,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


После вердикта Политические последствия решения КС
  • 15 апреля 2010 |
  • 20:04 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 16800
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
После вердикта  Политические последствия решения КС


Обнародованное 8 апреля решение Конституционного Суда о праве отдельных депутатов участвовать в формировании коалиции имеет два измерения – политическое и юридическое. Именно первое и будет в основном влиять на ход событий в стране (впрочем, второму мы посвятим отдельную статью).

Малые фракции не теряют золотой акции

Понятно, что теперь коалиция заметно расширится за счет отдельных депутатов БЮТ и НУНС. Насколько оправдается прогноз Михаила Чечетова «о стаях ласточек, летящих в большой скворечник коалиции», покажет ближайшее время. Но уже ясно: один бютовец, которым пополнилась коалиция за вторник-среду, далеко не предел. И теневой премьер Сергей Соболеву и лидер фракции НУНС Николай Мартыненко находят в этом повод для злорадства: дескать теперь коммунисты и Блок Литвина потеряют золотую акцию. Однако их надежды сильно преувеличены. Роль двух малых коалиционных фракций особо не снижается, так как перебежчиков сложнее премировать местами в исполнительной власти: в этом случае они лишаются мандатов, а на смену им по спискам должны прийти среднестатистические нунсовцы и бютовцы, то есть, скорее всего, верные оппозиционеры.

Данное обстоятельство и раньше предельно затрудняло формальную коалицию «регионалов» с НУНС, и объективно обусловило изменения Регламента, которые оспаривались в КС. Предположим, в этой фракции набралось бы 37–40 депутатов в пользу коалиции с ПР, но по крайней мере некоторых из них можно было бы соблазнить должностью во власти. Более того, формальное участие блока в коалиции предопределило бы ему предоставление некоторого числа министерских портфелей, но, разумеется, эти портфели должны были бы достаться только коалиционной части НУНС. А кто пришел бы им на смену в Раду? Скорей всего, вместо двух выбывших во власть сторонников коалиции мандаты получили бы один сторонник коалиции и один противник – в результате вскоре союз распался бы, так как в НУНС возобладало бы антикоалиционное большинство. Еще раньше именно такая специфика НУНС и обусловила то, что реанимация «демкоалиции» в конце 2008 г. не сопровождалась переформатированием правительства. Ведь дав своим сторонникам в партнерской фракции министерские портфели, Тимошенко легко потеряла бы там прокоалиционное большинство.

Да, есть случай с Андреем Портновым, ушедшим в президентскую администрацию. Но он не может стать массовым прецедентом. Развивая метафору Чечетова, Портнов – слишком крупная птица для коалиционного скворечника, ему нужно орлиное или по крайней мере ястребиное гнездо в Доме с химерами. Данное обстоятельство показывает, насколько уверенно чувствует себя коалиция, – усиление непримиримых оппозиционеров на один мандат ее не страшит.

Поправки к Конституции актуальны

С таким большинством ВР должна доработать до очередных выборов. Для объявления досрочных нужны внепарламентские потрясения, вероятность которых пока не просматривается. В идеале неплохо было бы за это время откорректировать Конституцию. Кстати, опросы КМИС показывают, что произойди выборы сейчас, «регионалы» вместе с Блоком Тигипко и коммунистами сразу получили бы конституционное большинство в Раде, более того, оно бы у них сохранилось, даже если бы результат ПР оказался на 2–3% хуже, чем показывают опросы, а результат БЮТ – на столько же лучше.

Разумеется, нет смысла возвращаться к президентским полномочиям Кучмы. Ведь и одного месяца работы новой власти достаточно, чтобы показать дееспособность нынешней политической системы при условии «одноцветности» президента и коалиции. Система работает по образцу Франции, где конструкция власти схожа, и президент, формально имеющий еще меньше полномочий, чем на Украине, однозначно является первым лицом страны, если располагает парламентским большинством.

Однако императивный мандат нужно отменить, т. к. если Тимошенко победит на следующих выборах в ВР, то о парламентаризме в стране придется забыть, несмотря на регулярно обновляемую Раду. Ибо первым же следствием этой победы станет принятие закона, в котором под понятие «выход из фракции», ведущий к лишению мандата, будет подпадать не только формальное заявление о выходе, но и любое нежелательное голосование, неучастие в блокировании трибуны, несанкционированное общение с представителем другой фракции и т.п. В результате партийные лидеры станут массово лишать мандата неугодных, и только явные холуи будут спокойны за свое депутатство. Проекты подобного закона подавал БЮТ и раньше, а нынешнее решение КС делает такой закон для БЮТ задачей номер 1. Его же принятие требует простого большинства, а не 300 голосов, и в случае если Блок Тимошенко получит власть, КС, безусловно, признает закон конституционным – он не спорил с любой властью по самым принципиальным для последней вопросам.

Правда, и в рядах оппозиции есть люди, которые понимают, в какие тупики ведет императивный мандат. Так, Юрий Ключковский (НУНС), критикуя на «5-м канале» решение КС, признал, что оно имеет и позитивную сторону, т. к. ограничивает этот мандат. И для соответствующего изменения Конституции совсем необязательно коалиции разрастаться до 300 депутатов.

Но для поправок к Основному Закону в любом случае нужно время. А ликвидировать монополию Тимошенко на статус оппозиции можно простым большинством, изменив абсурдные положения Регламента. Ведь в классической парламентской стране, Великобритании, отдельно прописаны права крупнейшей оппозиционной фракции, отдельно – остальных. Например, еженедельная процедура вопросов парламентариев премьеру предполагает, что лидер первой по численности оппозиционной фракции имеет право на 6 вопросов ему, а лидер второй по численности – на 2.

Только положив конец законодательной монополизации оппозиции, можно реализовать нормы Регламента о ее праве на руководство комитетами. Так, парламент VI созыва еще в начале своей работы отдал кресло главы Бюджетного комитета представителю самой маленькой оппозиционной фракции – Игорю Шарову из БЛ. Поэтому логично было бы продолжить такую практику, дав это кресло представителю НУНС, скажем, Арсению Яценюку, компетентному в финансовых вопросах.

Национализм – надежда Тимошенко

Что же нынешним тенденциям в ВР может противопоставить Тимошенко? Сразу после Пасхи она уже проанонсировала партийную чистку.

Но если брать парламентскую фракцию, по которой общество и составляет в основном впечатление о любой политической силе, то слова о чистке – это по большому счету декларация неосуществимых намерений. Ибо можно «почистить» низовые парторганизации и даже партийное руководство входящих в блок партий. Но нельзя заменить нелояльных депутатов другими или сместить нелояльных и подозрительных с руководящих постов в комитетах. Наконец, если какая-либо партия блока (в данном случае подозрение падает на УСДП) твердо решит формально или неформально сотрудничать с коалицией, изменить ее позицию будет крайне сложно (можно лишь отколоть от нее группу несогласных).

А резкость руководства БЮТ при внутренних разборках может стать своего рода катализатором фактического разрыва с фракцией и отдельных парламентариев, которые могли бы быть лояльны при других обстоятельствах. Об этом ее предупреждает юрист и депутат Сергей Власенко. Но у оппозиционера Тимошенко остался лишь кнут, а не пряник, ибо властных ресурсов для прикормки депутатов уже нет.

По правде говоря, она должна благодарить «регионалов» за то, что те не устроили досрочные выборы, на которых ее фракция сразу бы сократилась на треть (как следует из упомянутых соцопросов). После чего немало избранных в новую Раду бютовцев поставили бы крест на экс-премьере, став сотрудничать с ПР. При нынешних же правилах формирования коалиции потери в ее фракции будут, но не столь велики (если подручные Юлии Владимировны не войдут в раж в ходе чисток).

Разумеется, «регионалы» не дождутся от нее благодарностей. Их не предполагает ни логика политики, общая для всех стран, ни тем более характер Тимошенко. Она будет связывать свои надежды с ухудшением жизни народа, вследствие чего в обществе возникнет критическая масса ее сторонников. То есть в центре и на западе «оранжевый» электорат вернется к показателям недавних лет, а на юго-востоке найдется достаточно избирателей, для которых безразличны и язык тестирования и телевидения, и НАТО, и т. п., ибо полуголодное существование лишит их памяти и будет толкать к простейшим выводам: надо заменить «банду у власти» воинством в белых одеждах.

Задача «регионалов» – не допустить такой ситуации, заблаговременно поняв, что непопулярные меры, даже успешно опробованные в других странах, на Украине могут столкнуться с пределом возможностей народа, стимулируя непримиримость главной оппозиционерки. Здесь ключевое значение имеют тарифы на жилищно-коммунальные услуги, во многом связанные с ценой на газ. Впрочем, проблема цены на газ куда шире, чем ЖКХ. И власти надо подойти к ней без мантр о ВТО и европейском выборе, которые мешают осознать, в какой скверный анекдот попадает страна. Ведь под что было выписано вступление Украины во Всемирную торговую организацию? Под преимущества главной экспортной отрасли – металлургии, а также химпрома в ущерб аграрному сектору. Однако реализовать это преимущество металлурги и химики могут только при недорогом газе, на который рассчитывали и те, кто готовил вступление Украины в ВТО. Получается порочный круг.

Разумеется, уступки России, связанные с газом, вызовут яростный протест бютовской оппозиции, разыгрывающей националистическую карту. Однако надо понять, что эту карту она будет разыгрывать в любом случае, даже если власть всего лишь вернется к политике времен Кучмы. Этому есть несколько объяснений.

Во-первых, национализм в украинском варианте истеричен, а Юлия Владимировна – экзальтирована до истерики.

Во-вторых, к националистам Тимошенко дополнительно подталкивают Ющенко и «Наша Украина», публично обвиняющие БЮТ в недостатке национализма, – дескать, вполсилы воюет с Табачником и Семиноженко, не отстаивает газовую трубу и т.п.

В-третьих, переход в оппозицию избавил многих сторонников Тимошенко от масок умеренности, тогда как период правления Ющенко воплотил в жизнь многие их мечтания, от которых они уже не могут отказаться, хотя до 2005 г., возможно, и себе в этом не признавались. Взять хотя бы Леонида Кравчука. Его до сих пор нельзя было отнести к крайним националистам, во всяком случае никогда доселе он не трактовал государственный статус украинского языка как невозможность использования других языков народов Украины в сфере образования. Сейчас же в открытом письме Януковичу этот уроженец Ровенщины возмущается тем, что абитуриенты могут сдавать тесты на русском.

И наконец, в-четвертых, националисты – незаменимая ударная сила, если возникнет попытка повторить «оранжевую революцию», пускай даже эта попытка будет под другими лозунгами. Ведь у профессиональных борцов с коррупцией, социальной несправедливостью, ростом жилищно-коммунальных тарифов нет боевых отрядов, способных блокировать или захватывать административные здания, а у националистов есть. Очень красноречивы, учитывая вышесказанное, и оценка Тимошенко выставки о Волынской резне как об антиукраинской провокации, и ее требование освободить хулиганствующих там националистов, и тот факт, что двое задержанных свободовцев оказались помощниками депутатов от БЮТ. Но наиболее показательно предоставление поста теневого премьера героизатору Бандеры Сергею Соболеву, автору многочисленных антироссийских инициатив в ПАСЕ.

До сих пор эти инициативы можно было интерпретировать как его частное мнение. Теперь они будут восприняты как позиция теневого правительства и самой Тимошенко. Ибо представить, что теневой кабинет не подчиняется теневому президенту – это незаслуженно оскорбить Юлию Владимировну. И нетрудно предположить, что Соболев может выступить с новыми антироссийскими инициативами в Страсбурге в конце апреля, когда будут обсуждаться вопросы голодомора и последствий российско-грузинской войны.

В коалицию – для карьеры или ради идеи?

Впрочем, рост национализма в оппозиции имеет и положительную черту. Уход БЮТ в эту нишу может служить основанием для разрыва с ним ряда депутатов, это и хороший повод скрыть за политическим мотивом другие более прозаичные причины выхода из блока. Взять, к примеру, группу Портнова, куда, кроме него, входят Валерий Писаренко, Святослав Олейник, Владимир Пилипенко. Их карточки могли голосовать за сомнительные решения (об этом сказал Портнов в недавнем интервью «УП»), но лично они никогда не были замечены в националистических высказываниях. А Олейник в своем блоге в «УП» и других публикациях сразу после российско-грузинской войны высказал немало трезвых мыслей о геополитике (характерно название одной из них – «Европа – пшик»).

Ясно, что конфликта с руководством БЮТ этой группе не избежать. Ведь слова Олейника о том, что она может поддерживать предложения президента, если сочтет их правильными, будут восприняты Тимошенко как измена. Конфликт обозначили и высказывания Пилипенко в адрес Соболева. Депутат обвинил главу теневого правительства в аморальности, отметив, что тот как член ПРП должен был бы сдать мандат еще в начале 2009-го, когда лидер партии Виктор Пинзеник ушел из правительства.

Скорее всего, подобные высказывания – не упреждающий удар, а ответ на какие-то непубличные действия теневого премьера. Однако обществу внутренние проблемы маргинальной партии куда менее интересны, чем дегероизация Бандеры, язык тестирования и др. темы. Неужели по этим вопросам у портновцев одинаковая позиция с Соболевым и Шкилем? В это трудно поверить? Тогда неиспользование этого фактора выглядит просчетом внутренней оппозиции в БЮТ.

Ведь упомянутые люди не рядовые, а видные и амбициозные парламентарии, которым не нужно, чтобы их считали «тушками», движимыми только карьерными соображениями. Это Ющенко, Тимошенко и Тягнибок хотят навязать обществу, что нынешний политический конфликт сводится к дилемме: ты за подкуп депутатов или за отмену тестирования на русском?

Но коалиции такая дилемма также не нужна. Напротив, для моральной легитимации ее нынешнего формата необходимо, чтобы ее пополнение не сводилось к зачитыванию спикером соответствующих заявлений. Желательно, чтобы этим заявлениям предшествовали идейные противоречия их авторов и оппозиции. Более того, формально не вошедший в коалицию, но свободно голосующий публичный критик Тимошенко из БЮТ и Ющенко из НУНС намного ценны для новой власти, чем рядовая бессловесная «тушка». Например, то, что именно Давид Жвания пускай по личным мотивам поднял забытую «регионалами» тему двойного гражданства, куда важнее его коалиционного или внекоалиционного статуса.

И не менее ценна не только для коалиции, но и для всей Украины вменяемая оппозиция, которая не станет разыгрывать националистическую карту.



Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх