,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


О месте русской литературы в школьном курсе мировой
0
О месте русской литературы в школьном курсе мировой

Поскольку все произведения изучаются в переводах, то не следует ли отсюда, что и книги русских авторов не должны быть исключением? В этом есть своя логика, и не удивительно, что у такой точки зрения есть немало сторонников. Однако же нельзя сбрасывать со счетов особый статус русского языка в Украине. Не будем сейчас говорить о том, почему это произошло и т. д. Так случилось («Так ci стало», как говорят у нас на Прикарпатье). Будем считать это совершившимся фактом. Русский язык стал языком межнационального общения, и отказ от его изучения, по моему глубокому убеждению, приносит украинскому народу, украинской культуре не пользу (как предполагается), а вред.

Несколько лет тому назад на одном представительном собрании я сказал, обращаясь к залу:

– Я убежден, что все, здесь присутствующие, прекрасно владеют русским языком. Скажите, кому из вас это принесло вред? Зная русский язык, вы что-то потеряли или что-то приобрели? Стали беднее в культурном отношении или богаче? Почему же вы сейчас не даете вашим детям и внукам возможности знать тот язык, на котором писали некоторые свои произведения Шевченко и Марко Вовчок?

Говорят, что Гоголь – не русский, а украинский писатель, что изучать его творчество надо в курсе украинской литературы. Вопрос весьма спорный, но если бы так произошло, то на каком языке его изучали бы?

Когда я излагал эти соображения на встрече с учителями, кто-то спросил:

– А на каком языке в Англии изучают французскую литературу?

Я ответил:

– Разумеется, на английском. Но представьте себе ситуацию: нашелся такой класс, где все ученики (и тем более учитель) свободно владеют французским языком. Неужели они пройдут мимо такой возможности насладиться прелестью оригинального текста?

В немыслимом идеале в курсе зарубежной литературы все произведения должны бы изучаться на языке оригинала. Увы, это, конечно, невозможно. Но вот счастливый случай: какие-то книги можно все же читать на том языке, на котором они написаны. Что же, сознательно и целеустремленно не воспользоваться этим обстоятельством?

Уже есть примеры, когда в классах с углубленным изучением английского (к примеру) языка Шекспир или Байрон читаются и комментируются по-английски (в порядке осуществления межпредметных связей к этой работе привлекается и учитель этого языка). Не сомневаюсь, что такие уроки встречают поддержку и руководителей просвещения, и представителей всевозможных общественных организаций, которые так любят говорить о вхождении Украины в европейский дом. Но чтобы стихи Пушкина прозвучали на уроке зарубежной литературы в украинской школе по-русски – Боже упаси!

В этой связи хочу процитировать слова Михаила Драгоманова, сказанные им более ста лет тому назад, в 1891 г.:

«...Я мушу признати,... що знаття західноєвропейських мов дуже мало поширене серед українців, навіть серед університетських, i що дуже рідко хто з них, навітъ з тих, хто вчиться на філологічному факультеті, читають книжки, наприклад, французькі або німецькі, а вже про англійські i говорити нічого. Подумайте ж тепер, яка мусить бути npocвiтa в такій громаді, коли вона ще збунтується й проти російського письменства?!» (Драгоманов М. П. Вибране. – К., 1991. – С. 479-480).

Возникает впечатление, что мы действительно «взбунтовались» против русского языка и русской литературы. Могу даже понять истоки и причины такого «бунта», но оправдать его не в состоянии.

Итак, на каком языке следует читать и изучать русскую литературу? Убежден: если еще есть такая возможность, то на русском – тем более, что переводов русской классики на украинский язык очень мало.

В хрестоматиях по зарубежной литературе публикуются небольшие произведения русских авторов в переводах. А как быть с текстами большого объема? Мне приходилось с величайшим трудом разыскивать «Мертвые души» Гоголя и «Чайку» Чехова в переводах на украинский язык. Достаточно сказать, что таких переводов (кстати говоря, сорока-пятидесятилетней давности) нет даже в областной библиотеке г. Ивано-Франковска. Что же делать учителю (особенно сельской школы)? Тема для научной работы: «Как организовать изучение текста художественного произведения в условиях отсутствия самого текста?»

Какой же выход из создавшейся ситуации? Выход один – читать эти тексты по-русски, благо этих книг достаточно (если, конечно, они не списаны в макулатуру. В Ивано-Франковской области активные общественники ходили по школам и требовали немедленного изъятия из библиотек любых книг на русском языке).

В «Пояснительной записке» к программе по зарубежной литературе 1995 г. было сказано; «Викладання розділів i тем з россійської літератури доцільно здійснювати мовою оригіналу». Я бы чуть иначе сформулировал это справедливое пожелание: любое произведение желательно читать анализировать на том языке, на котором оно написано. Если такая возможность существует только относительно русской литературы, то неужели же от нее отказываться?

В следующей программе по зарубежной литературе (1998 г.) соответствующих рекомендаций нет, как нет, впрочем, и последовательности. В преамбуле составители написали: «3 переважною більшістю текстів учні знайомляться в перекладах». Значит, все-таки предполагается, что какая-то часть текстов будет изучаться в оригинале? Продолжу цитату: «Тому слід звернути особливу увагу на їхню якість, навчити школяров порівнянню перекладів з оригіналами...». Спрашивается, как это сделать, если школьники не имеют доступа к оригиналам, впрочем, за одним исключением, о котором речь уже шла выше?

Русский язык и русская литература не несут никакой ответственности за империалистическую политику царской России или за злодеяния сталинского режима. Это очень хорошо понимал, например, Иван Франко (которого уж никто, надеюсь, не обвинит в антипатриотических настроениях). Он писал: «Розуміється, держава московська, її жандарми i чиновники i ix гніг на всяку свободну думку – одне діло, а література російська з Гоголями, Белінськими, Тургеневыми, Добролюбовими, Пісаревими, Щаповими, Решетниковими та Некрасовими – зовсім друге діло» (Франко I. 3i6p.творів: У 50-ти т. – Т. 26. – С. 8).

До сих пор острой остается проблема места в школьном образовании русской литературы. Раньше ей все же уделялось больше внимания, что, впрочем, служило причиной бесчисленных критических замечаний. Так, учитель зарубежной литературы из Львовской области В. Гринчишин писал в свое время: «...випучування однієї національноі літератури за рахунок інших неприпустиме» (Всесвітня література. – 1997. – № 8. – С. 6). Абстрактно рассуждая, так оно и есть. Однако нельзя забывать реальной значимости pусской литературы в мировом историко-литературном процессе вообще и в истории украинской культуры в частности. Как и по поводу русского языка, так и по поводу русской литературы могу сказать: это совершившийся факт, и делать вид, что для Т. Шевченко и Е. Гребинки, Марко Вовчка и Панаса Мирного, Михаила Драгоманова и Mихаила Коцюбинского русская литература занимала место только в ряду многих других национальных литератур, но не больше, значит сознательно искажать истину.

Обратимся еще раз к мудрым высказываниям Ивана Франко, который проницательно и совершенно справедливо писал об особом значении именно русской литературы для культуры украинской: «Коли твори літератур європейських нам подобались, порушували наш смак естетичний i нашу фантазію, то твори росіян мучили нас, будили в нас чоловіка, будили любов до бідних та покривджених» (Франко І. 3i6p.творів: У 50-ти т. – Т. 27. – С. 362)

Почему я настаиваю на мысли об особом статусе русской литературы в курсе «Зарубежная литература» (или, как предлагается совершенно справедливо сегодня «Мировой литературы»? Во-первых, только произведения русских классиков украинские школьники имеют возможность читать в подлиннике (точнее, пока еще имеют...) Во-вторых, именно русская литература на протяжении долгого времени развивалась в процессе теснейшего взаимодействия и взаимовлияния с литературой украинской. Ни с одной другой литературой мира украинская литература не была так связана, как с русской.

Мне кажется, нет необходимости аргументировать это положение: для каждого, кто хоть немного знаком с историей развития двух литератур достаточно вспомнить, например, творчество Пушкина, Рылеева, Гоголя, Лескова, Короленко, Чехова (называю, естественно, далеко не всех).

Вот почему я убежден: предложения Д. Табачника, которые, естественно, уже вызвали ожесточенную критику националистически настроенной части общественности, не есть политиканство, но отражают реальную потребность современной школы.

Не надо бы делать украинских детей заложниками политических игр, которые, как показывает исторический опыт, никогда не приводят к добру.

Профессор, г. Ивано-Франковск
Марк ТЕПЛИНСКИЙ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх