,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Что сделать, чтобы смотреть вперед?
  • 30 мая 2010 |
  • 14:05 |
  • bayard |
  • Просмотров: 18564
  • |
  • Комментарии: 18
  • |
0
Политики ведут людей вперед. Историки изучают прошлое. Эти действия взаимосвязаны, но у каждого своя функция.
Почеиу наши политики, слабо знающие историю, тем не менее, смотрят назад?
Почему политик на исторических высказываниях получает больший рейтинг, чем на планах на будущее?

Когда недоброй памяти министр противопоставил Галичину и "Большую Украину", он вряд ли знал предмет. С точки зрения перечисленных им факторов в стране больше групп со своей идентичностью. Хотя министру логичней думать не о том, как их противопоставить, а, наоборот, как объединить в единый организм.

За последний год получил 2 сходных обвинения противоположного содержания.

Так, Борис Бородин, отстаивающий российскую идентичность, пояснил, что считает мои предложения "направленными против меня, моего языка, моих детей". Т.е. "украинизаторскими".

Beware, позиционирующая себя как сторонница украинской идентичности, написала: "мені Вас видно як одного з найпоміркованіших представників п'ятої колони". Т.е. "русификатор".

Крайности сходятся. В чем?

Пройдемся по карте Украины.

Западная Украина. Люди живут там, где жили их предки много поколений тому назад. За это время менялись общественные устройства, жизненные уклады, появилась новая техника и технология. Все это накладывалось на традиции, которые передавались от поколения к поколению, и изменялось постепенно, по мере изменений в окружающем мире. В результате язык, традиции сохранились живыми, отражающими реальности 21в. Есть интеллигенция своя по происхождению, языку, традициям.

Не всем в этом мире так повезло.

На территории России развитие шло скачками, вызывало большое перемещение людей. Из истории известно, что новые идентичности и нации, возникали в момент бурного развития территории. Например, Московское Княжество как отдельное образование утвердилось во времена Семена Гордого и Дмитрия Донского. В это время в Москву прибывает большое количество людей, увидевших для себя перспективы. Откуда они пришли история умалчивает. Среди них дружинник Андрей Кобыла. Его потомки – цари Романовы, графы Шереметьевы, знаменитые роды Кобылиных, Яковлевых пытались вывести происхождение основателя рода то из бояр Киевской Руси, то из немцев (в зависимости от конъюнктуры), но историки считают эти попытки (как и усилия многих других знатных родов) ни на чем не основанными. Не известно, откуда взялся, ни он, ни сотни других, прибывших в то же время. А, начиная от них, уже все роды прослеживаются до 21в.

Индустриализация, массовый переход от сельского уклада к городскому создал многие сегодняшние нации.

В Англии многие семьи ведут свою родословную с 16в., хотя с более ранних времен – единицы. Потому что 16в. – появление новых аристократов неизвестного происхождения, которые покупают земли, мануфактуры, огораживание, огромные людские массы перемещаются из села в город. Дальше таких потрясений не было, дальше все известно.

В истории России подобных потрясений было немало. Заселение Новороссии после изгнание турок, столыпинская реформа, гражданская война 1917-20гг. Но ничто не может сравниться с эпохой индустриализации, коллективизации, Голодомора.

Представим поселок в степи на 1-2т. крестьян. Рядом с ним строится завод с 20т.работающих, город с хоть и хилой, но социальной сферой, т.е. всего не менее 100т.жителей. Откуда брались эти люди? Отовсюду, как дружинники Дмитрия Донского. Большинство, конечно, составляли украинские крестьяне, им было ближе. Но рядом были русские, греческие селения, неподалеку еврейские местечки, татарские поселения. После службы в армии на стройку шли молодые люди из любой точки СССР, они видели перспективы, в сравнении со своим аулом или кишлаком. Все они попадали в новую для себя среду, в которой навыки и привычки, жизненные правила и технологические приемы, усвоенные от родителей, оказывались бесполезны, а потому быстро забывались и не передавались следующему поколению. Наоборот, благодаря тому, что поселение создавалась, по-сути, на пустом месте, правила, привычки, традиции и даже специфический язык общения формировались самими участниками. Люди вместе жили, дети вместе играли и учились, женились внутри этого же сообщества. Сегодня живет и работает уже 4-е поколение их потомков. Они знают свое происхождение до уровня прадедушек и уверены в своей укорененности, они хорошо отличают своих, людей такой же истории. Более далекая традиция не была передана уже их дедам. Большого уважения достойны усилия энтузиастов, пытающихся восстановить эту более далекую традицию. Но широкие массы населения не могут воспринять ее в качестве своей, т.к. она им не была передана от родителей, большинство вообще мало знает, откуда пришли в данную местность их предки. Попытки внедрить в быт людей религиозность, старые обычаи приводят к тому, что люди узнают о них из прессы, а не от старших поколений. Язык людей, живших в начале 20в., содержал много понятий, относящихся к отсутствующим сегодня предметам быта и технологическим процессам, и не имел понятий, обозначающих нынешние реалии. Если бы язык жил в этой местности все это время, термины и понятия естественным путем изменялись бы, появлялись и модифицировались. Но этого не произошло. Наоборот, у людей возникла своя символика, мифология, ценности, особенности восприятия. Люди значительно более рациональны, чем в западном регионе, им близки ценности большой организации, иерархии, дисциплины. Возникла новая идентичность, за 4 поколения устоялась, люди уверены в своей укорененности не менее жителей других регионов.

Не везде, где строили промышленные гиганты, жизнь сложилась таким образом.

В крупных городах, в которых проживали сотни тысяч человек, прибывшие отовсюду строители и работники не составили большинства, а включились в существующий состав населения. Тут жило смешанное население и по языку, культуре, и по профессиональной подготовке, образованию. Многие из них помнят свое происхождение, переданные от предков религиозные, культурные навыки. Они оказали влияние на новоприбывших, задавая некий культурный, образовательный уровень. Языком общения этих людей остается русский. Деревня и малые города Востока и Юга подверглись экспансии промышленных центров. Уже с 1970-х мужское население стало массово покидать село или, живя в селе, ездить на работу в город. Как говорили тогда, есть 2 пути: спиться или уехать. Женское население следовало за мужским. Оставшиеся копировали городскую речь, привычки, манеры, что приобретало вид злой пародии над городом.

Крупные города и промышленные районы близки по своей идентичности, но чувствуют себя по-разному. Население промышленных регионов не формулирует свою отдельную идентичность потому, что у них нет достаточно своей интеллигенции, людей с привычкой к рефлексии, к самоосознанию. В то же время интеллигенция культурных центров имеет более сложную историю, развитую культуру и не воспринимает население промышленных городков в качестве своих. Но потенциал самоосознания этими людьми своей идентичности есть, если вместо "дешевых клоунов" этим займутся более профессиональные люди, и если будет продолжаться противостояние.

Но есть еще области Центра, а особенно Полесья, у которых судьба сложилась иначе. Там не было крупной земельной собственности, было мало кулаков, соответственно, раскулаченных, по ним гораздо слабее прошелся Голодомор. Там мало строили промышленных гигантов, мало крупных городов, соответственно, и мало людей иной идентичности. Речь, обрядовость, быт сохранился значительно лучше, передаваясь от поколения к поколению, хотя колхозный строй и идеологический диктат советской власти сильно отразился на этой группе населения. В их сознании и быту унаследованные от предков нормы, символы, понятия прекрасно сочетаются с усвоенными от советской власти, а бытовой украинский с профессиональным русским. У этой группы населения есть своя украиноязычная интеллигенция, которая обеспечивает украинское самосознание, отличное от украинского же самосознания западной Украины.

Есть еще немало более мелких групп – крымские татары, Севастополь, Закарпатье, Буковина, болгарские села и т.д.

А сколько еще смешанных сообществ, Днепропетровщина например.

Разница между описанными группами выражается не только на выборах, в господствующем в регионе языке, но и при социологических исследованиях, при ответах на социально-политические и культурные вопросы.

У людей разные символы, разная реакция на одни и те же события, слова, разная значимость понятий. Одни при слове "зрада" мобилизуются, другие пропускают его как информационный шум. Одни услышав "крупное производство" воодушевляются, другие морщатся.

Тем не менее, несмотря все различия, все эти сообщества за 20 лет воспринимают себя украинскими гражданами и идентифицируют себя с Украиной как государством. Шумные пророссийские группы, претендующие на представительство русскоязычных сообществ, остаются маргинальными и не получают в этих регионах поддержки более 3, редко 5% избирателей (хотя очень раздражают жителей других частей страны).

Может ли существовать государство с таким набором идентичностей? Может, "плохо, но не долго".

Есть ли условия для образования из всех этих групп единой нации? Есть, т.к. присутствуют главные атрибуты нации – чувство своего и равенство прав/обязанностей. Что же остается?

Для формирования правового государства необходимо, чтобы все люди одинаково понимали значение слов, чтобы легитимным и не легитимным в их представлении было одно и то же. Чтобы экономика развивалась, люди должны одинаково реагировать на стимулы и ограничения. Многие проблемы, которые у нас сейчас есть, это не только наследие советского прошлого, но и результат отсутствия нации, т.е. одинакового понимания, слов, понятий, их ценности.

Есть успешные страны двуязычные (согласен, что это – исключение, а не правило), но нет успешных стран с разным мировоззрением разных регионов, единственный обратный пример Италии показывает, насколько это плохо.

У государства есть 3 пути.

- Одна идентичность подчинит себе остальные;

- Федерация со слабыми внутренними связями;

- Постепенное формирование общей нации на основе естественного соединения языка, привычек, норм поведения, образов, мифов и т.д. всех нациеобразующих сообществ.

Возможна ли победа одной идентичность над остальными? Нет, невозможна, прошедшие 20 лет это ясно показали. Продолжение таких попыток вредно и разрушает государство.

В истории бывали такие случаи, когда одна группа становилась нациеобразующей, а остальные принимали ее язык, привычки, нормы и стандарты поведения. Но это было результатом явного превосходства такой группы в усвоении новой техники, технологии, организации жизни на началах законности и эффективности. Ничего подобного у нас нет. Несмотря на все разговоры, будто кто-то кого-то кормит, а кто-то более продвинутый и европейский, никакого преимущества ни у одной группы нет. Никто никого не кормит и никто не более продвинутый. Восток сильнее в организации крупных проектов, но в области услуг, например, остался в СССР. Запад, наоборот, лучше осваивает сферу услуг с небольшим количеством участников. Как флот должен содержать корабли всех классов, так и страна в условиях глубокого разделения труда должна иметь разные сферы и направления. Коррупция, неэффективность в равной степени присущи всем регионам страны.

Возможна ли Федерация со слабыми связями между регионами? При которой каждый регион мог бы сам определять свою гуманитарную сферу и детали законодательства, а основы законности, экономические регулирование были бы отданы Центру?

Возможна. Какие недостатки? Неустоявшаяся украинская государственность, слабые демократические навыки населения.

Для федерализации потребуется глубокая административная реформа. У нас нет сейчас административных образований Донбасс, Галичина, Юг, Полесье. Их надо будет создать, определить каждому столицу. Еще во времена СССР была попытка укрупнении областей. Рассказывают, она провалилась, т.к. партийные чиновники Донецкой и Луганской областей не поделили, где делать центр края. Это при сверхцентрализации в СССР. Сегодня подавно не поделят. И тернопольские чиновники не захотят в подчинение к львовским и т.д.

Далее, потребуется полное реформирование государственных финансов, всех надзорных и контролирующих ведомств с выделением части финансов и функций для регионов.

Пойдет открытая борьба Центра с регионами за ресурсы. Она и сегодня идет в скрытом виде, а тут начнется в открытом.

Появится большой риск дезинтеграции государства.

Но тогда остается третий вариант постепенного формирования общей нации на основе объединения имеющихся идентичностей. Возможно ли это? В окончательном виде – через 3-4 поколения. Но на нынешнем этапе можно сделать большой шаг к нему.

Прекратить взаимную борьбу. Понять 1 раз, что никто никого не победит, никто никому не докажет, что "я – настоящий, а он – манкурт, утратил корни, обманут поляками и т.д.".

У каждого есть свой идентичность, даже в том случае, если она явно не сформулирована, она ощущается людьми как своя, ей несколько поколений, она укоренена и оберегается. Достаточно и того, что эта украинская идентичность и, даже если она и связана с русским языком, то не с современной Россией, как с государством, а с Украиной.

Надо 1 раз договориться и прекратить деятельность, не имеющую перспективы и угрожающую целостности государства. 1 раз признать, что рядом с нами в одном государстве живут люди с иной лексикой, иными представлениями об истории, иными праздниками. Ведь все нормальные люди это давно для себя приняли. В чем сходятся крайности, примерами которых начался данный материал? В неприятии компромисса. В неприятии постепенного формирования общей идентичности. Что предлагается взамен? Об этом не задумываются.

Кто из работающих, не говоря уже о молодежи, не способен прочитать и понять нормативный документ на украинском? Все читают и понимают. Так к чему призывы "Кожен має вивчити державну мову"? Все, кому надо, давно все вивчили. А разговаривать и искать информацию еще долго будут по-русски. 2 поколения, как минимум. К этому надо привыкнуть и принять как данность. И победу в ВОВ будут праздновать, т.к. у большинства ее праздновали родители, деды, которых эти люди помнят и, как приличные люди, почитают. И к этому надо привыкнуть. Вам не праздник? Не празднуйте молча. А лучше попытайтесь поучаствовать вместе со своими согражданами. Нет, конечно, можно и дальше обзывать 5-й колонной, учить истории. Мол, Вы тут не знаете, а мы Вам сейчас объясним. В книгах, которые Вы прочитали, тоже не все написано из того, что люди помнят. И, главное, уже известен результат этого диалога. Он Вас удовлетворяет?

То же с другой стороны. Сколько угодно можно считать Бандеру "фашистом". Тихо, про себя. А лучше попытаться понять, почему население региона его помнит и почитает. Принять это как факт. И новости на украинском попробовать смотреть. И так по всем вопросам, которые сегодня вызывают такую бурю.

Это замечательно, когда люди начинают разговаривать на украинском, изучают язык, историю, быт и традиции. Но как только они отгораживаются от других, не изучающих, не разговаривающих, демонстрируют свое превосходство, пренебрежение – чужеродность, великое и полезное дело становится низким и вредным.

Разрушить ощущение другого как своего и равенство прав - и не будет страны.

Если мы считаем людей другого региона чужими (как наш высокообразованный министр) или что "я маю право, бо українець, а ти – ні", мы делаем единую страну невозможной.

Вот ведь интересно, сколько общаюсь, никогда в реале не слышал от людей непримиримости. Понимание другой позиции и по языку, и по истории. Да, для Вас это так. А у нас было по-другому. Интеллектуально активная часть населения, те, кто идет в авангарде поиска идентичности, устраивают бучу, создают фон для остальных. Цель же должна быть обратная – сделать непримиримых маргиналами. Сделать мэйнстримом уважение к своим согражданам из других регионов, боязнь их обидеть неточным словом. Вот Вы с напарником выполняете совместную работу. Станете Вы ему напоминать истории, по которым у Вас разные взгляды? Зачем, чтобы бросить работу и начать спор?

Можно радоваться, что у нас все новости на ТВ на украинском. И не обращать внимания на то, что миллионы людей в результате не получают информации из украинских источников, а получают из российских сознательно готовящих антиукраинский взгляд на события.

В том же Израиль, который часто приводится в пример, как только в стране оказалось много русскоязычных, появилось 2 русскоязычных канала, причем один проправительственный. Люди озаботились, есть граждане, которые еще долго будут искать информацию на русском языке, надо им дать эту информацию из правильных источников. У нас же озабочены символами, а не результатом.

Есть и разница в отношении людей к России. Тот же договор газ-флот. На востоке не верят в коварство планов России, а на Западе верят. Как можно спорить о вере? Спорить можно о проверяемых вещах. Людям понятно, что аренда на 25 лет такой территории из-за бюджетных проблем нескольких лет – это глупость. А что такое "змова", "зрада" не понятно, спам, который они с раздражением удаляют из головы. У людей разная ценность понятий, это надо запомнить и преодолевать постепенно, в результате совместного труда и смешанных браков. Игнорирование этого факта дает результат: люди голосуют за Януковича, прекрасно зная ему цену, но лишь потому, что ощущают угрозу своей идентичности. С другой стороны на этом поднимается Тягнибок и ему подобные.

Те политики, которые нас сегодня не устраивают, смогли подняться на возбуждении угрозы идентичности, на страстях по поводу истории, прошлого, а не на перспективах будущего. От этого наши несчастья.

С другой стороны перестать смотреть на события истории и политики с точки зрения Империи, как нас всегда учили и продолжают учить российские СМИ, а посмотреть с точки зрения украинского государства. И станет ясно, что речь не идет о "переписывании истории" (распространенный миф), а лишь о другом взгляде на те же события.

Люди в большинстве у нас нормальные, и вполне понимают другого. И вполне способны объединиться вокруг настоящих проблем страны, не допустить реванша и диктатуры. Но тем, кто берет на себя функции идеологического авангарда, стоит подумать не о своем комфорте, а о единстве страны. Это так приятно, высказать все что думаешь, обложить того, кто думает иначе, приписать ему какую-нибудь чушь и разоблачить. Это поведение мелкого обывателя, а не авангарда. Претендующий на интеллектуальное лидерство сегодня должен объединять страну и людей, а не возбуждать взаимное раздражение и вражду.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх