,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


СЕВЕРНЫЙ КОНВОЙ
  • 24 апреля 2010 |
  • 11:04 |
  • jorik.13 |
  • Просмотров: 21900
  • |
  • Комментарии: 9
  • |
0
Его героическая история еще ждет своих летописцев
Война бушевала уже больше двух месяцев. Сданы Прибалтика, Белоруссия, Правобережная Украина, немецкие войска стояли на пороге Ленинграда и рвались к Москве. А в Архангельске улицы заполнили празднично одетые горожане, гремели оркестры, колыхались транспаранты, на которых слова «Добро пожаловать!» почему-то были написаны по-английски.
Под шифром РQ
Объяснялась эта праздничная суматоха неожиданно просто: 21 августа 1941 года из Англии прибывал первый союзный конвой со стратегическими грузами и военной техникой для красной Армии. Этот конвой имел зашифрованное название «Дервиш» и состоял из 6 транспортных судов и довольно солидного охранения из 2 крейсеров, 2 эсминцев, 3 тральщиков, 4 корветов и даже одного авианосца. Среди прочих грузов англичане доставили 10 тонн крайне нужного военной промышленности каучука, а также 16 истребителей, причем вместе с летным составом, стрелковое оружие, продовольствие и медикаменты.
Через несколько недель пришел еще один конвой, но он уже имел шифр «РQ». До самого конца войны и немцы, и наши пытались разгадать, что означает это загадочное «РQ». А разгадка оказалась на удивление простой: «РQ» – это инициалы английского офицера Р. Q. Эдварса, занимавшегося планированием и организацией конвоев. До зимы 1942 года Архангельск принял семь конвоев – 53 транспорта и 49 кораблей эскорта, а потом суда стали разгружаться в незамерзающем Мурманском порту.
Немцы на всю эту суету в Баренцевом море первое время не обращали никакого внимания – они были уверены, что вот-вот возьмут Москву и война закончится сама собой. Но этого не случилось, в конце февраля 1942 года германский флот взялся за конвой всерьез. На перехват 14 транспортам немецкие адмиралы послали целый отряд боевых кораблей во главе с грозой морей сверхмощным линкором «Тирпицем». Но немецкая эскадра была обнаружена, и конвой резко изменил курс, уйдя навстречу северным туманам.
Конвой немцы потеряли. Но когда туман рассеялся, прямо перед ними оказался небольшой советский пароход «Ижора», который случайно отбился от конвоя. Три германских миноносца в течение получаса расстреливали пароход в упор.
Но вот ведь незадача, все снаряды ложатся точнехонько в цель, а пароход не тонет! Он бы и не утонул, если бы под его днищем не взорвали глубинную бомбу. Секрет живучести парохода объяснялся довольно просто: он был загружен бревнами и досками, которые придавали «Ижоре» дополнительную плавучесть.
Всего за войну было 42 конвоя в СССР и 36 – обратно. Из 813 транспортов, следовавших в Советский Союз, немцы потопили 58, а 33, получив повреждения, вернулись на базы. Из Мурманска и Архангельска вышло 717 транспортов, из них 27 погибли, а 8 вернулись обратно.
Чтобы покончить с цифрами, расскажу о том, что именно и в каком количестве мы получили по ленд-лизу за годы войны.
Самолетов – 18 300, танков и самоходных артиллерийских установок – 12 480, орудий и минометов – 9 400, автомобилей – 312 600, кораблей и судов – 520, стрелкового оружия – 151 700. Цифры, на первый взгляд, впечатляющие, но… они составляют всего лишь 4 процента от того, что было сделано на заводах Советского Союза. Например, танков мы ежегодно выпускали по 30 тысяч штук. А самолетов – по 40 тысяч. Так что на исход войны эти поставки существенного влияния оказать не могли, хотя, конечно же, каждый танк, каждый самолет и каждая банка тушенки работали на победу.
«Декабрист» посылает SOS
По официальным данным, во время атак на конвои погибли 829 человек. Зачастую в море разыгрывались фантастические истории, которые просто просятся в фильмы. Именно такая история произошла с командой парохода «Декабрист». 4 ноября 1942 года его атаковали 14 самолетов-торпедоносцев и 2 бомбардировщика. Такими силами можно пустить на дно целую эскадру, а тут – безоружный пароходик! Но пароходик оказался ершистым: десять атак фашистских самолетов были бесплодными – «Декабрист» менял курс и уклонялся от бомб и торпед.
Но одиннадцатая атака оказалась роковой – две торпеды и несколько бомб раскололи пароход надвое. Радист Щербаков успел передать в эфир SOS. «Мы торпедированы. Кто меня слышит, отвечайте! Погружаемся… Судно тонет, команда садится в шлюпки. Работаю в последний раз. Ухожу в шлюпку».
Команда состояла из 80 человек, поэтому, как могли, разместились в четырех шлюпках. Три, судя по всему, затонули, а четвертую после 14-суточного дрейфа в штормовом море прибило к острову Надежды, входящему в архипелаг Шпицберген. В шлюпке было 19 человек во главе с капитаном Степаном Беляевым.
Пытаясь согреться, развели на промерзшей земле худосочный костерок, но к утру 11 моряков превратились в ледяные мумии. Остальные ушли вглубь острова в надежде найти хоть какое-нибудь жилье. К вечеру им несказанно повезло: наткнулись на крохотное зимовье и возблагодарили когда-то живших здесь людей: моряки нашли сухари, муку и даже бочонок масла. Этого хватило на несколько недель. Потом удалось убить белого медведя – целый месяц ели. Но в разгар полярной ночи на людей навалилась цинга, и они начали умирать. К весне в живых остались трое: капитан, судовой врач Надежда Наталич и матрос Василий Бородин. Их забрала подошедшая к острову немецкая подводная лодка.
Бросили их в расположенный в Норвегии концлагерь, где они находились до самого освобождения советскими войсками.
Так случилось, что несколько лет назад мне довелось побывать на Шпицбергене, а потом и на острове Надежды. Сейчас там норвежская метеостанция, на которой живут всего четверо метеорологов и шесть здоровенных, невиданной породы собак, которых за версту обходят белые медведи. Но вот что главное: на самом видном месте высится обелиск, на котором выбиты имена шестнадцати погибших на острове наших моряков. Норвежцы очень трогательно ухаживают и за братской могилой, и за обелиском, регулярно очищая их ото льда и снега. Но больше всего меня поразили какие-то неприхотливые полярные цветы, которые умудряются расцвести за короткое северное лето.
Таков лишь один из эпизодов истории северных конвоев. А она, эта история, была поистине героической.
ссылка



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх