,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Языковые проблемы Беларуси и Украины
  • 26 марта 2010 |
  • 17:03 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 19993
  • |
  • Комментарии: 2
  • |
0
Языковые проблемы Беларуси и Украины


Национальное на грани антинационального

В первой половине девяностых прошлого века официальное отношение к языковой проблеме и в Беларуси, и в Украине было фактически одним и тем же. Молодые республики, получившие суверенитет, с головой ушли в «национальное». Это касалось и языков. Я нарочно беру слово «национальное» в кавычки: непредвзятому человеку понятно, что на сегодняшний день русский язык не менее национален для средних белоруса и украинца, чем языки белорусский и украинский соответственно. Более того, участие этих двух народов в создании русского языка, русской литературы трудно переоценить. Следует понимать, что как русская литература, так и русский язык были интегральными, включая в себя всё самое значительное из культурного наследия трёх народов, трёх ветвей одного народа, как считали тогда. Отказ от русских языка и литературы означает добровольную культурную кастрацию. Даже националист, если он мало-мальски разумен, не должен отказываться от них, чтобы не загонять себя на культурную периферию. Одним Тарасом Шевченко или Янкой Купалой сыт не будешь. Есть ещё Гоголь, есть Достоевский (мало кто знает сегодня о его белорусских корнях), есть, кстати, и Мицкевич с Огинским — все свои, местные — и так далее, и все звёзды первой величины. Величайшая глупость отказываться от них на том основании, что они развивали «культуру соседних государств». В составе этих государств и находились Беларусь с Украиной, а значит, неправомерно отделять их от белорусской/украинской культуры.

Мудрым было бы, признавая, развивая и приумножая общее наследие, не забывать и о специфически национальном, необходимом, как приправа к хорошему блюду. Пусть у русских будет трепачок, у белорусов крыжачок, а у украинцев гопачок. Но, как ни крути, исключительно на шароварах и шляпах из соломки полноценную культуру построить невозможно.

Среди свидомой/свядомай интеллигенции принято сокрушаться по поводу вечного провинциализма наших народов, служивших сырьём то для Польши, то для России. Но жалость к себе — самый худший двигатель из всех возможных. Исторически обусловленную интегрированность в культуры России и Польши сегодня можно было бы обратить себе на пользу. Именно культурная открытость, создание широкого культурного поля «od morza do morza», на котором встретились и расцвели как восточная, так и западная культуры, а также тесное сотрудничество друг с другом, могли бы принести небывалый расцвет и для Украины, и для Беларуси. Однако для «культурных элит», назначенных в своё время еще Коммунистической Партией Советского Союза, характерно жлобское, куркульское мышление. Движимые корыстью и комплексом неполноценности, с обретением независимости они спешно принялись огораживать свои маленькие огородики. Один крупный белорусский математик рассказывал мне, что, после того как он выступил на международной конференции на английском языке и вернулся домой, в университете местный языковой корифей с упрёком спросил его, почему же он выступал на каком-то там английском, а не на белорусском? «Но ведь меня бы никто не понял», — удивился математик. — «Ну и что! Зато выступил бы на родной мове!»

Неуместная в двадцать первом веке местечковость ведёт к деградации. Замечательно точно и ёмко говорит об этом белорусский радикальный мыслитель Александр Бурьяк:

«Основной причиной деградации белорусского языка можно считать неубедительность и несимпатичность его поборников.

Фигуры, равновесной, скажем, Федору Достоевскому, Валентину Пикулю, или Александру Солженицыну, белорусская литература не знает. Письменников много, а почитать для души — почти нечего.

В произведениях, созданных до 1917 года, слишком много пишется о тяжкой доле белоруса, а это не доставляет удовольствия людям оптимистичным и деятельным. А литература, появившаяся при советской власти, почти вся грешит коммунистическим верноподданничеством. Многие не без оснований считают, что в советские времена на белорусском языке писали в основном те, кто вследствие конкуренции рисковал остаться неопубликованным, если бы писал на русском: КПСС изображала «расцвет национальных культур», и издание белорусскоязычных книг даже дотировалось.

Вспышку интереса к белорусскому языку, имевшую место в конце 1980-х, начале 1990-х, община белорусских письменников использовала для публикации своих посредственных опусов — вместо того, чтобы создавать великие произведения на белорусском языке или хотя бы переводить на него популярные книги чужих классиков. По вине этих людей идея возрождения белорусского языка сегодня настолько серьезно дискредитирована, что упоминать ее в числе ключевых пунктов своей политической программы может только безнадежная или сильно дотируемая партия.

Когда какой-нибудь письменник начинает в очередной раз публично страдать по поводу «нядбання мовы», большинство его искушенных слушателей подозревает его лишь в желании получать побольше гонораров за публикацию своей ерунды.

Ныне здравствующие корифеи белорусского слова — это по преимуществу лишь дурной пример и препятствие для пишущей талантливой молодежи. В борьбе за гонорары они попирают и без того тощее литературное наследие нации, лезут в школьные хрестоматии со своими поделками. Как авторы они скучны и ненужны. Как граждане они отвратительны: трусливы, хитры, лживы и нахальны. Возрождение белорусского языка никогда не состоится, если будет ассоциироваться с этими людьми. Самое снисходительное, на что они могут рассчитывать от протрезвевшей нации, — это пинок под зад.

Среди прочего, поборники белорусского языка еще и лгут: они любят заявлять, что если не будет национального языка, то не будет и нации, между тем это совершенная чушь, потому что есть множество отнюдь не пребывающих в упадке наций, пользующихся чужим языком. Это американцы, австралийцы, новозеландцы, ирландцы и т. п.

Без собственного языка нация может тянуть столетиями, без собственной национальной идеи — рассыпается в несколько лет. Белорусы пока еще существуют лишь потому, что в Россию им не очень хочется, а в Европу их не берут».

Безо всяких поправок эти слова звучат совершенно справедливо и в отношении Украины.

С середины девяностых языковые пути Беларуси и Украины разошлись. В Беларуси к власти пришёл человек, которого культура интересовала куда меньше спорта. Разговаривать на белорусском языке ему было неудобно, и он, недолго думая, фактически его отменил. Сегодня человек, обращающийся на белорусском языке к чиновнику, может получить и ответ вроде «я вашего языка не понимаю». Это вызывает обиду, отторжение и справедливые упрёки в пренебрежении государственным языком, а в случае радикально настроенных кругов — русофобию. Проблема двуязычия не решена, если один из языков находится в подчинённом положении. Языковые предпочтения нации — это одно, но обеспечением языкового равноправия должно заниматься государство.

Языковая ситуация в Украине развивается в русле девяностых. В последние годы, годы искусственно подогреваемого сверху народного противостояния, она вообще стала принимать какие-то оруэлловские формы. Вот совсем недавняя новость,октября прошлого года:

Кабмин постановил, что на территории школ педагоги должны разговаривать исключительно на государственном языке.

Правительство обязало педагогических работников общеобразовательных учебных заведений постоянно разговаривать на украинском языке в рабочее время.

Об этом идет речь в постановлении Кабинета министров № 1033 от 30 сентября. В то же время, документ позволяет в школах, где учебный процесс идет на языке национальных меньшинств, использовать язык, которым осуществляется учебно-воспитательный процесс…

Министр образования и науки Иван Вакарчук убежден, что языковая политика его ведомства полностью соответствует международным стандартам.

Хочется надеяться, что новый Кабинет Министров Украины будет более адекватным. Хотя менять положение дел пока явно не спешат. Сегодня языковая реальность неприглядна: русскоговорящие дети — а таковых в восточных и центральных областях абсолютное большинство — по просьбам родителей (если родители достаточно инициативны) изучают русский язык на факультативах, чтобы хотя бы уметь правильно на нём писать, а Пушкин на уроках всемирной литературы изучается в украинском переводе. Что это, как не издевательство? Насильственное навязывание одного языка довело многих моих украинских друзей — самых что ни на есть этнических украинцев — до того, что они уже даже не могут без раздражения слушать прекрасные українські пісні про то, как пiдманули Галю. «Достала эта шароварщина», — ворчат они. Таким образом, эффект от действий «украинизаторов» (на самом деле никаких не украинизаторов, а узколобых догматиков, корёжащих украинскую культурную матрицу) зачастую обратный. Это понятно. Язык и культура — не те области, в которые нужно лезть с голым администрированием.

Что делать

Языковая проблема и в Беларуси, и в Украине, безусловно, существует. Однако это проблема на самом деле не столько языковая, сколько человеческая, к сожалению, часто обусловленная узколобием и корыстью. Носители белорусского, русского, украинского языков, проживающие в наших странах, прекрасно друг с другом общаются и прекрасно понимают друг друга. Более того, языковая полифония и знание этих таких похожих языков позволяет более тонко чувствовать каждый из них. Интереснейшие языковые нюансы, которые можно ощутить, сопоставляя, одноязыкому недоступны.

Так, например, русское «одиночество» переводится на беларуский не только как аналогичное русскому «адзiноцтва» но и как «самота» или «самотнасць» (по-украински это слово звучит как «самітність»). Здесь существенные различия. «Один» — тот, кто в поле не воин, «единица — вздор, единица — ноль». Происходящее от него одиночество словно бы означает отчаяние и обреченность. «Сам» — это уже сознательный «один», непокорный, несдавшийся субъект самотнасцi (тогда как «один» — объект одиночества). А какое прекрасное украинское слово «майбутнє». Русское «будущее» или беларуская «будучыня» (в некоторых регионах говорят именно так: «майбутнае») однозначны, просты и прямолинейны: будущее — это то, что будет, и точка. В отличие от этих понятий, майбутнє — то, что мо й буде, а мо й не буде; оно может случиться, а может и не случиться; понятие приобретает особое, философское измерение. Слепые насаждатели мовы должны были бы задуматься о том, что ощутить её прелесть можно как раз в сопоставлении с русским языком, а не в отторжении от него.

В языковой политике на самом деле достаточно придерживаться всего двух принципов.

Принцип первый: знание — сила, знание языка — богатство. Государство, заботящееся об интеллектуальном развитии своих граждан, должно приветствовать и поощрять изучение ими любого языка, в особенности воистину великого и могучего русского, который по праву принадлежит не только русским, но и белорусам с украинцами.

Принцип второй: уважать выбор своего народа. Именно народ должен выбирать, на каком языке ему разговаривать. Государство должно выполнять волю народа. В противном случае недолго дойти и до того, что государство будет определять не только языковые правила, но и правила хождения по нужде: тылом на запад или на восток следует ли её справлять?

Основные языки Украины — украинский и русский, Беларуси — белорусский и русский. Двуязычие не так трудно обеспечить, обязав чиновника знать оба языка, обеспечивать языковую поддержку обоим группам населения в зависимости от их языкового предпочтения, и отвечать к обратившемуся на том же языке, на котором прозвучало обращение. Было бы вообще неплохо, чтобы чиновник сдавал письменные экзамены по обоим языкам: это наверняка позволило бы отсеять тех безграмотных и нахрапистых деятелей, которые создают проблемы в языковом вопросе. Великий сербский сатирик Бранислав Нушич предлагал ещё более радикальное средство для сокращения чиновничества: экзамен по химии с дисквалификацией всех несдавших. Это ещё эффективней. Но, впрочем, это уже совсем другая тема.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх