,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


1945-й: поступь победителей
  • 1 апреля 2010 |
  • 16:04 |
  • MozGoPrav |
  • Просмотров: 22034
  • |
  • Комментарии: 5
  • |
0
1945-й: поступь победителей


Победная весна 1945 года все громче вступала в свои права. Все новые районы и области восточноевропейских стран освобождали солдаты советских войск. Уже были взяты и многие столичные города – Бухарест и София, Белград и Варшава. После ожесточенных многомесячных боев пал и Будапешт.

Тем не менее немецкие войска и их немногие оставшиеся союзники дрались упорно, использовали для обороны каждый рубеж, а при случае норовили и контратаковать. Последнее немецкое крупное наступление произошло в марте 1945 года в районе венгерского озера Балатон. В ночь на 6 марта отборные дивизии 6-й танковой армии СС любимца фюрера оберстгруппенфюрера СС Зеппа Дитриха совместно с частями вермахта и венгерскими союзниками атаковали войска 3-го Украинского фронта и прорвали фронт на участке в 15–20 км на глубину чуть ли не в 70 км.

В другое время такой прорыв мог бы обернуться катастрофой. Но у советских солдат и командиров был уже богатый опыт и наступлений, и контрнаступлений. Прорвавшихся немцев и венгров моментально локализовали и чуть было не заманили в крупный «котел». Впрочем, и в немецких штабах сидели отнюдь не дураки, и немцы поспешили отдать приказ об отходе на исходные позиции.

В результате, отразив балатонское наступление немцев, 3-й Украинский фронт начал, не давая им опомниться и перестроить свои порядки, уже свое наступление на Вену. А 2-й Украинский фронт тогда же начал наступление на Братиславу, столицу Словакии – фактически оккупированной страны, чье марионеточное правительство, правда, числилось среди немецких союзников.

На братиславском направлении нашим солдатам пришлось, однако, столкнуться с упорным сопротивлением врага, хорошо использовавшего природные особенности местности – горные хребты, леса, бурные от полноводия реки. Весенний разлив Грона, Житавы, Нитры и их рукавов сильно мешали маневренности советских войск. Основой обороны противника – 8-й армии генерала Крейзинга и 6-й армии генерала Гилле – стала разлившаяся река Грон (к тому же с крутым западным берегом), отроги Низких Татр и начало Нитранских гор.

Но частям наших 53-й и 7-й гвардейских армий и 1-й гвардейской конно-механизированной группы удалось втайне подготовить и под прикрытием лесов доставить к берегам Грона заранее заготовленные понтоны и прочие переправочные средства. Командующий фронтом Родион Малиновский решил нанести главный удар смежными флангами 53-й и 7-й гвардейской армий в направлении Братиславы, Малацки, Брно. После форсирования Грона и прорыва главной полосы обороны противника в сражение вводилась 1-я гвардейская конно-механизированная группа с задачей быстро развить успех общевойсковых армий и не дать вражеским войскам занять заблаговременно подготовленные рубежи обороны в оперативной глубине по западным берегам рек Нитра, Ваг и Морава. Для непосредственного наступления на Братиславу предназначалась 7-я гвардейская армия под командованием генерал-полковника М.С. Шумилова.

К началу перехода нашей группировки в наступление командованию фронта удалось установить непосредственную связь с активно действовавшими в тылу врага словацкими партизанами. Вообще надо отдать словакам должное: хотя их правительство и объявило войну СССР и даже отправило на Восточный фронт несколько дивизий, однако особого вреда они нам не причинили, и немцам пользы не принесли. Более того, они чуть ли не ротами стали перебегать на советскую сторону – и это в 1941–1942 гг.! Немцам это надоело, и они отправили словаков бороться с русскими партизанами. Результат для немцев оказался еще более отрицательным. Увидев своими глазами «новый порядок» на оккупированных территориях, словаки стали воевать с полицаями и всячески помогать партизанам. Начальник штаба одной из словацких бригад Ян Налепка со значительным отрядом своих подчиненных сам ушел к партизанам, храбро воевал и посмертно был награжден званием Героя Советского Союза. В 1944 году против немцев и их приспешников восстала почти вся Словакия. Советская армия на помощь прийти не успела, но продолжала помогать словацким партизанам всем, чем могла. Любопытно, что немцы, со своей стороны, бросили против словаков власовцев, каминцев, казаков и остатки украинской дивизии СС «Галичина». Так что в 1945 году словаки отлично знали, кто их друг, а кто – враг.

Незадолго до начала общего наступления, 23 марта, с целью ввести противника в заблуждение части 25-го гвардейского стрелкового корпуса, расположенные на левом фланге 7-й гвардейской армии, начали форсировать реку Грон. Они имели задачу наступать вдоль Дуная в направлении на Комарно. Но это еще не было началом общего наступления и направлением главного удара. Главный удар готовился на правом фланге армии силами 27-го гвардейского стрелкового корпуса совместно с левофланговыми соединениями 53-й армии.

Как и полагается, на это направление, на одну из высот, почти к самому Грону, переместился и командный пункт маршала Малиновского. В ночь на 25 марта над Гроном стояла тишина. Войска главной группировки под видом разведывательных действий, к которым противник уже привык, внезапно форсировали Грон, уничтожили боевое охранение противника на берегу и за ночь фактически овладели на этом участке всей правобережной поймой реки, подойдя непосредственно к переднему краю обороны. Этим воспользовались понтонеры. Под покровом ночи было наведено несколько мостов. А с рассветом, после мощной артподготовки, началось наступление...

Войска первого эшелона успешно прорывали главную полосу обороны противника. В это время командующий фронтом отдал приказ о наводке дополнительных мостов через Грон для обеспечения ввода в прорыв 1-й гвардейской конно-механизированной группы.

По установленному сигналу заранее сосредоточенные в укрытых местах понтонные части немедленно вышли к реке и тут же приступили к делу. Наши службы уже научились демонстрировать слаженную работу на общий результат. Еще когда понтонеры наводили мосты, а пехота готовилась к атаке, артиллеристы и авиаторы уже наносили мощные удары по заранее разведанным целям на переднем крае обороны противника. Такие удары стали возможны благодаря заранее проведенной воздушной разведке. Аэрофотосъемкой были зафиксированы система траншей, дзотов, расположение батарей, прикрывавших реку, тактические резервы, стоявшие позади укреплений.

В течение суток был захвачен плацдарм шириной более 20 км и в глубину до 10 км. Полоса обороны врага была прорвана. К тому же через двое суток корабли Дунайской флотилии в 20 км восточнее Комарно (т. е. непосредственно во вражеском оперативном тылу) высадили 83-ю бригаду морской пехоты. Вспомним десанты 1941–1943 гг.! В большинстве своем они оканчивались катастрофами, и немногие уцелевшие потом повествовали о геройской гибели павших товарищей. А тут десант, поддерживаемый через реку практически все время, уже на третий день соединился со стрелковыми частями, наступавшими с фронта.

А наступление тем временем набирало силы. Введенная 26 марта в сражение 1-я гвардейская конно-механизированная группа генерала Иссы Плиева в стремительном темпе завершила прорыв тактической зоны обороны противника и устремилась в его оперативную глубину. 28 марта на братиславском направлении брешь в боевых порядках врага составляла около 135 км по фронту и 40 км в глубину. Действия бойцов кавмехгруппы породили у немцев и венгров целую приказную истерию, посвященную «бандам русских черкесов и казаков» (так скопом окрестили всех наших солдат, призванных из республик, краев и областей Юга России). Оттесняя противника на запад, кавалерийские соединения форсировали реку Нитра и начали обходить Нове-Замки с запада, чтобы лишить оборонявшихся связи с теми частями, которые отходили к реке Ваг.

Первыми форсировали Нитру казаки 10-й гвардейской кавалерийской дивизии под командованием генерал-майора С.Т. Шмуйло. Зайдя в тыл немцам, оборонявшим город Шурани, они во взаимодействии со стрелковыми частями, наступавшими с фронта, в короткий срок овладели этим городом. В это время другие казачьи части, действовавшие севернее, совместно со стрелковыми соединениями также форсировали Нитру и перерезали шоссейные и железные дороги, идущие к Ново-Замки. Вскоре они завязали бой на окраинах города. С юга подошли части 24-го гвардейского стрелкового корпуса 7-й гвардейской армии под командованием генерал-майора А.Я. Крузе и отрезали врагу пути отхода. К исходу 29 марта после ожесточенного боя Нове-Замки был взят; наши войска выходили на подступы к столице Словакии – Братиславе.

В тот же день частями 23-го стрелкового корпуса под командованием генерал-майора М.Ф. Григоровича был внезапно форсирован Дунай. Переправившись на северный берег Дуная западнее Комарно, корпус оказался в тылу противника и во взаимодействии с 25-м гвардейским стрелковым корпусом 7-й гвардейской армии, наступавшим с фронта, устремился на Братиславу междуречьем Дуная и Малого Дуная. Разновременные удары с фронта и смелый маневр во фланг и тыл врага частей и соединений 23-го стрелкового корпуса сбили противника с толку, что позволило войскам фронта через пробитую в обороне врага брешь успешно развивать наступление на Братиславу. 30 и 31 марта 7-я гвардейская армия во взаимодействии с 1-й гвардейской конно-механизированной группой овладела сильным опорным пунктом противника и крупным городом Нитрой.

К 1 апреля соединившиеся части 25-го и 27-го гвардейских корпусов 7-й гвардейской армии вышли к восточной и северо-восточной окраинам Братиславы, а войска 1-й конно-механизированной группы выдвинулись к Малым Карпатам, т. е. северо-восточнее города. Однако побывавшие в самой Братиславе разведчики сообщили, что немцы очень укрепили свои позиции в городе, и с налета его не взять. Имея на севере Малые Карпаты, превращенные в течение полутора лет в мощный оборонительный рубеж, а на юге – Малый Дунай и Дунай, враг выдвинул большую часть огневых средств на участок между горами и рекой восточнее города. На этих рубежах, Дьёрском и Братиславском, немецкое командование рассчитывало надолго задержать советское наступление. Совершенно точные сведения имело командование фронта и о составе самого гарнизона. Кроме отошедших к Братиславе войск, гитлеровское командование перебросило сюда из своего тыла многочисленные команды фольксштурма, вооружило саперные и трудовые батальоны.

В целях быстрого разгрома оборонявшихся войск противника в Братиславе командующий 7-й гвардейской армией генерал-полковник М.С. Шумилов решил охватить город с юго-востока и северо-востока и нанести с этих направлений одновременные и сильные удары. К действиям по освобождению города дополнительно привлекались 23-й стрелковый корпус генерал-майора М.Ф. Григоровича, три дня назад вошедший в состав армии, и, по распоряжению командующего фронтом, – Дунайская военная флотилия под командованием контр-адмирала Г.Н. Холостякова.

2 апреля передовые части 7-й гвардейской армии, преодолев внешний обвод укреплений, состоявший из трех линий траншей с многочисленными артиллерийскими долговременными точками, завязали бои непосредственно за Братиславу на ее восточных и северо-восточных окраинах. И снова началась борьба за каждый квартал, за каждую улицу и дом.

Ведя бои на городских улицах, советские войска продолжали их и на склонах прилегающих к городу Малых Карпат, чтобы создать у противника ощущение угрозы окружения. К этому времени «Kesselfurcht» («котлобоязнь») овладела немцами не меньше, чем советскими военными в 1941–1942 гг. Угроза обхода Братиславы с севера и северо-запада подействовала на немецкий гарнизон.

Последний ожесточенный штурм состоялся 4 апреля. К вечеру немцы отступали уже в сторону Вены, еще не зная, что к ней уже выходят войска 3-го Украинского фронта. Одновременно загремели выстрелы на других участках – северо-восточнее Братиславы, в Малых Карпатах. Ломая сопротивление врага, карабкаясь среди лесистых гор, наши гвардейцы овладели вражескими оборонительными позициями и создали угрозу обхода Братиславы с севера и северо-запада.

Штаб 2-го Украинского фронта для непосредственного руководства боями за Братиславу и наступлением на Брно переместился в это время из-под Будапешта в небольшой населенный пункт Двори в нескольких километрах от Нове-Замки. И снова содрогаются мостовые Братиславы от выстрелов, снова штурмуют здания наши бойцы. Враг переходит в контратаки, стремясь отбросить наши части от своих коммуникаций на северо-западе и западе. Но уже ничто не помогает фашистам.

К 12 часам 4 апреля к центральным площадям Братиславы по радиально сходящимся улицам устремились наши части и подразделения. Начался последний приступ. Первыми шли штурмовые группы. А часа через три на многих домах центральных площадей появились красные флаги. К исходу дня противник был вынужден оставить город и начать отход к Вене. А к ней, уже с другой стороны, подходили войска 3-го Украинского фронта.

Так уже повелось на последнем этапе войны: враг предполагал, а советские войска располагали. Не удержавшись на реках Грон, Нитра и Ваг, противник предполагал отсидеться в Дьёрском и Братиславском укрепленных районах, на выгодных рубежах в Западных Карпатах. Но это «сиденье» продолжалось совсем недолго. Всего два дня потребовалось нашим войскам, чтобы овладеть Братиславой. С ее освобождением создалась непосредственная угроза важнейшему стратегическому и промышленному району неприятеля – венскому, и самой Вене – промышленному центру Австрии. Лишить немцев мощного военного арсенала, выбить из рук эти фабрики смерти – такова была боевая задача войск 46-й армии 2-го Украинского фронта, действовавших на венском направлении во взаимодействии с 3-м Украинским фронтом.

Справка
Частям, наиболее отличившимся в боях за освобождение столицы Словакии, приказом Верховного Главнокомандующего было присвоено почетное наименование «Братиславских». Такого звания удостоились, в частности, 23-й и 25-й гвардейские стрелковые корпуса, 252-я и 409-я стрелковые, 5-я и 26-я зенитно-артиллерийские дивизии. Также за участие в боях за Братиславу 19-я и 375-я дивизии были награждены орденом Красного Знамени, 25-я гвардейская стрелковая дивизия – орденом Суворова II степени, 93-я гвардейская стрелковая дивизия и 27-я гвардейская танковая бригада – орденом Кутузова II степени. Орденами Кутузова и Суворова были награждены также 8-я гвардейская кавалерийская дивизия, 4-й и 6-й гвардейские кавалерийские корпуса. Около 30 частей получили другие боевые орден


СЛАВА ГЕРОЯМ!
НИКТО НЕ ЗАБЫТ И НИЧТО НЕ ЗАБЫТО!



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх