,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


1945: поступь победителей. Последние бои
0
1945: поступь победителей. Последние бои


Даже падение Берлина и самоубийство Адольфа Гитлера не положило конца военным действиям. Новое правительство Германии во главе с гросс-адмиралом Карлом Деницем решило продолжать сопротивление советским войскам. Одновременно попытавшись наладить сепаратные переговоры с англичанами и американцами. Против их войск военные действия уже фактически прекратились. Сопротивление же Красной армии, как в районе Балтийского Поморья, так и в Чехии, немцы попытались даже усилить.

Основой немецкого сопротивления к началу мая 1945 года оставались войска группы армий «Центр» которыми командовал опытный военный, фанатичный нацист Фердинанд Шернер. А также остатки группы армий «Австрия» под командованием Лотара Рендулича, отступившими в юго-западные районы Чехии, после падения Вены. В итоге в Чехии была сосредоточена почти миллионная группировка войск противника имеющая также 9,7 тысяч орудий и минометов, 1,9 тысяч танков и штурмовых орудий, около тысячи боевых самолетов. Им противостояли части 2-го Украинского фронта маршала Родиона Малиновского, завершившие освобождение Словакии и 4-го Украинского фронта генерала Андрея Еременко, только что освободившими район Моравии.

С севера, занимая оборону в предгорье Рудных гор и Судет на рубеже свыше 400 км, над группировкой противника в Чехословакии нависали войска 1-го Украинского фронта маршала Ивана Конева. Однако основные силы этого фронта были отвлечены для участия во взятии Берлина. Впрочем, советская Ставка Верховного Главнокомандования уже 1 мая приняла решение приказать Коневу не позднее 4 мая передать 1-му Белорусскому фронту рубеж по Эльбе, а все высвободившиеся силы перебросить на пражское направление.

2 мая приказ наступать на Прагу получили и Малиновский и Еременко. В составе войск всех трех советских фронтов (считая и действующие вместе с ними 2-я польская, 1-я и 4-я румынские армии и чехословацкий армейский корпус) насчитывалось более 2 млн человек, 30,5 тысяч орудий и минометов, около 2 тысяч танков и самоходных артиллерийских установок, более 3 тысяч боевых самолетов. Налицо было серьезное, но отнюдь не подавляющее превосходство в силах, что отнюдь не сулило легкой победы. Чисто военную ситуацию серьезно осложнял и фактор высокой политики.

С одной стороны, 3 мая новое правительство Германии во главе с Деницем провело совещание, на котором кроме Кейтеля и Йодля присутствовали представители оккупационной власти и командования Вермахта в Чехословакии. Был сделан вывод, что положение германских войск в Чехии безнадежно, но решено не капитулировать перед Красной Армией, а попытаться найти выход путем переговоров с союзническим командованием и, выжидая удобного момента, подготовить войска к отходу на запад.

С другой стороны, британского премьер-министра Черчилля чрезвычайно волновал вопрос о распространении коммунизма в Европе. 30 апреля он писал новому президенту США Трумэну: «Можно почти не сомневаться в том, что освобождение вашими войсками Праги и как можно большой территории Западной Чехословакии может полностью изменить послевоенное положение в Чехословакии и вполне может к тому же повлиять на соседние страны». И в начале мая Черчилль продолжал настаивать на продвижении американских войск к столице Чехословакии. Однако Трумэн считал недопустимым вмешательство в военные планы Эйзенхауэра, который все же сделал попытку найти возможность наступления на Прагу.

Действительно, с запада в Чехию вступили войска 3-й американской армии Джорджа Патона. И хотя этот генерал в американских СМИ, кино, да и многих исторических работах предстает образцом стремительной решительности, в данном случае, он в бой совсем не рвался. Своей «программой-максимум» он определил выдвижение на линию Пльзень — Ческе Будеевице — Карловы Вары, где и решил дожидаться русских.

4 мая Эйзенхауэр направил начальнику Генерального штаба Красной Армии генералу Антонову послание. Подтвердив согласованный ранее рубеж своего продвижения в Чехословакии, он добавил о вероятном выходе американских войск к р. Влтаве, что означало овладение левобережной Прагой. Антонов это предложение категорически отверг: по его словам, советские войска уже начинали операцию, направленную на разгром пражской группировки врага, и появление там союзнических войск могло привести лишь к путанице, взаимным обстрелам и ненужным жертвам. Эйзенхауэр принял во внимание доводы Антонова, и 6 мая отдал приказ своим войскам в чешские земли не углубляться.

Хотя, разумеется, заявление Антонова во многом являлось благовидной отговоркой. Чехословакия, как считало советское руководство, должна была после войны отойти к нашей сфере интересов. Поэтому не менее, чем Черчилль, настаивавший на том, чтобы в Прагу первыми вступили американские войска, советские руководители были заинтересованы в освобождении чехословацкой столицы Красной Армией. Эту операцию советское командование намеревалось начать 7 мая.

Но тут в развитие событий вмешался еще один фактор – чешское Сопротивление, которое решило устроить восстание. И вроде как самим себя освободить – примерно, так, как это сделали французы летом 1944 года. Собственно говоря. на протяжении почти всей Второй Мировой войны Сопротивление в Чехии носило символический характер. Да, пытались создать разветвленное и активное подполье коммунисты – их ловили и расстреливали, полностью были разгромлены три состава подпольного ЦК. Ориентированные на лондонское эмигрантское правительство политики и военные тоже пытались создать подпольную инфраструктуру – но не более удачно. Засланные Лондоном диверсанты даже совершили теракт, в результате которого погиб Рейнхард Гейдрих, основатель СД, и первый руководитель РСХА. В ответ немцы расстреляли больше тысячи чехов, сожгли деревню Лидице – и Сопротивление снова свернулось.

Но к весне 1945 года чехи снова набрались храбрости. В конце апреля был наконец, сформирован Чешский национальный Совет, как единый руководящий орган Сопротивления. Совет возглавил профессор Пражского университета А.Пражак. В него вошли и представители четвертого состава ЦК компартии. Было создано несколько десятков партизанских отрядов. Независимо от ЧНС, пробританская подпольная организация бывших чехословацких военных «Бартош», во главе с генералом К.Кутлвашром тоже стала готовить антинемецкое восстание. Организация даже вступила в контакт с командиром 1-й дивизии так называемой Русской освободительной армии С.К. Буняченко. Эта часть «власовцев» находилась неподалеку от Праги. Буняченко и почти все командиры полков дивизии, рассчитывая на политическое убежище в Чехословакии, согласились помочь чешским военным в борьбе против «нацизма и большевизма». Сам Власов не верил в успех, этой затеи, но предоставил командиру дивизии полную свободу действий.

Меж тем, стихийные выступления чехов начались раньше, чем их планировали и ЧНС, и «Бартош»: в Пршерове — 1 мая, Нимбурке и Подебрадах — 2 мая. 3 мая забастовали горняки в Сватовицах и рабочие в Упице. В ряде городов и насел, пунктов (Семили, Железный Брод, Новые и Старые Паки) вместе с местными боевыми дружинами в борьбу вступили партизаны. 4 мая в Кладно вооруженные рабочие разгромили гестапо и захватили несколько заводов. 5 мая восстала Прага. С утра отряды повстанцев начали боевые действия, рабочие пражских и окрестных заводов объявили всеобщую забастовку. Повстанцы захватили пражскую радиостанцию и передали сообщение о начале восстания.

В середине дня ЧНС в обращении к народу объявил о ликвидации протектората и взятии власти в свои руки в качестве представителя правительства Национального фронта. Немецким войскам в Праге был предъявлен ультиматум о безоговорочной капитуляции. Повстанцы захватили главпочту, центральный телеграф, телефонную станцию, электроцентраль, важнейшие мосты через р. Влтава, почти все ж.-д. вокзалы, ряд крупных заводов и штаб немецкой ПВО. Однако ЧНС по-прежнему не координировал действия с советским командованием и даже не установил с ним контакт. К Совету, о котором практически ничего не было известно, не испытывали доверия ни советское командование, увидевшее в нем ставленника Лондона, ни американцы, посчитавшие его сугубо коммунистическим.

Командующий группой армий «Центр» фельдмаршал Шернер, узнав о восстании, пришел в бешенство. Иллюзий об исходе войны у него не было, но он хотел сохранить свои войска как организованную боевую силу, и во главе таковой предстать перед западными союзниками. Даже в случае неизбежности безоговорочной капитуляции. Шернер предпочитал сдаться американцам, а не русским. Восстание в тылу блокировало для него пути отхода к позициям американских войск. Шернер приказал немедленно подавить восстание, и уже 6 мая немцы, применив против восставших танковые части и авиацию, снова овладели частью города.

Оказавшись в трудном положении и не зная, скоро ли придет военная помощь со стороны союзников, ЧНС вынужден был согласиться на сотрудничество с власовцами. 6 мая дивизия Буняченко вошла в Прагу. К вечеру «власовцы» овладели западными районами города. На другой день подразделения дивизии переправились на правый берег и рассекли противника на две части. Тем не менее, по настоянию коммунистов. ЧНС все же отказался от дальнейшего сотрудничества с «власовцами». В Совете отлично понимали, как советское командование, не говоря уж о руководстве СССР, отнесется к такому «союзу».

Прибывшие в штаб Буняченко посланцы ЧНС привезли благодарственное письмо генералу Власову за оказанную помощь и сообщили решение Совета отказаться от услуг его армии. И дивизия Буняченко вечером 7 мая стала покидать сражавшийся город, уходя теперь на запад, к американцам. Обиженные «власовцы» отказали повстанцам в просьбе оставить им оружие. Хотя именно 7 мая для повстанцев в Праге был самым тяжелым днем. Именно тогда в штаб генерала Кутлвашра прибыли американские офицеры из армии Патона, и сообщили, что дальше Пльзеня продвигаться не намерены. Поэтому чехам оставалось только взывать о помощи Красную Армию. И эта помощь пришла.

Как вспоминал Иван Конев, «одновременно мы получили разведывательные данные о том, что генерал-фельдмаршал Шернер поспешно стягивает к Праге войска. 5 мая я отдал приказ войскам ударной группировки начать наступление утром 6 мая». 1-й Украинский фронт наносил удар на Прагу с севера через Рудные горы. Ранним утром 6 мая разведка установила, что сплошной обороны противник создать не успел. Во второй половине дня стрелковые дивизии 13-й и 3-й армий совместно с соединениями 3-й и 4-й гвардейских танковых армий нанесли мощный и внезапный удар по самым слабым местам в обороне немцев. 5-я гвардейская армия сумела завершить подготовку к наступлению только к вечеру, когда основные силы фронта уже прорвали оборону и, несмотря на сильные дожди, затруднявшие движение по размокшим дорогам, продвинулись более чем на 20 км. 6 мая войска фельдмаршала Шернера начали общий отход из Чехословакии. В этот же день прекратил сопротивление блокированный еще с середины февраля 40-тысячный гарнизон города-крепости Бреслау; он сдался, убедившись в бесплодности дальнейшей борьбы в тылу советских войск. Маршал Конев приказал всем армиям немедленно преследовать противника. 7 мая наступление войск 1-го Украинского фронта развернулось в полосе более 400 км.

К исходу дня главная ударная группировка фронта вышла к северным отрогам Рудных гор. Особого успеха добилась 13-я армия генерала Н.П.Пухова. Действуя совместно с 4-й гвардейской танковой армией, она значительно вырвалась вперед. 5-я гвардейская и 3-я гвардейская танковая армии генералов А.С.Жадова и П.С.Рыбалко, завязав бои за Дрезден, отстали. 7 мая наступление на Прагу начал и 2-й Украинский фронт. Его 7-я гвардейская армия под командованием генерала М.С.Шумилова сразу же продвинулась на 12 км. Используя ее успех, командующий фронтом маршал Р.Я.Малиновский на следующий день ввел в сражение 6-ю гвардейскую танковую армию генерала А.Г.Кравченко, которая устремилась к столице Чехословакии.

Войска 4-го Украинского фронта 6 и 7 мая продолжали наступление на оломоуцком направлении и во взаимодействии с войсками 2-го Украинского фронта создали угрозу окружения немецко-фашистских войск, действовавших восточнее Оломоуца, вынудив противника начать отвод своей 1-й танковой армии. В связи с этим развернулось успешное наступление войск 38-й (командующий генерал-полковник К. С. Москаленко) и 1-й гвардейский (командующий генерал-полковник А. А. Гречко) армий 4-го Украинского фронта.

Во второй половине дня 7 мая Шернер получил по радио приказ фельдмаршала Кейтеля о капитуляции немецких войск на всех фронтах, но до подчиненных его не довел. Позже, находясь в советском плену, Шернер оправдывался: «...приказ о капитуляции мною в мои войска передан не был, так как я полагал, что он невыполним... Нами был выработан по этапам план отхода войск группы армий «Центр». Фельдмаршал на самом деле, приказ то отдал, но в нем говорилось, будто слухи о капитуляции распространяет англо-американская и советская пропаганда. Шернер заверял войска, что «война против Советского Союза будет продолжаться». По существу подобная позиция была не своеволием фельдмаршала, а отражением официальной точки зрения правительства Карла Денница.

Почувствовав, что кольцо окружения вокруг группы армий «Центр» смыкается, немцы начали переговоры с Чешским Национальным Советом. В итоге 8 мая было заключено соглашение о немецкой капитуляции. Однако, согласно ее условиям, немецкие войска могли свободно отойти на запад, оставив тяжелое вооружение на выходе из Праги, а остальное сложив перед американской демаркационной линией. Это дало возможность части немецких войск избежать советского плена. Разумеется, это было мало похоже на безоговорочную капитуляцию, чехи просто поспешили избавиться от оккупантов и избежать кровопролития.

А тем временем войска правого крыла 1-го Украинского фронта преодолели сопротивление противника на перевалах через Рудные горы. На рассвете 9 мая, совершив 80-километровый бросок, передовые части 3-й и 4-й гвардейских танковых армий ворвались в Прагу. Днем с востока в город вступили передовые части 60-й и 38-й армий 4-го Украинского фронта. В течение нескольких часов город был очищен от остатков немецких войск. Основные силы группы армий «Центр» были окружены, их командующий, Шернер, казнивший тысячи своих солдат за оставление позиций, бросив свои войска, на самолете улетел в Баварию. Советские войска 10 мая вышли в районы Хемница, Пльзень и Ческе-Будеевице и установили контакт с союзниками. На следующий день они встретились в Карлови Вари и южнее Пльзеня в Клатови. Остатки окруженной группировки 11–14 мая сложили оружие. Среди них оказалась и «власовская» дивизия Буняченко, и сам Власов. Американцы их принимать отказались.

Фердинанд Шернер тоже в конце мая 1945 был передан советскому командованию. За военные преступления он был приговорен к 25 года лагерей. Но в январе 1955 года, по просьбе канцлера Аденауэра, среди прочих немецких военных преступников, был отпущен Хрущевым в ФРГ. Впрочем, и в фатерлянде он был осужден на 4,5 года тюрьмы за расстрелы своих солдат.

Всего в результате боевых действий в Пражской операции в плен было взято около 860 тысяч солдат и офицеров противника, захвачено 9,5 тысяч орудий и минометов, 1,8 тысяч танков и штурмовых орудий, более тысячи боевых самолетов. Потери советских, румынских, польских и чехословацких войск составили 12 тысяч человек, а 40,5 тысяч солдат и офицеров получили ранения. Кроме того, было потеряно 373 танка и самоходные артиллерийские установки, тысяча орудий и минометов, 80 боевых самолетов.

Справка
Первым в Прагу вошел танк Т-34 № 24 гвардии лейтенанта Ивана Гончаренко 63-й гвардейской танковой бригады Уральского добровольческого танкового корпуса. Гончаренко успел отличиться в боях за освобождение Украины и Польши, в Германии и уличных боях в Берлине. 9 мая 1945 года в бою за Манесов мост через Влтаву его танк был подбит, а сам Гончаренко погиб. В честь его танка в столице Чехословакии поставили памятник с танком, но после «бархатной революции» в конце 1989 года он был демонтирован с постамента.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх