,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


МОРАЛЬНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ЯНУКОВИЧА. Готова ли новая украинская власть выполнять свои обещания?
  • 17 марта 2010 |
  • 00:03 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 17885
  • |
  • Комментарии: 3
  • |
0
МОРАЛЬНЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ЯНУКОВИЧА.  Готова ли новая украинская власть выполнять свои обещания?


Приход к власти на Украине команды Виктора Януковича вызывает большие надежды у абсолютного большинства сторонников российско-украинской дружбы. Россия реально надеется на Януковича, у которого есть уникальный исторический шанс изменить сложившийся образ наших отношений и, по большому счету, изменить вектор развития всей Восточной Европы. Однако для того, чтобы это сделать, нужно самой украинской власти честно признаться себе, какое значение для неё имеет Россия и русское наследие, и можно ли его морально сопоставить с любым другим внешним влиянием.

Либо мы признаем, что по любым возможным критериям Россия и Украина принадлежат к одной культуре, к одной цивилизации, либо мы исходим их того, что различия между нами достаточно серьезны, чтобы вести себя как конкурирующие национальные государства, и тогда взывать к голосу совести оказывается совершенно бессмысленным. При этом, было бы весьма наивным надеяться на то, что русофобские силы на Украине, говоря метафорически, сложат оружие или уйдут в леса.

Вовсе нет – оранжево-русофобские силы на Украине очень сильны, и они будут всё время играть на ошибках пришедшей власти, они всё время будут привлекать на свою сторону самые разные слои населения, выставляя себя большими патриотами Украины и, одновременно с этим, большими модернизаторами. Кроме этого, не надо забывать, что за ними – не просто фанатизм или те или иные прозападные лобби, за ними сама концепция Украины как государства, отделенного от России. Ведь пока что никакой иной концепции суверенной Украины, кроме отрицательной, кроме «Украины как не-России», не существует.

Именно поэтому любой украинский националист всегда будет подчеркивать различия малоросского и великоросского начал, всегда будет готов протянуть руку самым радикальным антироссийским группам, потому что от этого зависит оправдание его собственной позиции, оправдание Украины как не-России. Так что у команды Януковича очень сложная морально-идеологическая ситуация, и удержать Украину над этим противоречием, бесконечно развивая политику балансов и лавирований, исторически невозможно. Но даже если Янукович сможет повторить этот «подвиг» Кучмы и продержать Украину на балансе между Россией и Западом несколько лет, то для самой России и пророссийски ориентированному населению Украины это совсем не нужно, потому что за эти годы будут продолжать вырастать поколения людей, в сознании которых Украина и Россия – это две разных страны, однажды встретившиеся в битве при Конотопе. И тогда все апелляции к общему наследию потеряют всякую силу.

Следовательно, Кремль не должен повторить ошибку, которая была допущена в отношении Кучмы, – мы не должны умилительно смотреть на то, как новые украинские власти нам улыбаются, мы должны ставить перед ними конкретные условия и сверхвнимательно следить за их выполнением. В свою очередь, сам Янукович и его сподвижники должны понимать, что их моральный капитал в первую очередь обеспечен их пророссийской ориентацией, что Янукович без пророссийской ориентации – это уже не Янукович в восприятии всех избирателей.

Какие конкретно моральные обязательства лежат сегодня на Януковиче, обязанному своим президентским креслом избирателю, живущему преимущественно в Донецке, Луганске, Харькове, Одессе, Севастополе? Они лежат на поверхности, о них все знают и их, как минимум, пять.

Во-первых, это поддержка русского языка, то есть, как минимум, объявление его вторым государственным на Украине, а как minimum minimorum, это отказ от политики лингвистической украинизации в русскоязычных, по преимуществу, регионах государства. Вопрос о языке касается каждого русскоязычного жителя Украины, и притеснения русского языка заставляют выходить на демонстрации даже самых аполитичных граждан.

Во-вторых, это отказ от вступления Украины в НАТО и ЕС как геополитические образования, находящиеся в ценностном конфликте с Россией, а если ставить вопрос шире, то со всей православной цивилизацией как таковой. Разумеется, это также означает полный отказ со стороны Украины принимать на своей территории какие-либо военные учения НАТО и размещать их военные базы. При этом, необходимо подчеркнуть, что речь вовсе не идет о том, что Украина должна вступить в союз с Востоком против Запада или с Евразией против Европы – такая оппозиция не имеет никакого отношения к этому требованию. Мы признаем, что у России и Украины как глубоко родственных стран есть очень много с общего с Западом, а что касается Европы, так лично я вообще считаю, что Россия и Украина это безусловная часть Европы, часть европейской цивилизации, и редкий специалист по украинской геополитике не согласится со мной в этом тезисе.

Вопрос только в том, как мы понимаем саму Европу, сами европейские ценности и европейскую идентичность. Мы отказываемся вступать в НАТО и ЕС не потому, что это европейские проекты, а потому что они выражают лишь одну из идеологических ориентаций Европы, а именно ту, которая нам не нравится. Соответственно, мы должны не просто «не пускать Украину в НАТО и ЕС», а вместе с Украиной, Белоруссией, Сербией и другими православными странами предлагать свой альтернативный вариант геостратегического и геополитического союза.

В-третьих, и этот пункт логически вытекает из первого – это признание status quo Российского Черноморского флота в Севастополе, а если говорить на перспективу, то более интенсивное сотрудничество с Россией по вопросу Севастополя в частности и Крыма в целом.

В-четвертых, необходимо задуматься об упрощении пограничного контроля между Украиной и Россией. Когда люди из города Курска едут к своим родственникам в город Харьков, и наоборот, а среди ночи в поезде их поднимают два пограничных контроля, то для них это всегда будет выглядеть издевательством. Как для всех нас всегда будет издевательской сама мысль о том, что города Харьков, Донецк, Днепропетровск, Севастополь, Одесса, сам Киев и этот список можно продолжить – это «иностранные» города. Между прочим, вопрос о прозрачных границах между Россией и Украиной в контексте процессов глобализации должен был бы быть решенным сам собой. Если такие разные страны как Германия и Франция смогли объединиться в единый союз с прозрачными границами, то почему такие похожие страны как Россия и Украина этого не могут?

Наконец, в-пятых, это однозначный приоритет Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. С моей личной точки зрения этот пункт должен был бы стоять на первом месте, но я специально говорю о нем в конце, поскольку он сущностно объединяет все предыдущие. Россия и Украина принадлежат не просто к одной религии, и даже не просто к одной конфессии, они объединены общей, единой Поместной Церковью. У нас общая церковная иерархия и общий Патриарх. О значении православного, церковного фактора в связи России и Украины говорить можно бесконечно, но я обращу внимание только на одно обстоятельство – Православие это мировоззрение, которое реально объединяет Россию и Украину. А если выйти за пределы нашей темы, то оно реально объединяет абсолютное большинство стран Восточной Европы. У нас с Украиной уже есть общий фундамент, общая традиция, общая культура, общее мировоззрение и даже общая организация, которая их воплощает – это Православная Церковь Московского Патриархата. Это главное препятствие для всех, кто пытается нас поссорить, и поэтому именно наша Церковь всегда будет главным объектом дискредитации с их стороны.

Самое неприятное для русофобски настроенных сил на Украине – это то, что никакой реальной альтернативы Московскому Патриархату нет, а то, что есть, вымучивается как чисто политические проекты. Тот же Киевский лжепатриархат – это чисто политическое образование, не признанное ни одной Поместной Православной Церковью, и он никогда не будет признанным. Поэтому, хотя для любого сознательного православного человека Православная Церковь самоценна сама по себе, мы в то же время вынуждены апеллировать к секулярному и не совсем воцерковленному прагматическому сознанию многих украинцев и объяснять им, что они могут по-разному относиться к религии, но Православная Церковь Московского Патриархата – это их реальная цивилизационная опора. В этом смысле, конечно, триумфальная поездка Патриарха Кирилла по Украине с 27 июля по 5 августа 2009 года имела огромное значение и доказала всем, что, оказывается, Православие – это реальный фактор украинской политики, и каждый политик должен его учитывать.

В заключении я бы хотел обратить особое внимание на то, что любые дискуссии с украинской стороной, как, впрочем, и с любой другой, возможны только тогда, когда мы готовы понять, что называется, «их правду». Исходить из того, что любая пророссийская позиция права по определению – и абсурдно, и недальновидно. Потому что порой от имени России выступают представители маргинальных групп, которым совершенно наплевать на национальные чувства украинцев и, вместе с этим, наплевать на продуктивность своей собственной позиции. Фактор этих маргинальных групп может показаться не столь существенным, чтобы о нем вообще вспоминать, но, между тем, именно этими группами всегда будут попрекать Россию украинские националисты и будут правы, если мы сами не будем их осуждать.

Я имею в виду тех политиков и околополитических деятелей, которые воспринимают влияние России на Украину как влияние некой «евразийской империи», наследницы Чингисхана и поклонницы Сталина, которая противопоставляет себя европейской цивилизации. Если эти безответственные тенденции «ордынства», «цезаризма» и «сталинизма» не будут однозначно осуждены сторонниками интеграции России и Украины, то у украинских националистов (а равно и любых других) всегда будет козырь против России, и очень убедительный козырь.

При этом осуждение «ордынско-сталинского» мифа о России не должно быть лишь риторическим ходом, который всегда заметен. Это должно быть абсолютно искренне понимание того, что и «ордынство», и «сталинизм» – это не проявления русского имперского сознания, а большие трагедии для самой России, эпизоды, связанные с утратой нашего политического и духовного суверенитета. И когда сами украинские националисты увидят, что мы не меньше них осуждаем и принудительную коллективизацию, вызвавшую массовый голод, и атеистическую политику советской власти, то у них либо не будет никаких аргументов против русско-украинского единства, либо им придется признать иррациональную сущность своей русофобии. Украина для России – это не иное пространство, это часть её собственной истории, в определенном смысле – её историческая колыбель, поскольку сама Русь родилась и крестилась не где-нибудь, а именно в Киеве.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх