,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Глубокий андеграунд украинского кинематографа
  • 20 марта 2010 |
  • 16:03 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 262308
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Глубокий андеграунд украинского кинематографа


Конец наследию колониального прошлого

С приходом «украинской незалежности» украинское кино прекратило своё существование. Это факт. Из трёх полноценных киностудий времён УССР ни одна не подает признаков жизни. Киевская киностудия им. Довженко, Ялтинская киностудия, Одесская киностудия, фактически умерли. На пальцах можно пересчитать кинопродукт, созданный за годы украинской власти и, тем более, нельзя сказать, что он останется в истории украинского кино. Киевский университет кино и телевидения им. Карпенко-Карого всё ещё плодит специалистов для театра и кино, но куда они все деваются после его окончания? Хотя, простите, многие идут работать в театр, на телевидение, в рекламный бизнес, но самые лучшие и талантливые, вырываются работать в столицу нашей бывшей Родины Москву. Браво! Украина за свой счёт занимается селекцией и воспитанием кадров для России! В столице нашей Родины Киеве, молодому дарованию «разворачиваться» негде. Разве что поучаствовать в съёмках российских или украино-российских проектов. Ведь в связи с «дешёвой рабочей силой», недорогой арендой павильонов и съёмочной техники на Украине есть возможность поучаствовать в съёмке сериалов или фильмов «на Россию». Однако назвать этот продукт «украинским кино» язык не поворачивается. И можно не сомневаться, что предполагаемая поддержка украинской материально-технической базы государством, есть не что иное, как дополнительная возможность для российского кинематографа удешевить производство фильмов. Ещё раз Браво, Украино!

Кинематограф это процесс, чем-то похожий на работу автогиганта. Большой конвейер с десятком тысяч рабочих, которые ежедневно выпускают добротный продукт. В Украине такого конвейера уже нет. Есть какие-то нелепые «богоугодные заведения» пекущиеся об украинском кино в виде министерств и ведомств, контролирующих и направляющих органов, сохранившихся со времён СССР. Чиновники новорожденного государства попросту скопировали советскую административную систему, забыв при этом о самом главном: кинопроизводстве. Вероятно, они думали, что при наличии министерств и ведомств, производство предполагается как само собой разумеющееся. В Киеве проходит международный кинофестиваль «Молодость». Ещё одно наследие тоталитарного прошлого, место пьянки и тусовки «богемной украинской публики» (первый фестиваль состоялся в далёком 1970 году). Всё есть в «незалежной», но кинематографа нет!

Вспоминать такие «проекты», как «Мазепа», «Оранж.лав», «Штольня» просто не хочется. Им и без того досталось от критики. За годы независимости Украина не отметилась ни одним успешным фильмом, как с кассовой точки зрения, так и художественной.


Зачем украинствующим нужно кино?

Сегодня чиновники Украины приняли законодательный акт, по которому процент от демонстрации в кинотеатрах иностранных фильмов и продажи лицензионного видео будет уходить на поддержку украинского кинематографа в соответствующий «фонд». Данная практика поддержки отечественного производителя кинопродукции не нова и, безусловно, могла бы помочь выйти кинематографу из затяжного кризиса. Но проблема как всегда кроется не в адекватности принятого закона, а том, как и для чего его будут использовать.

Для украинствующих кинематограф является инструментом пропаганды. Всё, что не работает на идею создания из граждан Украины «украинской нации», их мало интересует. Потому, за всеми разговорами об украинском кинематографе и его развитии скрывается исключительно пропаганда украинства. Украинское кино должно демонстрировать лубочную картинку из жизни украинского общества, романтизировать мазепинцев, петлюровцев и бандеровцев в их героической борьбе за незалежность. Всё выходящее за рамки этой тематики не будет поддерживаться официальной Украиной. За поддержкой украинского кинематографа скрывается исключительно пропаганда, а не кино, как искусство. Украинское кино создается не для зрителя, а для чиновника, озабоченного украинизацией или тех, кто зарабатывает на нём за счет выделенных бюджетных ассигнований.

Но как и во многих других областях, потуги украинствующих не находят поддержки у местного населения, тем более, когда речь идёт о самостоятельном выборе и «голосовании» за предлагаемый продукт «рублём». В современном открытом мире важно не просто создать информационный продукт, но и донести его до зрителя и заставить оплатить его за счет просмотра. Не важно, просмотрят ли его в кинотеатре, оплатят ли опосредованно через просмотр рекламы на коммерческом телеканале. Важно то, что продукт достиг своей конечной цели – зрителя. И тут для украинских чиновников складывается ситуация более критическая, нежели при переводе иностранных фильмов на украинский язык. Ведь в случае с дубляжем фильмов только язык становится украинским, а всё остальное составляет качественный импортный продукт. В условиях сложившегося в стране «двуязычия» зритель готов воспринимать хороший фильм на украинском языке. Но какой смысл платить зрителю деньги за малоинтересный пропагандистский фильм? Вопрос даже не в языке, а качестве предлагаемого продукта. Смею предположить, что ни в каком виде обыватель не вернёт государству, вложенных в украинскую пропаганду средств. Рейтинги государственного телевидения и радио, кишащие дешёвой украинской пропагандой, наглядное тому подтверждение. Ситуация в кинотеатрах будет выглядеть аналогичным образом.

Пропаганда является неотъемлемой частью любой массовой культуры. Можно говорить о пропаганде образа жизни, пропаганде идей, но везде она должна быть профессиональной и строго дозированной. В условиях дефицита бюджета и как следствие, малого количества произведённого продукта, отсутствия квалифицированных кадров и желания из любой «истории» сделать агитку, украинствующие получат чрезмерно наполненный пропагандой кинофильм. А в повышенных «дозах» пропаганда вызывает отторжение у потребителя, которое приводит к обратному результату. Смешно рассчитывать на кассовый успех этих «поделок». Таким образом, даже за счёт господдержки украинствующие не поднимут кинематограф. Поддерживать необходимо, прежде всего, искусство, а раскрутка определённых идей может идти следом, но не наоборот. Особенно если учесть то, что настоящее творчество и творец всегда чураются прямого идеологического давления.


Промывка мозгов за ваш счёт

Кинематограф эта сказка, формирующая человека и его мировоззрение. В любом фильме есть герои, с которых зритель будет брать пример. Покажи в кино новый продукт, новый наряд или новую прическу, и на следующее же утро миллионы подражателей будут повторять стиль жизни и поведения виртуального героя. Манера речи, жесты и поступки киногероев станут нормой для подрастающего поколения. Кинематограф формирует новую реальность, в которой будет жить общество уже завтра. Добро и зло всегда ведут схватку друг с другом, но обязательно победит добро, олицетворять которое должен гражданин своей страны. Он будет защищать свою Родину одетым в военную или милицейскую форму. Он может быть простым человеком, со своими житейскими проблемами, но всегда их должен решить, выйти из самого затруднительного положения и понять нечто важное в своей жизни… саму жизнь, любовь, верность, честность, порядочность, человечность… Так национальный кинематограф взращивает будущее своей страны, формируя ценности у человека. Ни в одном нормальном государстве, кинематограф не направлен на то, что бы развратить и деморализовать своего гражданина.

Все мы помним, как в позднем СССР из всех щелей ржавого «железного занавеса» заползала к нам антисоветская пропаганда. Рембо и Роки воевали где-то в далеком Вьетнаме, Афганистане, но мы знали, что воюют они против нас. Виртуальный образ американского героя был идеальным, а вот герои, представляющие нашу страну (по сути, это были мы сами) выглядели не совсем подобающим образом. И в конце 80-х годов, когда мы получили практически беспрепятственный доступ к продукции американского кинематографа, наши симпатии были целиком и полностью на стороне нашего идеологического и геополитического противника. Мы смотрели, как нас побеждают и не испытывали ни боли, ни страха, ни отчаяния. И когда, распался Советский Союз, большинство населения не испытало и капли жалости по потере своей Великой Родины. Американский киногерой Рембо «победил» супердержаву! Ему не смогла ничего противопоставить ни миллионная армия, ни идеологизированная советская школа, ни десятки тысяч работников советской пропаганды. Просто когда в обществе накапливается тысяча бытовых и гуманитарных проблем, то ни одна самая грамотная пропаганда и контрпропаганда его не спасёт.

Сегодня мы по постсоветской привычке восторгаемся западной «свободой слова» и демократией. Кому-то хочется видеть у себя в стране западные стандарты уже сегодня и сейчас. Кто-то хочет отгородиться от «тлетворного влияния запада», ссылаясь на национальные интересы страны. На Украине приоритетной задачей стала защита информационного пространства от России. Но, к глубокому сожалению для адептов этих идей, все эти «прожекты» ни к чему не приведут. Во-первых, «железный занавес» в условиях открытого информационного пространства невозможен. Во-вторых, западная демократия и «свобода слова» возможна в стабильных обществах, прошедших долгий путь эволюции. Обыватель на Западе попросту слишком хорошо «откормлен» и «воспитан», чтобы на него могла повлиять антигосударственная пропаганда, хоть внутренней оппозиции, хоть внешних сил. Любой информационный продукт, работающий против государства и правящего класса, не найдет поддержки у обывателя и вызовет лишь протест. В США ни один фильм, в котором американцы будут высмеиваться, не соберет кассы. Нет необходимости в «жесткой цензуре», зритель сам стал цензором. Обыватель уверовал в совершенную западную демократию настолько, что даже отдельные её недостатки, продемонстрированные в кино, не подвергнут сомнению совершенство всей системы в целом. Более того, подобные инъекции «правды» только утвердят обывателя в своем мнении. В массовом сознании закрепился стереотип, что их демократическое государство защищает их интересы. Впрочем, если учесть, что в США интересы корпорации владеющих киностудиями и интересы государства одно и то же, нет никаких сомнений, что никаких критических продуктов там не может быть снято в принципе.

На Украине сложилась несколько иная ситуация, при которой любые попытки создать виртуальную реальность посредством пропаганды ни к чему не приведут:

1. государство воспринимается, как инструмент насилия и источник всех бед для населения.
2. власть не является авторитетной
3. уровень жизни 90% украинцев катастрофически низок.
4. пропагандируемая национальная идея не поддерживается большинством населения


Кинематограф создает иллюзию, формирует виртуальную реальность, но материализовывать её на практике приходится самим людям, обществу и государству в целом. В том случае, когда виртуальный и реальный мир не соответствуют друг другу, происходит распад личности и государства. То, что сегодня на Украине запрещают «фильмы», говорит лишь о качестве «специалистов», занимающихся кино и их поверхностном понимании реалий современного мира. Все они до сих пор живут усвоенными ими в СССР законами: не пущать! Работать в рыночных условиях они не способны, и потому единственно возможный путь подъёма кинематографа они видят через прямое бюджетное финансирование, за счет дополнительных поборов кинотеатров, продавцов аудиовизуальной продукции, и последующего распределения по своему «вкусу» выделенных средств. Расписавшись в неспособности полноценно финансировать кинематограф, не создав условий для функционирования рыночных механизмов кинопроизводства, Украина в очередной раз решила «промыть гражданам» мозги за их же счет.


Очередной бизнес по-украински

В мире не найдется ни одного государства способного самостоятельно потянуть пропаганду посредством кинематографа. Правительство может создать преференции кинопроизводству, облегчить налоговую нагрузку, но кинематограф должен быть выгодным бизнесом для продюсера и кинопроизводящих студий. Сколько не создавай условий, но без сети кинотеатров и массового зрителя «кина не будет». Только театр начинался с вешалки, а кино начинается с кассы. Будет у украинского кино потенциальная аудитория в 6 млрд. зрителей, будем снимать «Аватар», «Титаник» и собирать кассу в миллиард долларов. Без многотысячной сети кинотеатров, продаж фильмов на DVD, трансляций на телевидении по всёму миру не будет миллионных бюджетов на кино!

Брендам, которые навязывают «стиль жизни», нужен массовый зритель. Крупные кампании, ради популяризации своей торговой марки, готовы нести часть расходов по производству кино. Но есть ли на Украине таковые? Готовы ли они «участвовать» в кинопроектах? Ответ очевиден – таковых нет. Особенно, если речь идет о кино, которым бредят украинствующие. Выход на российский рынок русофобскому продукту закрыт. А немногочисленные украинские бренды ориентированы на сбыт продукции в России. Другого рынка для украинских брендов и кинофильмов попросту нет. Потому ни один украинский товаропроизводитель не пойдёт в здравом уме «спонсировать» украинское кино.

Сегодня Украина имеет 46 млн. зрителей, из которых большинство не отличается высокой платёжеспособностью. Современный кинозритель молод и аполитичен. До украинских идей ему нет дела даже на обязательных уроках в школе. Актуальные для украинствующих темы голодомора и русской оккупации не находят поддержки у львиной доли населения Украины, кроме западных областей страны. С кого «украинствующие» собираются «стричь купоны»? В очередной раз украинские пропагандисты не придумают ничего лучшего, чем в школах или казармах проводить бесплатные «уроки ненависти», которые совершенно логично будут вызывать обратную реакцию у зрителя.

Как гласит народная поговорка: нет денег, нечего строить. Деньги для кинобизнеса лежат не в государственном бюджете, а карманах зрителя. Бюджетные деньги можно рассматривать, как инвестиции, аванс для производителей кино, но не как бездонную бочку, из которой можно бесконечно черпать «вдохновение». В любом случае, необходимо видеть конечную прибыль. Жаль, что на Украине никто об этом не задумывается.

Бедное украинское государство всё ещё финансирует институты по подготовке кадров для кинематографии. Правда, огромную часть расходов оно уже переложило на плечи богатеньких пап и мам, стремящихся сделать из своих отпрысков «вэликих актёров». Но украинская школа кинематографии хиреет, ввиду отсутствия «практики». Если актёр не играет, режиссёр и оператор не снимает кино, то мастерству взяться неоткуда. Стареют и уходят преподавательские кадры, а им на смену приходят «специалисты» давно забывшие, что такое реальное кинопроизводство. Мне трудно понять, зачем «мамы» и «папы» платят за обучение своих отпрысков деньги? У большинства из них нет будущего по профессии! Даже работа в театре не сделает их прославленными актерами. Современный театр тесно связан с кинематографом. Зритель идёт в театр, в том числе на «звезду». Но сегодня нельзя стать «звездой» без съёмок в кинофильмах и сериалах. А это значит, что «украинские звёзды» будут известны узкому кругу заинтересованных лиц. Попробуйте сегодня назвать хоть несколько известных актёров, путёвку в жизнь которым дало украинское государство? Богдан Ступка – это «последний из могикан» украинского кино, не имеющий к нему ровным счётом никакого отношения.

На что может рассчитывать Украина, даже собравшая несколько миллионов долларов на фильм, если для «творцов» эта работа будет по сути «дипломной»? Мировая практика показывает, что из сотни отснятых фильмов коммерчески и успешными у зрителя может быть десятая часть. Но именно благодаря этим ста фильмам можно снять десять. И это при обладании доступа к широкой сети распространения кинопродукта в виде доступа к мировой сети кинотеатров, спутниковых, кабельных и эфирных телеканалов. Нельзя снять один фильм и из одного получить успешный во всех отношениях фильм. Это чудо, в которое ни один продюсер не поверит. В свое время, в 50-х годах ХХ века тов. Сталин делал попытку снимать десять гениальных фильмов из десяти. Данный период вошел в историю под названием «малокартинья». Гениальных фильмов не получилось, а по советскому кинематографу был нанесен весьма болезненный удар. Многие режиссёры, актёры, операторы, ушли из профессии. Кого-то сохранило документальное кино, но данный период был «ударом ниже пояса» по советскому кино. Украинский кинематограф бьют «ниже пояса» уже 20 лет.


Наше кино для Украины

Как-то мне удалось подслушать разговор молодого поколения украинцев. Они говорили о «нашем кино», но как в старые советские времена имели в виду российские фильмы. По прежнему, для них российский продукт является «нашим». Других «наших фильмов» попросту нет. Просто рядовой украинец до сих пор живет в русском культурном пространстве. Украина оказалась неспособной предложить альтернативу всему тому, что приходит на её рынок из России. Кинотеатры, телеканалы показывают российское кино, звёзды российского кино и театра желанные гости на Украине. Россия заполняет всего лишь вакуум, который своими руками создаёт Украина.

Даже запустив в производство несколько десятков кинофильмов в год, Украина не способна оградить своё информационное пространство от засилья зарубежной, в том числе российской продукции. Ситуация не изменится ни завтра, ни послезавтра. В стране нет рынка для украинского кино. А потому, всем нам предстоит наблюдать то, как по украинским телеканалам и кинотеатрам «шествуют» герои российской реальности. Российский солдат, российский милиционер, российский стиль жизни. И от этого Украине уже никуда не уйти.

Украинствующие делают тщетные попытки исправить ситуацию, но не понимают одной простой вещи. Для решения накопившихся проблем в украинском кино необходимы деньги, кадры и время. Ничего этого у Укра

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх