,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


О ЛИТЕРАТУРНОМ ЯЗЫКЕ ГАЛИЦКОЙ И ПОДКАРПАТСКОЙ РУСИ.
  • 31 марта 2010 |
  • 18:03 |
  • URUZ |
  • Просмотров: 9850
  • |
  • Комментарии: 12
  • |
0
В российском общественном сознании сложилось устойчивое мнение о западном регионе Украины, как об оплоте националистов, воевавших во время Великой Отечественной войны рука об руку с гитлеровцами против России и ныне открыто выступающих против нашей страны, видя в ней главного врага независимой Украины. Большинство граждан России однозначно записывает население западных областей Украины в “западенцев” и, соответственно, “не наших, не русских”. Действительно, антирусские силы в регионе (преимущественно в Галичине) весь послевоенный период готовились к реваншу и настраивали население против “москалей”. Русофобия вообще является одним из главных постулатов украинской идеологии. Однако и украинские и либерально-российские историки откровенно замалчивают или намеренно искажают факты из истории языка и словесности этого края, кровными узами связанных с Русью. Цель данной статьи – в какой-то мере развенчать миф о вековечном “украинстве” языка Прикарпатья и Закарпатья.

Начнём с того, что так называемые “западноукраинские” земли на самом деле являются западнорусскими , ибо со времён Киевской Руси и вплоть до захвата их Польшей, Литвой, Молдавией и Венгрией они входили в состав западных русских княжеств, в основном Галицко-Волынского. Притязания украинских историков на период Древней Руси, объявляя его “староукраинским” (а то и просто украинским), являются откровенно абсурдными и беспочвенными. Коренное население Закарпатья, Пряшевщины, Галичины, Лемковщины и Северной Буковины испокон веков считало себя русинами, руснаками, руськими и отождествляло с Русью.

Наиболее активно и плодотворно развивались литература и язык в Галицкой и Подкарпатской Руси, особенно в XIX столетии. Галицкая Русь (Галичина, Галиция) была присоединена после первого раздела Польши к Австрийской Империи, к которой в этот же период отошла от Молдавского княжества Буковина , населённая русинами и румынами. Подкарпатская (Угорская) Русь (современные Закарпатье и Пряшевщина) к тому времени вместе с остальными землями Венгерского королевства уже была в составе империи Габсбургов.

Говоря об особом русском языке галицкой и подкарпатской словесности в XIX веке, нельзя забывать о традиционном богослужебном языке Православной и Греко-католической церкви – церковнославянском. Многие столетия именно вероисповедание и церковный язык были, наряду с народным самосознанием, главным свидетельством принадлежности населения края к Русскому миру. Русины называли и свою веру, и церковь, и её язык русскими. Славяно-русский язык (т.е. церковнославянский язык русского извода) был литературным для подъяремной Руси вплоть до середины XIX столетия!

“Весна народов” – европейская революция 1848 г. всколыхнула народы “лоскутной” империи Габсбургов и подвигла их к интенсивной работе по созданию своих литератур и развитию народных языков. Русины также активно включились в эту деятельность и в 1848 г. создали во Львове – главном городе Галицкой Руси – политические организации “Русская Рада” и “Русск i й Соборъ”, национально-культурное общество “Галицко-русская Матица”. Эти организации с первых дней своей деятельности, а “Галицко-русская Матица” вплоть до её закрытия Советской властью в 1939 г., исповедовали идеи общерусского единства, видя в идеале воссоединение всех земель исторической Руси.

Эти идеи были с воодушевлением подхвачены и в других частях подъяремной Руси – на Закарпатье и в Северной Буковине, где русское народное движение достигло значительных результатов. Одними из важнейших событий той эпохи были съезд русских учёных во Львове и выход в свет работы выдающегося галицко-русского писателя и этнографа Якова Головацкого “Росправа о языц ? южнорусскомъ и его нар ? ч i яхъ”, ставшее одним из первых научных исследований народного языка Прикарпатской Руси.

Несмотря на то, что выдвинутые вскоре лидером русинов Антонием Добрянским требования по созданию автономии для русского народа в Австрии не увенчались успехом, национально-культурное возрождение края продолжалось с невиданным доселе энтузиазмом. В 50-60-е годы XIX в. во Львове начинает выходить ряд периодических галицко-русских изданий – в первую очередь альманах “Зоря Галицкая” и газета “Слово”. В это же время на Подкарпатской Руси выдающимся писателем и общественным деятелем Александром Духновичем было основано “Литературное заведен i е Пряшевское”, поставившее своей целью образование и воспитание народа посредством литературы и развитие угро-русской (подкарпатской) словесности. В 70-е годы в Ужгороде (Унгваре) начала выходить первая газета для русинов “Св ? тъ”. В Северной Буковине также активно развивалась литература и выпускались периодические издания на традиционном русском языке.

Итак, что же представлял собою литературно-книжный язык Галицкой и Подкарпатской Руси? “Украинофилы” (малорусские эмигранты из России и местные “народовцы”), с 70-х годов XIX века развернувшие сепаратистскую пропаганду на землях Галичины и Буковины, презрительно называли книжный язык русинов “язычием” (то есть, на их взгляд, жаргоном). Под этим неологизмом они подразумевали чрезмерное употребление славяно-русских и великорусских слов в этом языке. Однако дело было отнюдь не в этом, а в национально-идеологическом противостоянии двух лагерей – руссофильского (старорусского) и украинофильского (народовецкого). “Народовцы” пытались навязать ими же созданный украинский язык и “самостийные” идеи русинам, которые в массе своей их не принимали, продолжая считать себя частью Руси. Старорусская же партия развивала в народе идеалы национально-культурного единства с Великой Россией “от Карпат до Камчатки”.

Бесспорно, литературный язык русских галичан и карпатороссов, имевший славяно-русскую основу, ориентировался на общерусский литературный язык, возникший в результате сотворчества учёных-славистов – выходцев из Великороссии и Юго-Западной Руси (как например, М. Смотрицкий, С. Полоцкий, Е. Славинецкий) и формировавшийся в течение XVII - XVIII веков. Церковнославянизмы, особенно учитывая литературно-книжную традицию, являются вполне естественными для языка Галицкой и Подкарпатской Руси. Правописание было этимологическим, то есть опирающимся на историческую письменную традицию.

Важной особенностью было использование диалектной лексики, которая достаточно органично взаимодействовала с другими элементами языка. На галицкий вариант повлияли западномалорусские говоры, а на подкарпатский – угро-русские (южнокарпатские). Для выражения на письме особенностей местного произношения иногда использовались диакритические (надстрочные) значки над некоторыми буквами: o, e, u. Эти буквы в Галичине и на Буковине читались, как “и”, а на Подкарпатской Руси, как “у“ (y) и “и”; кроме того, буква “ ? ” традиционно произносилась, как “йи” (лишь в некоторых местностях, как дифтонг “ие”).

В Галичине бытовало самоназвание “галицко-русск i й языкъ”, на Закарпатье –“угро-русск i й”, а с начала XX века “карпаторусск i й языкъ”. Однако, наиболее часто в Галичине, Буковине и Закарпатье его называли просто “русск i й языкъ”, ибо он фактически являлся вариантом общерусского литературного языка с церковнославянскими и диалектными вкраплениями. Привожу два примера – галицко-русский и карпаторусский.

1. Из стихотворения Якова Головацкого (1814-1888) “Братови изъ-за Дунаю” (Львов, “Слово”, 1861, № 76):

Коли ймешь кидати

Чужую чужину,

Соколомъ вертати

Въ рoдну Украину –

Не минай родины,

Старой Галичины:

Вступи, милый брате,

До нашои хаты!

Щиро русскимъ словомъ

Тебе поздоровимъ.

Божим хл ? бомъ, сoлью

Ймемъ тебе пр i ймати,

О щастью, здоровью

Родины пытати;

Та й тоб ? роскажемъ

Про нужду домашню

Та журбу всегдашню, –

Чей, разомъ розважимъ.

Ой-бо наша воля –

Щербатая доля:

Гонятъ вороженьки

Изъ рoдного поля;

Нашу рoдъ-родину –

Стару Галичину –

Своевъ называютъ,

Намъ ю отчужаютъ!

2. Из стихотворения будителя карпаторусского народа Александра Духновича (1803-1865) “Вручан i е”:

Я Русинъ былъ, есмь и буду,

Я родился Русиномъ,

Честный мой родъ не забуду,

Останусь его сыномъ.

Русинъ былъ мой отецъ, мати,

Русская вся родина,

Русины, сестры и братья,

И широка дружина…

Я св ?тъ узр?лъ подъ Бескидомъ,

Первый воздухъ русск i й ссалъ,

Я кормился русскимъ хл?бомъ,

Русинъ мене колысалъ.

Коль первый разъ отворилъ ротъ –

Русское слово прорекъ,

На азбуц? первый мой потъ

Зъ молодого чела текъ.

Русскимъ потомъ я питанъ былъ,

Русскимъ ишолъ розходомъ

Въ широк i й св?тъ, но не забылъ

Съ своимъ знатися родомъ…

Традиционный галицко-русский язык к концу XIX столетия функционировал в Прикарпатье уже параллельно с общерусским литературным, который активно изучался и использовался в языковой практике. Отчасти это было связано и с радикализацией украинофильского движения, вставшего на откровенно русофобские позиции и фактически сомкнувшегося в ненависти к Руси и всему русскому с австро-венгерскими и польско-шляхетскими шовинистами перед первой мировой войной. В противовес молодым украинским радикалам галицко-русская молодёжь создала движение “Новый курс”, в котором активнейшее участие принимало студенчество. “Новокурсники” в языковом вопросе сразу приняли сторону русского литературного языка, оставив галицко-русский в основном для сельского населения края и считая его промежуточным вариантом для постепенного освоения русинами общерусского языка. Молодые русские галичане весьма продуктивно боролись с украинскими радикалами и к началу войны имели достаточно мощную поддержку населения, однако мировая война, австро-венгерский геноцид русского народа в Карпатах и Талергофская трагедия (когда в концлагерях Талергоф и Терезин австрийской военщиной был уничтожен цвет галицко-русской интеллигенции) обескровили русское движение. Несмотря на то, что в 20-30-е годы в оккупированной поляками Галицкой Руси продолжали действовать русские организации, в результате ослабленности после мировой бойни они всё же постепенно стали уступать свои позиции украинским радикалам-националистам из УВО, ОУН и т.д. Окончательно русских патриотов-галичан добила Советская (отнюдь не русская!) власть в 1939-1940 г.г., часть из них расстреляв, а часть отправив в ГУЛАГ, откуда почти никто не вернулся…

Иная ситуация сложилась на Подкарпатской Руси (Закарпатье), которая до присоединения в 1919 году Чехословацкой Республике, созданной на развалинах Австро-Венгрии, вообще не знала никакого “украинства”. Традиционный карпаторусский язык, который изначально был очень близок к общерусскому литературному, лишь при чехах столкнулся с украинским языком. Об искусственной “языковой войне” в Подкарпатской Руси, навязанной властями межвоенной Чехословакии, написано немало работ (например, видным карпаторусским учёным и публицистом Алексеем Геровским), из которых можно узнать об откровенных реверансах чешских политиков галицко-украинским эмигрантам-радикалам. Именно они, встав во главе школьного дела на Закарпатье, развернули украинофильскую пропаганду в крае и начали борьбу с русским языком. Но всё же позиции карпатороссов в межвоенный период были достаточно крепки и украинизация не прошла! Лишь после присоединения Подкарпатской Руси в 1945 году к Советской Украине (СССР) началась политика насильственной украинизации русинов и искоренения в крае всего, связанного с Русью и русским языком, не приведшая, тем не менее, к серьёзным результатам.

После краха Советского Союза и его сателлитов в Восточной Европе русины Закарпатья (Украина), Пряшевщины (Словакия) и Лемковщины (Польша) вновь во всеуслышанье заявили о себе, как о коренном народе исторической Карпатской Руси. Отрадным является факт, что создающийся новый литературный язык русинов (в нескольких региональных вариантах) является наследником традиционного карпаторусского языка, представленного в творчестве А. Духновича, А. Павловича, А. Кралицкого, Е. Фенцика и других народных будителей XIX столетия!

Победившее в Галичине и на Буковине идейное “украинство” сделало, к сожалению, из населения Прикарпатья “иванов, не помнящих родства”. Действительно, в результате украинизации в XX веке большинство коренных жителей края начисто утратило этническую и историческую память – память о том, что ещё не так давно они были Руси сынами – русинами и язык свой звали русским.

Что же касается украинского литературного языка, процесс формирования коего не закончился до сих пор, то не является ли именно он на сегодняшний день “язычием”, особенно в свете всё новых и новых неологизмов? Если посчитать в нём процент невосточнославянской лексики, то добрая половина слов окажется заимствованиями или кальками – в основном из польского языка, а также из немецкого и других европейских! Общеизвестен факт, что современный украинский язык, учитывая его нарочитую и всё более прогрессирующую “нерусскость”, непопулярен у большинства населения Украины (особенно на юго-востоке). В наше время он всё более и более отдаляется от того певучего народного языка Приднепровской Малороссии, на котором слагали думы кобзари и лирники и который был воспет многими классиками мировой литературы. Народ же будет думать, говорить и писать на том языке, который ему ближе и понятнее, а каким он будет
– покажет время…

Итак, на основании всего вышесказанного можно с уверенностью утверждать, что доминирующим языком словесности русинов Прикарпатья (до первой мировой войны) и Закарпатья (до 1945 г.) являлся традиционный русский язык в двух региональных вариантах наряду с русским литературным языком.

ССЫЛКА



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх