,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


К ЮБИЛЕЮ ГРЮНВАЛЬДА: Как славяне и балты остановили тевтонский «Drang nach Osten»
  • 5 июня 2010 |
  • 01:06 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 19649
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
К ЮБИЛЕЮ ГРЮНВАЛЬДА:  Как славяне и балты остановили тевтонский «Drang nach Osten»


Часть нашей истории

Русские историки, как правило, не жаловали Великое княжество Литовско-Русское (ВКЛР), считая её историю чем-то побочным по отношению к Московскому царству. Между тем, несколько столетий жизнь значительной части русского народа протекала в лоне ВКЛР. Если мы стремимся возродить понятие о триединстве русского народа, состоящего из велико-, мало- и белорусской ветвей, необходимо найти в его истории подобающее место для эпохи ВКЛР.

В июле сего года исполнится 600 лет разгрому крестоносцев Тевтонского ордена объединённым польско-литовско-русским войском у Зелёного Леса (Грюнвальда). Эта битва на несколько столетий вперёд определила дальнейший ход истории Восточной Европы, остановив германскую экспансию на славянские земли. Мы уже подробно писали о битве под Грюнвальдом и о той решающей роли, которую в славяно-балтском войске сыграли Смоленские полки. А вот, собственно, что за государство разбило тогда стальные полчища тевтонов?

Великому княжеству Литовскому, вернее – Литовско-Русскому (ВКЛР), очень не повезло ни в реальной истории, ни в историографии. Некогда сильнейшее и обширнейшее в Восточной Европе, это государство в XVI веке было без борьбы присоединено к Польше. Формально это была «уния», то есть равноправное объединение. Однако на деле ВКЛР было урезано при этом более чем наполовину своей территории и заняла по отношению к Польше подчинённое положение во всём. В дальнейшем, после вхождения (в XVIII веке) земель бывшей ВКЛР в состав Российской империи, крупные русские историки, за немногими исключениями (например, М. К. Любавский), не очень жаловали ВКЛР своим вниманием. Они рассматривали её историю как нечто побочное по отношению к государственной истории Великороссии – Московского царства. Более того, в адрес ВКЛР выдвигались и до сих пор выдвигаются исторические обвинения в том, что оно разрушило исконное единство древнерусской народности, отколов от великорусского ствола малорусов и белорусов. Но такой взгляд будет весьма односторонним.

Во времена силы и могущества ВКЛР его русское население превышало население других русских княжеств. Несколько столетий национальная история значительной части триединого русского народа протекала в государственном лоне ВКЛР. Долгое время именно ВКЛР являлось крупнейшим центром государственной централизации русских земель. До самого конца XV века оставалось неясным, кто победит в историческом споре: Москва или Вильно? Какой город станет центром формирующегося единого Русского государства? Вильно в те времена был оплотом именно русской словесности и культуры. Русский язык служил государственным в ВКЛР.

Следовательно, нет никаких оснований расценивать историю ВКЛР как второстепенную для русского народа сравнительно с историей Великого княжества Владимирского и Московского. Особенно это необходимо, если мы не отвергаем и пытаемся возродить триединство ветвей русского народа: великорусской, малорусской и белорусской. Самая значительная попытка идеологически соединить историю двух великих восточно-славянских государств была предпринята при подготовке к празднованию 1000-летия России в 1862 году. На памятнике «Тысячелетие России» в Великом Новгороде великие князья литовско-русские Гедимин, Ольгерд и Витовт заняли места в почётной галерее великих государственных деятелей русской истории, наряду с Ярославом Мудрым, Владимиром Мономахом, Иваном Великим. Есть там и литовский князь Довмонт, ещё в XIII веке приглашённый править гражданами Пскова и прославившийся своими победами над тевтонскими рыцарями.

Западно-русская альтернатива

В XIII веке литовцы созрели для создания государственности. Однако более высокое развитие соседних с Литвой русских земель оказало определяющее влияние на характер литовской государственности. Та с самого начала складывалась не как чисто национальная, а как балто-славянский симбиоз. Развитое феодальное общество русских княжеств в военном отношении было слабее сплочённого «военной демократией» общества литовцев, только выходивших из первобытного состояния. С другой стороны, более высокая культура русской феодальной верхушки оказывала на племенную верхушку литовцев сильное ассимилирующее влияние. Слияние облегчалось ещё и тем, что на низах общества славянская и балтская культуры почти не отличались между собой.

Поэтому присоединение западно-русских земель к Великому княжеству Литовскому, бурно развернувшееся в XIII-XVI вв., протекало как правило мирно. Более того, присоединение к Литве означало для Руси в ту пору, в первую очередь, освобождение от ненавистного ига Орды. ВКЛР складывалась как федерация княжеств под главенством одной княжеской линии. Правда, эта линия была чужой по происхождению основной массе населения государства, но напомним, что точно также обстояло дело и на первом этапе Древне-Русского государства.

Уже князь Миндовг в середине XIII столетия присоединил к своим владениям т. н. Чёрную Русь – земли по верхнему течению Немана. Князь Гедимин (1316-1341) объединил под своей властью всю нынешнюю Белоруссию. При нём Литва действительно превращается в Литовско-Русское государство. Ольгерд (1345-1377) распространил ВКЛР на нынешнюю Украину, а также на Северские (по р. Десне) и Верховские (в верховьях Оки) земли. Наконец, Витовт (1392-1430), при котором ВКЛР достигла вершины могущества, за несколько лет до Грюнвальдской битвы овладел Смоленской землёй.

Конечно, нередко расширение ВКЛР происходило с боем, как, например, в случае с тем же Смоленском. Дело в том, что к началу XV века уже сложился альтернативный Вильне центр государственного объединения Руси – Великое княжество Московское. А Великороссия начинает осознавать себя единым национально-религиозным целым в противовес неправославным государствам.

Великокняжеская династия, а за ней и литовская племенная аристократия становилась русской по своей культуре. Захватывая землю в собственность и феодализируясь, она сливалась с русской княжеско-боярской аристократией в один правящий класс. Этот класс был русским по языку и культуре: литовцы в ту эпоху не придумывали свою письменность. Они заимствовали готовую письменность, а также нормы права и государственного делопроизводства у более развитого русского народа.

Православие вместе с русской культурой широко распространялось среди правящего класса ВКЛР. Но, наряду с влиянием православной Руси, Литва с самого начала испытывала на себе альтернативное влияние католического Запада. Это влияние шло с двух сторон – из Тевтонского ордена и из Польши. В конце концов, Ватикан делает именно Польшу главным орудием проникновения католицизма на Восток. Польша предлагает Литве свою помощь в борьбе против тевтонской агрессии, но пользуясь этим начинает свою культурно-религиозную экспансию в Западной Руси. И русская православная аристократия ВКЛР постепенно начинает ополячиваться и окатоличиваться.

Трагическое разделение

Соперничество между католицизмом и Православием, между польской и русской культурой составляет основное содержание истории ВКЛР. По большей части – трагическое содержание. А для нас это ещё и напоминание об упущенных возможностях нашего прошлого. На протяжении трёх веков в ВКЛР существовала реальная альтернатива, что это государство всё-таки может стать государством православной русской нации.

Миндовг, приняв католичество, вскоре возвратился к язычеству. Язычником был и Гедимин. Православным был его сын Евнутий, потерпевший поражение в борьбе за власть. Свергнувший его брат Ольгерд тайно исповедовал Православие (в крещении носил имя Димитрий), не решаясь, однако, открыто объявить себя его приверженцем перед своим в массе ещё языческим народом. Его сын и преемник Ягайло, по некоторым свидетельствам, прежде принятия католичества был православным. Православным одно время был соперник Ягайло – его брат Свидригайло (в крещении – Лев), получивший от Василия I Московского в удел город Владимир-на-Клязьме. Правда, пытаясь после смерти Ягайло воцариться в Литве, он изменил Православию.

Католичество Ягайло, в 1386 году заключившего династическую унию с Польшей, и его брата Витовта, свергнувшего в 1392 году Ягайло с литовского престола, окончательно отвернуло правящую верхушку ВКЛР от Руси. Если бы этого не произошло, история всего русского народа была бы куда менее трагичной. Последствия своего пятивекового искусственного разделения русский народ не смог окончательно изжить даже за века Российской империи и семь десятилетий СССР. Память об этом раздельном существовании стала инструментом, на котором и теперь искусно играют враги русского единства.

Не вина, а беда ВКЛР, что оно вместо миссии государственного воссоединения русского народа возложило на себя задачу услужения другим интересам. Став орудием католической экспансии на Восток и добровольно поставив себя в приниженное положение к Польше, ВКЛР утратила смысл своего государственного существования и растворилась в Речи Посполитой. Причём служба Литвы Польше и Ватикану, расколов русский народ, отнюдь не ускорила становления собственно национальной литовской государственности, каковая возникла только в начале ХХ века.

Но даже в этом неполноценном виде ВКЛР сыграла выдающуюся роль в истории русского и литовского народов. Эту эпоху нельзя вычёркивать из нашей национальной памяти.

Русский город на средостении Запада и Востока

В 1395 году Витовт овладел Смоленском, воспользовавшись междукняжеской усобицей в городе. Смоленск был непосредственно присоединён к ВКЛР. В ту пору политическое влияние Витовта простиралось на Руси далеко за границы ВКЛР. Сам московский великий князь Василий I Димитриевич был женат на дочери Витовта. Потерпев поражение в войне с Василием Димитриевичем, новгородцы хотели призвать Витовта к себе на помощь. Это означало бы, что богатая и обширная Новгородская земля тоже стала бы частью ВКЛР. Чтобы избежать такого развития событий, Василий I в 1397 году добровольно решил уступить новгородцам только что завоёванную у них Северо-Двинскую область.

Между тем, в Смоленске оставалось ещё много сторонников своего изгнанного князя Юрия. В 1401 году ему, опираясь на партию приверженцев, удалось вернуть себе трон. За поддержкой он обратился к московскому великому князю. Но, пока Юрий лично вёл в Москве переговоры, Витовт неожиданно быстро подступил под стены Смоленска. Граждане, не ожидавшие такой прыти, сдали город. Василий же Димитриевич заподозрил Юрия в сговоре с Витовтом и в гневе выдворил его из Московского княжества. Это показывает, что Москва в ту пору уже рассматривала Смоленск как своё достояние и объект соперничества с Литвой.

Итак, только за восемь лет до Грюнвальдской битвы, Смоленск утратил свою независимость и вошёл в состав ВКЛР. То есть по всем традициям это был ещё чисто русский православный город. И именно ему выпала честь выставить в великой «битве народов» у Зелёного Леса полки, сыгравшие в ней решающую роль.

В сражении у Зелёного Леса русские, поляки и литовцы, несмотря на собственные распри, совместно остановили германский «натиск на Восток». Остановили на несколько столетий. Но и прежде той битвы славяне и балты не раз оказывали отпор тевтонским колонизаторам. У народов Восточной Европы богатое героическое прошлое, наполненное совместной борьбой за национальную свободу. Об этом – наша следующая статья.

Продолжение следует

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх