а ставки налога на прибыль — с 25% до 20—22%. В новом Бюджетном кодексе по меньшей мере восемь общегосударственных налогов и сборов будет передано в местные бюджеты. Последним, по словам Азарова, будет оставлено также около четверти поступлений от налога на прибыль предприятий. Итого, налоговая реформа, согласно документу, позволит снизить долю теневой экономики до 2014 г. на 30% по сравнению с уровнем 2010-го (более 50% ВВП).

Вместе с тем стратегия реформ предусматривает также «установление экономически обоснованных тарифов на жилищно-коммунальные услуги до конца 2012 года». Для многих местных советов, которые до сих пор сохраняют значительные дотации из местных бюджетов (на покрытие разницы между реальной закупочной ценой энергоресурсов и отпускными ценами для населения), такая норма означает одно: увеличение тарифов.

Любопытно, что уже второй этап реформирования ЖКХ (до конца 2012 г.), помимо введения повсеместно «обоснованных» тарифов, предусматривает передачу функций их регулирования от местных советов некоему центральному регулятору. Очевидно, дальше имитировать самостоятельность местных советов в вопросе тарифообразования власти больше не намерены — хоть до сих пор внутренние цены на газ и электричество утверждала НКРЭ, из политических соображений власти на местах все же шли на поводу у избирателей, существенно дотируя жилкомуслуги.

С такой неразберихой в тарифообразовании и как следствие — накопившимися огромными внутренними долгами за энергоресурсы всех и вся, видимо, решено покончить.

В 2012-м также должно начаться реформирование системы социальной поддержки через «усиление ее адресности»; создание рынка жилкомуслуг (увеличение количества совладельцев многоквартирных домов, т. е. частных жэков) и привлечение частных компаний через механизм государственно-частного партнерства для услуг ЖКХ и модернизации жилищной инфраструктуры. Третий этап (до конца 2014 г.) предусматривает старт программ технического переоснащения отрасли, а также ввод ОСМД на обязательной (!) основе.

В угоду МВФ

Поэтапное повышение пенсионного возраста (для женщин — до 60 лет), продление приватизации, а также введение рынка сельхозземли — это самые проблемные пункты президентской программы реформ. На сегодняшний день с большой долей вероятности можно констатировать, что все три пункта не имеют какой-либо выраженной поддержки внутри коалиции (кроме разве что Партии регионов).

Более того, ввиду непопулярности данных пунктов среди населения на их поддержку в ближайшей перспективе не стоит рассчитывать и в стане оппозиции (по электоральным соображениям), хотя БЮТ и НУНС, находясь у власти, были весьма последовательными сторонниками и приватизации, и снятия моратория на продажу сельхозземли, и повышения пенсионного возраста. Например, обязательство о повышении пенсионного возраста в прошлом году, будучи премьером, взяла на себя Тимошенко, подписывая соглашение с МВФ о выделении правительству очередного транша кредита. Впрочем, мы пока не можем утверждать, что в будущем нынешние политические противники «регионалов» не окажут им медвежью услугу и не «помогут» принять такие болезненные для общества социальные новации.

Противники указанных пунктов (прежде всего Компартия) имеют достаточно обоснованную аргументацию.

Во-первых, что касается создания рынка земли, в Украине до сих пор не было всесторонней дискуссии о том, нужен ли он вообще.

Много лет подряд парламент автоматически продлевает мораторий на продажу земли. Тем временем в стране практически весь земельный фонд уже распределен между аграрными производителями на основе арендных отношений (на срок 10—20 лет).

Таким образом, для стабильного ведения сельского хозяйства аграрные компании, арендующие десятки и сотни тысяч гектаров, давно имеют все что им нужно и не стремятся их выкупить (тем более если на то потребуются огромные средства, которых у них нет).

Куда более актуальная задача для аграриев сегодня — не скупка земли, а вложение оборотных средств в собственное производство и увеличение урожая. В то же время в случае немедленной отмены моратория с отечественным сельхозфондом может случиться то же, что и с украинскими банками — через подставных лиц землю смогут покупать, в том числе и иностранцы.

Во-вторых, не меньше разногласий у коалициантов вокруг продления приватизации оставшейся госсобственности. В программе сказано о планах «уменьшения доли госсектора страны в ВВП с 37% до 25—30%». Правда, тут же дается ссылка, что показатель «37%» взят из оценок Евростата, куда включен и социальный сектор (больницы, школы, детские сады и т. д.). В документе далее указывается, мол, данный показатель намного ниже «в большинстве развитых стан мира (в Канаде, Англии, Италии — около 15%, в США и Германии — около 20%, в Польше — 25%)».

Впрочем, в большинстве стран государственным считается лишь то предприятие, где правительству или госструктурам принадлежит свыше 50% капитала. В реальности государства, в том числе развитые, являются крупными собственниками акций многих предприятий. Не говоря уже о том, что полностью в госсобственности находится электроэнергетика, к примеру, в Японии, Испании и Канаде, железнодорожный транспорт — во Франции, Италии, Швеции, Испании и Австрии, авиатранспорт — во Франции и Испании, связь — в США и Японии.

Доля госсектора в структуре национального дохода в США — около 50% (по официальным оценкам самих США). По результатам кризиса, а также национализации проблемных банков и ипотечных агентств, надо полагать, отметка будет куда выше.

С самого начала рыночных реформ приватизация в нашей стране рассматривается прежде всего как источник наполнения бюджета, тогда как о комплексном развитии отраслей и уж тем более эффекте для экономики в целом никто, увы, особо не задумывался. Опыт повальной приватизации на постсоветском пространстве в реальной жизни показывал частое нарушение теории: приватизация далеко не всегда становилась и становится инструментом эффективности.

На заседании Комитета экономических реформ академик В. Геец выразил серьезные сомнения, что будет понята и воспринята обществом идея продления приватизации крупных предприятий, оставшихся в госсобственности. 65% населения, по словам Гееца, в последние пять лет негативно относятся к такой приватизации, а 45% не хотят даже работать на частном предприятии. «Мы создадим социально-экономический фон, который не даст выигрывать выборы», — предупредил экономист.

На 10 работающих — девять пенсионеров

Что касается предложений по пенсионной реформе, то предлагается выровнять «пенсионный возраст женщин и мужчин (постепенно с шагом в полгода на протяжении 10 лет)», а также «приблизить пенсионный возраст к европейским стандартам (65 лет) для участников II уровня пенсионной системы (лица, которым в 2012 году исполнилось не более 35 лет)».

На первом этапе (до конца 2010 г.) также намечено ограничить максимальные пенсии, ввести фиксированный размер пенсионного взноса для предпринимателей-упрощенцев, разработать систему информирования граждан о страховом стаже и коэффициенте зарплаты, уточнить условия введения II уровня пенсионной системы.

На втором этапе (до 2012 г.) планируется отменить необоснованные льготы по досрочному выходу на пенсию (пока неясно, попадут ли в эту категорию, например, военнослужащие), начать постепенно выравнивать пенсионный возраст женщин и мужчин, ввести единый социальный взнос и накопительную систему обязательного государственного пенсионного страхования, а также обязательные корпоративные пенсионные схемы для досрочных и специальных пенсий для особых категорий профессий.

Согласно программе власти стремятся добиться, чтобы соотношение среднего размера пенсий и зарплат составляло не менее 45%, а соотношение среднего размера пенсий женщин и мужчин — не менее 75%. В настоящее время, по данным правительства, пенсия 55% пенсионеров не превышает 800 грн., и лишь 12% пенсионеров имеют более 1500 грн. в месяц.

Что ж, сторонники повышения пенсионного возраста не без оснований бьют тревогу. Пенсионный фонд крайне разбалансирован: на 10 работающих приходится девять пенсионеров, а доля пенсионных расходов достигла уже 17,9% ВВП. Численность плательщиков взносов на пенсионное страхование сегодня — 15,2 млн. чел., тогда как численность пенсионеров — 13,8 млн.

За последние десять лет «экономического бума» при росте ВВП увеличилось количество трудоспособного населения в возрасте от 16 до 60 лет. На украинском рынке труда было более 20 млн. работающих. Налоги и прочие отчисления снизили экономическую нагрузку на бюджет и, надо полагать, способствовали экономическому росту. Ведь на каждую тысячу трудоспособных граждан в начале роста приходилось около 500 стариков и детей.

Но сейчас картина резко меняется — на пенсию выходит поколение родившихся в послевоенные годы. А поскольку трудоспособное население стремительно сокращается, нагрузка на пенсионную систему теперь сильно отличается от той, что была пять — десять лет назад. Для примера: уже в этом году доходы ПФ составят около 121 млрд. грн., тогда как расходы будут на 70 млрд. грн. больше. По состоянию на конец марта долг фонда перед госбюджетом побил новый рекорд — 27,1 млрд. грн.

В общем, с началом кризиса дефицит ПФ стал одним из ключевых рисков для устойчивости всей системы государственных финансов.

Так или иначе, но только сейчас Украина начнет сполна пожинать плоды кризиса 90-х и резкого сокращения рождаемости, начавшегося в 1992-м. А если учесть, что средняя продолжительность жизни в нашей стране с этого момента стремительно падала (теперь у мужчин — около 67 лет, у женщин — 73) и значительно уступает европейским показателям (авторы реформ предлагают увеличить до «европейского уровня» лишь пенсионный барьер, но не размеры пенсий), многие наши граждане не доживут до новой «пенсионной планки», если она будет поднята.

На повышении пенсионного возраста давно настаивают международные финансовые организации — МВФ и Всемирный банк. Например, ВБ рекомендует Украине увеличивать возраст ежегодно для каждой новой группы пенсионеров примерно на шесть месяцев. ВБ оценивает пенсионные расходы Украины на уровне 17% ВВП, что, по мнению банка, является одним из наибольших показателей в мире.

Правительство сейчас ведет переговоры с МВФ о выделении Украине кредита, намного превышающего тот, что планировался ранее, — $19—20 млрд. в рамках новой программы сотрудничества. Очевидно, для открытия нового транша правительству нужно продемонстрировать фонду полную готовность следовать его советам и рекомендациям. Не исключено, что именно по этой причине неприемлемые в нашем обществе пункты реформ были все же включены в проектный документ.

Впрочем, со всей очевидностью можно утверждать, что любые попытки продавить подобные предложения могут, во-первых, внести дестабилизацию в парламент — вследствие, например, неизбежности конфликта в самой коалиции. А во-вторых, ввиду очень низкой поддержки среди депутатского корпуса (большая часть которого все же обладает инстинктом политического самосохранения) новации вряд ли вообще могут быть парламентом приняты. А значит, вероятность того, что пенсионная реформа в заявленном формате, а также многие другие не менее болезненные социальные новации будут воплощены в жизнь, крайне низка.

Вопрос в том, насколько ясно это осознают внутри власти. А также в том, что предлагаемые драконовские пункты социальных реформ — это для усмирения чиновников МВФ (власти-де вовсю пытаются следовать рецептам фонда, только вот никак не находят поддержку в собственном парламенте), либо «регионалы» и впрямь вознамерились положить собственное политическое будущее на алтарь давно подызбитых неолиберальных постулатов. Если верным окажется последнее, то придется констатировать: страна стоит перед крахом модели собственного существования, но при этом не имет действенной модели будущего, на которую она в состоянии заменить модель сегодняшнюю.



Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх