,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Профессор, доктор исторических наук Анатолий ЧАЙКОВСКИЙ: «Бандера и Шухевич были агентами гитлеровских спецслужб, и этим все сказано» Часть 1.
  • 17 апреля 2010 |
  • 14:04 |
  • MozGoPrav |
  • Просмотров: 94030
  • |
  • Комментарии: 24
  • |
0
Профессор, доктор исторических наук Анатолий ЧАЙКОВСКИЙ: «Бандера и Шухевич были агентами гитлеровских спецслужб, и этим все сказано»  Часть 1.


Среди исторических дат 2009-го одна из самых незабываемых — 70-летие начала Второй мировой войны. В Украине вспоминали, наверное, и 80-летие основания Организации украинских националистов, а также имена тесно связанных с ОУН Романа Шухевича и его начальника Степана Бандеры, на чью долю в ушедшем году пришлось два памятных дня: 1 января — 100-летие со дня рождения и в октябре — 50-летие со дня смерти. Уже с минувшей осени в западных областях Украины две последние даты начали отмечать сооружением монументов. Значит, война еще не закончилась... даже спустя 65 лет после Победы в Великой Отечественной войне.

...Шухевич придумал себе странную кличку — Ксавера Брудас. В тот день он сидел дома, корпел над чертежом. На огонек заглянул приятель. Мама позвала обедать. Сели за стол и за сытным ужином заговорили о предстоящем теракте. Тогда-то он и назвал себя Брудасом — Грязным.

За маминым угощением обсуждали идею Степана Бандеры убить советского дипломата. Хотели убить посла, но он сидит в Варшаве, во Львов наезжает редко. Бандера решил: пусть тогда будет консул, тоже шишка. Разведчики уже постарались: составили его устный и письменный портрет, нарисовали план консульства. Один из них принес Степан Шухевич, родной дядя Романа. Теперь надо разослать надежным людям приглашение в киллеры.

С историком Анатолием Чайковским мы перечитываем мрачные страницы украинской истории. Легче было бы ничего этого не знать вовсе, но знать и помнить надо.

«ЧТОБЫ ПОСЫЛАТЬ ЛЮДЕЙ НА ВЕРНУЮ СМЕРТЬ, НАДО ВЛАДЕТЬ ОСОБЫМИ ПРИЕМАМИ ВНУШЕНИЯ»


— Анатолий Степанович, эпизод подготовки убийства советского дипломата, описанный в одном из эмигрантских изданий, поражает будничностью: убийство обсуждается между дипломным чертежом и маминой стряпней, а организаторы выглядят слишком уж хладнокровными для своего возраста. Шухевичу на тот момент всего 26 лет, Бандере и того меньше — 24. Вам не кажется, что присутствует некая психологическая неадекватность?

— Нет, не кажется. По автобиографическому признанию Ярослава Стецько, он тоже был «привязан к атентату на советского консула во Львове». А ему стукнуло тогда всего 22 года. Это были молодые старики. Ко времени теракта Бандера уже занимал пост руководителя Краевой экзекутивы ОУН, а Шухевич — ее боевого референта. Опыт террористической деятельности они получали с юных лет.

— В одной симпатизировавшей Бандере львовской газете того времени описали его невзрачную внешность: «маленького роста, худощавый, лицо мальчика». Но ему подчинялись беспрекословно. Почему?


— Дисциплину и подчинение старшему в иерархии прививали юным националистам, начиная с детской скаутской организации «Пласт». Ее школу прошло почти все молодое поколение тогдашней Западной Украины, в том числе и Бандера. Хотя он с младенчества страдал ревматизмом, был болезненным, хилым, но обладал чрезвычайными лидерскими амбициями.

Впоследствии Бандера прошел выучку в подпольной УВО (Украинской военной организации) сначала в разведывательном, а потом в пропагандистском отделении. Научился не только стрельбе из револьвера, но и приемам «глашатая-главаря». Пламенная пропаганда радикального национализма стала тем коньком, с помощью которого этот тщедушный человек подчинял себе рядовых оуновцев. Чтобы посылать людей на верную смерть, необходимо владеть особыми приемами внушения...

Бандера называл бойскаутский «Пласт» скавтингом. Это было что-то вроде пионерской организации?


— Спорт, танцы, кружки по интересам, походы, даже отряды-«звездочки» — это похоже. Но пионерии, если не считать героизации Павлика Морозова, было далеко до «Пласта» по технологии промывания мозгов, зомбированию. Все-таки в пионерских отрядах детям не прививали, например, шпионских замашек, не приучали к подпольным кличкам и тому подобному, а в «Пласте» это было распространенной практикой. Скорее всего, «Пласт» являлся составной частью плана Коновальца по выращиванию поколения боевиков.

Информация к размышлению: «В класi була одна, зрiдка двi п'ятiрки. Сходини часто вiдбувалися на лавцi у парку. Поза сходинами дозволялося говорити «не з ким можна, а з ким треба», звертатися один до одного лише на псевдо. Обговорювали нелегальну лiтературу, вивчали iсторiю України, вели дискусiї на полiтичнi теми, вчилися працювати в умовах конспiрацiї — передавати зашифровану iнформацiю, знайомилися з вiйськовою справою» (Леся Онишко, «З нагоди 90-рiччя вiд дня народження Катерини Зарицької»).

— Пройдя первую ступень в «Пласте», «Соколе» или другой подобной детско-юношеской организации, подростки поднимались на следующую ступень, вливаясь в УВО. Ее создал в Праге 1920 году «отец украинского террора» Евгений Коновалец. Вошли в нее бежавшие из Украины петлюровцы и вояки УГА — Украинской галицкой армии.

В УВО все было по-серьезному. Только за 1923-1928 годы Германия через свой разведывательный орган передала этой нелегальной организации два миллиона дойчмарок, 500 килограммов взрывчатки, сотни единиц огнестрельного оружия.

«СВОЮ УБОЙНУЮ КАРЬЕРУ ШУХЕВИЧ НАЧАЛ ЕЩЕ ГИМНАЗИСТОМ»

— В послужном списке Бандеры и Шухевича убийство советского дипломата было далеко не первым «атентатом»? Так ведь они называли теракты?

— Да, по указанию Бандеры были убиты сельский кузнец Михаил Белецкий, директор Львовской государственной украинской гимназии Иван Бабий, студент университета Яков Бачинский, десятки других безоружных людей, которые не могли дать отпор.

А Шухевич свою «убойную карьеру» начал еще гимназистом. Вместе с приятелем Богданом Пидгайным по кличке «Бык» они лишили жизни инспектора гимназий Яна Собинского.

— Чем провинились все эти люди?

— Одних лишили жизни за «полонизацию» украинских земель, других, наоборот, за то, что якобы «заигрывали с украинцами». В страшные 30-е годы в иезуитстве преуспели многие. НКВД шил невиновным расстрельные статьи за шпионаж против СССР, а в Западной Украине, которая тогда входила в состав Польши, изощрялась УВО. Собинский, например, ратовал за преподавание в школах не только польского, но и украинского языка. Значит, по извращенной логике, «заигрывал».

На самом деле, было не важно, «за что», важен был факт и расчет на то, что власть ужесточит наказания, а в ответ на это в обществе вырастет напряженность. Поляки то ожесточались, то объявляли амнистию, но террор УВО все усиливался.

Профессор, доктор исторических наук Анатолий ЧАЙКОВСКИЙ: «Бандера и Шухевич были агентами гитлеровских спецслужб, и этим все сказано»  Часть 1.
Типичная листовка оуновцев, активно распространявшаяся ими в начале Великой Отечественной войны. «Прививку германолюбия галичанам сделал Евгений Коновалец, ставший агентом немецкой разведки задолго до прихода к власти Гитлера и считавший, что украинским националистам следует сплотиться в организацию по типу средневекового ордена, а понятие власти должно превалировать над понятием человечности»


А предтечей «вывихнутого», можно сказать, обоснования убийств был Евгений Коновалец. Он расправился с молодым украинским поэтом Сидором Твердохлебом всего лишь за его лояльность по отношению к полякам. Но Коновалец был скользкий, как угорь, и всегда ухитрялся уйти от правосудия.

— А за убийство советского дипломата и школьного инспектора кто-то понес наказание?

— На клич Бандеры исполнить убийство откликнулось две трети всего состава боевиков. Но он лично отобрал среди всех кандидатов 18-летнего студента политехники красавчика Миколу Лемыка, перед которым была поставлена задача, совершив убийство, сдаться властям, чтобы предстать перед судом, и теракт таким образом получил бы широкую огласку. А биография и привлекательная внешность молодого убийцы должны были вызывать сочувствие.

Однако случилось так, что Лемык убил не самого консула, а секретаря консульства Алексея Майлова и курьера Ивана Джугая. Ошибка вышла из-за того, что специально засланный в консульство разведчик Роман Сенькив, который под видом оформления документов для выезда в советскую Украину составил план учреждения и описал внешность жертвы, перепутал комнаты и принял секретаря Алексея Майлова за консула, а его кабинет — за консульский.

— Чем Лемык мотивировал преступление?

— В соответствии с инструкцией Бандеры на суде он утверждал, что совершил акт мести за «голодомор». Между тем убийство советских дипломатов планировалось еще на 22 апреля 1930-го, к 60-летию Ленина, но тогда теракт по каким-то причинам не состоялся. Спустя три года Бандера привел план в действие. Как говорится, было бы желание, а повод найдется.

Лемыку повезло дважды — сначала казнь заменили пожизненным заключением. И еще раз повезло, когда всего после шести лет его отсидки началась Вторая мировая война и оккупация Польши гитлеровцами. Нацисты распахнули двери тюремных камер, где сидели враги польской и советской власти. Война нуждалась в подготовленных диверсантах.

А за расправу над инспектором Собинским вообще осудили не тех, кто ее совершил: Василия Атаманчука — к 10 годам тюрьмы, Ивана Вербицкого — к смертной казни. Истинные преступники Шухевич и Пидгайный сделали вид, что это их не касается.


«ПОЛИТИКА — ЭТО ДАРВИНОВСКАЯ БОРЬБА НАРОДОВ ЗА ВЫЖИВАНИЕ»

— Галиция перешла к Польше в результате поражения в Первой мировой войне и Версальского мира. Сегодняшняя практика передела мира показывает, что в ее основе лежит не столько местный сепаратизм, сколько геополитические интересы более сильных стран. Кто подогревал ситуацию в Галиции?

— Очевидно, что патриотические чувства оуновцев и соответственно их мстительность заканчивались там, где начинались интересы гитлеровской Германии. Когда в 1939 году немцы передали Карпатскую Украину Венгрии и многие украинцы бежали в СССР, оуновцы даже пальцем не пошевелили, чтобы развернуть борьбу против венгерских фашистов, и уж тем более не бросили ни слова упрека своим немецким хозяевам.

После поражения Австро-Венгрии в Первой мировой войне галичане переориентировались на любовь к Германии, которая тоже проиграла войну, но быстро начала наращивать реваншистские мускулы. Во Львове просто-таки культивировалось все немецкое... В свою очередь в Германии о галичанах говорили: «Это наши тирольцы».

Начальную прививку германолюбия галичанам сделали Евгений Коновалец и его ближайшее окружение, в первую очередь приглашенный им в качестве журналиста и редактора Дмитрий Донцов. Он утверждал, что националистам следует сплотиться в организацию по типу средневекового ордена, а понятие власти должно превалировать над понятием человечности. «Поскольку политика — это, по сути, дарвиновская борьба народов за выживание, то конфликты между ними неминуемы», — писал Донцов.

Евгений Коновалец стал агентом немецкой разведки задолго до прихода к власти Гитлера, еще в 1922 году. Спустя девять лет после создания УВО влилась в новосозданную опять-таки Коновальцем ОУН (Организацию украинских националистов) как ее боевое крыло. Соответственно, выросли денежные вливания: в 1936-1937 годах общий бюджет ОУН равнялся 126 тысячам долларов, из них 50 тысяч выделила гитлеровская Германия, а 30 тысяч — Литва, где Коновалец был своим человеком. С литовским паспортом он свободно разъезжал по Европе, жил в столицах, где вел переговоры и добывал средства «на развитие».

Гитлеровцам, которые вынашивали планы вторжения в Польшу, сначала было необходимо как можно сильнее натравить украинцев на поляков. Когда же они захватили Польшу, то переключили ОУН на подрыв стабильности СССР.

Информация к размышлению: «Однажды в 1937 г. я встретился с германским послом в Англии фон Риббентропом... Суть его речей сводилась к тому, что... Германии нужен лебенсраум, или жизненное пространство для ее все возрастающего населения. Поэтому она должна поглотить Польшу и Данцигский коридор. Что касается Белоруссии и Украины, то эти территории абсолютно необходимы для обеспечения будущего существования германского Рейха, насчитывающего свыше 70 миллионов душ. На меньшее согласиться нельзя» (Уинстон Черчилль).

Профессор, доктор исторических наук Анатолий ЧАЙКОВСКИЙ: «Бандера и Шухевич были агентами гитлеровских спецслужб, и этим все сказано»  Часть 1.

Роман Шухевич (в центре) — командир спецбатальона Абвера «Нахтигаль». Львов, июнь 1941 года


— И все-таки Бандера, Шухевич и Стецько оказались на польской скамье подсудимых.

— В январе 1934 года берлинскую штаб-квартиру ОУН на правах особого отдела зачислили в гестапо, на средства немцев были построены казармы, где готовили боевиков ОУН и их офицеров. Именно в этом году оуновцы совершили самые громкие заказные убийства. Среди них убийство министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого в 1934 году.

Теракт спланировал Бандера, а исполнил боевик Гриць Мацейко. Киллеру удалось скрыться за границей, и он дожил свой век в Аргентине, но на месте преступления он забыл «визитную карточку» — неразорвавшуюся бомбу. Ее исследовали и нашли изготовителя, студента-химика из Праги. От него ниточка потянулась к тайному архиву, который хранил у себя канцлер ОУН Емельян Сеник. Из «архива Сеника» стали известны имена организаторов и исполнителей не только убийства Перацкого, но и множества других «эксов» и «атентатов».

В результате так называемого «варшавского процесса» Бандера получил смертный приговор. Впрочем, он был заменен по амнистии на пожизненное заключение. Затем прошел «львовский процесс», где на скамье подсудимых оказались более 20 оуновцев, в том числе Шухевич, Стецько, Зарицкая. Их обвиняли не только в соучастии в убийствах, но и в совершении «эксов» — нападении на почтовые дилижансы, кассы и банки. УВО использовала известный со времен революции 1917 года лозунг: «Грабь награбленное!», или иначе это называлось «экспроприация экспроприированного», сокращенно — «эксы».

— Похоже на то, как добывал деньги для другой партии семинарист Джугашвили.

— Ничего удивительного, террор и «эксы» — традиционное оружие экстремистов, которые называют себя революционерами. К ним себя относил и Бандера.

— Официальный историк Орест Субтельный говорит о 60 терактах и «эксах», совершенных оуновцами. В основном речь идет о грабежах и убийствах на территории Галиции. Но в перечне «подвигов» ОУН нет самого сенсационного. Советский агент Павел Судоплатов написал, что в том же 1934 году Организация украинских националистов участвовала в убийстве югославского короля Александра I и министра иностранных дел Франции Луи Барту в Марселе. А ведь не случись этого, не было бы, возможно, и Второй мировой войны.

— Украинские националисты этого никогда не признают. А если говорить о Луи Барту, то это был образованнейший человек своего времени, член Французской академии, автор исследований о Дидро, Ламартине, Мирабо, Бодлере, Гюго. Барту одним из первых понял весь ужас, который несут с собой итальянский фашизм и немецкий нацизм. Это он инициировал приглашение СССР в Лигу наций, работал над укреплением франко-советских отношений, незадолго до убийства побывал в Советском Союзе.

В противовес гитлеризму Луи Барту задумал создать блок миролюбивых европейских стран под названием «Восточный пакт». С целью укрепления своей идеи он и пригласил во Францию югославского короля. Понятно, что Гитлер не мог допустить создания такого альянса.

— По словам Судоплатова, об участии ОУН в марсельском расстреле рассказал ему сам Коновалец, к которому он, несмотря на проверки, вошел в доверие.

— Детали убийства Барту по сей день покрыты мраком. Французское правительство поручило расследование сенатору Андрэ Лемери, фашисту, члену организации «Боевые кресты». Следы так тщательно были запутаны, что удалось только определить личность преступника, который расстрелял министра и короля. Им оказался хорватский усташ (фашист), двойной агент итальянской и немецкой разведок. Но усташ был застрелен на месте. Более чем через 20 лет обнаружились доказательства того, что его действия направлял Абвер, но до роли в этом деле ОУН так никто и не докопался.

К непрямым доказательствам можно отнести тот факт, что усташами руководили бывшие офицеры австрийской армии. Во главе их стоял капитан австрийской службы Анте Павелич. А Евгений Коновалец, как и Рико Ярый, связной ОУН с нацистской партией Германии, тоже служили в австрийской армии и были знакомы с Павеличем. Возможно, будущие историки преуспеют больше в распутывании преступления, которое привело цивилизованный мир на грань уничтожения.

«БАНДЕРЕ В ЛЮБВИ НЕ ВЕЗЛО»

— Пока Бандера и Шухевич коротали свои дни в тюрьме, их кто-нибудь ждал дома? Жены, дети?


— Шухевич женился в 23 года, после службы в польской армии. В супруги взял 20-летнюю Наталью Березинскую. Она была сестрой боевика Юрия Березинского, который вместе с Шухевичем ходил на «эксы» и был убит во время нападения на почтовую карету. Забеременев, Наталья переехала жить к родителям в село, где и родила сына Юрия. До ареста Романа Шухевича в 1934 году супруги виделись считанные разы. После ареста она навещала его в тюрьме.

А Бандере на любовном фронте не везло. Какие-то виды он имел на активистку ОУН Анну Чемеринскую, подругу жены Коновальца. Но Анна предпочла куда более интересного и на тот момент более перспективного Ярослава Барановского. С тех пор Ярослав стал личным врагом Бандеры.

Профессор, доктор исторических наук Анатолий ЧАЙКОВСКИЙ: «Бандера и Шухевич были агентами гитлеровских спецслужб, и этим все сказано»  Часть 1.

Степан Бандера с женой и детьми в лесу


— Что за история связана с братом Ярослава Барановского Романом? Почему он, испытанный боевик, перешел на сторону полиции?

— Роман Барановский предал своих, потому что они предали его. Историк Кость Бондаренко опубликовал показательное в этом смысле исследование о судьбе братьев Барановских. Оба входили в УВО, участвовали в «эксах». На одном из них «засыпались». Их осудили, правда, на минимальные сроки.

После освобождения Ярослав переехал за границу, «под крыло» Коновальца, а Роман, подхвативший в тюрьме туберкулез, остался во Львове. Выпросить у руководителей родной организации денежную помощь на лечение ему не удалось. Емельян Сеник оскорбительно подал Роману милостыню — 10 долларов. От обиды и отчаяния оуновский боевик пошел на поклон к комиссару полиции Львова Чеховскому. Став двойным агентом, Роман одновременно и совершал теракты, и выдавал их участников польской тайной полиции за ежемесячную получку в 200 злотых.

По одной из версий, Чеховской поручил Роману Барановскому убить престарелого польского сенатора Тадеуша Голувко. Сторонник поиска взаимопонимания с украинцами, сенатор направлялся во Львов для проверки жалоб. По пути остановился в Трускавце, чтобы подлечиться. Здесь его и настигли посланные Барановским боевики. Впрочем, на мой взгляд, полицейский чиновник вряд ли решился бы на подобный шаг. Убийство Голувко — это, несомненно, «заслуга» ОУН, прежде всего Бандеры.

Чеховскому надоело вылавливать террористов УВО по одному. Он решил накрыть всю сеть сразу и потребовал полный список. Чтобы не лишиться источника доходов и не быть разоблаченным, Барановский задумал устранить Чеховского и подбил на это дело Шухевича и Березинского. Выстрелом в затылок Шухевич свалил Чеховского на дорожку парка, а Березинский сделал контрольный выстрел.

Расследуя убийство своего шефа, полиция вышла на след Романа Барановского. Он был осужден и то ли умер в тюрьме, то ли застрелен при попытке бегства.

А брат Романа Ярослав по-прежнему пользовался доверием Коновальца, который сделал его генеральным секретарем ОУН. Но Бандера не мог простить Ярославу женитьбы на Анне и, воспользовавшись ситуацией с изобличением Романа, обвинил в предательстве и Ярослава.

— Неужели без оснований?

— В своих автобиографических записках Бандера говорит об этом так невнятно и вскользь, что, скорее всего, обвинения были голословны. Фактов измены Ярослава Барановского нет и в многочисленных мемуарах бандеровцев.

— Что дальше стало с Ярославом Барановским?

— В годы войны он рассорился с Андреем Мельником, ставленником Коновальца, считая, что надо сменить ориентацию с немцев на американцев и англичан. Очевидно, за это в 1943 году Барановского настигла пуля убийцы. Его отец, священник, то ли точно знал, что это совершили бандеровцы, то ли определил их «почерк». Прямо во время богослужения он их проклял. В ту же ночь несколько человек в гестаповской форме выволокли старика из дома. А через несколько дней его нашли растерзанным в лесу. Никто не знает, кто были эти истязатели, но известно, что оуновцы часто носили гестаповскую форму. После войны Бандера пытался убедить Анну Чемеринскую в своей невиновности, но она не приняла его объяснений. Наверное, она тоже что-то знала.

«В СЕКРЕТНОЙ КАРТОТЕКЕ АБВЕРА БАНДЕРА ЗНАЧИЛСЯ ПОД ПСЕВДОНИМОМ СЕРЫЙ»

— А как вышли из польских тюрем Шухевич, Бандера, Стецько? Бандера, например, описывает, как в 1939 году во время наступления немцев на Польшу тюрьму бросили охранники и его камеру отперли заключенные.

— На самом деле Бандеру освободили немцы, что подтверждают асы гитлеровских спецслужб Отто Скорцени, Вальтер Шелленберг, Эрвин Штольце и другие. Но националисты отрицают этот факт, так как он подтвердит тесное сотрудничество ОУН с нацистами. Германская разведка и ранее предпринимала попытки освободить Бандеру, который в секретной картотеке Абвера (разведка и контрразведка вооруженных сил гитлеровской Германии — Вермахта) значился под псевдонимом Серый. Оказывалось дипломатическое давление, готовился побег с участием десанта, план которого разрабатывал Шухевич.

Сам Шухевич выходом из тюрьмы был обязан дяде, адвокату, имевшему связи в польском правительстве. По отношению к Стецько, осужденному на пять лет лишения свободы, вообще было проявлено чрезвычайное благодушие: его досрочно выпустили всего через год отсидки.

Пока Бандера сидел в камере, Судоплатов ликвидировал Коновальца по личному приказу Сталина. Заметив любовь Коновальца к сладкому, при очередной встрече в 1938 году Судоплатов преподнес ему коробку шоколадных конфет, в которую вмонтировал взрывное устройство.

— Коновальца во главе ОУН сменил Андрей Мельник. Как получилось, что Бандера пошел против него?

— Сначала давайте коротко вспомним о тандеме Мельник — Коновалец. Во время Первой мировой войны оба они воевали за «родину» под австро-венгерскими знаменами, попали в русский плен. После освобождения на стороне Петлюры подняли восстание против «опереточного» гетмана Скоропадского.
Петлюра и Коновалец «прославились» тем, что приказали в три дня поменять в Киеве все вывески на украинские, жестоко подавили восстание рабочих «Арсенала» и развернули террор против мирных киевлян, в том числе организовали еврейские погромы.

Известен Коновалец и проявленным «героизмом» под Крутами. Это он привез туда плохо экипированных, мало что понимавших гимназистов и бросил их на произвол судьбы, удрав на поезде от наступавших большевиков. А сейчас поклонники и последователи УВО-ОУН-УПА льют крокодиловы слезы по «героям Крут».

Когда в 1920 году с петлюровщиной было покончено, Коновалец и Мельник бежали в Польшу, затем оказались в Берлине. Завербовавшись на службу в Абвер, Коновалец вовлек туда Мельника, которому была присвоена кличка Консул-1.

О тесных отношениях Коновальца и Мельника говорит и то, что их жены были родными сестрами, дочерьми западноукраинского финансиста Федака. Поэтому правдоподобным выглядит предположение о том, что Коновалец якобы устно завещал в случае его смерти передать бразды правления в ОУН Мельнику. Есть свидетельства также, что в его поддержку выступал митрополит Андрей Шептицкий, у которого новоиспеченный лидер ОУН управлял имением.

Но Бандера решил оспорить устное завещание Коновальца. Он утверждал, будто Мельник окружил себя предателями, явственно намекая на Барановского. Произошел раскол, образовались ОУН-м (мельниковцев) и ОУН-б (бандеровцев). Главной причиной раскола, на мой взгляд, было неуемное, патологическое желание Бандеры получить власть.


«СВОЕ КРЕДО ОУНОВЦЫ СФОРМУЛИРОВАЛИ ТАК: «ЩОБ НА ЦИХ ЗЕМЛЯХ НІКОЛИ НЕ ЗАПАНУВАВ СПОКІЙ»


— Судоплатов заметил признаки раскола в ОУН задолго до 1939-1940 годов, когда он окончательно оформился. В своей книге он написал: «Полной неожиданностью явилась для меня новость, что убийство польского министра генерала Перацкого в 1934 году украинским террористом Мацейко было проведено вопреки приказу Коновальца и стоял за этим Бандера, соперничавший с последним за власть... Коновалец рассказал мне, что к этому времени между Польшей и Германией был подписан договор о дружбе, так что немцев никоим образом не устраивали любые враждебные акции по отношению к полякам. Они были так взбешены, что выдали Бандеру, скрывавшегося в Германии».

— В своей автобиографии Бандера умалчивает и об этом факте. С моей точки зрения, не все однозначно и с «репрессиями против украинского меньшинства», в которых обвиняли Перацкого. Нужно учесть, что свое кредо оуновцы сформулировали так: «Щоб на цих землях нiколи не запанував спокiй». По долгу службы министр внутренних дел принимал жесткие меры, но он понимал, что дальнейшее обострение отношений между украинцами и поляками взрывоопасно. С серьезным предостережением против такого сценария он выступил 16 января 1932 года в Сейме после встречи с представителями украинской общественности. Не думаю, что это была пустая демагогия. За то и был убит.

В своей телеграмме на имя польского премьер-министра митрополит Шептицкий по этому поводу написал: «Зворушений до глибини ганебним вчинком».

Информация к размышлению: «У нас тепер хвороба на фашизм. Молодь у фашизмi шукає спасiння, зрештою, зовсiм зрозумiло. Але при цьому забуває про одне: передумовою фашизму є держава зi своїм апаратом. Фашистськi форми в недержавнiй нацiї доводять до дивовижних речей: чому вiн, а не я має бути диктатором? I в конкуренцiйнiй гарячцi загадка неважка для розгадування: кожен студент
I курсу унiверситету буде вважати не третьокурсника, а саме себе за стовiдсоткового вартiсного на той стiлець» (из письма резиденту ОУН в Риме Евгену Онацкому от Дмитра Палиева, впоследствии одного из организаторов дивизии СС «Галичина»).


— Анатолий Степанович, отрывок из письма Палиева опубликовал в своей книге «Горькая правда» доктор Вроцлавского университета Виктор Полищук. От себя он добавляет: «Письмо было написано 16 апреля 1932 года, то есть тогда, когда на гребень политической арены украинского национализма в Галичине начал выходить Степан Бандера. Именно в его адрес направил Дм. Палиев слова о «первокурснике», мечтающем стать вождем-диктатором». Бандера действительно был тщеславен?

— Согласен с доктором Полищуком. В борьбе за власть Бандера был беспощаден. Готовя раскол ОУН, его сторонники в ярости срывали со стен портреты Мельника и обзывали «мельниковцев» кофейными революционерами. Мельниковцы и бандеровцы поклялись уничтожить друг друга. По некоторым данным, в течение нескольких месяцев было убито около 400 мельниковцев и свыше 200 бандеровцев. Но дуэль с летальным исходом руководителей была невозможна, потому что немцы хотели иметь обоих «маленьких фюреров».

— Бандера значился в картотеке Абвера под кличкой Серый. Его сторонник Рико Ярый был офицером гестапо и агентом по кличке Консул-2. Ярослав Стецько по абверовской кличке Басмач, а по кличке итальянских фашистов — Белендис. Роман Шухевич — Тарас Чупринка, окончил немецкую офицерскую школу, затем высшие курсы и получил звание гауптштурмфюрера (капитана) СС. Мог ли раскол ОУН быть немецкой «разработкой»?


— Можно было бы в какой-то степени согласиться с мнением тех историков, которые считают, что одной из причин раскола стала борьба молодых «волков», вышедших из польских тюрем на волю, со старыми, сидевшими в эмиграции. Мельник относился к старой генерации, Бандера и Шухевич — к новой. В свое время юный Шухевич, например, пошел в ОУН под влиянием уже взрослого Коновальца, который снимал квартиру в доме бабки Шухевича. Спустя полтора десятка лет настало время пересмотра иерархии...

Впрочем, версии «конфликта волков и волчат» проиворечит тот факт, что Бандеру поддержал Рико Ярый, приближенный Коновальца со времен петлюровщины. Он значился Консулом-2, а Мельник — Консулом-1, то есть для Абвера они были почти равнозначны.

Несмотря на преданность Мельника, дальновидные немцы хотели создать ему противовес и конкуренцию. С этой целью они «прикормили» Бандеру. Вот что рассказал Эрвин Штольце, начальник самого секретного подразделения Абвер-2: «После разгрома и захвата Польши Германия усиленно готовилась к войне против Советского Союза, поэтому Абвер через Мельника принимал меры для активизации подрывной деятельности в советском тылу. В этих целях был завербован Степан Бандера, один из главарей ОУН, освобожденный нами из польской тюрьмы».

(Окончание ЗДЕСЬ)

Любовь ХАЗАН
«Бульвар Гордона»



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх