,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Дмитрий Табачник: «Высшее образование ждет Армагеддон»
  • 13 апреля 2010 |
  • 22:04 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 29355
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
0
Дмитрий Табачник: «Высшее образование ждет Армагеддон»


Возможно, пристальное и не всегда доброжелательное внимание разных слоев общественности к персоне ДМИТРИЯ ТАБАЧНИКА и кажется последнему крайне некомфортным. Но оно имеет как минимум одну положительное сторону – под всеми этими взглядами новому министру образования и науки просто нельзя оступиться.

Разговор с Дмитрием Владимировичем мы просто вынуждены были начать с банальнейшего, но одного из самых актуальных для сотен тысяч семей вопроса.

– По каким правилам будет проводиться в этом году поступление в вузы, и как долго еще эти правила будут модернизироваться, какая их версия станет окончательной?

– Министерство юстиции уже зарегистрировало приказ об изменениях в правилах приема в высшие учебные заведения Украины в 2010 г. Эти изменения не революционные – на их необходимости педагогическая общественность настаивала и в 2008 г., и в 2009 г. Но никто тогда, ни представителей вузов, ни школьных учителей не слушал.

Тестирование, безусловно, сохраняется – потому что эта форма оценивания знаний выпускников принята обществом как прозрачная и объективная и получила около 80% поддержки населения. Мы убираем только те нормы, которые дискредитировали тестирование. Например, оно будет проводиться на том языке, на котором ребенок получал образование в школе. Это справедливо, ведь пытаться во время самого, возможно, важного экзамена в жизни ставить детей в неравные условия неправильно и противозаконно.

Тестирование начнется в этом году позже, чем в прошлом – в 11 часов дня. Это сделано для того, чтобы сельские дети могли вовремя добраться в центры тестирования, чтобы их не поднимали среди ночи. Да и медики с педагогами однозначно утверждают – лучший период физического самочувствия, период наивысшей работоспособности у подростков как раз с 11 до 15 часов.

Мы также пытаемся поднять авторитет учителя и школьного аттестата. Любой выпускник на сдаче тестов может заработать до 600 баллов. Еще до 200 баллов абитуриенту может в этом году дать школьный аттестат.

Мы разрешаем подавать в вузы сертификаты Украинского центра оценивания образования, выданные в 2008, 2009 и 2010 годах. Абсолютно аморально ежегодно потрошить карманы школьников и их родителей, разрешая бесплатно сдавать тесты лишь раз и устанавливая «срок годности» сертификата в один год. Теперь для выпускников сохраняется право бесплатной сдачи тестов. «Пересдача» же за деньги будет исключительно добровольной, лишь для тех, кто желает улучшить свой результат.

Восстанавливаются права почти 30 млн. украинцев, которые получили среднее образование до 2007 г. Такие граждане могут теперь поступать в вузы без прохождения тестирования – правда, пока лишь на вечернюю или заочную формы обучения, сдавая экзамены по конкурсным предметам в вузе.

Следующее изменение касается небольшой группы людей, которых все же нельзя оставить жертвами министерского беспредела – это абитуриенты, имеющие документы о среднем образовании, но не аттестованные по украинскому языку и литературе (это касается тех, кто получал образование в России, Казахстане, Беларуси и т.д.). Им будет разрешено сдавать вступительные экзамены на том языке, оценки на котором выставлены в документе об образовании.

Предусмотрено убрать из правил приема дискриминационный пункт, по которому дети, получившие во время тестирования меньше 124 баллов за предмет, к обучению в вузах не допускались.

Эта вопиющая, волюнтаристская норма лишала возможности получать высшее образование около 40 тыс. школьников ежегодно! Например, ребенок, обучавшийся в Одессе, мог получить 123 балла по украинскому языку, 200 по физике и 200 по математике. И ни один из 882 университетов страны не принимал у него документы! Аналогичным образом не мог рассчитывать на получение высшего образования выпускник, набравший по 200 баллов по литературе и языку и по истории, но 123 – по математике. Теперь мы снимаем это нелепое ограничение – поступать можно с любым набором баллов, но при условии, что по профильному предмету абитуриент имеет оценку не ниже 170.

Абитуриенты по-прежнему смогут подавать документы в несколько вузов, но не больше, чем в 5 учебных заведений и не больше, чем на 3 специальности. То есть абитуриент может участвовать в конкурсе на 15 мест! Этого более чем достаточно. Ректора, правда, настаивали на другой цифре (3 вуза, по одной специальности в каждом), но после консультации со студенческой общественностью мы решили сохранить эту либеральную цифру.

Наконец, те, кто учился по программе «младший специалист», смогут в этом году при хорошем уровне знаний поступать на сокращенную программу подготовки бакалавра в технические университеты.

– В каком объеме вузам вернут право проводить собственные вступительные экзамены?

– В этом году вузы могут проводить отбор посредством вступительных экзаменов только на вечернюю и заочную формы обучения – и только среди тех, кто получал документ о среднем образовании в 2007 г. и ранее. Перечень специальностей, по которым предусмотрен творческий экзамен, остается прежним.

Будет ли введена квота для льготников, на некоторых специальностях не оставлявших шансов поступить самым подготовленным «обычным» абитуриентам?

– Это трудная проблема, которая в основном парализовала деятельность 10 самых престижных учебных заведений страны. Мы отдаем здесь максимум прав университетам. Разрешаем восстановить довузовскую подготовку. Это означает, что при прочих равных баллах будет пользоваться преимуществом тот, кто прошел учебу на подготовительных отделениях.

Думаю, в этом году льготников выделим в отдельный конкурс: для них будет оставлена на самых престижных специальностях квота в 25-30%. Ведь учеба в вузе должна базироваться на знаниях, а не на справках. А просто отменить льготы министерство не может – все они зафиксированы законом.

Коррупции в вузах не бывает

Воюя за видоизменение системы тестирования, не сражаетесь ли вы в некотором смысле с собственным детищем? Ведь работа над созданием ее началась в 2003 г., при вице-премьере Табачнике?

– Я воюю только с глупостью и нарушением закона.

Когда разрабатывалась система тестирования, она предусматривала постепенность и добровольность при введении этой формы оценивания знаний. И ее целью было повышение качества образования. Но никогда не предполагалось запретить поступать в вузы тем, кто закончил среднюю школу до введения тестирования!

Поэтому мы ни с кем не боремся – а лишь отменяем выдуманные поборы и снимаем искусственные препоны для получения образования нашими гражданами. И устраняем безумие – когда некоторые абитуриенты парализовали работу приемных комиссий, подавая документы в 80-90 университетов сразу!

Некоторые считают, что получившийся у вас «кентавр» вступительных правил сочетает не достоинства разных систем оценивания знаний, а их недостатки. Вы увеличиваете вероятность того, что в школах расцветет взяточничество, при этом не устраняете и «механистичность», формальность тестов.

– Когда объявили, что с помощью тестов будут бороться с «коррупцией», то одно только употребление этого термина говорило о правовой безграмотности Ющенко и Вакарчука.

Коррупция в вузах невозможна по определению – ни один работник университета не является госслужащим. Что же касается взяточничества, то, безусловно, это зло с которым надо бороться, но я абсолютно уверен, что в системе образования взяточников в процентном отношении не больше (а скорее даже меньше), чем в других сферах деятельности.

Борьба со взяточничеством в системе образования с помощью тестирования ничем не отличается с борьбой со взяточничеством в системе МВД при помощи роспуска ГАИ. Сдать тест за взятку не сложнее, чем аналогичным образом сдать экзамен. Только система взяточничества при тестировании более централизована, а, значит, может диктовать монопольно высокие расценки.

А формальность и механистичность тестов устранить невозможно – «угадайка» останется «угадайкой», сколько её не совершенствуй. Именно поэтому уже со следующего года, мы планируем дополнять систему тестирования и регулярным мониторингом знаний учащихся средних школ и разрешением вузам вводить собственные критерии отбора студентов, в дополнение к тестам. Пока будущая система видится следующей: 600 балов можно будет получить за тесты, 200 балов за аттестат и ещё 200 балов на вузовском отборе. От этой суммы будет высчитываться проходной бал.

А еще говорят, что цена школьной оценки для разных школ совершенно разная…

– Это абсолютная демагогия и лицемерие! Да, 12 баллов в престижном киевском лицее получить сложнее, чем в маленькой сельской школе. Но выпускник столичного лицея и тесты напишет гораздо лучше, чем выпускник сельской школы, хотя неизвестно, кто из них талантливее и больше трудился!

Нельзя перечеркивать 12 лет учебы в школе. Ни для кого не секрет, что тестирование породило массу возможностей для богатых. Натаскивание ребенка на тесты стало в основном привилегией обеспеченных жителей больших городов, которые могли позволить себе нанять хороших репетиторов.

Школьники в старших классах заучивают только ответы по тем предметам, по которым собираются тестироваться. Разрушается гармония образования. Ребенок, который мечтает стать инженером, еще не понимает, что литература, история и география ему в жизни тоже очень пригодятся.

Но мы опираемся в принятии решения не только на эти рассуждения, но и на серьезные исследования. Были подвергнуты анализу результаты учебы десятков тысяч поступивших в вузы в прошлые годы. Сравнивали три показателя: средний балл аттестата, уровень оценки, показанный на тестировании, и результаты экзаменов после первого и второго семестров. Так вот – разрыв между баллом школьного аттестата по физике и математике и результатами соответствующих экзаменов в университете намного меньше, чем разрыв с данными тестов!

Самый большой технический вуз страны, Киевский политех, провел в зимнем семестре экзамены. 64% первокурсников не смогли сдать физику, 53% - математику! В Киевском национальном университете экономики и торговли 700 человек в прошлом году отчислены по результатам первого и второго семестра!

Объективность школьного аттестата сегодня выше, чем результаты тестов, и его данные больше соответствуют требованиям вуза.

Вам не кажется, что шаг министерства по приданию аттестату «веса» при поступлении в вузы неминуемо уничтожит упомянутую объективность – баллы будут просто покупаться?

– Я разговоры о плате за аттестат считаю кафкианством. Никто не будет переписывать школьные журналы за два-три года. И говорить о том, что все учителя в стране – воры, подло и аморально. Я, например, учился в двух школах. И не встречал за всю свою жизнь ни одного учителя-вора.

Хорошо, давайте говорить о тестах. Их ведь можно было попросту усовершенствовать, ввести оценивание не только знаний, но и способностей, добавить открытые задания и т.д.?

– Претензии к «механистичности» тестов, которые учат скорее угадывать ответы, чем знать предмет, остаются. Но в этом году, когда вступительная кампания уже началась, менять тестовые задания мы не вправе. Это невозможно, это огромная работа.

О том же, что будет в следующем году, много говорить не хочу – чтобы не вносить сумятицу в головы абитуриентов. Но могу отметить: мы проанализировали опыт 500 лучших университетов мира. Ни в одном из них нет поступления и конкурсного отбора только по результатам теста. В мире, как правило, используется трехкомпонентная шкала: данные внешнего тестирования, оценки школьного аттестата и результаты специализированных испытаний, которые назначает университет.

Будем менять систему тестирования так, как это подсказывает мировой опыт. Например, попробуем отказаться от единого дня тестирования – такого ведь нигде нет. Будет несколько возможностей сдать тесты в течение года.

Хотелось бы избавиться от «полицейщины». Например, возможно сделать заранее известными тысячи вопросов по тестам. Компьютер случайным образом составлял бы из них итоговое задание. Если вы будете знать ответы на несколько тысяч вопросов по каждому предмету – это, как минимум, не понизит качество образования.

Госзаказ не будет урезан в этом году? О скатывании в демографическую яму говорят ежегодно, но госзаказ остается «священной коровой» популизма.

– Мы внимательно посмотрели: в этом году у нас выпускников в средних учебных заведениях даже больше, чем в прошлом – в первую очередь за счет выпускников техникумов. Количество выпускников средней школы практически сохраняется. Поэтому уровень госзаказа останется прежним, хотя баланс серьезно сместится в сторону естественнонаучных и технических специальностей.

Так ведь проблема госзаказа не в том, сколько в стране выпускников – а в том, сколько экономике, особенно госсектору нужно специалистов. И в этом смысле госзаказ был раздут долгие годы.

– В этом году госзаказ, конечно, еще плохо будет соотноситься с потребностями экономики. Но чтобы реформировать подход, нужно для начала совместно с Минтруда и работодателями составить обновленный перечень специальностей, создать национальную рамку квалификации. Эта работа займёт не один месяц.

Думаю, в январе нужно будет пойти по пути России – открыто опубликовать те тысячи мест, куда государство будет направлять госзаказ. И пригласить на них льготников. Но делать это мы будем со следующего года.

Каждый год в мире безвозвратно отмирает около 500 специальностей, и создается примерно столько же новых профессий. Не отстают ли украинские вузы в этой гонке?

– Менять направления подготовки – внутреннее дело вузов, и этот процесс происходит каждый день. Что касается перечня специальностей, то последний раз он принимался в 2006 г. – вот его-то мы и пересматриваем. В следующем году обновим его и для вузов. Спешить нельзя – изменения на марше делать неразумно.

Исследовательские будут исследовать

– Неоднократно отмечалось, что в Украине крайне гипертрофирована система высшего образования – поэтому обесценен диплом. Вы «обезжиривание» проводить не собираетесь?

– Думаю, что без изменения закона о высшем образовании нашу систему ожидает Армагеддон – у нас почти 900 вузов и без малого 2 млн. 700 тыс. студентов. В Великобритании же «королевский» список университетов не менялся уже несколько десятилетий, и насчитывает всего 123 позиции. У нас на неполных 46 миллионов населения больше университетов, чем во Франции, Великобритании, Италии, Бельгии и Польше, вместе взятых, с их 226 миллионами!

Но вузы создавались в соответствии с Законом об образовании и Законом о высшем образовании. Многие имеют статус коммунальных. Многие приписаны к министерствам. Нужно понимать, в Украине (в отличие от иных стран) вузами управляет 27 центральных органов исполнительной власти! Свои университеты есть у Таможенной службы, Налоговой администрации, у министерств… Только у МВД 16 университетов и две академии – что, конечно, и ненужно, и неподъемно для бюджета министерства.

Но здесь не может быть волюнтаризма: министр взял и запретил. Я не буду никого закрывать, мне этого не позволяет закон.

Для открытия каждого университета подавались огромный перечень обосновывающих документов. Поэтому первое, что я сделал – решил, что отныне в этом перечне документы о поддержке инициативы местными органами власти будут подаваться не каким угодно замом губернатора, а только первыми лицами области – главой администрации совместно с главой облсовета.

А в перспективе я бы хотел, чтобы, ставя вопрос об увеличении набора на ту или иную специальность, об открытии нового факультета или даже направления подготовки, проводилось как минимум голосование сессии областного совета.

– Вы считает областных депутатов такими доками в сфере высшего образования?

– Чтобы представить вопрос к рассмотрению на сессии, нужно пройти широкую экспертизу.

– Вам не кажется, что такими нововведениями вы только увеличиваете капиталозатраты на прохождение процедур, что, так или иначе, ляжет финансовым бременем на плечи студентов и их родителей?

– Нет, это лишь гарантия того, что барьер на пути необоснованных решений будет повышен.

Мы будем также создавать условия, чтобы университеты объединялись и укрупнялись – по предложению регионов. Как? Например, на последней государственной аккредитационной комиссии закрыли объем лицензирования на 3 тыс. магистерских мест. Не разрешили 4 тыс. новых. Потому что магистр – это первый научно-квалификационный уровень. А я убежден, что в маленьких учебных заведениях сложно готовить исследователя-магистра. Убежден, что не может быть и заочной магистратуры – ну невозможен ученый-заочник!

Не все нужно делать административными методами – многое сделает рынок. Если вузы могут принять в следующем учебном году 800 тыс. человек, а выпускников школ всего 390 тыс. – это значит, что начнется обвальное закрытие непрестижных, неизвестных, слабых университетов. И здесь государство не должно помогать последним – оно обязано помогать лучшим.

Возникает, конечно, множество вопросов. Нужно, чтобы здания и помещения тех государственных университетов, которые будут уходить с рынка, оставались в ведении министерства. Пусть эти комплексы работают на образование, даже сдаваясь в аренду.

– Не хотите ли публиковать рейтинги вузов, помогая абитуриентам и повышая состязательность в сфере высшего образования?

– Уже создали рабочую группу по рейтингованию. Пока будем определять критерии. Хотим взять мировые методики и приспособить к нашим условиям. Например, знаменитый американский рейтинг ARWU учитывает количество работающих в вузе нобелевских лауреатов. Понятно, что этот показатель для украинских университетов пока неприемлем. Но другие критерии можно брать.

Не хочу, чтобы само рейтингование проводила структура министерства. Мы создадим набор критериев. А пересчитывать рейтинги тогда сможет кто угодно, и показатели можно будет легко перепроверить.

– У государства уже имеется своя система позиционирования вузов, которая самим же государством и дискредитирована. Количество «национальных» университетов уже зашкаливает.

– Статус «национального» присваивался не министерством, а президентом. Когда при Ющенко пошла волна присвоений, министерство даже не успевало задним числом делать документы о ходатайстве. Да, у нас уже более 100 национальных университетов. Хотя предполагалось, что будет лишь один по каждому направлению подготовки.

– Новую «медаль», статус «исследовательского» отнюдь не президент присваивает. Но получить его некоторые вузы успели до того, как положение о статусе было утверждено.

– Это Вакарчук умудрился сначала присвоить статус исследовательских, а лишь потом, через некоторое время на Кабмине утвердить критерии этого статуса. Более того, поскольку ряд вузов не «пролезал» даже через предложенное либеральное сито, из 36 критериев на этапе принятия документа в правительстве Тимошенко 8 критериев сняли. Из них такие «незначительные», как количество внедренческих работ, как средства, зарабатываемые на науке, как соотношение бюджетных средств и привлеченных – то, без чего говорить о статусе исследовательского вообще бессмысленно.

– Так будет ли заторможен процесс дискредитации хотя бы этого статуса?

– Он уже остановлен. Министерство работает над проектом, чтобы вернуть и доработать список критериев. Ни у кого отбирать статус исследовательского не будем. Просто введем норму, по которой вузы должны будут каждые два года подтверждать его.

– На Минобразования возложена достаточно странная функция в рамках подготовки страны к Евро-2012 – восполнить недостаток отелей за счет отремонтированных вузовских общежитий. Вам не кажется это несвойственной задачей для своего ведомства?

– Если вы не считаете, что чемпионат 2012 – это проект национальной гордости, то вы в меньшинстве. Большинство в обществе уверенно, что это важный национальный проект.

– А кто будет получать доход от сдачи общежитий, переоборудованных под гостиницы? Вузы, которым принадлежат объекты, или сторонние структуры-посредники?

– Очень интересный вопрос! По-моему, никто над этим еще не задумывался. Надо непременно узнать.

Почему среднее такое низкое

– Какая проблема во всей системе образования вам кажется самой острой?

– Снижение качества образования в средней школе.

– В последнее время вы много говорили о необходимости снять идеологическое давление со средней школы. А когда снимете банальный бюрократический, бумажный пресс?

– Уже сейчас! Премьер-министр Николай Азаров поддержал мою инициативу, чтобы в мае – месяце выпускных и переводных экзаменов – ввести мораторий на проверки школ всеми контролирующими инстанциями. Кроме того, мы будем и дальше ограничивать бумажный пресс: когда директор в неделю пишет 25 отчетов, это значит, что он парализован как педагогический работник.

Но здесь нужно понимать, что в данном случае мы являемся лишь партнерами местных органов власти, которые фактически, через областные управления образования и управляют всей школьной системой Украины. Вот с точки зрения партнерства и будем предлагать.

– То, что многие школьные методики нуждаются в пересмотре, говорят уже не то. что годами – десятилетиями. Совершенно понятно, что и работа эта неподъемная, надолго. Но нет ли желания ускорить процесс, упростив получение классами, методиками и т.д. статуса экспериментальных?

– Это очень осторожная и деликатная вещь. Нельзя без апробации внедрять новую методику. И не только ретрограды выступали в свое время против таких классиков, как Сухомлинский и Шаталин: консерватизм системы не только новаторов тормозит, но и отсекает педагогических шарлатанов.

– До того, как стать министром, вы очень критиковали содержание и состояние школьных учебников. Что же теперь со всем этим наследством делать будете?

– В этом году планируем переиздать учебники для 10 класса. Пока на это дело отведено в проекте бюджета 165 млн. грн. Дополнительно необходимо еще 521 млн. – чтобы переиздать учебники для младших классов (2, 3, 4, 5-й) – некоторые из них используются уже 8 лет и не могут больше использоваться даже по санитарным нормам. В прошлом году было сорвано переиздание букваря. Нужно издать учебники для учащихся специальных общеобразовательных школ, 2 года не печатались учебники для ПТУ…

Но мы не можем пока в этом году даже назначить тендер на издание учебников этого года: Вакарчук задолжал 28,4 млн. грн. Издателям и полиграфистам! Если министерство объявит тендер – счета будут моментально арестованы.

– Допустят ли к составлению новых учебников школьных педагогов – ведь ранее учителей попросту не подпускали к э той деятельности?

– Да, и педагогов, и руководителей методических секций. Ведь имеются колоссальные замечания – например, по учебникам 8-9-х классов. Какая «светлая голова», например, включила в детскую книгу пресловутую «Красную шапочку» - эротический взрослый рассказ? Но, к сожалению, пособия для этих классов в текущем году переиздаваться государством не будут!

Единственный выход – поддержка со стороны издателей. Мы соберем их и предложим – если будет достойный учебник, который одобрят педагоги, мы дадим ему гриф министерства и попросим бизнесменов выйти с книгой на рынок. Иного пути решения нет.

Нужно вернуть рынку учебников открытость! Вы посмотрите, что творилось при Вакарчуке. Возьмите только один приказ – № 965, о проведении «среза знаний» (который никакого отношения к тестированию не имеет). Предлагалось делать «срез» в 3-м, 5-м, 6-м, 7-м, 8-м и 10-м классах. Это 2,5 млн. учеников! Хотели его проводить за счет родителей. 64 грн. стоил комплект экзаменационных тетрадей. Итого – 160 млн. грн. А себестоимость тетради, как посчитали полиграфисты, 50 коп.! Вот и считайте: вложил 1,2 млн., а на выходе получил почти 160 млн. грн. Куда там торговле оружием и наркотиками!

Но самое главное безумие – что «срез знаний» совпадал по времени с выпускными экзаменами в школах! Это просто дискредитация идеи, ведь «срез знаний» нужен! Только осенью, в нормальное время. И, уверен, что не с тетрадями за такую цену. Можно обычные электронные формы направить в школы. Кроме того, сборники задач должны пройти хотя бы научно-методическую экспертизу в министерстве – на предложенных же тетрадях даже грифа не было!

Заболеть образованием

– Вы серьезно критикуете прошлого министра. Но ведь это традиция – все новые министры критикуют предшественников. Не кажется ли вам, что в стране не существует проблема эффективной оценки деятельности госменеджеров, ведь и вы сегодня подвергаетесь критике, хотя мало что успели сделать?

– Ни одно мое профессиональное решение не подвергается критике. А припадки ярости со стороны представителей националистических взглядов, которые привыкли безраздельно господствовать в области культуры долгие годы, вызывает попытка вернуться к взаимной толерантности и соблюдению законов.

– Не стоит ли обществу отказаться от взгляда на министров как на кризис-менеджеров, а брать на работу команды с уже разработанной программой реформирования отрасли? Вот от вас, например, стоило ли требовать конкретной программы работы?

– Я так не думаю. Даже в страшном сне не мог себе представить, что приду на такое выжженное поле.

Кроме того, программу нельзя представить, если не иметь доступа к достоверным данным о ситуации. Вакарчук же из всего комитета по образованию ввел в состав коллегии всего трех депутатов, членов партии «Наша Украина». Всех остальных к материалам министерства не допускали. Ну и наконец, судя по реакции общественности, и мои оппоненты, и мои сторонники считают, что программа у меня есть – и даже достаточно чётко определяют её основные моменты.

– Теперь доступ к данным у вас есть. Когда появится четкая программа деятельности министра образования, по результатам выполнения которой общество сможет судить о качествах менеджера Дмитрия Табачника?

– В этом году говорить о каких-то долговременных программах – маниловщина, положенная на бумагу. Стратегическую программу реформирования образования подготовим, думаю, до конца текущего года. Тогда и будем ее обсуждать.

До 1 сентября будем разбирать завалы и заносы, на большее сил пока не хватит.

– И все же – хотя бы кого вы собираетесь выращивать с помощью системы образования?

– Я вообще никого не собираюсь выращивать, ибо «лавры» доктора Менгеле, который «выращивал» новую расу «сверхчеловеков» меня не прельщают. Я собираюсь выполнять законы страны и создавать инструментарий для успешной работы педагогов и учёных. У нас не тоталитарное общество.

Ющенко «довыращивался» - в школе перестали учиться, стали играть в «угадайку», в некоторых регионах стало стыдно быть ветераном Великой Отечественной войны, а термин «Великая Победа» заменили стыдливо-бесцветным – « окончание войны»…

Главными для себя считаю три темы. Следует начертать на знамени министерства: «качество знания», поднятие социальных стандартов педагогов и преодоление разрыва между средним и высшим образованием. Но главное – общество должно увлечься и заболеть образованием.

– Какой задачи боитесь больше всего? Какие внутренние критерии успешности вы установили для себя на этом посту?

– Задач – не боюсь. Больше всего боюсь того, что от меня не зависит. В стране оставлена абсолютно пустая казна. Не преодолен кризис, и ожидать нормального бюджета образования в этом году не приходится. Поэтому остается только максимально снять с образования путы и нелепые запреты.

Критерии успешности… Даже человек, который не выходил бы из кабинета и не подписывал бы никаких приказов, был бы более эффективным менеджером на этом посту, чем Вакарчук. А мои минимальные критерии – расчистить завалы и со временем добиться бюджетного финансирования хотя бы на уровне 2006–2007 гг. А дальше посмотрим.



Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх