,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Долги и активы молодого президента Перевести часы на 20 лет назад никому не по силам
  • 31 мая 2010 |
  • 18:05 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 10022
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
Долги и активы молодого президента  Перевести часы на 20 лет назад никому не по силам


В недавнем интервью Виктора Януковича «Интеру», 1+1 и ICTV журналист «плюсов» Алла Мазур спросила украинского президента, как он относится к высказываниям управделами президента России о том, что «Росія домагатиметься, щоб Україна передала їй всю власність колишнього Союзу, тобто погодилася на так званий нульовий варіант» (цитирую, ключевой фрагмент вопроса дословно). На это Виктор Янукович ответил «Мы не видим на сегодняшний день решения. Мы никогда не признаем этого (то есть, данных требований России – А.П.). Мы считаем, что его, имущество, надо разделить между странами. А как это сделать, механизма пока не найдено».

Судя по контексту вопроса и ответа, речь идет не обо всей союзной собственности, а о так называемых активах СССР, то есть золотом запасе, зарубежном имуществе, инвестициях за рубежом. Хотя не мешало бы журналисту задавать вопрос точнее, чтобы не создавалось впечатление, что Россия претендует на массу предприятий и других объектов, некогда союзного подчинения, находящихся на украинской территории. Впрочем, Янукович вопрос понял, однако в остальном не учел реалий.

Во-первых, упомянутые активы СССР бывшие советские республики давно уже разделили. Правда, только зафиксировав на бумаге долю каждой из них в этом имуществе. Это было сделано договором «О правопреемстве в отношении внешнего государственного долга и активов Союза ССР», подписанном в Москве 4 декабря 1991 г, участником которого является и Украина. Согласно этому документу ее доля в активах СССР составляет почти одну шестую – 16,37%. По такому важнейшему виду активов, как собственность за рубежом, страны СНГ уже начали договариваться о технологии практического раздела, заключив 6 июля 1992 г. соглашение «О распределении всей собственности бывшего Союза ССР за рубежом».

Однако на практике до раздела дело не дошло. И по одной простой причине – вместе с активами дележу в таких же пропорциях подлежали и долги СССР. Они на момент распада Союза составляли 96,6 млрд. долл. Выплата своей доли в советском долге казалась всем новым независимым государствам немыслимой, тем более, что платить по счетам надо было немедленно, а полный раздел имущества выглядел процессом долгим. При таком числе претендентов самым реалистическим и быстрым вариантом была бы полная распродажа собственности с дележом вырученных денег в зафиксированных в договоре пропорциях. Но и такой вариант требовал времени. Ситуацией воспользовалась Россия, которой выгодно было предстать правопреемницей СССР в максимальной полноте, она стала сразу платить по советским долгам, предлагая всем бывшим союзным республикам подписать соглашения о «нулевом варианте» раздела долгов и активов, то есть уступить Москве свою долю как одних, так и других. И из того, что Алла Мазур говоря о «нулевом варианте», упускает ключевое слово «долг», и Виктор Янукович этого слова не произносит, проблема долга никуда не исчезает. А на Украину в союзных долгах приходилось 15,82 млрд. долларов.

И другие страны, возникшие на пространстве бывшего СССР, быстро подписали такие соглашения. То есть, говоря словами украинского президента, «нашли механизм». Поэтому и его предложение разделить советские активы между всеми республиками бывшего Союза запоздало на 17 лет.

Вариант «ноль плюс»

Собственно, нашла вариант тогда и долго упорствовавшая Украина. 9 декабря 1994 г. тогдашний премьер Виталий Масол подписал в Москве документ, который именуется соглашением «Об урегулировании вопросов правонаследия относительно внешнего государственного долга и активов бывшего Союза ССР». При этом упорство принесло определенные плоды, так, в отличие от других республик, раздел здесь предполагался не совсем «нулевой», ибо также 9 декабря 1994 был подписан межправительственный протокол «О передаче Украине до 1 июня 1995 года в пользование для размещения и нормального функционирования дипломатических, консульских и торговых представительств и их персонала зданий и помещений». Документ включал перечень из 16 объектов. Он не слишком вдохновлял Украину, так как в их числе была недвижимость не только в Германии, Польше, Греции, Болгарии, Египте, Китае, но и в Мавритании, Центрально-Африканской республике, Габоне, Ботсване и некоторых других странах, где Украина не планировала открывать дипломатические представительства. Впрочем, эти объекты можно было и продать, а вырученные деньги истратить хоть на покупку зданий в более интересных странах, хоть на внутренние нужды. Кроме того, данный перечень не являлся окончательным, ибо его пункт 2 предполагал, что стороны «продолжат работу по подбору дополнительных зданий для передачи Российской Федерацией Украине» из числа отмеченных в документе объектов в 28 странах (в том числе в 12 европейских государствах и Японии).

Однако в преамбуле этого протокола есть слова, что стороны подписывают настоящий документ «учитывая урегулированность вопросов правопреемства относительно внешнего долга и активов бывшего СССР». Этот оборот увязывал выполнение протокола со вступлением в силу соглашения «о нулевом варианте», которое предполагало ратификацию. Ведь упомянутую там «урегулированность» можно понимать только как соглашение о нулевом варианте. Ибо если понимать под урегулированностью лишь предыдущие соглашения в рамках СНГ о формуле раздела активов, то перечень зарубежных объектов в протоколе окажется гораздо меньше одной шестой, положенной Украине до согласия на такой варианта. Подписанные договоренности для краткости именовались «ноль плюс»: то есть нулевой вариант, плюс передача некоторых объектов Киеву.

Президент Леонид Кучма сразу же обругал Масола за эти документы. Но представляется, что это был лишь показной жест. Возможно, тогдашний президент просто сознательно провел непопулярное решение чужими руками. Во всяком случае, в пользу такой версии говорят его дальнейшие действия. Ведь можно было отказаться от этого документа, расторгнуть соглашение. Но Кучма этого не сделал. Протоколы первого и второго заседаний межправительственной украинско-российской комиссии по сотрудничеству в 1996 и 1997 фиксируют намерения Украины ратифицировать это соглашение.

Действует ли не ратифицированное соглашение?

Правда, в 1997 г. в ВР возобладало мнение, что активы значительнее долгов и за них надо бороться и парламент решил отложить ратификацию и с тех пор к ней не возвращался. Однако означает ли такое подвешенное состояние соглашения, что оно не действует? Нет, не означает, ибо международное право предполагает, что страна, подписавшая, но не ратифицировавшая договор, все равно продолжает действовать в духе данного документа. Таков долгое время был неписаный международный обычай, который в итоге отразился в ратифицированной Украиной «Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями» от 21 марта 1986 г. Согласно ее ст. 18, «государство обязано воздерживаться от действий, которые лишили бы договор его объекта и цели» в промежуток между подписанием и ратификацией.

То есть Украина, чтобы показать свое несогласие с договором, должна была разорвать его, или иным образом «лишить его смысла и цели». Скажем, даже не расторгая формально соглашения, договориться с западными кредиторами о графике выплат своей доли советских долгов, а потом уже выйти из соглашения о «нулевом варианте». Но ведь такого не было. Президент Кучма продолжал держать курс на ратификацию: 16 июля 1999 г. в протоколе пятого заседания межправительственной украинско-российской комиссии по сотрудничеству, подписанном премьерами Валерием Пустовойтенко и Сергеем Степашиным, записывается следующее: «Украинская сторона примет меры по ускорению ратификации Верховной Радой Украины соглашения от 9 декабря 1994 г. «Об урегулировании вопросов правонаследия относительно внешнего государственного долга и активов бывшего Союза ССР» («нулевой вариант»).

Такова позиция президента Кучмы, который как раз идет на второй срок. Комиссия заседает в самом начале предвыборной кампании, и вся оппозиция молчит по поводу его планов ратификации, не обвиняет в сдаче национальных интересов. Но может, не глупая была тогда оппозиция и понимала, что после кризиса 1998 г. выплачивать советские долги будет делом совсем неподъемным?

Долгов СССР уже нет

Правда, в дальнейшем тема «нулевого варианта» надолго исчезает из украинского политического дискурса. Однако в этот период исчезает и сама реальная возможность этот вариант пересмотреть.

В 1990-е годы и даже в начале прошлого десятилетия долги СССР оставались многомиллиардной реальностью, хотя и постепенно сокращались. Но со вторым сроком Владимира Путина началось их ускоренное погашение. В итоге, в августе 2006-го Россия ликвидировала все долги перед так называемым Парижским клубом (государствами-кредиторами). К началу мирового финансового кризиса-2008 долги СССР перед так называемым Лондонским клубом (частные-банки кредиторы) составляли менее 1 млрд. долларов. А в декабре 2009 Россия погасила и эту задолженность. Правда, далеко не все долги СССР были выплачены в денежной форме, частично они были переоформлены в долговые обязательства Российской Федерации. Но этот нюанс не меняет сути – долгов Советского Союза, включавших в себя и долю Украины в настоящий момент, уже нет. Они выплачены Россией на основании договоров с бывшими союзными республиками.

Однако, подписанный в 1994-м протокол с Украиной о передачей ей определенной зарубежной недвижимости создал для Москвы некоторую проблему. Она считает, что Киев не выполнил обязательств и хочет уже сама распоряжаться этой собственностью. Но не может, так как за рубежом с подачи украинских дипломатов говорят, что соответствующие здания согласно упомянутому документу должны быть переданы Украине, или же могут быть ей переданы (в случае дополнительного перечня из объектов в 28 странах). Москва же указывает, что условием передачи была ратификация, а раз оно не выполнено, то значит, и данный российско-украинский протокол недействителен. Однако формально данный протокол не расторгнут, и поэтому доводы России остаются неубедительны для других. Она считает, что снять вопрос можно лишь ратификацией Украиной соглашения о нулевом варианте. Но по большому счету для Москвы это проблема не первого и не второго ряда.

При этом, Россия публично не говорит, переменила ли она свою точку зрения насчет обещанных Украине под ратификацию объектов. За эти объекты Киев может еще бороться, учитывая то, что фактически соглашение о нулевом варианте он соблюдал, несмотря на позицию парламента.

Ни мира, ни войны. Почему это было выгодно Ющенко

Однако, когда в начале 2009 возник вопрос о российском кредите, одним из условием которого была ратификация соглашения о «нулевом варианте», в администрации Ющенко подняли несусветный вой, утверждая претензии Украины, на одну шестую всех активов бывшего СССР, а не только на объекты, перечисленные в протоколе от 9 декабря 1994. В результате и Тимошенко быстренько назвала такое условие неприемлемым, а СНБО 10 февраля 2009 в решении «О неотложных мерах по обеспечению экономической безопасности Украины» поручил «провести до 1 марта 2009 года анализ потенциальных последствий (в том числе экономических) как отзыва подписи Украинской Стороны под Соглашением между Украиной и Российской Федерацией об урегулировании вопросов правонаследия относительно внешнего государственного долга и активов бывшего Союза ССР («нулевой вариант»), так и рисков, связанных с его ратификацией Верховной Радой Украины».

Такое поручение было дано МИД, Минюсту, Минфину, Минэкономики, СБУ, СВР, и главупру разведки Минобороны. Об итогах его выполнения не сообщалось. Но больше на тему отзыва украинской подписи в администрации Ющенко не рассуждали. И понятно почему. В среднем звене упомянутых ведомств еще оставались неглупые люди, которым несложно было представить, что означает попытка переиграть ситуацию, сложившуюся полтора десятилетия назад.

Ведь раз советских долгов нет, поскольку их погасила Россия, то Украина может претендовать на одну шестую советских активов лишь признав, что она должна выплачивать свою долю советских долгов не разным западным кредиторам, а одной России. А сумма долга с учетом процентов, которые набежали с начала 1990-х, может едва ли не удвоиться, и в любом случае составит не менее 25 млрд. долларов вместо первоначальных 15,82 млрд. По силам ли Киеву было настолько нарастить долг, причем такому кредитору, который был наименее желателен для Ющенко? Кроме того, Москва могла посчитать, что с ее выплатой долгов СССР проблема вообще закрыта, и не признавать украинских претензий даже в обмен на упомянутые миллиарды долга, значит, надо было искать рычаги, которые заставили бы ее изменить свою позицию. А это маловероятно.

Но с ратификацией можно было бы попытаться получить несколько зарубежных зданий, но потерять повод, спекулируя невежеством общества, ругать Россию, «забравшую наше зарубежное имущество». Ясно, что такой повод и для администрации Ющенко, и для всех оранжевых несравненно дороже. Поэтому они, как Троцкий в Бресте, выбирают вариант «ни мира, ни войны», то есть – «ни денонсации, ни ратификации».

Три честных варианта

Однако теперь у власти Виктор Янукович, и у него было три варианта ответа с честным подходом к ситуации.

Первый. Признать, что «нулевой вариант» был тяжелым, но все же оптимальным выходом, что с выплатой Россией долгов СССР изменить ситуацию так же нереально, как вернуть обратно вывезенные из Украины ядерные боеголовки. Можно лишь бороться за объекты, обещанные Украине под ратификацию соглашения.

Второй вариант совпадает с первым в части признания невозможности борьбы за все остальные советские активы. Однако в отличие от него он признает невыплату Украиной советских долгов до 1994 г, подписание соглашение о нулевом варианте и последующее нерасторжение этого соглашения преступлениями предыдущих президентов и их ближайшего окружения. В связи с чем дается обещание устроить над ними суд и конфисковать их имущество.

Третий вариант предполагает немедленное расторжение соглашения 1994 г. с признанием Украиной соответствующего долга перед Россией. Зато в народ бросается клич собрать соответствующие миллиарды. Выражается надежда, что наш «Пьемонт» первым проявит патриотический порыв. Вдруг на Западной Украине возникнет фонд «Народня амбасада» (ведь долги СССР будут меняться в основном на здания посольств) и галичане бросятся продавать квартиры, а также переплавлять бронзовые памятники Бандере, Шухевичу и прочим своим героям для наполнения этого фонда. Затем этот порыв заражает и Восток, где бросаются переплавлять памятники Ленину и прочие советские символы. В итоге Украина избавляется от символов прошлого и замораживает отношения с Россией, так как полное переигрывание нулевого варианта, создает атмосферу, в которой вряд ли будут развиваться какие-то конструктивные проекты. Но пока Москву будут убалтывать согласиться на новое решение, собранные миллиарды будут лежать в каком-нибудь олигархическом банке, работая на благо его владельцев и понемногу радуя и украинский народ. Ведь голы зарубежных легионеров в наших клубах – замечательный источник радости.

Все это варианты разной степени оптимальности и реалистичности. Однако они учитывают три непреложные реальности – взаимосвязь между активами и долгами, полную выплату Россией долгов СССР и тот факт, что сама по себе нератификация соглашения 1994 г. о нулевом варианте не отменяет действенности этого документа.

Последствия игнорирования реальности

Янукович выбрал четвертый вариант – подобно команде Ющенко игнорировать все эти реальности, и высказываться фактически в том же духе, разве что умеряя антироссийский пафос. Однако это ни на шаг не приблизило ни решение вопроса, ни прояснение ситуации для общества. И то, что Янукович – молодой президент, то есть недавно находящийся в должности, не является достаточным оправданием. Он ведь дольше, чем кто-либо другой занимал второй по важности пост в стране, премьерский.

Да, в отношениях между Украиной и Россией есть проблемы. И последние интеграционные предложения Москвы можно и нужно трезво расценивать с точки зрения их стратегической выгоды или невыгоды для Киева. Но вопрос долгов и активов СССР был в числе реальных проблем в начале 1990-х. Но после всего, что произошло за это время, он превратился в псевдопроблему. Исключение составляет вопрос об имуществе, обещанном Украине в 1994-м. А единственный смысл разговоров о прочих активах СССР – создание еще одного повода для национализма, основанного на невежестве.

Ющенко и Тимошенко такой национализм был нужен. Януковичу же он не нужен. Но его подход к проблеме активов СССР, объективно показывает России (хотя вряд ли президент к тому стремился) шаткость партнерства с Украиной. Ибо надежные партнеры не создают иллюзорных проблем.

И в такой ситуации Москва оказывается перед дилеммой – либо избегать масштабных проектов с Украиной, либо делать условием таких проектов полную подчиненность украинских участников российским в качестве гарантии от ненадежности Киева. Тогда как в атмосфере доверия и отсутствия псевдопроблем безусловно будут оправданы другие условия.



Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх