,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


НАТАЛИЯ НАРОЧНИЦКАЯ: "РОССИЯ ДОЛЖНА АКТИВНЕЕ ПРОТИВОДЕЙСТВОВАТЬ ПОПЫТКАМ НИЗВЕСТИ НА НЕТ ЕЁ ГЛАВЕНСТВУЮЩУЮ РОЛЬ В ПОБЕДЕ НАД НАЦИЗМОМ"
  • 10 апреля 2010 |
  • 12:04 |
  • sthunders |
  • Просмотров: 25483
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
НАТАЛИЯ НАРОЧНИЦКАЯ: "РОССИЯ ДОЛЖНА АКТИВНЕЕ ПРОТИВОДЕЙСТВОВАТЬ ПОПЫТКАМ НИЗВЕСТИ НА НЕТ ЕЁ ГЛАВЕНСТВУЮЩУЮ РОЛЬ В ПОБЕДЕ НАД НАЦИЗМОМ"

1 сентября в Европе была отмечена 70-я годовщина начала Второй мировой войны. Повышенный интерес к этой дате в определённой мере был подогрет тем обстоятельством, что в Польшу, где прошли основные мероприятия, посвящённые скорбному юбилею, прибыл российский премьер‑министр Владимир Путин. Накануне приезда польская «Газета Выборча» поместила его статью «Страницы истории — повод для взаимных претензий или основа для примирения и партнёрства?». Публикация явно оказала (и очевидно, еще будет оказывать) значимое влияние на политиков различных стран в выстраивании их отношений как с Россией, так и с теми союзниками, «с кем они дружат против неё». О нынешних коллизиях вокруг современных подходов к пониманию причин самой тяжелейшей бойни ХХ века, унесшей десятки миллионов жизней, «Союзному государству» рассказывает известный историк и политолог, член президентской Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России, руководитель Фонда исторической перспективы, доктор исторических наук Наталия Нарочницкая.

Наталия Алексеевна, прежде чем задавать вам вопросы по заявленной теме, хотелось бы заметить, что у вашего фонда весьма интересное название. Простите, но почему-то сразу вспоминается часто цитируемое парадоксальное выражение, ставшее расхожим с лёгкой подачи писателя-сатирика Михаила Задорнова: «Наша страна — это страна с непредсказуемым прошлым». А у вас — Фонд исторической перспективы. Какая же перспектива может быть у истории? Ведь она, история, — это прошлое, творится же она «здесь и сейчас», и, как заметил большой русский поэт Фёдор Тютчев, «нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся».

Всё же будущее не возникает из ничего! Оно рождается из прошлого и настоящего! Если вдумчиво изучать прошлое, знать геополитическую ретроспективу, то вполне можно рассуждать и об исторической перспективе, предвидеть события и предвосхищать их. Потому что знание и понимание главных процессов, которые двигали странами и политиками — особенно в последние два века, — очень важно для того, чтобы «здесь и сейчас» определить, что из сегодняшних процессов является проявлением новых, ранее не существовавших явлений, а что является продолжением извечных преемственных интересов в политике тех или иных держав. Так что, панорамно глядя на историю, вполне можно, даже не зная некоторых дат и персоналий минувших эпох, довольно верно прогнозировать, кто как себя поведёт в какой-то конкретно складывающейся ситуации.

Анализ показывает, что геополитические линии давления на Россию жёстче становились либо в моменты внутренней её слабости, либо её тяжёлого положения в силу войн, которые она вынуждена была вести. Эти «графики» настолько совпадают, что не оставляют сомнений в преемственности «той» и «этой» политики пытающихся давить на Россию держав. Если посмотреть в направлении давления на Россию по всем векторам, глядя на географическую карту, то можно увидеть, что стрелки остриями своими указывают на северо-восток Евразии — в тундру. Да-да — нас вытесняют туда, где глубина промерзания свыше двух метров и расстояния между промышленными центрами и источниками сырья тысячи километров, рентабельность любого современного производства объективно снижена до неконкурентоспособности, выходы на внешние рынки ограниченны и так далее. То есть нам определили место за Полярным кругом.

Слава богу, что в России это вовремя осознали и начали активно противодействовать. США сейчас делают вид, что они хотят «перезагрузить отношения», но этой паузы в давлении не было бы, не будь твёрдости президента Дмитрия Медведева по отношению к агрессии Грузии в Южной Осетии, не будь мюнхенской речи Владимира Путина. Могу сказать, что и статья Путина в «Газете Выборча» — в немалой степени из того же контекста нынешнего выстраивания отношений Москвы с Западом. Статья эта, конечно, менее жёсткая, чем мюнхенская речь, но всё же «железа» и в ней хватает…

Впрочем, когда мы нашли такое название нашему фонду, то подразумевали и широкое философское толкование: перспективы мировой истории как явление самостоятельного исторического творчества, культуры, глубокое осознание своего национального бытия…


Так-то оно так, но даже и во времена более чем жёсткой холодной войны ни на Западе, ни тем более в Советском Союзе никому и не снилось, что сталинизм и коммунизм в начале XXI века начнут отождествлять с гитлеризмом и нацизмом. Нюрнберг был «раз и навсегда» установленным каноном, а сейчас те решения откровенно пытаются подвергнуть сомнению, «пересмотреть». И ведь звучат такие голоса и из России. Как говорится, кто бы мог подумать…

Действительно, уже не один и не два года в ряде западных стран и некоторые их союзники на постсоветском пространстве взяли за моду утверждать, что Вторая мировая война была войной двух равнозначно кровавых тоталитарных режимов — Сталина и Гитлера. Но в течение десятков лет, даже в годы холодной войны, никому на Западе и в голову не приходило сказать, что Сталин и Гитлер — это «близнецы-братья». И уж тем более никто — ни политики, ни политологи — не ставил знак равенства между коммунизмом и фашизмом, в западной политологии они однозначно считались антиподами!

Но по-видимому, вынужденная благодарность нашей стране за отпор гитлеровскому проекту тяготила Запад! Сегодняшние «новые подходы» к трактовкам Второй мировой войны и переоценки роли Советского Союза в победе над гитлеризмом можно проследить с начала 1970‑х годов. Сначала это было просто постепенное занижение роли, которую сыграл СССР в освобождении самой Западной Европы! По мере того, как уходили поколения, знавшие это не из учебников, это становилось легче, можно было в новых учебниках больше писать о роли высадки англо-американского десанта в Нормандии в конце войны и меньше о Сталинградской битве!

Теперь же утверждается уже, что война велась не за то, чтобы спасти мир от уничтожения «арийской расой» других народов, «не имеющих право на сущест­вование», а за американскую демократию. Мол, два одинаково омерзительных тоталитарных монстра схватились между собой не на жизнь, а на смерть, слава богу, пришли американцы и их союзники, уничтожили одного и не пустили «дальше в Европу» другого.

И к середине 1990‑х, после того как был разрушен СССР, а его правопреемницей стала Россия, Запад уже не ограничивается приуменьшением и даже развенчиванием нашей роли в победе над когда-то общим врагом. Теперешняя задача — задним числом объявить СССР чуть ли не преступным государством, подвергнуть его запоздалому суду. Только этому служит абсурдное уравнивание Сталина и Гитлера. Иногда уже раздаются голоса из Прибалтики, призывающие подправить решения, принятые в Нюрнберге, которые «почему-то» не осудили сталинский режим!

В своих книгах и выступлениях я, прежде всего как ученый, категорически не приемлю отождествления нацизма и коммунизма — помимо того, что это просто аморально, это еще и совершенно антинаучно! Ибо коммунизм — это есть часть философии прогресса, провозглашающей всемирное равенство и слияние наций, общество, на пути к которому все должны положить на алтарь своё самобытное, пренебречь национальными интересами ради вселенской цели. А гитлеровский нацизм как доктрина разделил мир на расу господ и «неполноценных народов»…

Делается это для того, чтобы Советский Союз — Россию подвергнуть задним числом «историческому стыду», провести над нами что-то вроде «виртуального» нью-нюрнбергского трибунала. При этом в европейских столицах предпочитают использовать прибалтов и украинцев в этой аморальной и антиисторической кампании — именно там, уже не стесняясь, именуют советских солдат-освободителей оккупантами. Эти «передовые отряды» в лице крикливых и шумных стран Прибалтики и Польши давно уже открыто порвали с решениями Нюрнберга, а в последние годы, увы, к ним присоединились оголтелые русофобы на Украине и в Грузии. В последней даже «музей российской оккупации» открыли.

И неслучайно, что именно в Вильнюсе в начале июля 2009 года Парламентская ассамблея ОБСЕ приняла резолюцию «Объединение разделённой Европы: защита прав человека и гражданских свобод в XXI веке в регионе ОБСЕ», осуждающую преступления нацизма и сталинизма. Документ принят в поддержку инициативы Европейского парламента объявить 23 августа Днём памяти жертв сталинизма и нацизма — ибо в этот день 70 лет назад был подписан пакт Молотова — Риббентропа, который якобы явился первопричиной развязывания Второй мировой войны.

И на фоне этого в странах Балтии шествуют на парадах бывшие фашистские наймиты — национальные эсэсовцы, которых власти сделали ветеранами за освобождение прибалтийских государств от «сталинского порабощения». Им устанавливаются памятники, они маршируют по столицам, нередко в нацистской форме. А вы можете себе представить, чтобы, скажем, во Франции (я здесь нередко бываю в деловых поездках) прошёл парад французских коллаборационистов? Да французы их камнями закидают! А в Эстонии, Латвии, Литве проходят парады, вот-вот услышишь «хайль Гитлер!». Но ведь это происходит на территории НАТО и Евросоюза! Но никаких окриков из штаб-квартир Брюсселя что-то не слышно. Раз никто не заявляет, что подобные вещи недопустимы на территории Евросоюза, который сформировался-то на антифашистской идее, значит, всех в Брюсселе устраивает роль и задача, которую выполняют Рига, Таллин, официальный Киев и Тбилиси.

А в самом деле, почему не слышно хотя бы даже слабеньких окриков? Даже когда сносили памятник Бронзовому солдату в Таллине в 2007 году и дубинками разгоняли его защитников, в Европе говорили, что это, мол, внутреннее дело Эстонии…

Потому что и это, и многое другое лежит в рамках далекоидущих целей. Это — способ давления на Россию с дальнейшим лишением её всякого ореола каких-либо заслуг в ХХ веке, развенчивание её как великой державы…

Знаете, можно было бы, наверное, и не обращать внимание на ревизионизм только в историографии, поскольку никто не собирается затыкать рот честным историкам, работающим с архивными документами, а не обслуживающих ангажированно политиков на основе той или иной «генеральной линии партии». Но сегодня, может быть, как никогда история стала инструментом политики. И инструмент этот со стороны западных стран направлен против России, наносит ей ущерб. Образ нашей страны посредством последовательной осознанной дезинформации и переписывания истории не просто «меркнет» в сознании. Ложь, фальсификация, развенчивание закладывают сугубо негативные и даже отталкивающие базовые представления о России. А это уже разрушает нормальный фон для плодотворного развития будущих международных отношений.

Поэтому наше государство совершенно справедливо обязано должным образом реагировать на это, мобилизовывать интеллектуальные, научные и информационные ресурсы для того, чтобы лишить дезинформаторов возможности цинично подтасовывать факты, передёргивать, замалчивать документы, поступки. Чем больше будет публикаций о неопровержимых фактах, чем полнее будет картина неумолимо развивавшихся событий в последние годы, чем больше международных конференций, тем лучше…

А пока, значит, мюнхенская речь Путина, его статья о Второй мировой войне, ряд заявлений Медведева для западных политиков — пустые звуки? Ну если не пустые, то они от них быстро «отходят» и продолжают гнуть своё?

Я думаю, что нам пора ставить вопросы ребром перед нашими западноевропейскими партнёрами там, где они заинтересованы в развитии отношений с нами. В частности — в энергетической сфере. Ставить принятие наших решений в зависимость от последовательной, честной политики западных стран в очень важных для нас вопросах общественно-политической жизни, уважения к истории России в мире.

И такая работа всегда принесёт успех. После беседы с нашим президентом Медведевым на ярославском форуме, где я была, премьер‑министр Франции Франсуа Фийон в своей речи замечательные слова сказал: «Нам нужна Россия сильная и стабильная! Нам нужна Россия, гордая за свою историю!» И мы зааплодировали!

У нас разные партнёры, мы великая держава, и тактика и стратегия могут быть разными. На каждый плевок и писк отвечать тоже не всегда нужно. Можно найти форму показать политическим «моськам»: «Тебе со мной браниться — честь, а мне с тобой — бесчестье». Но по серьёзным делам недопустимо оставлять политические оскорбления безнаказанными. Важно не только и не столько заявлять, грозить, как действовать.

Хотя на совместной с главой российского правительства пресс-конференции 1 сентября 2009 года премьер‑министр Польши Дональд Туск и сказал, что Польша однозначно оценивает пакт как документ, который привёл к нападению и разделу страны между Германией и Советским Союзом (мол, важно помнить тогдашние события: подписание 23 августа пакта между СССР и Германией, нападение немецких войск на Польшу 1 сентября и ввод советских войск в Польшу 17 сентября 1939 года), в то же время президент Польши Лех Качиньский не сделал никаких «обидных» для России заявлений. Более того, на траурных мероприятиях, посвящённых 70-летию начала Второй мировой войны, он признал ответственность Польши и других стран Европы за косвенное поощрение фашистской Германии к агрессии, за раздел Чехословакии в результате известного «мюнхенского сговора». А также в отношении небезызвестного расстрела НКВД нескольких тысяч польских офицеров в 1940 году в Катыни заметил, что «возможно, это был акт, осуществлённый в отместку за то, что произошло в 1920 году с российскими военнослужащими». Тогда, как известно, поляки заморили голодом десятки тысяч красноармейцев, попавших в плен в результате разгрома армии Михаила Тухачевского. Можно ли говорить, что разум у польских политиков, в частности, у Качиньского, возобладал?

Признаться, я сама была удивлена словами, сказанными польским президентом. Тем более что Леха Качиньского трудно заподозрить в симпатиях к России. Полагаю, что и статья Путина произвела на него некоторое отрезвляющее впечатление, и уж точно и он сам почувствовал, наверное, что антирусский накал польской пропаганды вышел в последние годы за рамки и парализует саму польскую политику.

Есть и другие обстоятельства, вызвавшие в Польше, вернее, в польских СМИ, взрыв. На самом деле 65 процентов поляков по опросам выступают за нормализацию отношений с Россией, и я в этом убедилась на форуме в польской Крынице. Там были зрелые политики, которые сознательно обходили острые углы и говорили о будущем. Я тоже всегда обращалась именно к тому, что нас объединяет, а не разделяет. Однако к дате нападения Гитлера на Польшу в России вышел ряд серьёзных публикаций и документальных видеосюжетов, которые подготовили наше общественное мнение к новому шквалу обвинений в адрес СССР в развязывании Второй мировой войны. Это сборник статей нашего Фонда исторической перспективы «Партитура Второй мировой. Кто и когда начал войну?», публикация МГИМО МИД РФ, Института российской истории, а также сборник документов Службы внешней разведки (СВР) «Секреты польской политики».

Во всех этих изданиях представлены неопровержимые факты и новые документы о прогерманской политике Польши, её расчётах заслужить лояльность Гитлера отказом сотрудничать с Москвой и вступать в соглашения против Германии, о её мечтах получить за это какую-то долю от завоевания Украины и Белоруссии, тем более что часть их была уже захвачена Юзефом Пилсудским в ходе Гражданской войны. Ведь за поход на Киев, которого поляки до сих пор вовсе не стесняются, Пилсудский был увенчан лавровым венком Стефана Батория, и сам он почитается как национальный герой и гений до сих пор: его могила в Вавеле в Кракове — место паломничества,

Так вот, в публикации СВР цитируется директива Генштаба Польши 1937 года о задаче польской политики — уничтожении России и использовании средств военной разведки для возбуждения сепаратизма на Кавказе, Украине и в Белоруссии. Это вызвало эмоциональную реакцию в Варшаве, и всё внимание было приковано к российским СМИ. Поэтому моё интервью «Комсомольской правде» в конце августа тоже вызвало бурную реакцию. А собственно говоря, я на документах и приводя факты показывала, что драматическая судьба Польши была предопределена, в том числе и её ложной политикой, прогерманскими иллюзиями и видами на Украину и Белоруссию. Они ведь город Гродно до сих пор называют Восточной Польшей! Польские и другие иностранные журналисты буквально не давали мне после этого интервью прохода….

Не исключаю, что обе стороны, Москва и Варшава, может быть, сознательно вызвали огонь до визита Путина, и главные битвы были на информационном поле, между историками и журналистами, чтобы лидеры обеих стран имели возможность в наименьшей степени предаваться эмоциям в день 1 сентября, а в большей степени — попытаться заглянуть в будущее развитие наших отношений…

В этом смысле я считаю, что Путин очень тонко и продуманно, с одной стороны, отверг попытки возложить ответственность за гитлеровское нападение на Польшу на советско-германский договор. А с другой, хоть и признал его аморальным, хоть и напомнил, что в России его осудили, тем не менее, дал понять, что никаких извинений за подписание Москвой пакта Молотова — Риббентропа ни сегодня, ни в ближайшей, ни в отдалённой перспективе не последует, как на то в Польше надеются. Ибо слишком много документов и фактов свидетельствует, что вообще нет никакой связи между этим пактом и 1 сентября 1939 года. Достаточно напомнить, что Гитлер определил дату нападения на Польшу ещё 1 марта 1939 года, а в апреле уже вермахт разрабатывал план военной операции, а пакт, как известно, был подписан 23 августа 1939 года, после напряжённой борьбы за соглашение с Англией, Францией и Польшей против Гитлера.

Нелишне напомнить, что за две недели до подписания пакта Польша фактически сорвала последнее перед войной совещание в Москве, на котором СССР и ряд западных держав обсуждали, как умерить захватнические аппетиты фюрера. У Сталина ещё оставалась маленькая надежда, что страны объединятся против Гитлера. Вставал вопрос: если все вместе выступят против Германии единым фронтом, то Советскому Союзу, во исполнение его обязательств перед союзниками, необходимо будет пройти через территорию Польши. Пропустит ли Польша советские войска? Ответ польской делегации был: не только не пропустит, но и будет сбивать советские самолёты! Архивистам, историкам известно: перед войной Польша проводила германофильский курс и открыто позиционировала себя перед Гитлером как враг России.

Надо бы также помнить, что в сентябре 2005 года в газете «Речь Посполита» (это газета не маргинальная, а аналог нашей государственной «Российской газеты») было опубликовано интервью польского историка — целый разворот! — в котором тот открыто сетует, как бедной Польше не повезло в её играх с Гитлером. Мол, если бы всё же договорились, то военный глава Польши вместе с Гитлером «принимал бы парад победоносных германских войск на Красной площади в Москве». И всё это было напечатано и почему-то не вызвало шока на Западе!

Вы как-то обмолвились, что «идея бросать друг другу обвинения в исторических событиях и требовать коленопреклонённых извинений в корне неверна», хотя были бы не прочь, чтобы та же Польша извинилась «за вторжение в Москву в 1612 году, за сожжение митрополита Гермогена, за участие и подстрекательство к смуте», а также за уничтожение голодом десятков тысяч красноармейцев, попавших в плен к полякам после поражения Красной армии под Варшавой в 1920 году. Ваш подход к этой проблеме решительно не совпадает и с недавно высказанным взглядом Владимира Путина на этот счёт: «Другие страны по примеру России должны признать свои ошибки прошлого, приведшие к началу Второй мировой войны, не на уровне заявлений отдельных политиков, а на уровне политических решений». Поясните свою позицию.

Я не вижу, что в чём-то расхожусь с Путиным в подходах к признанию ошибок и извинений за них. Я считаю исторически бесплодным предъявлять список исторических обвинений друг другу и просто привела пример, в чём можно было бы упрекнуть Польшу, но не нужно! Вся история только и состоит из перемен роли и влияния государств друг на друга, из изменения их территорий. Вот поляки именуют разделами утрату некоторых территорий в XVIII веке. Об этом даже в Музее изящных искусств — собрании Чарторый­ских — предлагается в Кракове аудиолекция, в которой упоминаются страны-расчленительницы — Россия, Пруссия и Австрия. Но в том же Кракове у надгробия Казимира Великого надпись с гордым перечислением его достижений — «намного расширил территорию государства». Что же это за территория? А это Галиция, которую поляки захватили при Казимире в 1349 году. Именно она потом отошла к Австрии при разделе Польши! И так можно проследить историю любой страны.
Если предъявлять претензии, то должны все извиняться друг перед другом — немцы и французы, французы и итальянцы, шведы и норвежцы…

Почему Россия, по сути, одна отбивается от попыток Запада уравнять ответственность гитлеровского и сталинского режимов в развязывании Второй мировой войны?

Неверно думать, что у нас совсем нет в этом плане союзников. Во Франции на официальном уровне никогда не подвергают сомнению главенствующую роль нашей страны в победе над фашистской Германией. Другое дело, что её, эту роль, потихонечку замалчивают, меньше упоминают об этом. Но пока во Франции есть немало профессоров, которые по собственной инициативе выступают с осуждением антинаучного и аморального отождествления нацизма и коммунизма.

В одной из своих статей вы написали: «Поругание Победы и истории никогда не было бы начато на Западе, пока его не совершили на Родине Победы». Хотя тезис этот представляется спорным, ибо дискредитация России по всем направлениям — суть политики Запада в отношении Москвы, начало которой было заложено ещё рядом дипломатов и путешественников в Средние века, всё же в ваших словах большая доля правды…

По-прежнему придерживаюсь того же мнения! Мы уже говорили о том, что даже в период холодной войны, в самый жёсткий период конфронтации между двумя супердержавами, блоками, когда стороны буквально обливали друг друга грязью, вели в полном смысле слова психологическую войну, никогда никто на Западе вообще не подвергал сомнению смысл и итоги Второй мировой войны, не очернял победителей.

Но тут грянула горбачёвская перестройка. С ней у нас началось разоблачительное самобичевание. Трудно подсчитать, сколько было подобного рода статей, телепередач, которые продолжаются и поныне. Достаточно вспомнить пресловутый фильм «Сволочи». Или вот слушаю я по телевидению «Исторические хроники», один из популярных ведущих говорит: «Сталин вторгся в Восточную Польшу. Первым пал город Гродно». Я слушаю и думаю: «Ему что, Пилсудский сценарий писал?»

Я, может быть, предпочла бы нашу историю без революции и Гражданской войны, без «дедушки Ленина», который приказывал «расстрелять попов как можно больше», без Сталина, тем более что мой отец в течение 20 лет считался братом «врага народа»… Но всё это, как говорил Карамзин, «нами сотворено, а значит, наше». А Розанов писал: «Легко любить Отечество, когда оно могуче и безгрешно, и все его боятся и уважают. Но именно когда мать во грехе, лежит оплёванная и осмеянная, только тот сын, что не отвернётся и защитит от поругания».

Знаете, я иной раз задаю своим западным партнёрам неудобный для них вопрос: «Почему вы именно из Сталина делаете тирана всех времён и народов? Почему вы никогда не делали такового ни из Робеспьера, ни из Кромвеля?» Ведь количество жертв на душу населения во время Французской революции не было превзойдено даже в кровопролитнейших Первой и Второй мировых войнах!..

И что они вам отвечают?

А они не отвечают. Ибо ответить нечего – факт!


link



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх