,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Демократия, которую мы потеряли
0
Демократия, которую мы потеряли


«Верховная Рада Украины от имени Украинского народа...» — так начинается наша с вами Конституция. Напишут же! Да от таких слов даже самым «щирым» патриотам нынче хочется скептически усмехнуться. Скажите на милость, а когда в зале парламента во время сессионного заседания гудят сиренами, швыряют яйца и зажигают дымовые шашки, это тоже от имени народа?

Впрочем, в тексте есть и другие достойные иронии места. Так, ст. 1 квалифицирует Украину как демократическое, правовое и даже социальное государство. А в ст. 5 написано, что «единственным источником власти в Украине является народ». Правда, национальные особенности здесь ни при чем. Демократизм — мистификация мирового масштаба. Просто вещи должны как-то называться. Мы привыкаем к терминам и не задумываемся при этом, правдиво ли отражают они сущность явлений. Это как с Колумбом. Не выяснив, что открывает, он обозвал местное население индейцами. С тех пор все так и говорят. Хотя из школьных уроков географии известно — Индия находится на противоположной от Америки стороне Земного шара.

Дословно с греческого слово «демократия» переводится как «власть народа». Запомнив это, не поленитесь проделать несложный тест. Возьмите полный список депутатов Верховной Рады и вычеркните фамилии, которые вам абсолютно ни о чем не говорят. Далее — тех, кто, как вам кажется, только мешает. В итоге останется коротенький список народных депутатов. Тогда чем занимаются в парламенте все остальные? Отвечаем. Украиной управляют не для блага народа, а исключительно в интересах узкого круга самых богатых людей, наделенных реальной властью. А это уже называется не демократией, а олигархией. И когда нынешние оппозиционеры вопят о покушении на права и свободы, они выглядят очень смешными. Ибо при них было еще хуже.

Мы часто употребляем родное слово «народовластие» как синоним «демократии». Но это не одно и то же. Даже у изобретателей демократии — древних греков она срабатывала напрямую только в городах-государствах с населением до 20 тысяч граждан.
Приблизительно такую же численность имела и Запорожская Сечь, названная Марксом казацкой республикой. Здесь руководство избирали вполне осознанно. О самых популярных людях знали почти всё. Как хорошее, так и плохое. Случались ли ошибки? Нечасто. И их быстро исправляли. Собирались и снимали с высоких должностей тех, кто горько разочаровал. А гетмана Брюховецкого возмущенная толпа даже растерзала. Вот такой импичмент получился...

Если же граждан столько, что общее собрание провести невозможно, демократия переходит в представительскую. Право принимать решение делегируют группе избранных. Участие народа в управлении ограничивается голосованием. И до новых выборов он никого не интересует. Произошла подмена понятий. Под демократией понимают не народовластие, а форму организации управления. Она предусматривает выборность и разделение власти на законодательную, исполнительную и судебную, гарантии прав и свобод. Но все это имеют и подданные почти десятка европейских королей. Хотя государственный строй в этих странах называется конституционной монархией. Так что же, демократии нет? Да есть!

Система власти в СССР была несравненно более демократичной, чем то, что у нас сейчас. Представляю, как возмущаются антикоммунисты: «Что, один кандидат в бюллетене? Какие же это выборы!» Демократические. Ведь кандидаты предварительно проходили строгий отбор. Во-первых, они имели высокий авторитет, чистые биографии и отличались профессиональным мастерством, умением, талантами, полученным собственным трудом статусом. Во-вторых, выдвижение происходило в трудовых коллективах, где человека, не достойного доверия, никогда бы не восприняли. Посему таковых и не предлагали, чтобы не опозориться перед народом.

Да, существовала схема с расписанными видами деятельности, социальным положением, национальностью, возрастом и даже полом кандидатов. Таких слов, как «гендерная политика», тогда не знали. Но женщины имели значительное представительство в Верховном Совете. Да и вообще персональный состав как парламента, так и местных советов отвечал социально-классовой структуре общества. Народ избирал депутатов из своей среды. И они продолжали трудиться в родных коллективах, жить одной жизнью со всеми. Наконец, находились под недремлющим оком общественности. Те, кто боится реального народовластия, называют такую форму правления недемократической. Пусть тогда дадут ответ на несколько вопросов.

Покупать места в партийных списках — это демократично? А может быть, демократично превращать парламент в некий клуб миллиардеров? Они решают там свои бизнесовые интересы и удивленно смотрят на несколько десятков не отягощенных капиталами депутатов. Дескать, а эти что здесь делают? Демократично, когда законодателями становятся лица с, мягко говоря, реактивной психикой? Или же хамы и хулиганы, которые швыряют «дымовухи», ломают микрофоны, воют и визжат? В конце концов, кто назовет демократической охоту на людей, устроенную в собственных латифундиях?

В Украинской советской энциклопедии издания 1979 года написано, что демократия в каком-либо эксплуататорском обществе существует формально-юридически, только для господствующего меньшинства. И является специфической формой осуществления эксплуататорами государственной власти, направленной своим острием против трудящихся. Тогда нам неинтересно было такое читать. Это казалось пропагандистской составляющей глобального мирового противостояния двух социально-экономических систем. А сейчас?

У социалистической демократии был ряд характерных признаков. Молодому поколению они могут показаться чем-то фантастическим. Например, народный контроль. Действительно народный, и очень строгий. Активисты взяток не брали, заботились о государстве. А как все учитывали общественное мнение! Коммунист попал в вытрезвитель — такая новость вызывала резонанс в масштабах целого города или района. Если виновник и оставался после этого в партии, то досадное приключение ему вспоминали на всех собраниях, пока не попадался кто-то другой. Общественные организации были массовыми и хорошо финансировались, а потому были действенными. Государственный аппарат отличался кадровой стабильностью, постепенным служебным ростом самых способных управленцев. Его не перетряхивали после каждых парламентских или президентских выборов. И за личную преданность высокому начальству никто не перескакивал из капитанов сразу в генерал-майоры.
С тех пор, как с тяжелой руки Михаила Горбачева депутатов трудящихся назвали народными депутатами, мы все это потеряли. Навсегда ли?

Бесспорно, социалистическая демократия возможна только при социализме. А прийти к нему удастся лишь путем радикальных реформ, осуществленных властью. Здесь, к счастью, еще нет заколдованного круга. У нас от силы 5 процентов населения живет в роскоши за счет остальных. Вот пускай они сами за себя и голосуют. А все другие должны решить, что им больше нравится. Жить достойно и в достатке или и дальше кормить своим трудом паразитов. 95% — это такая сила, что никакими фальсификациями ее не остановят. Тогда, на стыке эпох, у трудового народа отобрали не только общую собственность, но и демократию. Давайте возвращать свое!

Владимир СИНЕОКИЙ



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх