,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Хороший анализ взрывов в метро
  • 6 апреля 2010 |
  • 17:04 |
  • dikiy_kot |
  • Просмотров: 16183
  • |
  • Комментарии: 16
  • |
0
99,9% населения РФ верят в существование террористов. Между тем времена террористов, с помощью бомб добивающихся политических целей, давно миновали. В России уже лет сто как ушли в небытие народовльцы-цареубийцы и эсэры-бомбисты.

А кто же тогда взрывает метро – спросит иной наивный гражданин? Que prodest? (Кому выгодно?) – такой вопрос рекомендовала выяснить римская юстиция при расследовании преступлений. Ответ настолько очевиден, что большинство категорически отказываются воспринимать его. Теракты нужны исключительно тем, кто у власти, ибо терроризм в современных условиях – это эффективный способ поддержания господства над обществом. Поэтому такой вид терактов, осуществляемых спецслужбами или подконтрольными им структурами, обладает характерными отличительными особенностями. Их объединяет три признака анонимность, безмотивность и бесцельность.



Анонимность



Цель террористов, как известно, не в том, чтобы убить как можно больше людей, а напугать живых, парализовать их волю, принудить их к каким-то действиям или бездействию. То есть люди должны знать, какую организацию бояться, иначе в убийствах нет никакого смысла. Между тем все известные теракты в РФ – анонимны. Более того, в большинстве случаев они совершаются якобы смертниками. Даже в тех случаях, когда террористы захватывают заложников и их можно взять живьем, они таинственным образом погибают. Например, на Дубровке в 2002 г. спецназ убил уже обезвреженных (усыпленных газом) террористов. Некоторых добивали прямо на улице на глазах у многих свидетелей. Чем это можно объяснить, как не желанием замести следы?

В Беслане некоего Кулаева, единственного выжившего из нескольких десятков террористов, погибших в результате «спонтанного» штурма, вроде как захватили живым. Однако этот с позволения сказать, террорист, почему-то и на следствии, и на суде путался в показаниях настолько, что даже самые доверчивые заподозрили инсценировку. Удивительно даже не то, что он путался, а то, что когда официальная точка зрения расходилась с показаниями свидетелей и пострадавших, единственный обвиняемый по делу ВСЕГДА путался исключительно в сторону официальной версии, хотя ему самому это, вроде бы, совершенно не выгодно, ибо светила вышка. Фактически он выполнял задачу по легализации довольно хлипкой официальной версии.

В общем, смело можно констатировать: ни один теракт в РФ за последние 12 лет не раскрыт, не установлены организаторы и исполнители, а сами дела в большинстве случаев засекречены, чтоб туда никто свой любопытный нос не совал. Засекретили даже уголовное дело по факту «гексогеновых» учений в Рязани, не смотря на то, что это прямо запрещает действующее законодательство.

Настоящий эффект от теракта возникает только тогда, когда его организатор заявляет: «Это сделал я, и я сделаю это еще много раз, потому что (объясняются причины). Таких как я очень много, и мы все будем вести войну, пока не добьемся (декларируется цель). А если мы погибнем, наши дети будут мстить за нас, и достигнут в конце концов цели». Вот это я могу понять – очень даже правильный терроризм. Настоящие террористы – это либо борцы за идею, либо мстители. Месть только тогда вызывает удовлетворение, когда все знают, кто и за что отомстил. Заодно это хорошее предостережение: не трогайте нас, мы будем карать. А для всякого идеалиста теракт только тогда имеет смысл, когда является средством пропаганды идеи. Русские террористы конца XIX-начала ХХ вв. имели колоссальную поддержку в обществе именно потому, что их действия воспринимались, как осмысленные.

Настоящие террористы ищут всякую возможность для саморекламы и пропоганды своих идей, даже на судебных процессах, даже стоя на эшафоте. Сегодня же, в век тотального господства масс-медиа террористы вдруг стали одержимы анонимностью, шахидством и нежеланием поведать обществу о своих целях.

Анонимные психопаты-самоубийцы только дискредитируют любую идею, поэтому таковых в прошлом мы не наблюдаем. Между тем сегодня стараниями масс-медиа сформирован именно такой имидж террориста – психически больной (паталогический садист с суицидальными наклонностями), действующий абсолютно алогично, беспричинно и не раскрывая себя. Но при этом террорист должен быть чертовски расчетлив, хитер, умен и осторожен, чтобы провести все спецслужбы. Я повидал немало отморозков и психов, но никогда не встречал такого типа, чтобы в нем сочетались перечисленные выше качества.
Безмотивность

Настоящие террористы ВСЕГДА ОЧЕНЬ ХОРОШО мотивированы для осуществления террористических акций. Правда, в начале ХХ в. существовали так называемые бомбисты-безмотивники (анархисты), которые убивали случайных людей, но даже у тех были четкие критерии: их насилие было направлено против представителей высших классов. Шикарно одет – получай пулю. Если взрывать кафе, то не рюмочную в рабочем квартале, а непременно самое респектабельное, где собираются «эксплуататоры». Но безмотивники – это экзотика террора, исключение, но никак не правило.

Правильно выбранная цель для террористической акции – это 90% успеха. Скажем, убить царя – значит подчинить ход истории своей воле. «Народная Воля» - организация, совершенно ничтожная по числу участников и имевшая микроскопическое идейное влияние на общество, оказала между тем громадное значение на историю Российской империи, благодаря убийству Александра II. А убей народовольцы хоть тысячу буржуев, полицейских, попов и прочих «столпов царизма» - разве это могло ослабить правящий режим? И уж тем более невозможно себе представить, чтобы народовольцы взорвали церковно-приходскую школу или заложили фугас на рынке.

А вот все громкие теракты последних лет направлены против простых обывателей.Тут и следует обратить внимание на некоторые детали. Скажем, взорвать элитный жилой дом в Москве ничуть не сложнее, чем панельную девятиэтажку в спальном районе. Но в 1999 г. анонимные террористы почему-то обрушили дома, в которых живут, что называется, низы общества. В Рязани удалось предотвратить взрыв такого же самого захолустного дома на окраине. А ведь как куда больший резонанс был бы, если укокошить дом в центре Москвы, где живут министры, депутаты, звезды шоу-бизнеса и прочие сливки общества.

В чем сложность подогнать начиненный взрывчаткой автомобиль к Госдуме и бахнуть? Даже если ни одного депутата не зацепит, от страха обделается каждый второй народный избранник. Вместо этого взрывы звучат на рынках и в метро. То есть спецслужбы сознательно выбирают такие цели, чтобы ни в малейшей степени не затрагивать интересы элиты и даже не нервировать ее без нужды. Отдувается чернь.

Допустим на минутку, что все эти злодеяния совершают отморозки «северокавказской» национальности. Почему они выбирают такие объекты для атак, что это наносит им максимально возможный моральный и политический урон? Ну, допустим, убили авиабомбой твою семью в ауле – иди и убей из мести командира того самого (или любого другого) авиаполка, а потом громко заяви, что так будет со всеми, кто бомбит мирные аулы. Или взорви дом в военном городке, где живут семьи летчиков, захвати школу, где учатся дети военных. Очень даже хорошая месть – пусть ненавистные русские гяуры узнают, что значит потерять семью. Назовите мне хоть один теракт за последние 12 лет, который был бы логичен и мотивирован с точки зрения террористов-мстителей.
Бесцельность

Самый важный аспект любого террористического акта. Настоящие террористы всегда громко заявляют цель. Вспомним хотя бы налет Басаева на Буденновск. Он действовал предельно логично и предсказуемо. Захваченных в плен летчиков убил, умирать не хотел, выдвигал конкретные и выполнимые требования, раздавал телеинтервью, вел переговоры, прикрывался заложниками, всячески подчеркивал желание избежать бессмысленных жертв среди мирного населения. Удивительно, но он добился полного успеха своей акции. Дошло до того, что ему стали сочувствовать даже граждане РФ, не говоря уж о чеченолюбивых либерастах и загранице. Казалось бы, все последующие террористы, должны брать пример с дядюшки Шамиля. А они почему-то стали действовать совершенно наоборот, и не изменили своих методов, не смотря на то, что все последующие акты террора не приносили никакого положительного результата для предполагаемых организаторов.

Вот скажите мне, с какой целью неизвестные террористы захватили в заложники несколько сотен человек в театре на Дубровке? Ведь они даже никаких внятных требований не сформулировали. Можно было ожидать, что они потребуют освободить своих боевых камрадов, томящихся в застенках РФ. Логично, если бы они требовали в обмен на освобождение заложников показать по Первому каналу подготовленный ими заранее фильм о жертвах путинских бомбардировок среди мирного населения Чечни? Да, это был бы очень эффективный ход, и любой реальный террорист добивался бы подобного. В конце концов, можно понять, если бы тип, которого пресса называла «Мовсар Бараев», потребовал допустить в ДК иностранных телекорреспондентов, где высказал бы все, что накипело на душе.

Имелась у налетчиков и возможность сделать беспроигрышный ход: отпустить 50 заложников и освободить еще 300 человек, в том числе всех иностранцев, если об этом в ходе переговоров попросит лично президент Путин. В случае отказа Кремля от переговоров надо было пообещать уничтожить всех заложников. Если Путин согласится – он будет неслыханно унижен. Если не согласится – будет объявлен трусом, который ради сохранения имиджа, пожертвовал сотнями невинных жизней, в том числе жизнями иностранцев. Но «террористы» делали лишь невнятные заявления в том духе, что «мы пришли сюда умирать», однако при этом старательно прятали под масками свои лица, что для смертников совершенно нетипично, ибо им скрывать и бояться уже нечего.

В Беслане «террористы» вообще не выдвигали никаких требований. Кто-то наспех начеркал на листке несколько строк, после чего было объявлено, что это «письмо Басаева». Обо всем этом на допросе откровенно рассказал разжалованный губернатор Северной Осетии Дзасохов.

Почему-то почти никого не удивляет, что никто не взял ответственности ни за один теракт. Масс-медиа пытаются продвигать довольно тухлую версию, что цель террористов – запугать общество целиком, а потому они не раскрывают свое инкогнито, не выдвигают никаких требований, убивают не министров и генералов, а простых обывателей. Допустим на минуту, что общество запугано до усрачки. Запуганное общество согласится на любую диктатуру, двумя руками поддержит любой геноцид «террористических» народов вплоть до полного их истребления. А вот те люди, кто отдает приказы о зачистках – вот они как раз никогда не были объектом запугивания террористов. То есть современные террористы какие-то странные – действуют максимально во вред себе. И почему-то действуют они именно тогда, когда это выгодно их врагам. В 1994-1996 гг. в период борьбы за независимость Ичкерии чеченские террористы никого в Москве не взрывали. А в 1999 г., будучи совершенно независимыми, именно чеченцы якобы начали взрывать по ночам жилые дома в Москве. Как раз тогда начали, когда к власти пришел бывший директор ФСБ, которому надо было победить на президентских выборах под лозунгом «Мочить в сортире!». И война с ваххабизмом в Дагестане разразилась как раз тогда, когда началась операция «Преемник».
Нераскрываемость

Теракты, осуществляемые спецслужбами, характеризуются еще обычно непредотвратимостью и нераскрываемостью. Почему-то именно эти преступления представляют собой загадку. Наивный обыватель попытается возразить, что террористы, дескать, коварны, хитры, расчетливы и хорошо коспирируются. Ну и что? Русское террористическое подполье, прекрасно владеющее искусством конспирации, в начале ХХ столетия настолько плотно контролировалось спецслужбами, что вопрос «Где кончается террорист Азеф и начинается агент охранки Азеф?» надлежит считать философско-риторическим вопросом эпохи. С помощью Азефа охранка дискредитировала эсэров настолько, что те были вынуждены полностью отказаться от тактики террора. «Народная Воля» была нейтрализована усилиями всего одного агента –Дегаева, возглавившего Центральную группу организации. Агенты охранки не просто были внедрены во ВСЕ революционные партии и их боевые подразделения, того времени, они были внедрены в их руководство.

Важно учитывать, что в период расцвета революционного террора численность террористических организаций исчислялась сотнями, а общая численность сотрудников всех охранных отделений была менее тысячи человек, из которых двести работали в Санкт-Петербурге. В большей части губерний было не более 2-3 сотрудников охранного отделения. Но эти сотрудники не просто штаны просиживали в кабинетах, а занимались конкретным делом. Думаю, не стоит рассказывать о том, насколько эффективной была деятельность жандармского полковника Зубатова или генерал-майора Герасимова.

Еще более эффективно действовало НКВД и МГБ в 1944-1948 гг. против нацподполья на Украине и Прибалтике. Спрашивается, почему 100 лет назад очень малочисленный корпус жандармов мог предупреждать теракты (были предотвращены, в частности, несколько покушений на Николая II) и ликвидировать разветвленные террористические организации, а сегодня великолепно оснащенные и многочисленные спецслужбы не способны ничего противопоставить очень малочисленным террористам? Секрет прост: настоящих террористов-подпольщиков уже давно не существует в природе. В противном случае просто невозможно объяснить то, что силовики не смогли поймать НИ ОДНОГО ИЗ НИХ ЗА 10 ЛЕТ. Неужели разучились внедрять к врагу свою агентуру? И это при том, что только у ФСБ 40 тысяч человек в агентурном аппарате. Это будет по десятку агентов на одного потенциального террориста.

Периодически в СМИ мелькают сообщения, что «в ходе спецоперации уничтожены полевые командиры такие-то». Но что сложного объявить, что обугленный труп принадлежит полевому командиру, а вот этот протез – единственное, что осталось от Басаева? Спецслужбы устраняют не террористов, они убивают бывших подельников, ставших нежелательными свидетелями. Если у наших долбанных джеймсов бондов есть хоть какие-то успехи по отлову и разоблачению настоящих террористов, надеюсь, читатели мне о них напомнят. Я же действительно ничего не могу вспомнить. АБСОЛЮТНО НИЧЕГО.
Метро

Можно ли отличить по почерку теракт, осуществленный спецслужбами? Можно, и довольно легко. Всякая операция спецслужб обеспечивается информационным прикрытием. Ведь важно не только взорвать, убить и напугать, но еще и канализировать общественное возмущение в нужное русло. Поэтому тут же по совершении теракта спецслужбы начинают операцию по дезинформации, то есть, попросту говоря, начинают массированно врать. Скажем, про последние теракты в метро тут же было заявлено, что его осуществили террористки-смертницы.

Давайте поставим себя на место этих предполагаемых «смертниц». Когда лучше взорвать бомбу? Естественно, в ходе движения поезда – жертвы будут не только от взрыва, но еще и от крушения поезда. Между тем взрывы прогремели, когда поезда стояли на станциях. Двери открылись, люди вышли, и только после этого бабахнуло. Все указывает на то, что террористы вовсе не были смертниками, а покинули вагоны. На «Лубянке» взорвался второй вагон поезда, на «Парке культуры» - третий с конца. О чем это говорит? О том, что у подрывника на «Лубянке» было время, чтобы покинуть вагон и отойти за стену, надежно защитившую его от взрыва. Не очень помню конфигурацию зала на «Парке Культуры», но там у подрывника по свидетельству очевидцев было около 2-3 минут, чтобы вообще покинуть станцию метро. Кстати, здесь представитель прокуратуры Владимир Маркин отчего-то врет, что взрыв прогремел в момент открытия дверей поезда. Ну да, создает миф о «смертнице».

Практически сразу после взрывов было объявлено, что это дело рук террористок-смертниц с Кавказа, вооруженных поясами шахидов. Другие версии просто не упоминались. Какие основания для того, чтобы это утверждать? Обычно представители правоохранительных органов очень неохотно выдают любую информацию о ходе расследования, ссылаясь на тайну следствия. А тут вдруг эфэсбэшники, менты и прокурорские наперегонки принялись сыпать подробностями, как из рога изобилия. Сообщили даже такую пикантную подробность, как то, что на станции «Парк культуры» взрыв прогремел на высоте 160 см от уровня пола поезда (типа, пояс шахида был на шее у «смертницы»?). 30 марта имена «смертниц» не раскрывались в интересах следствия, а на следующий день интересов у следствия, видимо, не осталось, и их имена были названы. Это очень напоминает ситуацию с обрушением нью-йоркских небоскребов, когда сразу после столкновения самолетов с башнями, СМИ начали утверждать, что угон самолетов совершили арабы, а за терактами стоит Усама бин Ладен. Ни единого доказательства нет до сих пор, однако кто устроил шухер, отчего-то было известно чуть не с самой первой минуты. Вот и тут то же самое. Вскоре были опубликованы даже фото «смертниц».
Хороший анализ взрывов в метро

Я, конечно, понимаю, что силовики считают себя охеренно умными, а всех других полными идиотами. Но вообще-то показанные головы никак не могли находиться в эпицентре взрыва трех (!!!) килограммов тротилового эквивалента. Для сравнения: 3 кг тротила – это начинка 50 противопехотных гранат Ф-1 («лимонка»). А если еще добавить воздействие поражающих элементов… Кстати, про поражающие элементы в виде болтов и нарубленной арматуры силовики тупо врут. Тупо потому, что свидетели, находящиеся в момент взрыва в пострадавшем вагоне, не то что не ощутили на себе воздейсвия этих мифических элементов, но даже не зафиксировали их воздействия на окружающих. Чтобы было понятно: у гранаты Ф-1 с 60 г. тротила разлет осколков составляет до 200 м, а зона сплошного поражения имеет радиус 2 м. Опасность представляют осколки, величиной от 2 граммов. Представьте себе, какая поражающая способность у болтов и кусков арматуры при заряде, в десятки раз большем! Даже если учесть, что в данном случае сработал лишь один «пояс шахида», весь вагон должен был быть зоной сплошного поражения, причем людей не просто бы поразило, а разорвало в клочья. А еще десятки людей, находящиеся на станции метро, были бы поражены осколками разорвавшегося вагона. Кстати, характер поражения раненых (в основном ожоги) не указывает на наличие поражающего элемента. На фото отлично видно, что на станции «Парк культуры» даже стекла в вагоне уцелели.

Видимо, силовики все же поняли, что сморозили глупость, объявив о мощности сработавших зарядов в 3 и 1,5 кг тротилового эквивалента. На следующий день мощность волшебным образом понизилась до 500 г., хотя по горячим следам было заявлено о 4 и 2 кгсоответсвенно для «Лубянки» и «Парка культуры». Впрочем, это тоже не объясняет столь малого количества жертв и поразительной сохранности головы «смертницы». Непонятно при этом другое – почему такой разнобой в вопросе о том, какое взрывчатое вещество использовалось при взрывах: официально объявлено, что это был пластит, гексоген и тротил. 2 апреля даже была обнаружена коспиративная квартира в Хамовниках, где якобы прятались террористы и где они изготавливали пояса шахидов. Правда, неуловимых террористов к тому времени и след простыл, однако почему-то улики после себя они оставили. Видимо, специально для следствия.

Да, совсем забыл самое смешное (это, конечно, не смешно, но все же). Оказывается, у «шахидки» на станции метро «Парк культуры» было два пояса со взрывчаткой, но сработал только один. Второй в целости и сохранности взрывотехники нашли в вагоне при осмотре места происшествия. Такое впечатление, что сочинители такой тупейшей брехни просто не знают, что такое детонация. Когда в танке взрывается боекомплект, он взрывается весь и сразу. Снаряды не раскидывает взрывом вместе с оторвавшейся башней, не смотря на то, что всякий снаряд имеет очень прочный стальной корпус. А пояса «шахидок» представляют собой БЕЗОБОЛОЧЕЧНОЕ взрывное устройство. Я с большей охотой поверю в байки про чудом спасшиеся при пожаре иконы, которые в целости находили на пепелище, чем в то, что 1,5 кг тротила в безоболочечном взрывном устройстве не сдетонировали при взрыве такого же количества заряда. Опять же, как чудом не сдетонировавший пояс шахида не пострадал от поражающих элементов? Видать, мы имеем дело еще с одним чудом.

Исходя из сказанного выше, можно сделать вывод, что «шахидки» действовали предельно гуманно – взорвали очень слабые заряды во время остановок на станции, поражающие элементы не применялись. Однако силовики принялись всячески нагнетать страсти, брехая про килограммы взрывчатки и рубленую арматуру. В одном случае был выбран второй вагон, что так же способствовало уменьшению числа жертв. Во втором случае был взорван слабый заряд, а вход на станцию метро был предварительно заблокирован, благодаря чему на перроне было довольно пустынно.

Вот, кстати, еще одна нестыковка. Допустим, вы желаете совершить двойной взрыв в метро. Совершенно логично взорвать заряды в одно время, а не с интервалом в 40 минут. Ведь велика вероятность, что разу после первого взрыва вход в метро будет перекрыт, поезда остановлены, люди эвакуированы. Примерно так произошло в Лондонском метро после серии взрывов в 2005 г. Однако в Москве работа даже Сокольнической линии не была остановлена. Почему? И почему второй взрыв прогремел на полупустой станции «Парк культуры», доступ на которую уже был перекрыт?

Вот, кстати, еще одна нестыковка. Допустим, вы желаете совершить двойной взрыв в метро. Совершенно логично взорвать заряды в одно время, а не с интервалом в 40 минут. Ведь велика вероятность, что разу после первого взрыва вход в метро будет перекрыт, поезда остановлены, люди эвакуированы. Примерно так произошло в Лондонском метро после серии взрывов в 2005 г. Однако в Москве работа даже Сокольнической линии не была остановлена. Почему? И почему второй взрыв прогремел на полупустой станции «Парк культуры», доступ на которую уже был перекрыт?



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх