,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ПОКАЯНИЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ВЗАИМНЫМ! Если трагедия в Катыни была делом рук властей СССР, то вина за уничтожение русских пленных в 1920 году лежит на всем п
  • 12 апреля 2010 |
  • 23:04 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 34573
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
ПОКАЯНИЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ВЗАИМНЫМ!  Если трагедия в Катыни была делом рук властей СССР, то вина за уничтожение русских пленных в 1920 году лежит на всем п


Улица с односторонним движением

Большинство поляков (57%, как показывают опросы) ждёт от России официальных извинений за расстрел весной 1940 года в Катыни польских офицеров. Однако готова ли Польша сама извиниться перед Литвой, Белоруссией и Украиной за почти двадцатилетнюю оккупацию части территории этих государств? Собирается ли Польша извиняться перед Россией за уничтожение десятков тысяч пленных красноармейцев после войны 1920 года? В таких делах необходима взаимность.

Очевидно, если напомнить полякам об этих событиях 1920-1921 гг., большинство из них испытает недоумение. За что, собственно, извиняться? Согласитесь, такая позиция существенно отличается от той, которую занимают многие наши соотечественники по вопросу о событиях в Катыни. 47% россиян просто о них не знают. Поляки же, напротив, хорошо знают о том, что ни клочка той Польши, что была создана после Первой мировой войны, не отошло к России. Тогдашняя Польша на треть состояла из частей нынешних Украины, Белоруссии и Литвы. Несколько меньше поляки знают о массовых убийствах режимом Пилсудского русских военнопленных. Но те, кто знают, находят этому оправдание: большевики-де, что в 1939-м, что в 1920 году, были оккупантами, пришедшими поработить Польшу Советской России.

Кто кого хотел захватить?

Необъявленная война между Польшей и Советской Россией началась в декабре 1918 года. Занимая белорусские и литовские территории, оставляемые германской армией после её поражения в мировой войне, Красная Армия столкнулась с хорошо вооружёнными польскими формированиями. Независимость Польши была провозглашена 11 ноября 1918 года, в день подписания Компьенского перемирия на Западе. Взявшие в свои руки дело создания нового государства деятели Польской соцпартии во главе с Юзефом Пилсудским сразу поставили своей задачей захват как можно больших территорий на Востоке. Вооружившись из арсеналов бывшей кайзеровской армии, поляки разогнали националистические правительства Литвы и Белоруссии, вторглись в Западную Украину, правительство которой, после вооружённого сопротивления, было вынуждено оставить страну. Весной-летом 1919 года поляки перешли в наступление против РККА, захватили Вильно и Минск, продвинувшись на востоке до линии Полоцк – Витебск – Орша – Могилёв.

В период наивысших успехов белогвардейских армий юга России осенью 1919 года, во время похода Деникина на Москву, Пилсудский приостановил активные операции против Красной Армии. Очевидно, опасался окончательной победы белых и того, что они, со своим лозунгом единой и неделимой России, не дадут ему отторгнуть западнорусские земли. С большевиками, как ошибочно считал Пилсудский, ему будет легче справиться. Известную роль сыграла недостаточная, на взгляд польского лидера (единоличным диктатором он стал чуть позже, в 1926 году), готовность польской армии к походу с решительными завоевательными целями. Поэтому он спокойно наблюдал за тем, как Красная Армия расправляется с войсками Деникина. Только после этого, весной 1920 года, он возобновил войну.

Поражение белогвардейских армий побудило западные державы, в первую очередь Францию, в своих расчётах на ослабление и расчленение России путём перманентной гражданской войны и интервенции сделать в 1920 году главную ставку на Пилсудского. 25 апреля 1920 года польские армии, хорошо вооружённые западными покровителями, обученные французскими инструкторами, начали давно готовившееся наступление на Украине. 6 мая 1920 года они взяли Киев. Польская шовинистическая (другой, к слову, в ту пору, как и сейчас, практически не было) печать сравнивала Пилсудского с королём Болеславом Храбрым, взявшим Киев почти тысячу лет назад благодаря изменнической усобице, затеянной князем Святополком.

Пилсудский ни перед кем не скрывал цели той войны. Задачей-минимум было восстановление Речи Посполитой в границах 1772 года. То есть с Литвой, Белоруссией и Правобережной Украиной. Задачей-максимум: «Польска от бжега до бжега», то есть от Балтийского до Чёрного моря (с Одессой как черноморскими воротами Польши). Необходимо отметить, что в это же время, недовольная условиями Версальского договора, Польша выставляла территориальные претензии к соседним Германии и Чехословакии и выказывала намерение добиться своего силой оружия.

Любопытно, что накануне польской агрессии глава правительства «Украинской народной республики» «в изгнании» Симон Петлюра заключил с Пилсудским тайный договор, по условиям которого поляки обязались привести Петлюру к власти над Украиной после победы над большевиками. За это «борец за самостийную Украину» признавал на вечные времена суверенитет Польши над всей Галицией и Волынью. Но взяв Киев поляки показали, что и не думают соблюдать этот договор.

Неудивительно, что польская агрессия сплотила вокруг большевиков многих представителей старой интеллигенции. Генералы бывшей Русской императорской армии Брусилов, Поливанов, Клембовский, Гутор и др. обратились к бывшим офицерам с воззванием, где призывали отдать свои силы службе Красной Армии, защищающей Россию от супостата: «Под каким бы флагом и с какими бы обещаниями поляки ни шли на нас и Украину,... настоящая главная цель их наступления состоит исключительно в выполнении польского захватнического поглощения Литвы, Белоруссии и отторжения части Украины и Новороссии с портом на Чёрном море («от моря до моря»). В этот критический исторический момент нашей народной жизни мы, ваши старшие боевые товарищи, обращаемся к вашим чувствам любви и преданности к Родине и взываем к вам с настоятельной просьбой забыть все обиды... и добровольно идти с полным самоотвержением и охотой в Красную Армию, на фронт или в тыл, куда бы правительство Советской рабоче-крестьянской России вас ни назначило, и служить там не за страх, а за совесть, дабы своей честной службой, не жалея жизни, отстоять во что бы то ни стало дорогую нам Россию и не допустить её расхищения...». Из Харбина бывший министр пропаганды Колчака Александр Устрялов призывал барона Врангеля прекратить вооружённую борьбу против советской власти, так как эта борьба теперь только мешает делу единства России. Так в кровавом месиве войны гражданской проклёвывались ростки войны Отечественной...

Россия защищала своих соседей от Польши

В июне-июле 1920 года в войне наступил перелом. В августе Красная Армия уже подходила к Варшаве. Советское руководство упустило благоприятный момент для заключения перемирия с поляками, когда те были готовы мириться на условиях этнографической границы, предложенной британским посредником лордом Керзоном (т. н. «линия Керзона»). Среди большевиков возобладали авантюристические настроения. Им казалось, что революцию можно будет принести на штыках в Польшу (хотя при этом не было и речи о ликвидации польской государственности как таковой), а там недалеко и до мировой революции...

Отрезвление наступило быстро. «Революционная стратегия» Троцкого и Тухачевского привела к жестокому поражению Красной Армии. Сотни тысяч советских солдат попали в плен. Польская армия вновь захватила Западную Белоруссию и Западную Украину. 12 октября 1920 года в Риге было заключено соглашение о перемирии и предварительных условиях мира, по которому значительная часть украинских и белорусских земель переходила под контроль Польши. Эта граница стала основой при заключении окончательного мирного договора 18 марта 1921 года.

Ещё раньше, 7 октября 1920 года поляки заключили перемирие с правительством Литвы. Однако уже спустя двое суток поляки вероломно нарушили перемирие и начали оккупацию Вильно и прилегающей области. В 1922 году по итогам сфальсифицированного оккупационными властями «плебисцита» Виленская область была объявлена присоединённой к Польше. Постепенно этот захват признали почти все европейские государства. Единственной страной, не признавшей законной принадлежность Вильно Польше, всегда оставался СССР.

Необходимо отметить, что в ходе войны с поляками 1920 года со стороны Советской России не было попыток «советизировать» Литву. В июле 1920 года РСФСР и буржуазное правительство Литвы подписали договор о военном союзе против Польши. РСФСР со своей стороны передавала Литве Виленскую область, освобождаемую от поляков. Что было потом, мы уже описали. И только в 1939 году, Литва наконец обрела свою историческую столицу.

В нынешних Литве, Украине, да пожалуй что и в Белоруссии не часто вспоминают, что в 1920 году они подверглись агрессии и частичной оккупации со стороны Польши, а Советская Россия выступала единственной силой, отстаивавшей их национальную государственность и территориальную целостность. Ещё меньше об этом хотят помнить в Польше.

Убивать русских – не преступление?

Само собой, что в Польше не желают и слышать (впрочем, им напоминают об этом намного реже, чем следовало бы) о массовом уничтожении советских военнопленных в 1920-1921 гг. По самым скромным подсчётам, 45 тысяч красноармейцев меньше чем за год нашли свою смерть в концентрационных лагерях, устроенных режимом Пилсудского. Это потянет на несколько Катыней.

Польские историки, не желающие признавать принципиального сходства преступлений в Катыни и в Тухоле (где находился крупнейший «лагерь смерти» для пленных красноармейцев), задают нашим историкам вопросы: «Можете ли вы указать хоть одно доказательство того, что политическое или военное руководство Польши в 1920 г. сознательно приняло решение об истреблении пленных красноармейцев? Такое, каким было решение политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г., предписывавшее уничтожить 25700 польских граждан? Можете ли вы указать хоть какие-то улики проведения координированной операции по уничтожению пленных красноармейцев в Польше в 1920 или 1921 гг., которые косвенно свидетельствовали бы о принятии польскими властями такого решения?»

Эта юридическая казуистика не отменяет состава преступления против человечности и законов войны, совершённого польским руководством. Просто в одном случае, как в Катыни, речь идёт о проскрипциях по приказу свыше, в другом – с советскими военнопленными – о сознательном несоблюдении международных правовых норм. В первом случае, как справедливо сказал председатель Правительства России Владимир Путин, «нельзя возлагать вину на российский народ». Правильно, поскольку расстрелы в Катыни были исключительно делом власти. Что касается массовой гибели пленных красноармейцев в польских лагерях, то это было именно делом рук всего польского общества, видевшего в любом русском – большевика, а в большевике – смертельного врага. Общим настроем поляков – от главнокомандующего до рядового надзирателя в лагере для военнопленных – было: чем больше сдохнет этих большевиков, тем лучше.

Ситуация, в которой оказались советские военнопленные в Польше в 1920 году, очень напоминает ту, в которой очутились их младшие собратья по оружию в немецко-фашистском плену в 1941 году. Как тут, так и там не было конкретных письменных приказов об уничтожении пленных. Но последовательно проводилась линия на создание таких условий содержания, при которых большинство военнопленных были обречены на смерть. Это давно общепризнанное преступление нацистского режима, подтверждённое многочисленными свидетельствами. Преступление режима Пилсудского – того же рода. Нужны ли для его доказательства какие-то другие свидетельства, кроме тех не оспариваемых и самими поляками цифр, которые мы уже привели?! Причём в данном случае не принципиально, идёт речь о 45 или «всего лишь» о 30 тысячах погибших.

Пилсудский был не единственным из современников, кто отметился массовым уничтожением русских. В 1918 году в ходе подавления революции в Финляндии германскими интервентами и местными белогвардейцами было убито несколько тысяч военнослужащих бывшей Русской императорской армии и штатских русских, находившихся в тот момент на территории Финляндии. Некоторые из них действительно принимали участие в гражданской войне на стороне финской Красной гвардии. Но большинство держало нейтралитет. Тем не менее, после подавления революции русские подверглись в Финляндии геноциду за одну лишь национальную принадлежность, невзирая на политические убеждения и классовое положение. Убивали русских священников, купцов, интеллигентов, офицеров... Когда волна убийств поутихла, оставшихся русских выдворили за пределы Финляндии. На четверть века русофобия стала официальной идеологией финского государства. Вся эта политика направлялась сверху Густавом Маннергеймом, почитаемым на государственном уровне в Финляндии нынешней...

Ярослав Бутаков

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх