,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Чадящий факел "Просвиты". К юбилею товарищества
  • 3 апреля 2010 |
  • 03:04 |
  • MozGoPrav |
  • Просмотров: 52357
  • |
  • Комментарии: 11
  • |
0
Чадящий факел "Просвиты". К юбилею товарищества


Своё светоизлучающее название эта организация-товарищество 142 года тому назад получила несомненно по праву. Ибо благородной поставлена была цель – освещать путь тех, кто пытается выбраться из мрака невежества, повторяя "да здравствует солнце, пусть скроется тьма!". Об этом благом начинании, о большом, сложном пути общества немало написано, и нет необходимости повторяться в короткой статье. Тем более что она пишется по иному поводу…


Источником света для ума в европейской традиции служит образ факела. Поэты всех времён наделяли его светом абсолютно чистым, солнечным, без запаха и дыма, обеспечивающим абсолютную чистоту знаний. Но, видимо, ничего не бывает без брака. Зажжён, например, факел с целью просвещения тёмных масс; погорел-погорел и через какое-то время стал чадить. Ещё запашок вдобавок.

Я сподобился стать свидетелем возрождения Всеукраинского товарищества "ПРОСВИТА" имени Т. Шевченко на его родине – во Львове. Возрожденцами выступили представители местной духовной элиты. Назову двоих из них, наиболее ярких по моему мнению: талантливейшая прозаик, пишущая на мове Нина Бичуя и литературный критик, как говорится, от Бога, Михайло Косив.

Это было время, включившее позднюю перестройку ломом и неразумное детство молодой демократии дооранжевого периода. В "Украинском Пьемонте" возрождали всё, что под рукой оказывалось — от идей бандеровщины до теории происхождения человеческих видов от древних украинцев, протоприматов, надо полагать. Кто не возрождал, тот духовный хлеб не ел. Нашим "просвитовцам" задумка удалась: их факел, после советского чулана, загорелся ярко и ровно. Даже русскоязычные от удовольствия щурились. Как говорил классик, будущее было светло и прекрасно.

В январе 1991 г. на общественно-политической конференции "Украинско-русские отношения в суверенной Украине", которая прошла во Львове при участии вице-спикера Верховной Рады Владимира Гринева и главы Львовского облсовета Вячеслава Черновола (и которую вёл ваш покорный слуга по согласованию с национальными организациями), было принято заявление. В нём, в частности, говорилось:

"...в независимой Украине интересы русской и русскоязычной общин обеспечит национально-культурная автономия, которая будет построена на основах самоуправления, при содействии государства и свободного развития связей с исторической родиной – Россией ...Равноправное участие русских в политической государственной и культурной жизни необходимо для сплочения всех творческих сил народа, для вывода из кризиса нашей общей отчизны – Украины".

Теперь понятен столь необычный ультра-демократический жест "титульных": не было уверенности в поддержки русскими независимости Украины на предстоящем 1 декабря референдуме. Поддержали, подтвердив тем самым первую из родных исторических проблем (вторая, напомню, дороги…)

И сразу позиция разномастных лидеров карпатского региона в отношении русских стала быстро меняться. Их начали обвинять в том, что они – главные носители красной идеологии и организаторы ленинско-сталинско-брежневского террора, что "московиты", смесь татар и угро-финнов, – извечный враг украинцев. Средства массовой информации, учебники для школ и вузов заполнились тем видением истории восточнославянского общежития, которое разрабатывалось в канадско-американских, западногерманских, ватиканских, иных исследовательских центрах. В августе 1993 года, когда президенты двух стран подписывали компромиссное соглашение по Черноморскому флоту, национал-демократы на митингах во Львове ("народне вiче") впервые призвали устроить "Варфоломеевскую ночь для москалей" и депортировать тех, кому повезёт дожить до утра, из Галиции. Пострадали школы с русским языком обучения, "украсились" лозунгами "Геть з України". Родилась идея "международного суда над московским империализмом" (см. газету "За вільну Україну", 20 октября 1994 р.).

Глава партии Государственной самостоятельности Украины (июль 1997 г.) Р. Коваль сообщал о намерении рапортовать "не о газетах, листовках и встречах, а о количестве уничтоженных врагов" и от лозунга "Осторожно, русские!" перейти к лозунгу "Смерть оккупантам!". Член Папской Академии социальных наук С. Вовканич говорил:

"Русификаторам, независимо от того, шли ли они под знаменем идеи "третьего Рима", или "перманентной мировой революции", необходимо было бы признать вину своей имперской мессианской идеи в уничтожении и сжигании украинских библиотек, церквей, в организации искусственных голодоморов, выселений в Сибирь, грабеже культурных ценностей и т.п." (газета "Высокий Замок", 23 сентября 1995 г.)

Бывший председатель политреферантуры Украинской национальной ассамблеи А. Лупынис открыто заявлял:

"Каждый, кто приходит на эту землю, приходит, чтобы интегрироваться (в первом ли, в 10-м ли поколении) в великую Украинскую нацию... Считаю сосуществование, как отдельных субъектов, и украинцев, и так называемых русскоязычных в Украине нереальным. Единственной формой их сосуществования может быть только жесточайшая борьба на взаимоуничтожение" (Газета "Совесть" № 7-8, февраль, 1996 г.).


Общественность стали настраивать на то, чтобы

"Установить прочный барьер между Украиной и Россией, Украиной и СНГ. Благодаря этому мы сможем отгородить себя от... пагубной ментальности "брата", от исторически чужих нам понятий "коллективизма" и "тоталитаризма". Только так мы не только улучшим положение внутри страны, но и получим новый имидж среди стран – членов Европейского Содружества" (ж. Молода дипломатія. № 4 (18), 2000 р. стор. 27).

Дальше – больше:

"В нашем благословенном Пьемонте подколодная змея (Русские организации – С.С.) свила себе кубло". "Термин "москалеперды" со временем успешно заменит формулу "русскоязычное население". "...И не станет в скорости сухих верб, чтобы повесить на них ренегатских кацапских стерв! Истреблять этих собак без милосердия – это наш девиз. И будем уничтожать без милосердия" ("Поступ". 18 марта, 2000).

И ещё, на "закуску":

”Русским пора дать по рогам. Сделать это могут только националисты”, “Нам нельзя засиживаться во Львове – комфортной мини-Украине, пора собирать националистическую молодежь в большой поход на Восток” (В. Мороз на встрече с Ле Пеном).


Как отмечала 19.07.2000 г. лондонская "Financial Times" Львов стал ареной битвы, этнические русские вновь ощутили жар украинского национализма — непрерывная волна массовых антирусских акций, лозунги на домах — "Убей русского", "Украина для украинцев", "Долой русскую культуру", "Бойкот москалям", "Смерть московским оккупантам", листовки с призывами — "За одного убитого на своей земле украинца должна быть уничтожено тысяча москалей", "Бейте окна, поджигайте двери в жилищах чужеземцев, громите витрины магазинов с московской рекламой, уничтожайте имущество развлекательных заведений с московской музыкой! Ответ на обращение на "московском языке" давайте только тогда, когда спрашивают дорогу на кладбище. Жизнь москалей во Львове должна стать для них нетерпимой! "Чемодан, вокзал, Россия – или смерть на оккупированной территории" — вот выбор для москалей, если они не умеют вести себя как гости. (Эти события были вызваны гибелью в пьяной драке композитора Билозира, зачинщика драки, так до конца и не расследованной. Один из врачей, делавших вскрытие, полагает, что служитель муз скончался от несовместимости определённого лекарства с накопленным в его организме алкоголем).

Итак образ врага был сформирован. Кто же такие русские, которые разными судьбами оказались в регионе? Они, по мнению политэлиты "Пьемонта," – носители имперско-шовинистического мировоззрения, составляют "пятую колону", и, естественно, выступают против украинской государственности. Не случайно любая попытка защитить свое национальное достоинство автоматически приводит к обвинению в имперских амбициях и к тому, что русских объявляют "рукой Москвы". Идея проста – русские должны забыть о России, забыть родной язык, тогда им, может быть, простят, что они некогда принадлежали к столь варварскому этносу. И вот какая вырисовывается особенность: всё чаще обвиняемым становится не русский человек, как таковой, а русский язык. Вот в чём проблема! Ведь родной нам речью озвучена вся великая общерусская культура, с которой никакая "окремая" на "окремой мове" конкурировать не может. Это понимают националисты всех постсоветских стран. Поэтому и приёмы вытеснения русской культуры у них одинаковые.

Данные опросов и переписи свидетельствуют о том, что как русские, так и украинцы, предпочитают использовать в общении родной язык. В то же время, в регионе практически не осталось русских, которые бы не владели украинским языком. Немало русских родителей избирают для своих детей украиноязычную школу. При этом реальный билингвизм (дома – русский, в школе – украинский, в общении – оба языка) создает благотворные условия для общего развития детей. Проблемы возникают там, где власти ликвидируют возможность свободного выбора, закрывая все школы и классы с русским языком обучения. Русские Украины, сочувствуя, как правило, стремлению значительной части общества к возрождению украинской культуры, понимая необходимость государственной и общественной поддержки соответствующих усилий, не намерены смиряться с неприкрытой русофобией, а тем более на государственном уровне.

С середины 90-х годов власти западного региона и их высокие киевские покровители пытаются выстроить настоящую китайскую стену между русской и украинской культурой, пытаются указать "оккупантам москалям" и их "коровьему языку" на подобающее в независимом государстве место. Мотивация достаточно стандартная – русификация Украины – якобы наследие многовековой колониальной зависимости. От этого наследия необходимо любыми средствами избавиться. Защитники русского языка в государстве, по мнению властных чиновников, это – недруги Украины.

Как отмечает Владимир Малинкович, директор Украинского отделения Международного института гуманитарно-политических исследований:

"Мы уверены в одном: усилия направленные на возрождение украинской культуры должны быть конструктивными, созидательными, а не разрушительными. Ни в коем случае нельзя добиваться приоритета украинского языка за счет подавления русской культуры и русского языка. От этого пострадает вся культура Украины и, главное, пострадает один из важнейших принципов демократического общества – принцип равноправия граждан (а значит и сами граждане)" ("Регион", 04.03.2000).

Но при чём здесь "Просвита"?

А при том, что по глубинной сути своей должна бы, надеялись мы до последнего времени, по меньшей мере занять недвусмысленную позицию Разума в создавшейся ситуации (вернёмся к В. Малинковичу) подавления русской культуры и русского языка.

Однако чистый, божественный факел, зажжённый 140 лет тому назад во Львове, фигурально говоря, оказался при "вiдродженнi" пропитанной чем-то дурно пахнущей тряпицей, намотанной на вульгарную палку, — "смолоскипом", на соловьиной мове наших прикарпатских сеятелей "разумного, доброго, вечного".

Представленный на рассмотрение Верховной Рады ещё весной 1997 г. проект кабинета министров Украины "О развитии и применении языков в Украине" практически был направлен на резкое сужение сферы применения русского языка. С этой целью при Президенте Украины в феврале 1997 г. создается Совет по вопросам языковой политики. И тон в его деятельности задает общество "ПРОСВIТА", ее львовские лидеры, которые, повторяю, и возглавили возрождение общества (писательница Н.Бичуя, лит. критик М.Косив, др.). "Просвитянцы" печатно и на форумах, в гостях у школьников, студентов, сидельцев в домах престарелых и инвалидов, знаю это не понаслышке, открыто заговорили о тлетворном влиянии языка чужого государства (здесь только Российского) на украинское общество, сравнивая его с наркоманией, проституцией и другими язвами цивилизации. Не верите?

Вот цитата:


"считать разговоры и печатные издания на негосударственном языке деянием, которое своими негативными последствиями представляет не меньшую угрозу национальной безопасности Украины, чем пропаганда насилия, проституции, а также разные формы антиукраинской пропаганды"; "за московской фальшивкой об общем славянском корне просматривается человеконенавистническая идеология "старшего брата", который за почти 350-летнюю историю проявил себя как агрессор и разрушитель"; "пятая колонна и дальше раскручивает маховик русификации, а национальная культура блокируется, этническое большинство остается угнетенным".

В основе деятельности нынешних украинских "просвитянцев" — "просвещенцев" не столько забота о развитии и укреплении позиций украинского языка, сколько вытеснение любыми, в том числе и силовыми методами русского языка, ставшего в силу различных причин естественным средством общения для большинства граждан государства.

Даже один из признанных представителей украинской научной элиты в эмиграции, профессор Гарвардского университета Роман Шпорлюк, еще в 1992 г. пытался урезонить национал-радикалов:

"...Исходить необходимо из тех реалий, что есть Украинское Государство и что много граждан этого государства не является в традиционном понимании украинцами... Хотим мы того или не хотим, но русский язык является естественным языком для миллионов людей, которые живут в Украине и за эту Украину голосовали на референдуме. Они отнюдь не ждут, чтобы их украинизировали... Итак, строя государство, должны принять во внимание тот факт, что народ Украины является по сути двуязычным.., должны согласиться с тезисом о том, что русский язык имеет будущее в Украине" ("Post-Поступ", n 27, 1992 р.).

Однако государственный аппарат Украины, подвластные президенту СМИ, общественные организации правого толка, и, прежде всего, финансируемое государством Всеукраинское товарищество "ПРОСВИТА" имени Т. Шевченко образовали фронт борьбы за вытеснение из новоукраинского пространства русского образования, культуры, которая, по сути, общерусская, т.е. созданная творцами общего восточнославянского пространства, в основном. Лидеры "Просвиты" откровенно торжествуют: процесс разрушения учреждений образования и культуры для русских, начатый в "Украинском Пьемонте", энергично распространяется с запада на восток и юг страны.

В Киеве, к примеру, где доля этнических русских составляет 20,9%, из более чем 320 общеобразовательных школ осталось только 10 с русским языком обучения. Во многих регионах страны власти грубо игнорируют права граждан самим определять, как это предусмотрено Законом, на каком языке учиться их детям. Во всем Западном регионе Украины на более чем 6,5 тысяч школ с украинским языком обучения приходится лишь 16 русских школ (соотношение 1:407). В то же время в восьми областях Западной Украины проживает 10 млн. 979 тысяч жителей (10 млн. 142 тысячи украинцев), и 306,5 тысяч русских. Соотношение между украинцами и русскими составляет 1:33. Исходя из таких расчетов, русских школ в регионе должно быть 175-200, а их почти в двенадцать раз меньше.

Названный выше "просвитянец" Михайло Косив опубликовал в свое время ряд статей, где ставит перед украинскими гражданами вопрос ребром: или словари (в его интерпретации – это отказ от предпочитаемого большинством русского языка), или автоматы Калашникова – ни больше, ни меньше, середины нет. Несравненная мастерица украинского слова Нина Бичуя, помнится, предвосхитила идею славного "бояна вещего" наших дней Ивана Драча, обложить "гривенным оброком" издания на русском языке в пользу развития украинской культуры, изданий на мове.

А их единомышленники более низкого интеллекта по местной табели о рангах принимали участия в практических действиях, «пiдтримуючи мову i культуру».

Так-то отметились в толпе, что заблокировала вход в здание Украинского Академического театра им. М. Заньковецкой, где должен был пройти спектакль на русском языке "Старосветская любовь" по мотивам повести Н. Гоголя. Роли исполняли Л. Ахеджакова и Министр культуры Украины, народный артист СССР и Украины, бывший львовянин – Б. Ступка. Толпа "национально-сознательных" галичан пообещала не допускать впредь во Львове ни одного спектакля или концерта на русском языке. Был снят с репертуара русскоязычный спектакль режиссера О. Батова в театре Украинской Армии (бывший театр русской драмы ПрикВО), запрещен к показу на сцене Львовской оперы мюзикл "Необыкновенная карьера Никодима Дызмы" поставленный театром Бориса Озерова – последним русским театром Западной Украины; то же во Львовских кинотеатрах кинофильм "Две Юлии", снятый киностудией им. А. Довженко и получивший первый приз на киевском кинофестивале. Как говорили древние римляне украÏнського походження, et saetera, et saetera.

Трудно зажечь факел просвещения, но всегда находятся для этого пассионарии. И слава им! Но если светильник попадает в нечистые руки, яркость пламени под угрозой. Как в этом случае, здесь описанном. Чуете, горелым пахнет?

Сокуров-Величко Сергей Анатольевич

По материалам ежегодного обозрения "Некоторые аспекты "русского вопроса" в Западной Украине", Львов, 2008 г.



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх