,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Поэт Великой войны. ВИДЕО
0
Поэт Великой войны. ВИДЕО


Поэт Александр Твардовский родился 21 июня 1910 года на хуторе Загорье в Смоленской губернии. Но после Великой Отечественной войны от родовой усадьбы в 12 гектаров ничего не осталось. В конце 1980-х хутор возродили до деталей родные братья Твардовского. Теперь здесь дом-музей поэта. За два месяца до юбилея Александра Трифоновича в музее срочно латают крышу и реставрируют экспонаты.

От Москвы до хутора Твардовского (Починковский район, деревня Сельцо) навигатор насчитал 420 километров. Серое, дождливое Минское шоссе: Кубинка, Можайск... По обе стороны трассы — обелиски и памятники солдатам. Бои под Вязьмой шли ожесточенные.

Рядом с поселком Знаменка на высоком холме стоит «катюша» — в память о погибших гвардейских минометчиках. Я еще никогда не видела столько военных захоронений.

На дороге люди в перепачканных панамах и рубашках разгружают машину.

Решила уточнить, далеко ли до Сельца.

— Езжайте прямо,— машет рукой один.— Там будет памятник этому... Твардовскому.

Памятником мужики назвали указатель «Хутор Загорье, родина русского поэта Александра Твардовского». Сворачиваю направо. Показались деревянные постройки. Помня о поэме «Дом у дороги», я думаю, что изба должна быть где-то рядом. Но ее нет.

Калитка и шлагбаум из двух бревен. Вдалеке, за березами, наконец-то я увидела рубленый дом. Оттуда выходят двое рабочих.

— Вы туристка? — спрашивают они.— Хоть кого-то увидели здесь за эти дни.

Знакомимся. Выясняется, что Сергей и Юра латают к юбилею кровлю кузницы (отец Твардовского, Трифон Гордеевич, был кузнецом.— «Известия»).

— Крыша прохудилась уже давно,— говорит Сергей.— У одной стены доски вообще внутри подгнили. Нет бы сразу, когда строили тут, все на совесть сделать. О! Идет наша Татьяна Николаевна. Экскурсовод.

Начало осмотра

По пролеску к нам идет женщина лет 45. От быстрой ходьбы у нее румянец на лице.

— Вот, Татьяна Николаевна, хоть турист к вам приехал из Москвы,— говорит Сергей.

Я объясняю, что я журналист.

— Очень хорошо, что приехали,— здоровается она и с укоризной бросает рабочему: — Ладно вам, можно подумать, у нас совсем людей не бывает.

Я знаю, что от дома Твардовских ничего не осталось. Туристам показывают новодел.

— Татьяна Николаевна, а где же стоял настоящий дом?

— У дороги, конечно.

Экскурсовод открывает дверь и первым делом хватается за веник: «Сейчас я тут приберу, а то вы так неожиданно!»

— Людей правда мало в музей приезжает?

— Заезжают, но летом в основном,— говорит Татьяна Николаевна, ловко орудуя веником.— Школьники из Смоленска. Из Москвы каждый год дети из 279-й школы имени Твардовского приезжают. Нам бы, конечно, хотелось, чтобы толпой ходили. Ну вот, можете заходить.

Татьяна Николаевна кладет веник и берет в руки томик Твардовского. Я захожу в комнату, и дух захватывает. Но не от убранства. Дом выстужен так, что холодно дышать. Туристов тут точно давно не было.

— Так... Начнем экскурсию. Как вам известно, родился Твардовский не в доме.

— А где же он родился?

— Под елкой. Мама его была уже на сносях, но продолжала работать. Схватки начались, когда она сено собирала около ельника. До дома добежать не успела. Да Твардовский же сам писал потом в стихотворении: «Была уже мать на последней неделе,/ Сгребала сенцо на опушке еловой,/ Минута пришла далеко до постели.../ И не были эти в обиду мне слухи,/ Что я из-под ёлки и всякие толки;/ Зато, как всегда утверждали старухи,/ Таких, из-под ёлки, не трогают волки».

В комнате — платяной шкаф, комод. У окна большой стол с кружевной скатертью. Вечерами вся семья Твардовских усаживалась за него, шумел-пыхтел тульский самовар, и под керосиновой лампой читали книги. На полке под иконами лежит томик Некрасова. Любимая книга Твардовского. Но не подлинник.

— Трифон Гордеевич выменял точно такую же книгу на мешок картошки в Смоленске,— говорит Татьяна Николаевна.

Из большой комнаты вход в спальню. На полатях под потолком спали братья Александра Твардовского — Иван с Константином. На кровати — родители, Трифон Гордеевич и Мария Митрофановна.

— А где же спал поэт?

— На жестком диване,— экскурсовод показывает на лавку со спинкой.

— Но это же скамья.

— В народе — это жесткий диван. Стелили ему набивные матрацы.

Творческая баня

До 18 лет Александр Твардовский жил на хуторе. Помогал отцу в кузнице, учился в сельской школе, пешком ходил в библиотеку за 12 километров. «А еще,— добавляет экскурсовод,— к своей девушке в другую деревню ходил за восемь километров».

— А что про нее известно?

— Мне ничего. Только знаю, что была какая-то девочка у него. Пойдемте в баню! — командует Татьяна Николаевна.— Там Твардовский писал свои первые стихи.

На пороге баньки экскурсовод опять берет веник, тщательно подметает первый кабинет поэта и только потом впускает меня. Сочинял Твардовский на лавке в предбаннике.

Позже он напишет: «В самый угол шалаша,/ Где остывшая солома,/ Забирается душа,/ Чтоб одной побыть ей дома!»

В 1931 году семью Твардовских признали кулацкой и выселили из Загорья. Сруб разобрали и построили из бревен дом для сельских учителей. Последние следы хутора уничтожила война. Самого Твардовского Великая Отечественная застала в Звенигороде. Накануне он отметил свой 31-й день рождения.

Тут мы с Татьяной Николаевной заговорили о «Василии Теркине»:

— Твардовский писал жене: «Когда делал «Переправу», я еще не знал, что впрягаюсь в войну. Это мой подвиг на войне. Пишу оттого, что пишется».

С 1942 года Твардовский — военный корреспондент газеты Западного фронта «Красноармейская правда». В 43-м вместе с войсками он шел освобождать родную Смоленщину. Сразу же попросил военную машину и по разбитым дорогам добрался до родного хутора.

— И что он видит? — выразительно вопрошает экскурсовод.— Обугленный ствол яблони — все, что осталось от Загорья: «Узнаю, это яблонька Ивана!» (Когда в семье Твардовских рождался ребенок — сажали яблоню.— «Известия»). В «Доме у дороги» это есть: «Чего, чего не повидал — казалось, все знакомо,/ Но вот пришел, на взгорке встал: и ни двора, ни дома».

Сгущенка и газеты


Зачем Татьяна Николаевна держит томик в руках — непонятно. Экскурсовод ни разу его не открыла, все стихи знает наизусть.

— Стихи Твардовского сами запоминаются, если их читать,— говорит она.

Татьяна Николаевна Иванова окончила факультет экономической кибернетики Финансово-экономического институте в Санкт-Петербурге. Потом переехала с семьей в деревню Сельцо, что в двух километрах от хутора. А за домом поэта она присматривает с 1996 года. Кроме хутора на Татьяне Николаевне огород и свое хозяйство — куры да гуси.

— Как же вы сюда добираетесь, пешком?

— А вот мое транспортное средство стоит,— показывает она на велосипед, прислоненный к березе около дома Твардовских.

— Какая зарплата у вас, Татьяна Николаевна? Если не секрет...

— Оклад 6800 рублей, со всеми добавками около 10 тысяч выходит. В принципе приличная для деревни зарплата. Можно, конечно, вздыхать. Но как у Твардовского в стихотворении, которое он написал незадолго до смерти: «Что нужно, чтобы жить с умом?/ Понять свою планиду,/ Найти себя в себе самом/ И не терять из виду».

Татьяне Николаевне нужно ехать в Сельцо на почту — ей пришла посылка. Я предлагаю подвезти.

— О,— закатывает она глаза.— Туда въезжать страшно, в Сельцо наше. Оторопь берет. Спасибо, сама доберусь,— и, сев на велосипед, экскурсовод уезжает.

А я все же решаю посмотреть на это страшное Сельцо. На въезде в деревню начинается глухое бездорожье, не видно ни одного человека, лишь брошенные сгоревшие деревянные дома, обугленное здание клуба. И только синий деревянный домик с надписью «Почта» подает признаки жизни — из трубы идет дымок. Я подъезжаю к нему, смотрю — на велосипеде подъезжает Иванова.

Внутри заведующая почтой Наталья Владимировна и почтальон Наталья пьют чай.

— Принимай посылку,— говорит заведующая Татьяне Николаевне.

Я оглядываюсь. Газеты на почте старые. На полках — сгущенка и печенье. Можно купить для посылки.

— Магазина у нас нет, автолавка приходит два раза в неделю. Только почта да медпункт, клуб давно сгорел,— жалуется почтальон.

— А в музее земляка своего были?

— А как же — наша единственная достопримечательность,— смеется заведующая.— Здесь остались самые стойкие, человек 100. Кто хотел, из села уже давно уехал. Все разрушено.

В 1986 году, когда в Загорье открыли Музей Твардовского, в Сельце жило 500 человек.

Мария Дмитраш


Василий Теркин - Гармонь. (А. Т. Твардовский)
в главной роли Виталий Челканов, аккордеон Юрий Тертычный. Съемка передачи "Юмор" ко Дню Победы.




Василий Тёркин А.Твардовский. Фильм-спектакль 1973г.


Режиссеры: И. Герасимова, Борис ЩедринБорис Щедрин
Оператор: Лев Стрельцин
Страна: СССР
Год: 1973

Актеры: Олег Щетинин, Вячеслав Бутенко, Юрий Кузьменков, Александр Леньков, В. Демин, Леонид Евтифьев, Евгений Стеблов

По одноименной поэме А.Твардовского в постановке Государственного академического театра имени Моссовета.
Режиссер Б. Щедрин предложил интересное сценическое решение для знаменитой книги А. Твардовского - главного героя, русского солдата Теркина играют сразу несколько исполнителей : ведь прототип литературного Василия Теркина - бравый боец, заводила и балагур был в каждом взводе...


Василий Тёркин А.Твардовский. Фильм-спектакль 1073г. (1/2)


Василий Тёркин А.Твардовский. Фильм-спектакль 1073г. (2/2)




Василий Теркин (2003)
Поэма о войне. По мотивам одноимённой поэмы Александра Трифоновича Твардовского
жанр мультфильм c элементами фото- и кинохроники


режиссер Роберт Лабидас
сценаристы Владимир Голованов, Роберт Лабидас
xудожник О. Добровольский
аниматор Роберт Лабидас
продюсеры Александр Герасимов, Вячеслав Маясов
звукорежиссер Владимир Шишкин
текст читал Константин Стрельников
монтаж по звуку Юлия Чеботарева
подбор исторического материала Светлана Быченко
© Некоммерческая организация Фонд социально-культурных программ "Губерния"

1/2


2/2



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх