,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Курс на сближение с Россией должен стать осознанным
  • 11 мая 2010 |
  • 22:05 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 8152
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
Курс на сближение с Россией должен стать осознанным


Подписание Харьковских соглашений явилось демонстрацией возврата отношений между Украиной и Россией на рельсы стратегического партнерства, как это и предусмотрено Большим договором 1997 года. Но это еще и свидетельство того, что Россия наконец-то научилась использовать и конвертировать в конкретные геополитические выгоды зависимость от российских энергоносителей, доступа на российские рынки и т.д., в которой находятся от нее постсоветские республики, в данном случае – Украина. Оговоримся: с пользой для всех – и для самой России, и для ее партнеров.

Не приходится говорить о Харьковских соглашениях – пересмотре газовых контрактов в сторону ослабления условий для Украины в обмен на продление сроков базирования Черноморского флота России – как о некоей сенсации (что присутствует в некоторых материалах на данную тему). Около года назад автор этих строк писал: «Газовые контракты от 19 января открывают перед Россией возможности если не блокировать, то всерьез затруднить и сопроводить существенными издержками всякие антироссийские внешнеполитические инициативы официального Киева… И это вне зависимости от того, кто будет при власти в Киеве, кто станет следующим президентом или премьером – Янукович, Тимошенко, Яценюк...

…лично мне газовые контракты от 19 января нравятся. Они, безусловно, провальные и бездарные, если исходить из их сугубо экономической оценки. Но ведь одной экономикой жизнь не ограничивается… лично я не в претензии, если Россия накинет «газовую удавку» на антинародный пронатовский курс официального Киева.

Газовые контракты, заключенные на период до 2019 г., со всей очевидностью должны оказать влияние на дальнейшую судьбу Черноморского флота РФ. Для всех сторонников братских отношений между Украиной и Россией совершенно очевидно: ЧФ РФ должен остаться в Крыму после 2017 г.

25 июня во Львове премьер Тимошенко заявила (уверен – опрометчиво), что после 2017 г. Черноморский флот Российской Федерации покинет территорию Украины. Но та же Тимошенко в апреле 2005-го, отвечая на вопрос журнала «Профиль» (18.04.05), согласится ли она как политик на продление срока пребывания российских войск в Севастополе в обмен на уменьшение цены на газ дала утвердительный ответ: «Конечно, соглашусь. Почему? Потому что очень важно сегодня сделать так, чтобы люди жили богато и чтобы у них абсолютно не было никаких экономических стрессов. Что касается войск в Севастополе, то всегда можно договориться о предоставлении услуг одной страной другой стране на нормальных коммерческих условиях. Здесь нет ничего плохого».

Согласен. Почему бы действительно не договориться так, чтобы ЧФ РФ остался в Крыму, а украинцы «жили богато и чтобы у них абсолютно не было никаких экономических стрессов». Т. е. пересмотр газовых контрактов от 19 января в сторону их смягчения в обмен на продление сроков пребывания ЧФ РФ в Крыму – как раз в том русле, в каком вещала Тимошенко в апреле 2005-го. И мотивация к тому имеется – жесткие условия контрактов от 19 января, заключенные ею же» («2000», №27 (468) 3 – 9 июля 2009 года, «Газовая удавка» для проантантического курса»).

Таким образом, произошло ровно то, что и должно было произойти. Все, что требовалось – это твердость и жесткая позиция России. О том же мы писали и с первых дней президенства Виктора Януковича: настрой на выстраивание братских отношений с Россией должен заключаться не в риторике, а в конкретных решениях – тогда и Москва пойдет навстречу.

Тимошенко культивирует русофобию

Вопрос базирования ЧФ РФ постоянно был в центре внимания на переговорах Владимира Путина с Юлией Тимошенко в бытность последней премьер-министром и кандидатом в президенты. И в прошлом году российские источники неоднократно подтверждали, что г-жой Тимошенко (в случае ее победы на президентских выборах) дано обещание положительно решить вопрос с пребыванием ЧФ РФ в Севастополе после 2017 года – и именно в контексте обмена на экономические преференции со стороны России.

Вспомним, как именно Тимошенко, откликаясь на «настоятельные просьбы» россиян и, очевидно, не забывая об экономической зависимости Украины от России, отказалась утвердить правительственным постановлением провокационное решение СНБО об ограничении передвижения ЧФ РФ (и, собственно, правильно поступила) – это сделал Ющенко своими указами. И Юлию Владимировну тогда не особо волновало участие ЧФ РФ в конфликте на Кавказе – чем она ныне стращает «цивилизованное сообщество» в своих комментариях и статьях за ее подписью в западных СМИ.

По той информации, которая оказалась в нашем распоряжении, в России были в немалой степени удивлены тем шабашем, который устроила фракция БЮТ в украинском парламенте вокруг ратификации Харьковских соглашений. Больше того, наши источники рассказывают, что российская сторона давала заверения своим украинским коллегам такого рода, что особого политического обострения в связи с продлением сроков базирования ЧФ РФ не будет – по крайней мере со стороны Тимошенко и БЮТ – и именно в виду того, что аналогичного толка договоренности ранее были достигнуты между Юлией Владимировной и Владимиром Владимировичем.

Надо полагать, как раз в русле выше сказанного премьер-министр Николай Азаров с трибуны Верховной Рады и предложил: «Можно попросить Владимира Владимировича обнародовать запись этого разговора (о продлении сроков базирования ЧФ РФ – С.Л.), чтобы на этом политике украинский народ окончательно поставил точку». И уж точно не вызывает сомнения – для разговора на какую тему Владимир Путин приглашал на встречу Юлию Тимошенко во время визита российского премьера на Украину 26 апреля.

Лидер БЮТ предусмотрительно уклонилась от общения с Путиным – не могла же она, в самом деле, врать в глаза российскому премьеру, что, дескать, «ни о чем таком мы с вами не говорили». В то же время – если Тимошенко продолжает утверждать, что никаких обещаний насчет ЧФ РФ она не давала – то что мешает ей подать в суд на Путина? Например, за те же его слова от 26 апреля: «В предыдущие годы – да вот совсем недавно – мы с прежним правительством Украины, в том числе и с Юлией Владимировной, обсуждали вопрос о возможном продлении пребывания российского флота в Крыму. Никто не возражал... Речь шла только об одном – цена вопроса».

Если российский премьер оклеветал (как это вытекает из последних заявлений лидера БЮТ) пламенную «патріотку» Тимошенко – то следует вести его в суд, в соответствии с теми самыми европейскими стандартами, о приверженности которым так много говорит Юлия Владимировна.

Азаров прав, когда говорит, что Россия могла бы поставить «точку» на Тимошенко, как политике. Как это делается – было наглядно продемонстрировано на Ющенко, которого сделали нерукоподаваемым в России. Политик, объявленный в Москве «политической персоной нон-грата», не имеет перспектив, в т.ч. не получит поддержки на Западе, ибо последнему не нужны конфликты с Россией из-за Украины (Ющенко и Саакашвили в этом смысле достаточно показательные примеры).

Возможно, в Москве и не хотят пока спешить. Имея в виду прежние контакты с экс-премьером, в какой-то степени ее предсказуемость, в том смысле, что действия и заявления Тимошенко обусловлены политической конъюнктурой (надо на чем-то выстраивать свою оппозиционную линию) и при иных обстоятельствах с ней можно договориться на экономической основе (а кто может сменить ее в «оранжевой», националистической нише – не известно).

Однако и русофобия, пусть даже и мотивированная политической конъюнктурой, должна наказываться, тем более, когда она выходит за всякие рамки приличий – обращение к европейским послам, антироссийские статьи в западных СМИ, обещание денонсировать Харьковские соглашений и прочее создание каких-то «комитетов спасения».

Ведь чем бы ни была ныне обусловлена позиция Тимошенко, происходит нагнетание антироссийской истерии в украинском обществе – Россия представляется в образе врага, любые инициативы, направленные на выстраивание украинско-российского партнерства подаются под соусом «імперських зазіхань Кремля».

Политическая мобилизация на антироссийской риторике означает культивирование подобных представлений об украинско-российском сотрудничестве, что наносит большой вред позициям России на Украине, серьезно затрудняет реализацию масштабных взаимовыгодных проектов, будь то формирование газотранспортного консорциума (или объединение «Газпрома» и «Нафтогаза»), создание корпораций в авиационной и атомной областях.

Вынужденный шаг

Прежде мне неоднократно приходилось отмечать, что украинская элита в основной своей массе склонна плыть по течению. И в ситуации с Харьковскими соглашениями ключевую роль сыграл не столько осознанный выбор нынешней властной команды в пользу стратегического партнерства с Россией, сколько обстоятельства – тяжелые условия газового контракта на фоне экономических неурядиц. Какой, собственно, иной выход был у Виктора Януковича? На президентских выборах он позиционировал себя прежде всего как высоко эффективного хозяйственника, способного в короткие сроки поднять экономику. Важной составляющей предвыборной программы были социальные стандарты, которые он обещал значительно повысить.

Чудодейственных антикризисных рецептов, которыми «регионалы» интриговали страну последние несколько лет, как и следовало ожидать, в арсенале победителей не оказалось. О реформах – для проформы – на первых порах поговорили (даже создали какую-то комиссию), и принялись искать внешнее вспомоществование на латание дыр госбюджета, состояние дел в котором усугублено и стараниями предшественников – накопленными долгами и необходимостью их обслуживания, собранными авансом налогами, годами некомпенсированным НДС и т.д. и т.п. Ко всему этому – неподъемные цены на российский газ вкупе с жесткими условиями контракта от 19 января 2009-го, ставившие на колени металлургию и химию – отрасли, дающие львиную долю экспортной выручки и поступлений в бюджет, банкротившие «Нафтогаз» (который приходилось дотировать из того же прохудившегося госбюджета).

Неполучение преференций от России по ценам на поставляемый на Украину газ означало сохранение кризисных тенденций в экономике, существенное повышение тарифов на услуги ЖКХ, замораживание роста (а то и снижение) социальных выплат. Кроме того – новые долги со всеми вытекающими последствиями в самой ближайшей перспективе. Без решения проблемы газовых цен новое правительство не имело возможности представить более-менее сбалансированный бюджет. Газовый вопрос вставал непреодолимой преградой на пути достижения договоренностей с МВФ о получении новых кредитов (либо условия кредитования становились непомерно жесткими – вроде секвестра бюджета, т.е. сокращения прежде всего социальных программ, и повышения пенсионного возраста).

Случись выше описанное – а оно неизбежно произошло бы без снижения цены на российский газ – к концу года от образа Януковича и «регионалов» как команды профессионалов не осталось бы камня на камне, рейтинги нынешней власти селевым потоком обрушились бы вниз.

Неслучайно пересмотр газовых контрактов с первых же дней прихода новой команды стал главным вопросом в ходе переговоров с российской стороной. При этом на первых порах газовых преференций от России пытались добиться, что называется, «за красивые глаза», за ритуальные пророссийские мантры. Не вышло. Москва твердо обозначила свою позицию: «крутой поворот» в отношениях должен быть улицей с двусторонним движением – если Россия предоставляет преференции братскому украинскому народу, то и Украине нужно реально идти навстречу (а не ограничиваться правильными словами, не двигаясь с места) интересам России. В итоге получились Харьковские соглашения.

В то же время нельзя не отдать должное нынешней власти, что она не только решилась на этот шаг, пусть и под давлением обстоятельств, но и смогла обеспечить его реализацию, в частности – ратификацию в Верховной Раде. Поскольку ратифицированные международные договора имеют приоритет перед национальным законодательством, то любые ссылки оппозиции на то, что якобы нарушены положения Конституции Украины и прочее, не работают.

Раз ВР ратифицировала Харьковские соглашения, то проблема законности этого документа отныне является уже внутреукраинской проблемой, которую Россия вполне будет вправе игнорировать.

И как бы далее ни сложились обстоятельства (и сколько бы сейчас не заявляли оппозиционеры о том, что добьются денонсации Харьковских соглашений, и если даже добьются этого) – Черноморский Флот РФ в Севастополе как минимум до 2042 года – это факт.

Не секрет, что в прежние годы украинские власти и политики также о многом договаривались с российской стороной (иногда даже и подписывали соответствующие соглашения на бумаге), выторговывая у России те или иные поблажки – например, договор о госгранице в пакете с соглашением о формировании ЕЭП. В контексте того же договора о ЕЭП (напомним, что он был даже ратифицирован ВР) и соглашения о газотранспортном консорциуме (который, напомним также, был зарегистрирован на Украине как юридическое лицо), под обещания о введении на Украине института двойного гражданства (один из лозунгов кандидата Януковича в 2004-м), под «предоставление госстатуса» русскому языку украинская сторона получала льготные условия доступа на российский рынок, газ по $50 за тысячу кубов, гарантии объемов транзита российского газа украинской ГТС, отмену экспортного НДС на поставляемую в Украину российскую нефть (что только в 2005 году означало $1 млрд. доходов в украинский бюджет), и т.д. и т.п.

Однако впоследствии договоренности не исполнялись, часто из-за банальной неспособности украинской стороны реализовывать обещанное. Москве же неизменно рассказывали о «сложной политической ситуации» и просили «подождать подходящего момента».

В этот раз вопрос был решен быстро и результативно. И неслучайно на это обстоятельство – демонстрацию воли и решительности украинской власти – дважды обратил внимание Владимир Путин. Так, 28 апреля российский премьер, сообщала его пресс-служба, комментируя ратификацию ГД РФ и ВР Украины соглашения о продлении базирования Черноморского флота России в Крыму, отметил: «То, что произошло сегодня в Киеве – это, как минимум, для нас является сигналом. Это даже, пожалуй, как минимум, два сигнала. Первый из них заключается в том, что новая украинская власть действительно намерена по-новому выстраивать отношения с Россией. И второе. Новая украинская власть в состоянии консолидировать вокруг себя общество и основные политические силы страны».

30 апреля он же сказал: «Мы уже увидели, как непросто в Украине принимаются решения. Но это свидетельство того, что новая украинская власть в состоянии не только формировать конкретные предложения, а и добиваться их решения. И как бы бурно ни проходило у вас принятие решений, то, что вам удалось провести их до конца, – это самое яркое свидетельство того, что наступает период стабилизации (в отношениях)». Для российской стороны это очень важный момент – иметь дело с теми, кто отвечает за свои слова, кто способен реализовать данные обещания, несмотря ни на какие препятствия, в т.ч. политического толка.

Хотя и здесь не все так гладко. К примеру, повисло в воздухе обещание В. Януковича решить вопрос с указами Ющенко о героизации Бандеры и Шухевича к 9 мая. 5 марта в Москве во время совместной пресс-конференции двух президентов Януковичу был задан прямой вопрос: «Ваш предшественник представил к званию Героя Украины Степана Бандеру и Романа Шухевича. Скажите, пожалуйста, к 65-летию Победы будут ли отменены эти указы о присвоении звания Героя Украины?». Украинский президент ответил следующее: «Что касается указов Президента Ющенко, – конечно, они очень резонансные, конечно, эти указы не воспринимаются ни в Украине, ни в Европе. Не случайно Европейский Союз принял даже решение Европейского парламента, обращение. Есть определенный правовой процесс, Украина его проходит, и политический. И это решение будет принято до дня 65-летия Победы».

И тогда это звучало невнятно – будет принято какое-то решение. При том, что в России слова Януковича были восприняты именно как намерение подойти к юбилею Великой Победы без фальшивых «героев». Но… К сожалению, оправдался наш неутешительный прогноз на сей счет. 12 марта мы писали: «Поближе к 9 мая какой-нибудь суд вынесет вердикт, что Ющенко не имел права присваивать звание Героя Украины Бандере и Шухевичу (на основании, например, гражданства). Но президент Янукович со своей стороны не станет на основании судебных решений подписывать указы, отменяющие наградные акты предшественника. России и юго-востоку будут предъявлять судебные вердикты: мол, указы отменены. А перед националистами и Галицией Янукович тоже будет чист: лично он ни при чем, это все суд, президент никаких указов не отменял» («2000», №10 (501) 12-18 марта 2010 г., «Давайте подождем…» У моря погоды?»).

Есть решения Донецкого апелляционного административного суда об отмене указов Ющенко. При этом избранный путь – обращение в суды об отмене указов о героизации Бандеры и Шухевича на основании отсутствия украинского гражданства не только не снимает проблемы, но и привносит новые: националисты уже объявили, что намерены воспользоваться данным прецедентом для отмены указов о присвоении звания Героев Украины действительно заслуженным людям – например, Алексею Бересту, водрузившему Знамя Победы над поверженным рейхстагом.

И есть разъяснение министра юстиции А. Лавриновича, сделанное 23 апреля в эфире «Интер» о том, что президенту Януковичу нет-де необходимости отменять указы бывшего президента Ющенко о присвоении званий героев Бандере и Шухевичу после решений судов об их незаконности. «Если суд принял решение (о противоправности и отмене указа), то уже никому ничего не нужно делать. Оно теряет силу с момента решения, независимо от фамилии президента», – сказал Лавринович.

Указов президента Януковича, отменяющих упомянутые выше позорные акты своего предшественника, как не было, так и нет. Политическую часть этого процесса Виктор Федорович так и не решился пройти. Хотя совершенно очевидно: акты Ющенко по героизации лидеров ОУН-УПА носят политический характер, и таким же должен был бы быть ответ Януковича – политическое решение об отмене данных указов. Однако в данном случае воли и решительности недостало – и это, вне сомнения, омрачило торжественную атмосферу празднования 65-летия Победы.

До «второго Переяслава» еще далековато

Несмотря на очевидное потепление отношений между Украиной и Россией в последнее время, на подписание важнейших во всех отношениях Харьковских соглашений, говорить о «втором Переяславе» пока не приходится. Прозападный курс – евроинтеграция (на данном этапе в форме создания зоны свободной торговли с ЕС) – по-прежнему сохраняется. От идеи присоединения к Таможенному союзу России, Беларуси и Казахстана украинское руководство упорно отказывается. Не говоря уже о том, что участие Украины в ШОС или ОДКБ вообще не рассматривается Киевом даже на экспертном уровне.

Глава МИД г-н Грищенко в интервью немецкой Frankfurter Allgemeine Zeitung от 29 апреля следующим образом сформулировал внешнеполитическое позиционирование Украины «между Западом и Востоком»: «Мы делаем две вещи. На основе нового договора, с одной стороны, мы пытаемся создать позитивную и долгосрочную дорожную карту для наших отношений с Россией. Но наше будущее связано с Европейским союзом. Здесь есть границы того, что мы можем достигнуть. Мы хотели бы как можно скорее стать членом Евросоюза, но мы также понимаем, что мы не сможем этого добиться, если мы только будем стучаться в эту дверь. Поэтому мы концентрируем свое внимание на практических вопросах – речь идет о запланированном договоре об ассоциативном членстве, об упрощении и в конечном итоге об отмене визового режима. Но мы также осознаем, что объем нашей торговли с Россией, Казахстаном и Белоруссией сопоставим с тем, что мы имеем с Европейским союзом. Если мы хотим, чтобы наша страна развивалась, то тогда мы должны расширять наш доступ на российский рынок. Россия – это страна, с которой мы можем реализовывать крупные проекты».

О том же заявил замглавы МИД г-н Елисеев в комментарии для бельгийского EUobserver (29.04.10): «вступление Украины в таможенный союз с Россией и Белоруссией или признание двух поддерживаемых Россией мятежных областей Грузии «не обсуждается». И то, и другое – своего рода «красные черты» в отношениях с Евросоюзом».

Насколько мы можем судить по нашим данным из источников в команде нового президента, нынешнее повышение уровня отношений с Россией рассматривается именно как евроинтеграционный ресурс.

Во-первых, нормализация украинско-российских отношений сама по себе является фактором, облегчающим продвижение в Европу (времена Ющенко наглядно продемонстрировали, что украинско-российское противостояние негативно сказывается и на евроинтеграции).

Во-вторых, продвижение в ЕС требует вывода украинской экономики из кризиса, доведение социальных стандартов до уровня, близкого к европейскому. Для этого требуются ресурсы. И последние в данных обстоятельствах (в частности, неготовности Европы взять «украинское бремя» на себя) предполагается получить опять-таки от России – через ценовые преференции на энергоносители, через доступ украинских товаров на российские рынки. По сути, Россия должна выступить экономическим и финансовым донором евроинтеграции Украины (правда, Киев согласен в обмен идти на ответные шаги военно-политического характера).

В-третьих, сближение с Россией рассматривается Украиной как своего рода провоцирование Европы – мотивировать ее уделять больше внимания Украине и нашим проблемам.

Как нам стало известно, в документах аналитического характера, в личных консультациях и беседах лица из числа советников президента настойчиво рекомендуют ему держать дистанцию от России.

Дескать, нужно смотреть на ситуацию «реалистично», мол, нынешнее внешнеполитическое положение и возможности РФ, состояние российской экономики свидетельствуют не в пользу выбора Украиной восточного интеграционного вектора.

Россия подается как страна, едва ли не стоящая на пороге экономического краха (в иных материалах утверждается, что экономическое состояние РФ «даже хуже, чем Украины»). Президенту навязывают мнение о неспособности РФ к модернизации экономики и технологическому возрождению с выходом на передовые мировые позиции. Посему, мол, не следует восстанавливать с Москвой и кооперационные связи в высокотехнологичных отраслях.

Предрекается – «в самые ближайшие годы» – истощение нефтяных и газовых месторождений, утрата позиций на мировом рынке вооружений, потеря 50% валютных поступлений, обнуление Стабилизационного фонда и Фонда будущих поколений и т.д. и т.п.

Критикуются как финансово несостоятельные крупные инфраструктурные проекты, реализуемые Россией, в т.ч. с участием европейцев – такие, как строительство газопроводов Северный и Южный поток, Олимпиада в Сочи 2014 и др.

Отмечаются высокий уровень коррупции, серьезные демографические проблемы (включая изменение национальной структуры населения), усугубляющие экономическое положение РФ, влекущие за собой межнациональные конфликты. Все это, утверждают консультанты украинского президента, приведет к серьезным бюджетным проблемам, подрыву политических позиций нынешней российской власти и массовым выступлениям на почве социально-экономических проблем.

Россия подается как государство, утратившее способность проводить суверенную внешнюю политику, являющееся то ли «сателлитом Китая» (лидерство Пекина по отношению к Москве-де закреплено уже и институционально через ШОС), то ли «плывущим в фарватере» США (якобы «разоружившими» Россию посредством СНВ-3). А еще приводятся мнения иностранных экспертов, якобы очень «авторитетных», предрекающих начало распада РФ буквально с 2015 года.

Руководство России также подается в негативном свете – в качестве эдаких бизнесменов при высоких креслах, не имеющих ровным счетом никаких геополитических амбиций, и исходящих при принятии решений из соображений чистой бухгалтерии.

Это краткое изложение того, что «советуют» президенту Украины (а можно сказать – чем его дезинформируют, намеренно сгущая краски относительно перспектив России). Соответственно, Виктора Януковича предостерегают, что Россия попытается решать свои внутри и внешнеполитические проблемы «за счет Украины». Видится, рискну предположить, рука Пола Манафорта (хотя профессионализм в области политтехнологий не равнозначно профессионализму в сфере политики и экономики) и олигархов, оплачивающих его услуги (для этих Запад является хранилищем их капиталов).

Многие из перечисленных проблем действительно стоят перед Россией (иное дело, что они не носят столь фатальный характер, как это пытаются подать в окружении украинского президента). Однако с большинством тех же самых проблем сталкивается и Украина. И логично объединять украинско-российские усилия для совместного преодоления негативных тенденций во всех отмеченных областях на основе исторических связей и опыта взаимодействия.

Больше того: Украина как никто иной заинтересована, чтобы все те негативные сценарии относительно России, рисуемые околопрезидентскими аналитиками, не реализовались – ибо по Украине это нанесет никак не меньший удар. Ведь трудно даже представить, к каким негативным последствиям для Украины привел бы гипотетический распад России или крах ее экономики. Сильная и стабильная Россия, с развитой и преуспевающей экономикой – в интересах самой Украины. Соответственно, действия Украины для усиления позиций России – в ее же собственных интересах.

Гарантированное окно возможностей – 2 года

На данный момент можно говорить о «стратегии вовлечения», реализуемой Россией по отношению к Украине через осуществление ряда крупных совместных экономических проектов – в промышленности, энергетике, авиации, судостроении, телекоммуникациях, транспорте. Своего рода эрзац-ЕЭП – пока без институционализации. Прослеживается попытка сосредоточить на российском рынке и интересы украинской политической элиты (из числа имеющей отношение к крупному бизнесу) – открытие доступа к российскому рынку в контексте реализации упомянутых масштабных проектов (например, на днях было заявлено о снятии Россией ограничений для украинского металлопроката; сюда же можно отнести и снижение цены на поставляемый на Украину газ вследствие Харьковских соглашений).

Темпы украинско-российского сближения в последние недели набраны достаточно высокие. Едва ли не ежедневно озвучиваются новые варианты, направленные на выстраивание действительно стратегических отношений. Из последнего – идея объединения «Газпрома» и «Нафтогаза».

И спешить есть куда. Во-первых, много потеряно времени и возможностей в предыдущие годы.

Во-вторых, на сегодня существует благоприятное окно возможностей. Подходящая внутриукраинская политическая конъюнктура (несмотря на все протесты оппозиции, которая пока по-прежнему пребывает в состоянии деморализации и дезорганизации).

Но прежде всего внешние условия играют на руку украинско-российскому сближению – вследствие занятости Запада своими проблемами, начиная от мирового экономического кризиса и заканчивая Афганистаном и Ираном.

Однако в ноябре 2012 года в США предстоят президентские выборы. У Обамы шансов переизбраться не так уж много. Кто может прийти ему на смену (очевидно, из числа консерваторов), и какую он при этом будет выстраивать внешнеполитическую линию США – это вопрос. Не исключен и возврат к «бушизму», выражающемуся в установлении американской гегемонии по всему миру, в т.ч. через экспорт «ценностей» и прямое вмешательство во внутренние дела в виде поддержки проамериканских политиков и политических сил (как это было в 2000–2004 гг.).

Собственно, президентская гонка в США станет набирать обороты уже с начала 2012-го. И добрую долю критики нынешняя администрация в Вашингтоне получит именно за внешнюю политику, включая «сдачу России постсоветского пространства». Это может побудить и самого Обаму к резкому изменению внешнеполитического курса, в том числе и по отношению к Украине.

Предстоит и целая серия выборов в Европе, где также на смену нынешним лидерам могут прийти иные, с другими внешнеполитическими установками.

Таким образом на «украинско-российский прорыв», не обременяемый особым противодействием со стороны третьих сил, имеется 1,5–2 года. Желательно успеть.



Сергей ЛОЗУНЬКО

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх