,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Коммунистический режим и националистическое подполье в Западной Украине...
  • 7 мая 2010 |
  • 23:05 |
  • bayard |
  • Просмотров: 58924
  • |
  • Комментарии: 16
  • |
0
Коммунистический режим и националистическое подполье в Западной Украине...
Агитационный плакат ОУН-УПА


Коммунистический режим и националистическое подполье в Западной Украине...
Бойцы УПА на марше


Коммунистический режим и националистическое подполье в Западной Украине...
Калина Лукань (Галина), надрайонный проводник Косивщины


Коммунистический режим и националистическое подполье в Западной Украине...
Командиры Перемышльского куреня перед наступлением на город Бирча


Коммунистический режим и националистическое подполье в Западной Украине...
Олена - машинистка Болехивского районного провода УПА


Коммунистический режим и националистическое подполье в Западной Украине...
Повстанцы работают в крыивке (схроне), Хмельницкая обл.


Коммунистический режим и националистическое подполье в Западной Украине...
Сотенный Василь Негрич (Мороз)


Коммунистический режим и националистическое подполье в Западной Украине...
Сотенный Мирослав Симчич (Кривонис)


Коммунистический режим и националистическое подполье в Западной Украине...


Пережив драматические события, связанные с окончанием Второй мировой войны, в июне 1945 года Украина стала членом ООН. Это произошло по настоянию и под личным контролем Сталина. Ему не только были нужны голоса в ООН.

Поддерживая Украину на дипломатической арене, московское руководство рассчитывало, что это как-то смягчит проблемы, возникшие в Западной Украине, которая превратилась в центр вооруженного сопротивления коммунистическому режиму.

Для членов антигитлеровской коалиции выход Украины на дипломатическую арену не был неожиданностью, это было обусловлено во время Ялтинской конференции (4—11 февраля 1945 года), где лидеры США, Великобритании и СССР решали вопросы, связанные с окончанием войны и послевоенным порядком. Ещё одно решение конференции не только привлекло внимание мира к Украине, но и стимулировало своеобразную «войну после войны».

Речь идет о договоренности провести границы Польши на востоке, за «линией Керзона». Для Западной Украины это ознаменовало окончательное вхождение в состав УССР. Тем самым Сталин и его окружение создали решающие предпосылки для наступления на украинское повстанческое движение на этих территориях.

Ещё в июле 1944 года в условиях конспирации представители разных политических сил (по инициативе фракции ОУН под руководством Степана Бандеры [1]) создали Украинскую главную освободительную раду (УГОР). Задачи её были сформулированы так:

«1. Объединять и координировать действия всех национально-освободительных сил украинского народа на землях Украины и за её пределами в целях борьбы с врагами украинского народа, в частности, с московско-большевистским и немецко-гитлеровским империалистами, за создание Украинского самостоятельного соборного [2] государства.

2. Определять идейные направления освободительной борьбы украинского народа.

3. Руководить национально-освободительной борьбой украинского народа вплоть до получения государственности и создания органов независимой государственной власти на Украине.

4. В качестве верховного всеукраинского центра представлять современные политические силы украинского народа в Украине и за границей.

5.Создать первое украинское правительство и созвать первое всенародное представительство» [3].

Сам факт создания УГОР стал важным политико-идеологическим фактором. По словам главного идеолога Украинской повстанческой армии Петра Полтавы (Федуна), «в 1944 году, с момента новой оккупации Украины большевиками, перед украинским народом встал вопрос: добровольно покориться оккупанту, отдать ему на расправу все завоевания украинского самостийного движения и похоронить идею Самостоятельной Украины или всеми силами и до последнего человека защищать себя, отстаивая дело Самостоятельной Украины…

Украинский народ избрал второй путь, хорошо осознавая, что путь этот чрезвычайно трудный, что он потребует жертв. И, несмотря на это, десятки тысяч лучших украинцев пошли в УПА, пошли в подполье» [4].

После капитуляции Германии сталинское руководство получило возможность значительно усилить противодействие Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА), превратив Западную Украину в настоящий театр военных действий.

Существует достаточно обширная литература, посвященная истории ОУН и УПА, из которой можно выделить книгу «Организация украинских националистов и Украинская повстанческая армия. Исторические очерки» [5]. Эта монография — итог многолетних исследований группы историков, созданной при Правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН и УПА [6]. Издание подводит некоторый итог многолетних острых дискуссий в украинском обществе о том, чем на самом деле были эти организации, и какую роль они сыграли в истории Украины.

Автор данной публикации поставил перед собой задачу, опираясь на недоступные ранее документы из Центрального государственного архива общественных организаций Украины (ЦГАООУ) [7], Государственного архива Службы безопасности Украины (ГА СБУ), Центрального архива внутренних войск Российской Федерации (ЦА ВВ РФ), показать суть упомянутого противостояния и его последствия.

Для автора не подлежит сомнению, что ни одна из сторон не заслуживает прославления. Однако обязанность исследователей — разобраться в мотивации, аргументах сторон, методах их действий. Это позволит разрушить стереотипы и мифы, мешающие пониманию не столь отдаленных и весьма значимых событий.

Все принципиальные решения о противодействии ОУН и УПА принимались не в Киеве, а в Москве, где находились центральные партийные и государственные органы. Вместе с тем, немало жестких инициатив вышло из недр ЦК КП (б)У.

Так, 15 ноября 1944 года Н. Хрущев [8] направил Сталину письмо, в котором подчеркивал, что перед парторганизациями Западной Украины и органами НКВД и НКГБ [9] поставлено задание тщательно проверить аппарат, в особенности состав технических работников из местного населения.

При этом он предложил ввести при войсках НКВД военно-полевые суды: «С целью устрашения бандитов по приговорам этих военно-полевых судов приговоренных к смерти не расстреливать, а вешать. Суды необходимо проводить открыто с привлечением местного населения. Результаты судов в печати не освещать» [10].

Ещё одно предложение Хрущева состояло в том, чтобы временно ввести при областных управлениях НКВД западных областей УССР специальные «тройки» в составе секретаря обкома партии, начальника областного управления НКВД и областного прокурора и предоставить им право рассмотрения дел националистов, а также право применять расстрел с немедленным выполнением приговора [11].

Инициатива не нашла поддержки в Москве, о чем свидетельствует письмо наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии к Никите Хрущеву от 2 декабря 1944 года. Чтобы ускорить рассмотрение дел лиц, имевших отношение к националистическому подполью, в западные области УССР решили откомандировать две выездные сессии Военной коллегии Верховного суда СССР [12]. То есть репрессивные акции происходили, но оформлялись они не так, как предлагал Хрущев.

«Советизация» западноукраинских земель происходила под контролем центральных московских органов. Ещё осенью 1943 года в обкомах партии были сформированы организационные группы, в которые вошли, прежде всего, те, кто до войны работал в западных областях. В апреле 1944 года восстановили работу Волынский, Ровенский, Тернопольский и Черновицкий областные комитеты КП (б) Украины. С 1947 года специальным решением ЦК ВКП (б) в партию разрешили принимать бывших членов Коммунистической партии Западной Украины.

Под контролем ЦК ВКП (б) число парторганизаций в западных областях быстро росло. Если в начале 1947 года их было 4 тыс. и они объединяли свыше 60 тыс. членов партии, то в начале 1953 года их было уже 8 тыс., и входило в них свыше 85 тыс. чел [13].
Калина Лукань (Галина), надрайонный проводник Косивщины, фото из архивов СБУ с сайта pravda.com.ua
Удельный вес членов партии из местного населения был незначительным. Приток кадров обеспечивался преимущественно за счет приезжих из центральных и восточных областей Украины и других республик СССР.

Так, в июне 1946 года сюда прибыло 86 749 партийных, советских и комсомольских работников, а также специалистов в области промышленности, сельского хозяйства, образования, здравоохранения, культуры [14].

В подавляющем большинстве эти люди не только не знали языка, обычаев, традиций, но и не старались приспособиться к местным условиям.

Именно их силами и осуществлялось то, что официальная пропаганда называла «социалистической перестройкой края».

Одним из наиболее заметных явлений этой «перестройки» стало уничтожение в 1946 году Украинской грекокатолической церкви (УГКЦ). В 1949 году под давлением власти Мукачевская епархия приняла решение о прекращении деятельности униатской церкви [15].

Этим и другим действиям противостояли ОУН и УПА. Чтобы дискредитировать членов этих организаций, коммунистическая пропаганда изобрела формулу «украинско-немецкие националисты», которая часто встречается в документах ЦК КП (б)У. Скажем, в решении Оргбюро ЦК от 7 февраля 1945 года есть такой пункт: «Разрешить Львовскому обкому КП (б)У издать сборник материалов зверств немецко-фашистских захватчиков и украинско-немецких националистов по Львовской области» [16].

Такой подход поощрял один из наиболее активных организаторов антинационалистических кампаний, член Политбюро ЦК КП (б)У Дмитрий Мануильский. По Мануильскому выходило, что «украинский национализм никогда не был национальным» [17] , внутренняя борьба в ОУН возникла как «борьба иностранных разведок», националисты никогда не переходили в подполье — «их послали в подполье немцы, чтобы сформировать свою агентурную сеть в тылу Красной Армии» [18], а Степана Бандеру арестовали лишь для того, чтобы «создать вокруг его имени ореол „мученика“» [19].

В августе 1947 года заместитель начальника Управления 2 НКГБ УССР Пастельняк составил «Ориентировку о преступной деятельности украинско-немецких националистов в западных областях Украинской ССР». Описывая арест С. Бандеры в 1941 году, он делает следующее замечание:

«В силу сложившихся обстоятельств гитлеровцы оказались перед угрозой того, что рядовые оуновцы и население, способное носить оружие, пойдут в партизанские отряды и будут вести вооруженную борьбу в их тылу… Выход был найден. Немцы перевели все оуновские организации („бандеровцев“) на нелегальное положение [20], разрешили ОУН создать УПА („Украинскую повстанческую армию“) и этим лживым маневром не только отвели от себя удар народных масс, но и создали силу для борьбы с антинемецки настроенными слоями населения, а также с партизанами и Красной Армией» [21].

Получалось, что создание УПА было санкционировано нацистами [22]. А тот факт, что УПА вела с ними борьбу, объяснялся следующим образом:

«Лишь после того, как УПА, в силу необходимости, разукрупнилась, и руководство ОУН было не в состоянии контролировать все мелкие отряды, отдельные подразделения УПА по собственной инициативе нападали на немцев» [23].

Пропаганда должна была посеять сомнение в возможности успешного сопротивления режиму, недоверие к ОУН и УПА. С этой целью использовались обращения к бойцам УПА и населению западноукраинских земель. Текст первого обращения от лица Президиума Верховного Совета и Совета Народных Комиссаров УССР был утвержден постановлением Политбюро ЦК в феврале 1944 года [24].

В этом и следующих обращениях воинам УПА было обещано «полнейшее прощение их тяжелой ошибки, их прошлой вины перед Родиной», если они добровольно перейдут на сторону властей, «отрекутся от всякой борьбы и вражеских выступлений против Красной Армии» [25].

Те, кто поверил этим призывам, попали в лагеря, а тех, кто согласился сотрудничать с властями, использовали как провокаторов.

При этом состояние политико-пропагандистской работы в Западной Украине (как, кстати, и в Украине вообще) не вызывало в Москве особого оптимизма. Ещё в сентябре 1944 года ЦК ВКП (б) принял специальное постановление «О недостатках в политической работе среди населения западных областей УССР». 22—24 ноября того же года состоялся Пленум ЦК КП (б)У, на котором отмечалось, что работа по реализации постановления «разворачивается пока медленно» [26].

Стратегия и тактика борьбы с УПА
Однако партийное руководство Украины не ограничивалось агитацией и пропагандой. 19 января 1945 года Политбюро ЦК КП (б)У утвердило проект приказа НКВД УССР «О проведении регистрации населения в западных областях Украины» [27].

24 марта Политбюро ЦК КП (б)У возвращается к этому вопросу и принимает постановление «О проведении учета рабочих и служащих на предприятиях промышленности, транспорта и в советских учреждениях западных областей УССР». Партийным организациям, органам НКВД и НКГБ вменяется в обязанность «принять решительные меры по выкорчевыванию вражеских элементов и закрытию доступа на предприятия и учреждения» [28].

В результате этих акций удалось задержать и арестовать почти 14 тыс. человек [29].

С начала 1945 года по 1 января 1946 года проводились мероприятия по учету сельских жителей Западной Украины от 15 лет и старше.

10 января 1945 года Политбюро ЦК КП (б)У приняло постановление «Об усилении борьбы с украинско-немецкими националистам в западных областях Украины». Его главной целью было установить точное местонахождение каждого гражданина.

Лица, местонахождение которых установить не удавалось, считались участниками антисоветских банд, а к их родственникам применялись арест и высылка в Сибирь [30].

В селах назначались ответственные за участки и «десятихатские» (представители от 10 хат), которые должны были следить за тем, кто и куда уходит из села, кто дает приют бойцам УПА, снабжает их продовольствием или оказывает другие услуги.
В 1943–1944 годах вооруженные формирования УПА были серьезной силой.

Данные об общей численности УПА в этот период разнятся. Так, историк Петр Мирчук пишет, что «на волне прихода большевиков на западноукраинские земли количество бойцов УПА доходила до 80 тыс. украинцев и 20 тыс. представителей других национальностей» [31].

Иван Билас считает, что в начале 1944 года, когда численность УПА была наибольшей, в её отрядах состояло около 45 тыс. человек [32]. По немецким данным, в ноябре 1944 года УПА насчитывала 60 тыс. бойцов [33].

Отряды УПА в той или иной степени контролировали территорию площадью около 150 тыс. км, на которой проживало 15 млн человек. Они осуществляли боевые операции и против немецких войск и полиции, и против советских партизан.

Вот почему первые упоминания об УПА содержатся в партийных указаниях для командиров советских партизанских отрядов.

Перед ними ставилась задача уничтожения отрядов УПА, засылка в повстанческие формирования своих людей с целью разложения их изнутри, а также антинационалистическая агитация среди местного населения.

Учитывая опыт борьбы красных партизан с отрядами УПА, в августе 1944 года Политбюро ЦК КП (б)У принимает решение передать партизанскую дивизию им. Сидора Ковпака в ведение НКВД «для прохождения дальнейшей службы, используя её в первую очередь для скорейшей ликвидации националистических банд» [34].

Кстати, именно с 1944 года ведут свою летопись печально известные спецгруппы, которые действовали и чинили насилие под видом украинских повстанцев.

Поначалу в эти группы входили преимущественно бойцы партизанских отрядов, но со временем в них стали включать завербованных членов УПА, а также бывших представителей Службы безопасности (СБ) ОУН [35]. На 20 июня 1945 года в западных областях Украины под видом бандеровцев действовали 156 спецгрупп, в которых насчитывалось 1 783 человека [36].

О размахе противостояния в этот период свидетельствуют следующие цифры: с 1944 по июнь 1945 года было захвачено 93 610 «бандитов», явилось с повинной 40 395 [37].

Со второй половины 1945 года по указанию центрального руководства УПА крупные подразделения были переформированы в более мелкие, хорошо сплоченные и вооруженные, с дислокацией в лесных массивах.

В сельской местности возникла сеть подпольных формирований («боївок») по 10–15 человек.

Все это представляло серьезную опасность для режима, который начал создавать систему противодействия УПА и ОУН. В том же постановлении Политбюро ЦК КП (б)У «Об усилении борьбы с украинско-немецкими националистами в западных областях Украины» от 10 января 1945 года содержится план мероприятий по активизации антинационалистической борьбы.

Он, в частности, обязывал Львовский, Волынский, Станиславский, Тернопольский, Дрогобычский, Ровенский и Черновицкий обкомы КП (б)У, наркомов НКВД и НКГБ, начальников внутренних и погранвойск НКВД усилить борьбу с националистами, чтобы использовать зимний период для окончательного разгрома и ликвидации отрядов УПА и подполья ОУН.

Власть требовала активизировать работу по созданию и распространению сети советской агентуры: «Добиться в ближайшее время такого положения, чтобы в каждом населенном пункте была бы наша агентура» [38].

Ставилась задача широкого привлечения к агентурной работе местных жителей, проверенных и преданных советской власти, а также лиц из числа бывших участников оуновских организаций. Внимание агентуры следовало направлять, прежде всего, «на выявление организующихся оуновских центров, местонахождения банд и их замыслов» [39].

Оставлять в доме на ночь посторонних людей крестьяне могли только с разрешения сельсовета. В селах создавались группы самообороны. С наступлением темноты они должны были задерживать приезжих и доставлять их в сельсовет. На каждые два села назначался участковый милиционер, который должен был контролировать проведение этих мероприятий. Всю подготовку и проведение подобных операций следовало держать в тайне, «не обходить ни одного случая бандпроявлений без репрессий в ответ, усилить высылку семей бандитов и кулаков, которые предоставляют какую бы то ни было помощь бандитам» [40].

В каждом районном центре, а по возможности, и в больших селах, предполагалось создать истребительные батальоны из местного населения. Кроме того, в каждом населенном пункте планировалось создать группы содействия истребительным батальонам. Кстати, на 1 апреля 1946 года в семи западных областях УССР насчитывалось 3 593 истребительных батальонов общей численностью 63 тыс. человек [41].

В феврале 1945 года ЦК КП(б)У принимает постановление о деятельности спецгрупп, в котором, в частности, говорится:

«С целью уничтожения отдельных мелких бандитских групп, так называемой СБ и оуновских главарей, по примеру Волынской области, создать группу специального назначения из бандитов, которые явились с повинной и изъявили желание бороться с бандитизмом» [42].

Это были те самые спецгруппы, которые замучили тысячи мирных жителей и чьи злодеяния коммунистическая пропаганда приписала «бандеровским бандитам». В июле 1945 года Политбюро ЦК КП (б)У дает указание начальникам областных управлений НКВД, а также командующим пограничными и внутренними войсками НКВД:

создать специальные воинские группы, которые должны преследовать отряды УПА независимо от того, в какие районы и области те будут двигаться, вплоть до полной их ликвидации. Командиры воинских групп были предупреждены: если они пропустят воинов УПА, то будут сурово наказаны и переданы суду.
В ноябре того же года Политбюро утверждает ещё одно постановление, важное с точки зрения разработки тактики борьбы против отрядов УПА и подполья ОУН, — «О дополнительных мерах борьбы с украинско-немецкими националистами в западных областях Украины».

Ввиду того что подпольщики усилили борьбу с агентурой органов НКВД и НКГБ, секретарям обкомов и райкомов, начальникам управлений НКВД и НКГБ было предложено применить практику вызовов жителей населенных пунктов для бесед.

На протяжении одного-двух дней предполагалось вызывать до 50 человек. В первую очередь тех, кого подозревали в связях с подпольем [43]. Так власть рассчитывала сохранить свою агентуру, дезориентировать подпольщиков и направить террористические акты повстанцев против своих. Партийные руководители надеялись и на то, что теракты против мирного населения позволят вовлечь в борьбу с отрядами УПА большое количество местных жителей.

Второй пункт февральского постановления посвящен методике организации засад. Отделам НКВД и НКГБ предлагалось применять тактику «ложных приманок» [44]. Учитывая то, что повстанцы нападали на партийно-государственных руководителей, магазины и машины с грузами, в тех районах, где есть отряды УПА, ЦК предлагал практиковать «специальные выезды районных работников с ночевкой на селе под прикрытием наших засад» [45].

Рекомендовалось также завозить в сельские магазины товары, в которых нуждаются бойцы УПА (зимняя одежда, обувь), создавать на дорогах и в селах видимость вынужденных остановок машин, груженных продовольствием и медикаментами. У местных жителей должно было сложиться впечатление, что эта машина или этот районный руководитель едут без охраны и только в силу обстоятельств вынуждены остаться на ночь в селе. Все эти «приманки» должны были обеспечиваться хорошо замаскированными «чекистско-военными засадами».

Третий пункт постановления гласил, что на протяжении декабря 1945 года от повстанцев будут очищены населенные пункты в радиусе не менее 15 км от промышленных предприятий и городов, а также в 10-километровой зоне от железных дорог и автомобильных путей.

Всех, кто имеет отношение к подполью, надлежало срочно арестовать, а их семьи вывезти в отдаленные районы СССР. В населенных пунктах следовало создать сеть агентов НКВД и НКГБ и усилить истребительные батальоны и группы самообороны [46].

То есть речь шла не об общих политических указаниях, а о конкретных действиях органов безопасности и военных. Подобные постановления принимались и в последующие годы [47].

К вопросу о борьбе против УПА и подполья ОУН ЦК КП (б)У обращался и во время проведения избирательных кампаний. Так, в январе 1946 года Политбюро ЦК КП (б)У принимает постановление «О ходе подготовки к выборам в Верховный Совет СССР во Львовской области», где дается анализ развития событий в области в конце 1945-го — начале 1946 года.

В частности, утверждается, что в январе 1946 года в Львовской области действовало приблизительно 90 отрядов УПА. С 1 ноября 1945-го по 1 января 1946 года против них было проведено 2 204 «чекистско-военных операций», 1 529 из которых были безрезультатными.

Причинами провала многих операций авторы документа считают плохую подготовку, а также то, что люди, ответственные за их проведение, «проявляют нерешительность, страх и уклоняются от встречи с бандами» [48].

Выборы в Верховный Совет СССР были назначены на 10 февраля 1946 года. Накануне, 6 февраля, Политбюро ЦК КП (б)У принимает очередное постановление «О повышении внимания и усилении борьбы с украинско-немецкими националистами в западных областях УССР в связи с выборами в Верховный Совет СССР».

В нем содержалось требование усилить охрану линий связи, мостов, железных и шоссейных дорог, помещений избирательных участков и сельсоветов, промышленных и транспортных предприятий, чтобы повстанцы не смогли помешать «успешному проведению выборов» [49].

По инициативе партийных органов с 1 декабря 1945-го по 10 февраля 1946 года против ОУН и УПА было проведено 15 562 операций, в ходе которых было уничтожено свыше 4,2 тыс. повстанцев и подпольщиков, захвачено в плен и задержано свыше 9,4 тыс. причастных к ОУН и УПА, ликвидировано 130 вооруженных формирований [50].

Но и эти действия, впоследствии получившие название «большая блокада», не дали желаемых результатов.
____________________________________________________________________________


[1] В феврале 1940 года ОУН раскололась на радикальную фракцию бандеровцев ОУН(б) и фракцию умеренных, которую возглавлял Андрей Мельник - ОУН(м).

[2] «Соборного» в данном случае означает единого.

[3] Літопис Української Повстанської Армії. Львів, 1992. Т. 8. Українська Головна Визвольна Рада. Документи, офіційні публікації, матеріали. Книга перша, 1944-1945. С. 35-36.

[4] Полтава П. Концепція самостійної України і основна тенденція політичного розвитку сучасного світу// Позиції українського визвольного руху. Мюнхен, 1948. С. 51-52.

[5] Організація Українських Націоналістів і Українська Повстанська Армія. Історичні нариси / Відповідальний редактор С. В. Кульчицький. Київ: Наукова думка, 2005.

[6] В рабочую группу входил и автор этих строк.

[7] Бывший архив Института истории партии при ЦК Компартии Украины.

[8] С января 1938 года Хрущев возглавлял ЦК КП(б)У, а с февраля 1944 года занимал еще и должность Председателя Совета Министров УССР.

[9] В феврале 1941 года из НКВД был выделен НКГБ - Народный комиссариат государственной безопасности. В июле 1941 года их объединили в НКВД, а в 1943 году создали НКГБ, который в 1946 году переименовали на МГБ - Министерство государственной безопасности. С 1946 года НКВД переименовали в Министерство внутренних дел.

[10] ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 23. Д. 1060. Л. 13.

[11] Там же. Л. 14.

[12] Там же. Д. 926. Л. 92.

[13] Історія Украины / Під ред. В. А. Смолія. Київ: Альтернативи, 1997. С. 332.

[14] ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 23. Д. 2654. Л. 146.

[15] Подробнее см.: Білас И. Репресивно-каральна система в Украине. 1917-1953. Книга перша. К.: Либідь-Військо України, 1994. С. 291-334.

[16] ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 9. Д. 237. Л. 56.

[17] Мануїльський Д. Українсько-німецькі націоналісти на службі у фашистської Німеччини. Київ: Політвидав України, 1945. С. 18.

[18] Там же. С. 20.

[19] Там же. С. 21. Речь идет о том, что после попытки ОУН под руководством С. Бандеры провозгласить 30 июня 1941 года во Львове Акт возрождения украинской государственности немцы потребовали прекращения подобных действий, поскольку в их планах не было места независимой Украине. После переговоров в Кракове и Берлине в сентябре 1941 года С.Бандера и его соратник Я.Стецько были арестованы и находились в концлагере до 27 сентября 
1944 года. В 1952 году С.Бандера отказался от поста лидера ОУН из-за расхождений с другими руководящими деятелями. В августе 1953 года его избрали руководителем заграничных частей ОУН (Закордонних Частин ОУН). 15 октября 1959 года по заданию руководства СССР С. Бандера был убит в Мюнхене сотрудником КГБ СССР Б. Сташинским 
(См.: Стахів В. П. Як вбили Степана Бандеру // Національно-визвольним шляхом. Київ: КУН, 1991. С. 21-40; Кук В. Степан Бандера. Івано-Франківськ: Лілея-НВ, 1999).

[20] На самом деле первые формирования УПА («Поліська Січ») были созданы Тарасом Бульбой-Боровцем на Полесье еще летом 1941 года. В декабре 1941 года немцы потребовали распустить их, что и было частично сделано. С оставшейся частью формирований Боровец ушел в подполье и создал Украинскую национально-революционную армию. 
Осенью 1942 года появились военные формирования бандеровцев под руководством С. Качинского и др. Бандеровцы быстрыми темпами создавали УПА, включая в нее, преимущественно с помощью силовых методов, отряды Боровца (См.: Бульба-Боровець Т. Армія без держави. Львів: Поклик сумління, 1993).

[21] Центральный архив внутренних войск Российской Федерации, далее - ЦА ВВ РФ. Ф. 488. Оп. 1с. Д. 226. Л. 83; документы в виде микрофильмов хранятся в библиотеке Торонтского университета: «The Peter J. Potichnyj Collection on Insurgency and Counter-Insurgency in Ukraine».

[22] 17-21 февраля 1943 года состоялась ІІІ конференция ОУН. На ней были определены силы, которым противостояла УПА: немцы, советские партизаны и вооруженные структуры польского эмигрантского правительства в Западной Украине и Западной Белоруссии. Большинство участников конференции считало, что активно бороться с немцами не нужно, поскольку они и так терпят поражение, а основные силы следует направить на борьбу с советскими партизанами и поляками. Тем не менее в том же феврале сотня УПА атаковала бараки немецкой полиции в городе Володимирец Ровенской области. Начиная 
с весны 1943 года УПА начала планомерно овладевать северо-западным регионом Украины. Именно тогда немцы, считавшие отряды УПА бандами, начали вести против нее активные действия, обвиняя, в частности, в том, что она стала союзником большевиков (см.: Організація Українських Націоналістів і Українська Повстанська Армія. Історичні нариси / Відповідальний редактор С. В. Кульчицький. Київ: Наукова думка, 2005).

[23] ЦА ВВ РФ. Ф. 488. Оп. 1с. Д. 226. Л. 84.

[24] ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 16. Д. 757. Лл. 13-14. В это время западные области Украины были еще оккупированы нацистскими войсками, поэтому печатать обращение решили в виде листовок, которые должны были сбрасывать с самолетов. Обращение также передавалось по радио.

[25] Там же. Л. 23.

[26]

Там же. Ф. 1. Оп. 1. Д. 668. Л. 5.

[27] Там же. Оп. 16. Д. 29. Л. 28.

[28] Там же. Л. 199. Подробнее см.: Вєдєнєєв Д. В., Биструхін Г. С. Меч і тризуб. Розвідка і контррозвідка руху українських націоналістів та УПА (1920-1945). Київ: Генеза, 2006.

[29] Кентій А. В. Очерк борьбы ОУН-УПА в Украине (1946-1956 гг.). Київ: Інститут історії України НАН України, 1999. С. 10.

[30] ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 16. Д. 29 Лл. 5-6.

[31] Мірчук П. Українська Повстанська Армія 1942-1952. Львів: Просвіта, 1991. С. 51.

[32] Білас І. Репресивно-каральна система в Україні. 1917-1953. Книга перша. Кuïв.: Либідь-Війско України, 1994. С. 245.

[33] Косик В. Україна і Німеччина у другій світовій війні. Париж-Нью-Йорк-Львів, 1993. С. 445.

[34] ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 16. Д. 27. Л. 113.

[35] УПА опиралась на подпольную сеть ОУН, частью которой была Служба безопасности. Структура Службы безопасности в общем повторяла структуру самой ОУН. Три-пять членов ОУН составляли звено, несколько звеньев - станицу. Далее шли подрайоны, районы, повиты (надрайоны), округа, области, края. Начиная с подрайона сетью ОУН управлял соответствующий провод, имевший в своем составе референтуру Службы безопасности. 
Как правило, референт СБ имел в своем распоряжении боевое подразделение СБ, а также независимую сеть агентов. Высшие структуры Службы безопасности состояли из разведывательного и контрразведывательного отделов. Боевые подразделения СБ также исполняли функции военной полиции для формирований УПА.

[36] Киричук Ю. Нариси з історії українського національно-визвольного руху 40-50-х років 
ХХ століття. Львів: Львівський національний університет імені І. Франка, 2000. С. 190.

[37] ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 76. Д. 56. Л. 111.

[38] Там же. Ф. 1. Оп. 16. Д. 29. Л. 5.

[39] Там же.

[40] Там же. Л. 8.

[41] Там же. Оп. 23. Д. 2966. Л. 51.

[42] ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 23. Д. 2966. Л. 147.

[43] Там же. Д. 30. Л. 271.

[44] ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 23. Д. 30. Л. 272.

[45] Там же.

[46] Там же. Л. 273.

[47] Например, постановление Оргбюро ЦК КП(б)У «Об усилении политической работы, повышении большевистской внимательности и боевой выучки в истребительных батальонах западных областей УССР» от 18 апреля 1946 года, постановление Оргбюро ЦК КП(б)У «О дополнительных мерах по улучшению деятельности истребительных батальонов» 
от 23 июля 1946 года, постановление Политбюро ЦК КП(б)У «О мероприятиях по дальнейшему улучшению работы групп охраны общественного порядка в западных областях УССР» от 23 августа 1950 года, постановление Политбюро ЦК КП(б)У «О некоторых фактах провала чекистско-военных операций, которые проводятся органами МГБ» 
от 24 августа 1951 года, постановление Оргбюро ЦК КП(б)У «О проведении областных совещаний старших групп охраны общественного порядка и участковых уполномоченных милиции в западных областях УССР» от 7 мая 1952 года, постановление Политбюро ЦК КПУ «О состоянии и мероприятиях по дальнейшему улучшению работы органов Комитета государственной безопасности в западных областях Украинской ССР» от 11 апреля 1955 года и др.

[48] ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 16. Д. 31. Л. 24.

[49] ЦГАООУ. Ф. 1. Оп. 16. Д. 31. Л. 70-73.

[50] Кентій А. В. Нарис боротьби ОУН-УПА в Україні (1946-1956 рр.). С. 13.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх