,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Государственный украинский де-юре
0
Государственный украинский де-юре

По Конституции Украины – он государственный. Статья 10: «Государственным языком в Украине является украинский язык.

Государство обеспечивает всестороннее развитие и функционирование украинского языка во всех сферах общественной жизни на всей территории Украины».

Без толкования КС хотелось бы понять эти ключевые два пункта. Остальные три пункта ст.10 излагают правовой статус остальных языков на Украине.

Некую «шероховатость» в понимании ст 10 Конституции можно оправдать учетом обстановки, в которой принималась и Конституция, и все остальное, что принималось и отменялось тогда (символы, московское время и т.д.). Сейчас показывают исторические кадры: внос знамени, Л. Кравчук принимает присягу и т.д., но никогда не покажут бензовоз под зданием ВР и требование инициаторов спешки: «Або приймаете, або як бабахне». А нужно показывать и эти фрагменты, ведь это тоже наша история! Инициаторы спешки сейчас хвастают: «Нас было всего 150, а сумели переломать!» Наивно полагать, что в атмосфере «ломки» получится здоровое образующее начало молодой украинской государственности. Этой «ломкой» под ее фундамент были заложены мины замедленного действия и запущен механизм принятия подобных решений, – «бензовозное» право .

Итак, первый пункт ст. 10 – государственный язык. Определения со словом «государственный» всегда воспринимались однозначно. Например, государственные религия, собственность и т.д. В них четко законодательно установлены правила взаимоотношений между самими субъектами, между субъектами и государством.

А государственный язык? Это официальный и рабочий язык государства, на котором только оно, государство, разговаривает со своими гражданами, а граждане – с государством? Или это язык, на котором должны разговаривать и с государством, и между собой все люди, как все человечество по Книге Бытия после Всемирного потопа? Все сущее, созданное Богом на территории этого государства? И эта неоднозначность толкования конституционной записи присутствует в понятии правовых, юридических и других инстанций. Вот комментарии решения КС по отмене распоряжения правительства, которым учителей школ обязывали говорить исключительно на государственном – украинском языке в рабочее время:

«Киев, Февраль 04, «Новый Регион»: Конституционный суд Украины распоряжение правительства признал незаконным. Оглашая вердикт КС, его глава Александр Стрижак сказал: «…норма постановления Кабмина признана неконституционной». Звучали среди экспертов и формулировки – не в компетенции Кабмина, за рамками полномочий Кабмина. А в школах с русским языком постановление правительства просто проигнорировалось, без решения суда, и без его определения».

Вернемся к заглавию. Де-ю́ре (лат. de iure «юридически», «по (согласно) праву»). Но существует также процесс отмены устаревших законов, когда работающая де-факто практика заменяет принятый де-юре закон. Или практика может существовать де-юре и не признаваться де-факто гражданами правового пространства страны. Поэтому государству нужно не применять это право как средство ломки «через колено» собственных граждан по политической ситуации, а чрезвычайно осторожно принимать законы, относящиеся к конституционному определению понятий, отнесению их к символам, если есть предпосылка невыполнения их в будущем.

В Германии нет такого понятия, как государственный язык. И на попытки ХДС в декабре 2008 г. внести понятие «государственный язык» в статью 20 конституции канцлер А. Меркель категорически возразила, тем самым упредив опасность оперировать им в дальнейшем.

Эксперты ЮНЕСКО в 1953 г. предложили разграничить понятия «государственный язык» и «официальный язык».

Государственный язык — язык, выполняющий интеграционную функцию в рамках данного государства в политической, социальной и культурной сферах, выступающий в качестве символа данного государства.

Официальный язык — язык государственного управления, законодательства, судопроизводства.

Эти определения как разъяснительно-рекомендательные выработаны с учетом исторического опыта выхода из конфликтных ситуаций, подобной украинской, по языковым проблемам.

Экспертами по языку предлагается ввести еще понятие «титульный язык». Главное, чтобы социально-ролевые функции языков определялись не политическими требованиями, не теми нормами конституций, законов о языках и другими актами, в которые их удалось втиснуть «бензовозным» правом и другими акциями, а всем комплексом демографических, исторических, этнических, социокультурных лингвистических признаков. Они и только они должны определять статус и функции языка в государстве и только это депутатам необходимо будет учесть при рассмотрении в ВР проекта закона «О внесении изменений в Конституцию Украины», готовить которые поручил Президент.

Следующее ключевое слово – «украинский». Без излишней патетики типа: «признак нации», символ и т.д. и зададимся немного крамольным вопросом: «Какой украинский?».

Философы определили, что самая большая ценность у любой нации – ее наследие. То, что нация приняла от своих предков, сохранила и передала потомкам. Это экологическое, как Аскания-Нова; культурное, языковое, как в данном случае, и т.д. Устранила при этом все возможные риски. Ведь не важно, кто его сможет уничтожить, изменить язык – Украинский Терминологический Центр в Америке, или свои «национально свидоми мовознавци».

Наследие нации и язык в том числе – это не только ценностная категория, количественная, или качественная, это и временная, она создается столетиями природой или трудом и памятью многих поколениями народа. И преступно полагать, что такое наследие можно образовать созданием международных организацией типа «Конгресса защиты украинского языка», или обществ, вроде «Просвиты», очередной правописной комиссией и принятием очередного правописа.

В истории украинского языка был период его эволюционного развития, когда сформировалось все то, что составляет его основу, как наследия: стабильная орфография, эталонная литература, произведения классиков, память и дух народа. И народ сохранил все, впитал, сделал своим. И первичную основу – язык своего славянского племени, и элементы византийского, греческого, слова языков соседей-кочевников и последствие влияния польского владычества.

И когда мы с внучкой вечером идем до хаты, становимся перед образами на кылым и произносим слова молитвы: «Отче наш! Иже еси на небесех …», то я не объясняю внучке, что слова хата – это полонизм, слово кылым – это тюркское, а слово Иже – это не только церковно-славянское, но и древнерусское – Тот, Который и на нем написано и «Слово о полку Игореве» – «…мудрому Мстиславу, иже…». На этом языке говорили сотни поколений наших предков, рассказывали детям первые сказки и открывали свою душу перед Господом. Это уже и наш с ней язык.

Мне пришлось на полигоне ЗРВ в п. Капустин Яр петь в художественной самодеятельности на украинском языке старинные песни, читать стихи, прозу. Особенно нравился зрителям, в основном не украинцам, отрывок из повести М. Коцюбинского «Fata morhana» – «Идуть дощi»: «…холоднi сiннi тумани клубочаться в горi i спускають на землю своi мертвi коси …». Они восхищались этим языком, его мелодичностью, образностью, просили написать прочитанное на украинском. А когда я объяснил значение обращения: «Шановний добродию», они поражались и мудростью языка, простым обращением воспитывавшего уважение, шану к добродеянию, к людям, делающим добро. Я гордился нашим, украинским языком.

Этот язык моих предков, несмотря ни на какие попытки изменить его, служил народу до момента признания независимости Украины. Потому что такой язык, как душа народа, как живое существо, имеет свои собственные защитные свойства, свой иммунитет, которые позволили ему бороться и с пришлыми элементами и с разрушением собственных.

Но язык, переборовший все изменения, не выдержал того, что ожидало его при «развитой» демократии, когда «деруссификация», «десоветизация» языка стали орудием политиков, средством изменения своего народа, когда постоянные языковые изменения стали единственной профессией тьмы «мовознавцив».

Выдающийся специалист по истории Украины Н. Ульянов в своей книге «Происхождение украинского сепаратизма» (Нью-Йорк, 1966), подчеркивая понимание Австрией последствий изменения правописания у славян, писал, что для нее «… считалось большим достижением добиться видоизменения хоть одной-двух букв и сделать их непохожими на буквы русского алфавита». А здесь в распоряжении политиков оказались не буквы, а весь украинский язык, во всех его формах.

Обратимся ко второму пункту ст. 10: «Государство обеспечивает всестороннее развитие и функционирование украинского языка …». Этой фразой государство взяло на себя обязанности по обеспечению и его сохранности, защите от посягательств любых лиц, органов, зарубежных фондов и т.д. Выполнило ли государство померанчевых свою обязанность по защите украинского языка, как государственного?

Весной 2005 г. было письмо 130 ученых, переводчиков на имя вице-премьера М. Томенко. В нем подчеркивалось, что в стране уже более 10 лет – правописный хаос, расшатывается структура языка, без ограничения всеми вносятся изменения, язык отдан на откуп СМИ, но письмо осталось без решения.

В начале 2005 г. сайт на СТБ: «навчись говорити СТБ-шною українською за 20 хв.!». (Сайт был до ноября 2006 г, потом его сменила презентованная 20 января 2007 г. на СТБ книга: «PROMOVA, або де ми помиляемось». На сайте и книге: «Цi настанови були розробленi спiльно з Iнститутом української мови». Предназначение – для работников СМИ.

Начался в содружестве с различными диаспорскими центрами и фондами слив в язык всей нечисти, которую он отверг, переборол. Это галицко-польские слова, которые И. С. Нечуй-Левицкий в книге «Кривое зеркало украинского языка» назвал: «Чертовщина под якобы украинским соусом» и «Правопис автохтонної української мови 1929 року» и фантазии украинских «телевiзiянтiв» и пр. И язык наших предков и наших потомков, язык классиков, язык «шановных добродиев» у нас отнят и заменен вот этим постоянно меняющимся языком самозваного «шляхетного панства», который утверждается в качестве государственного, если можно нечто вечно изменяющееся по конституции признавать символом.

Так какой у нас украинский государственный язык де-юре?
Александр ГРЕСЬКО



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх