,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Николай Билоконь: «В Москве хорошо, но я очень хочу домой!»
  • 16 марта 2010 |
  • 11:03 |
  • 9999I |
  • Просмотров: 18593
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
В Украине стали распространяться слухи о скором возвращении на родину высокопоставленных чиновников времен правления Леонида Кучмы, уехавших после «оранжевой революции» в Россию. В том числе называлась и фамилия экс-главы МВД Николая Билоконя. Чтобы получить информацию из первых рук, корреспондент «Сегодня» встретился с бывшим министром в Москве. Николай Васильевич проживает в Белокаменной уже почти шесть лет. Сейчас он работает советником председателя совета директоров российской компании АФК «Система» (одна из крупнейших российских финансово-промышленных групп, которая в частности владеет оператором мобильной связи МТС) и назначил мне встречу в одном из офисов этой компании, который находится в элитной многоэтажке неподалеку от Садового кольца. Конечно, по размерам его новый кабинет уступает кабинету министра внутренних дел. Но по роскоши может с ним поспорить. Мебель из дуба, огромный аквариум, тяжелые и явно дорогие шторы. Выглядит Николай Билоконь отлично. Здоровый цвет лица, костюм с иголочки, на руке дорогие часы.

Судя по всему, Николай Васильевич, вы здесь не бедствуете…

— Смог заработать себе в Москве несколько копеек.

— Давайте для начала вспомним события 5-летней давности...

А вот этого мне хочется меньше всего. Тяжелое было время. Ну что вам сказать? Когда с разрешения городских властей на Майдане появился палаточный городок, мы установили камеры видеонаблюдения. Они транслировали все происходящее в мой кабинет. Поэтому я видел не только революционеров с оранжевыми флагами. Но и наркоманов, и бомжей. Их в палаточном городке было немало. Смотрел, как они, пользуясь возможностью, «зажигают» в центре столицы, и ничего не мог с этим сделать, хотя по закону милиция обязана защищать общественный порядок и пресекать подобные ситуации! Представляете мое состояние?

— В конце ноября почти все силовики перешли на сторону революционеров. А милиция держалась до последнего. Стояла в оцеплении вокруг стратегических государственных объектов: АПУ, ВР и Кабмина…

— Да. В то время Юлия Тимошенко была одним из лидеров революции. Выступая на Майдане, она говорила: все силовики уже с нами, один Билоконь против нас! А я действовал по закону и выполнял свой долг. Конечно, прибегали ко мне некоторые мои заместители и руководители других силовых ведомств. Истерики у меня в кабинете устраивали. Мол, что ты творишь? Пора сдаваться! А я им отвечал: из-за чего вы так переживаете? «Оранжевые» что, уже пришли к власти? Не пришли. Вот придут, тогда и поговорим.

— А «баррикадные лидеры» пытались вас перетянуть на свою сторону?

— Пытались. Очень выгодные предложения делали.

— А кто именно?

Фамилии этих людей я называть не буду. Скажу только, что они не только звонили, но и приезжали в министерство. Но я отказался. В первую очередь потому, что это было бы незаконно. Я это понимал и теперь, без ложной скромности, горжусь тем, что выстоял. Уверен: человека можно назвать личностью только тогда, когда у него есть внутренний стержень.

Николай Васильевич, признайтесь: кроме того, что вы старались действовать по закону, было еще одно обстоятельство. Вы же изначально были членом команды Леонида Кучмы. Вас все время обвиняли в том, что вы как министр работаете на победу Виктора Януковича на выборах…

— Я привык так: если ты в команде, значит, идешь до конца. Нет ничего страшнее в человеческих отношениях, чем предательство. А тогда предателей было много. Они приходили в кабинет к лидеру, клялись в вечной верности, выходили на улицу и ночью (чтобы их никто не увидел!) бежали к оппозиционерам. Помню, в первых числах января 2005 года в «Индепендент» вышла статья «Как украинские спецслужбы изменили судьбу страны». В этой публикации многие вчерашние друзья отказались не только от Леонида Кучмы, но и от Виктора Януковича. В этот же день мы с главой администрации Виктором Медведчуком зашли к Леониду Даниловичу. Он мне показал газету и спросил: что ты об этом думаешь? Я говорю — это жизнь. А он помолчал и сказал: «Я же многим из них доверял»…

Еще в ноябре 2004 года «оранжевая» власть обвинила вас в попытке развязать гражданскую войну. Мол, в ночь с 28 на 29 ноября вы приказали командующему внутренними войсками Сергею Попкову разогнать Майдан. А это неизбежно привело бы к кровопролитию. Впрочем, к столице войска так и не добрались. Хотя и были приведены в боевую готовность.

Вот именно, что не добрались! Вы же понимаете, что все эти обвинения не более чем популизм. Это были учения.

И все-таки вы давали Сергею Попкову приказ поднять войска в ружье или нет?

— Он уже сам давно ответил на ваш вопрос. Заявил в одном из интервью, что действовал по собственной инициативе. Поскольку как командующий по закону имел на это полное право. Отмечу также, что в те дни сотрудники Департамента по связям с общественностью МВД Украины надели оранжевые плащи и пошли на Майдан, чтобы понять, к чему все идет. А также отснять происходящее на видео. Позже я эти съемки просмотрел и увидел, как лидеры революции призывают вооруженных дубинками и железными палками людей брать штурмом здания ВР, Кабмина и АПУ. А также планируют поставить впереди колонны девушек-студенток в белых блузках, чтобы в решающий момент облить одну из них красной краской, словно милиционеры ее ранили. Вы представляете, чем бы это могло закончиться? Я считаю, что решение об учениях по согласованию со мной Сергей Попков принял вовремя. Он отрезвил горе-революционеров. Иначе была бы беда. Кстати, Генпрокуратура не раз проверяла действия Попкова и не нашла нарушений. В противном случае «оранжевые» отыгрались бы на нем сполна.

Наверное, в то время вам было нелегко и с вашим руководством работать…

— Время такое было. Утром одна команда, в обед другая, вечером третья. Голова кругом шла. Но что поделать — выдержал.

17 января 2005 года вы покинули Украину. Почему? Вы уже понимали, что «оранжевые» победили и опасались ареста?

— Это произошло по ряду причин. Во-первых, у меня резко ухудшилось состояние здоровья. Во-вторых, я действительно понимал: может произойти все что угодно. Новая власть уже объявила охоту на всех, кто перечил ей во время революции. Против нас возбуждались уголовные дела независимо от того, были мы виноваты или нет. Хорошо помню, как будучи еще нардепом Виктор Ющенко в сессионном зале ВР сказал: «Пан генерал, ваше место возле параши!» Это тогда транслировали все каналы. Безусловно, после победы «оранжевых» мне ничего не оставалось, как уехать из своего дома в Пуща-Водице в чем стоял. Не успел взять с собой даже смену белья. А по дороге в аэропорт мне пришлось менять автомобили.

— Вы сразу улетели в Москву?

— Нет. Сначала в Ростов-на-Дону, а оттуда — в Санкт-Петербург.

— А почему именно туда?

— Там находится офтальмологическая клиника имени Федорова, где я лечился почти год.

— У вас были проблемы со зрением?

— В канун второго тура избирательной кампании напряжение было так велико, что мой организм не выдержал. Однажды около 3 часов ночи я сидел в кресле в своем рабочем кабинете и сам не заметил, как потерял сознание и упал на пол. Придя в себя, позвал помощника. А он вызвал медиков. Они измерили мне давление, оказалось 200 на 110. У меня произошло кровоизлияние, лопнули глазные сосуды. После укола мне стало легче. Но врачи рекомендовали немедленно отправляться на лечение — иначе я мог бы потерять зрение. К тому времени оно уже упало на 40%. Видел все как в тумане.

Если я не ошибаюсь, сначала вы хотели лететь в Австрию?

— Да. Украинские специалисты рекомендовали мне очень хорошую клинику в Вене. Поэтому я пригласил своего заместителя Анатолия Присяжнюка и попросил его съездить с моим паспортом в МИД Украины. Думал, что мне посодействуют в получении визы. Ведь мне нужна была срочная операция. Но увы, я просчитался. Сразу чиновники Анатолию Присяжнюку ничего конкретного не сказали. Вместо этого почти месяц тянули с оформлением документов. А потом появилось знаменитое заявление Госдепартамента США о том, что я являюсь врагом демократии и буду нежелательным гостем в Америке. Тогда-то я и понял, что ждать больше нечего. Написал заявление на отпуск и отправился в Санкт-Петербург.

— И долго вы находились на лечении?

— Почти год! Это была целая эпопея. За первые 7—8 месяцев мне сделали несколько операций на глазах. К тому же выяснилось, что у меня низкий иммунитет. Из-за этого и начались осложнения. Пришлось уже в московской клинике делать еще одну операцию на горле. Она была тяжелая, и я не сразу от нее отошел. А когда немного поправился и включил телевизор, увидел, как новые руководители украинских правоохранительных органов открыто на меня клевещут.

— Против вас тогда возбудили целый ряд уголовных дел. В частности, из-за подписанного вами тайного приказа №571. Этот документ якобы рекомендовал милиционерам оказывать давление на политическую оппозицию…

— Не было ни одного уголовного дела! Все это ложь. Для того чтобы возбудить хотя бы одно из них, нужно было иметь доказательства. А их не было и не могло быть. Меня в свое время еще Леонид Кучма предупреждал: «У тебя такая должность, что ты должен быть чище жены Цезаря!» И я это запомнил. Кроме того, работать с документами меня в свое время научил будущий мой заместитель, генерал милиции Михаил Васильевич Корниенко. Я к нему пришел работать в главное управление Охраны порядка сразу после окончания московской академии МВД. Ох, как же он меня гонял! Одну бумагу заставлял 8 раз переписывать.

— И все-таки, Николай Васильевич, расскажите, пожалуйста, о приказе!

— Не поверите! Этим приказом я распорядился обеспечить охрану безопасности всех кандидатов в президенты. В том числе и Виктора Ющенко. Так было положено по закону. И все.

— А еще фигурировало отмывание 11 миллионов гривен из бюджета. Якобы через какую-то частную фирму…

— Это предприятие строило дома для сотрудников милиции, и потом новый министр Юрий Луценко эти объекты принимал. С тех пор он об 11 миллионах говорить перестал.

Кроме того, Генпрокуратура подозревала, что вы незаконно получили ежемесячную пенсию в размере 14 тысяч гривен

— А почему они не говорят о том, что руководству МВД пришлось пройти, чтобы ВР приняла решение поднять милиционерам и другим правоохранителям заработную плату, вследствие чего стали выше и пенсии?! Сначала я у Николая Азарова (в то время он занимал должность министра финансов) шесть часов дискутировал. А он такой человек, что лишней копейки без надобности не даст. Потом к спикеру Владимиру Литвину ходил. Его убеждал. Затем был на приеме у премьер-министра Виктора Януковича и президента Леонида Кучмы... Никто не вспоминает и о том, что другие руководители силовых ведомств, которые вышли на пенсию одновременно со мной, получили гораздо больше.

— А почему?

Как министр я должен был иметь пенсию 19 тысяч гривен. Но я отказался от президентской надбавки. Хотя она была мне положена по указу президента. Кстати, все это не раз проверяли.

— Хорошо, с пенсией разобрались. А что вы скажете о своих дачах? В СМИ не раз сообщали о том, что вы построили их в каждой области Украины...

Ох. Это у меня больная тема. «Оранжевые» к ней прицепились потому, что в свое время я решил построить мини-отели для отдыха сотрудников ОВД. Хотел сделать хорошее дело.

— Но суды из-за дома в Пуща-Водице у вас все-таки продолжаются?

— С этим домом я действительно прошел все круги ада. А пожить успел в нем всего два дня. Кстати, чтобы его построить, я брал кредит — 120 тысяч долларов. Так что документы на него в полном порядке. Но накануне последних президентских выборов Верховный суд совершенно незаконно решил этот дом у меня отобрать. Знаете, почему? Он приглянулся одному из уже бывших руководителей Кабмина.

— А в селе Шаяны Закарпатской области у вас тоже дом есть?

Это дом сестры моей жены. Но я принимал участие в его строительстве. Кстати, позже меня пытались обвинить в том, что я строил его за государственные средства, которые были предназначены для строительства в этом же поселке санатория МВД. Но вот незадача. Когда я решил строить санаторий, дом уже был построен!

— Еще скажите, что вас и Интерпол не искал! Тогда получится, что все, что говорили о вас в течение последних шести лет отечественные правоохранительные органы, полная ерунда…

Представьте себе, не искал. Я даже встречался с руководителями этой организации. Они мне сказали, что украинские коллеги их настоятельно просили объявить меня в международный розыск. Но документов никаких не предоставили. А нарушать закон в Интерполе отказались.

— А правда, что в 2005 году вы по телефону общались с новоиспеченным главой МВД Юрием Луценко?

— Да. Он мне звонил. Я только что вышел из больницы. И тут звонок... Претензий он мне не предъявлял. Спросил, планирую ли я возвращаться домой. Пожелал выздоровления и все. Думаю, что он просто должен был отчитаться в Секретариате президента о проделанной работе. Вот и позвонил.

— Я слышала, что в тот период пришлось несладко и вашей семье?

— Да. Моей сестре, которая работала в Виннице в паспортном столе, не дали доработать до пенсии и уволили. Аналогичная история произошла и с ее дочерью, которая трудилась в налоговой милиции. Нелегко было и моей дочери. Она тогда училась в КИМО и, естественно, навещала меня в Москве. И вот однажды после возвращения в Киев она узнала, что в этом вузе больше не учится. Пришлось ей забрать документы. Позже она взяла фамилию моей жены и снова поступила в этот же вуз, но уже на заочное отделение. Впрочем, самое страшное заключается в том, что они загнали в могилу мою мать. Решили проверить, не построил ли я ей дом за средства, которые были выделены для строительства дома участковому. И это притом, что у местного «начальника милиции» прекрасный служебный домик! В течение года ходили к матери с проверками. Говорили, что ее сын преступник и будет сидеть. После одного из этих визитов она упала во дворе и получила инсульт. А когда пришла в себя, прочитала в областной газете, что меня объявили в международный розыск и снова слегла. В прошлом году во время операции она умерла.

— Все это действительно печально. Но давайте вернемся к событиям 2005 года. После того, как вы вышли с клиники, вам надо было где-то и за что-то жить…

— Мне очень помог председатель АФК «Система» Владимир Петрович Евтушенков. Когда я приехал, он разрешил мне пожить в своем 2-этажном доме в поселке Горки-8 неподалеку от Рублевки. А потом подарил мне этот особняк за работу в Москве. Позже мы с одним моим другом-бизнесменом заработали деньги (я взял кредит в банке и вложил в строительство домов, которые мы затем продали), и я построил там бассейн.

— А правда, что у вас есть мини-автопарк?

— Да, я купил «Рендж Ровер», «Мерседес» и два хороших джипа. И ничего удивительного в этом нет. Я же уже давно не на государственной службе и занимаюсь бизнесом.

— Ну и зачем вам теперь эта милиция? — в шутку спрашиваю я.

— Незачем! (смеется) Хотя я отдал ей больше 30 лет и не жалею об этом. Я здесь почувствовал, что можно спокойно жить и зарабатывать хорошие деньги. Тяжело было в 2005 году. Особенно во время операции на горле. Думал, все, не выживу. Угробили меня «оранжевые»! Но врачи сотворили чудо, и теперь у меня все хорошо. Встаю в шесть утра, гуляю, плаваю в бассейне, иду в спортзал. А дома что было? Ежедневно в 5.45 утра дежурный мне докладывал обо всех убийствах, которые произошли за последние сутки в Украине. А в 7 утра я уже был на работе…

— И все-таки мне непонятно. Почему один из самых богатых людей в России Владимир Евтушенков вам так помог? Может быть, кто-то его об этом попросил?

— Мы с Владимиром Петровичем и раньше были дружны. Он навещал меня в больнице и помогал мне по собственной инициативе. Уже позже с ним переговорил Виктор Янукович. Он тоже своих людей в беде не оставляет. Я им обоим благодарен.

— Украинские СМИ сообщали, что кроме работы в АФК «Система», вы также являетесь советником министра Внутренних дел России. Мол, у вас есть свой кабинет, секретарь и машина с мигалкой…

— Что только не придумают! Как я могу занимать государственную должность, если у меня украинское гражданство? Это невозможно!

— Кстати, я помню, в 2005 году было много разговоров о том, что вы вывезли в Россию своих животных: лошадей и собак. Это правда?

— Да. Вот на стене висит портрет моего любимца — английского верхового Дефа. Он и сейчас у меня. А остальных лошадей и трех алабаев я уже отправил домой в Украину. Кстати, в свое время мне их подарил Юрий Шаров (брат народного депутата от Блока Литвина Игоря Шарова. — Авт.).

— Если животные дома, значит, и вы собираетесь? Куда поедете в первую очередь?

— На могилы родителей. Потом встречусь с друзьями. А что дальше будет, посмотрим. Может быть, в Киеве останусь. А возможно, и в Москву вернусь.

— И все-таки вам хочется домой…

— Очень! В Москве хорошо, но я очень хочу домой!

— А где планируете работать после возвращения?

— У компании АФК «Система» есть бизнес в Украине. Думаю, что смогу быть там полезен.

Николай Билоконь: «В Москве хорошо, но я очень хочу домой!»

Слева напарво: Игорь Бакай, Руслан Боделан, Владимир Сацюк

После «оранжевой революции», помимо Николая Билоконя, были вынуждены выехать в Россию еще трое высокопоставленных украинских чиновников: экс-первый зампред СБУ Владимир Сацюк, экс-руководитель Госуправления делами президента Игорь Бакай и мэр Одессы Руслан Боделан. Против каждого из них на родине были возбуждены уголовные дела. Поэтому представители правоохранительных органов едва ли не каждый день вызывали беглецов на допросы через СМИ. Впрочем, никто из них так и не приехал. Видимо, потому что получили российское гражданство. Во всяком случае, в одном из интервью бывший глава ДУСи заявил о том, что покинул Украину отнюдь не из-за пресследования со стороны новой власти. А потому, что ему еще до революции предложили интересную работу в Москве.

В чем же подозревали беглецов? Напомним, что экс-зампред СБУ до сих пор является (не юридически, а по слухам) одним из фигурантов дела об отравлении Виктора Ющенко (по одной из версий, именно на даче Владимира Сацюка и был отравлен диоксином Ющенко). Кроме того, против него было возбуждено уголовное дело сразу по трем статьям: злоупотребление служебным положением, которое повлекло тяжкие последствия, служебный подлог и использование «явно поддельного документа». В уголовном деле против Игоря Бакая шла речь о превышении служебных полномочий, которые повлекли за собой тяжкие последствия, и об организации совершения преступлений. А Руслана Боделана подозревали в злоупотреблении служебным положением.

Впрочем, пару лет назад уголовные дела против Игоря Бакая и Владимира Сацюка рассыпались. По словам и. о. руководителя рабочего аппарата Центрального национального бюро Интерпола в Украине Ростислава Вергелеса, они были сняты с международного розыска, в котором находились ранее. Меньше повезло Руслану Боделану. Его адвокаты до сих пор отстаивают его честное имя в судах. А сам он не раз заявлял, что хотел бы вернуться на родину. О том, как ныне живет знаменитая троица, «Сегодня» спросила у Николая Билоконя.

— Николай Васильевич, вы с Игорем Бакаем до сих пор общаетесь?

— Конечно. Мы поддерживали отношения в Украине, и в России поддерживаем. Он умеет держать слово — а для меня это самое главное. Далеко не все современные бизнесмены могут похвастаться этой чертой характера.

А чем он здесь занимается? Где живет?

Успешно занимается бизнесом сразу в нескольких направлениях (экс-министр не уточнил, но из своих источников я узнала: речь идет об энергопредприятиях. — Авт.) и является акционером нескольких компаний. А живет вместе с семьей: женой Натальей и детьми на Рублевке.

— Возвращаться на родину не планирует?

— Я о подобных планах не слышал. Вы же знаете, Игорь Михайлович еще до «оранжевой революции» задумывался над тем, чтобы поехать работать в Москву, и сейчас доволен своей жизнью.

— А как поживает Владимир Сацюк?

— Живет и здравствует. Успешно занимается бизнесом. (О каком конкретно бизнесе идет речь, Николай Билоконь говорить отказался. Тем не менее мне удалось узнать, что теперь экс-зампред СБУ вроде бы владеет рыбзаводом на Дальнем Востоке. Кроме того, вместе с друзьями по школе КГБ он якобы взял в аренду поля и занялся выращиванием рапса. Эта программа поощряется правительством. Поэтому Владимир Сацюк тесно сотрудничает с Академией наук РФ. Сейчас его можно там увидеть чаще, чем где-либо. — Авт).

— А где конкретно проживает Владимир Сацюк?

— Живет на Рублевке.

— Домой не собирается?

— Насколько мне известно, он планирует бывать в Украине.

Вы часто встречаетесь с Владимиром Сацюком и Игорем Бакаем?

— На некоторые праздники собираемся вместе. Иногда летаем на рыбалку на Сахалин, Камчатку или в Астрахань. У нас там много друзей. А на Сахалине я встретил своего земляка. Мы с ним в одном селе выросли. Представляете?

— Я слышала, что вы еще и на охоту вместе ездите...

— Бывает. Но охотник из меня плохой. Я животных люблю.

— А как дела у экс-мэра Руслана Боделана? Поговаривают, что он работает заместителем начальника Питерского морпорта...

— Мы всего несколько раз с ним созванивались. Поэтому я ничего конкретного сказать не могу.

«В УКРАИНЕ ПОСЛЕ КУЧМЫ НЕ БЫЛО ХОЗЯИНА»

На журнальном столике в кабинете Николая Билоконя стоит фотография премьер-министра Владимира Путина и президента Дмитрия Медведева. На стене еще одно фото — удивительно мягко и открыто улыбающийся глава российского государства. Николай Васильевич говорит, что несколько раз встречался с первыми лицами России. Он считает, что они невероятно сильные руководители.

— Только такие личности могут поддерживать порядок в такой огромной стране, как Россия, — считает Билоконь. — Эта задача очень непростая и не каждому по плечу. В Украине после ухода Леонида Кучмы не было мощного хозяина. А в России он есть. Хотя еще совсем недавно нам завидовали все соседи. Приведу вам пример. Мы с Леонидом Даниловичем когда-то вместе летали в Астану. Он тогда сдавал полномочия руководителя СНГ, а я — руководителя Совета министров Внутренних дел. И вот в какой-то момент президент Узбекистана спросил: «Леонид Данилыч, скажи мне, как вы, украинцы, смогли дать рост экономики 12% ВВП?» В то время это был невероятно высокий показатель. Мы нарадоваться не могли. А что потом произошло? Я до сих пор не могу понять, как «оранжевые» политики смогли так одурманить людей? Ведь у них ничего кроме популизма не было! Кроме того, в РФ понимают: страна находится в переходном периоде, и занялись модернизацией всех важных направлений. А в Украине это все еще впереди. Я считаю, в такой ситуации государство нуждается в консолидации всех ветвей власти.

«Я ПРИВЕЗ КРАВЧЕНКО ПИСТОЛЕТ»

Мало кто знает, что Николай Билоконь был близким другом ныне покойного экс-главы ДУСи Юрия Дагаева. А его имя не единожды упоминалось в связи с делом о загадочной гибели главного редактора «Украинской правды» Георгия Гонгадзе.

— Николай Васильевич, существует версия о том, что Юрий Дагаев вместе с экс-главой Аппарата МВД (также ныне покойным) Эдуардом Фере в обход Юрия Кравченко приказал экс-начальнику наружки министерства Внутренних дел Алексею Пукачу расправиться с журналистом Георгием Гонгадзе. Что вы об этом скажите?

— Полная ерунда! Юрий Дагаев не имел к этому делу никакого отношения. Да и не мог иметь. Когда все это происходило, он работал заместителем министра по тылу и даже не знал о том, что происходит в оперативных службах. Более того, не был допущен к оперативной работе! Уже после убийства журналиста мы с ним поехали отдыхать в Одессу. Тогда как раз решался вопрос о назначении нового министра Внутренних дел. Я знал, что в числе других рассматривается и его кандидатура. Поэтому уговаривал его. Мол, если предложат, соглашайся. А я к тебе замом пойду. Вот тогда он единственный раз и вспомнил о смерти журналиста. Сказал: смотри, как нашего шефа (он имел в виду Юрия Кравченко) мучают из-за Георгия Гонгадзе. И зачем мне это надо? Не пойду! Проще говоря, человек с такой жизненной позицией никогда бы не стал участвовать в столь грязных делах.

— Еще одна больная тема — смерть экс-министра Внутренних дел Юрия Кравченко. Вы верите в то, что он мог покончить жизнь самоубийством?

Четвертого марта была годовщина смерти Юрия Федоровича, и мы помянули его светлую память. Он был сильным человеком и любые испытания мог выдержать. Но при этом мог ли он себе позволить отправиться в тюрьму после того, как всю жизнь отдал милиции? Сложный вопрос. С другой стороны, я лично привез из Чехии именное оружие марки «Чеська збройовка», из которого он, видимо, и застрелился. Мы тогда привезли четыре или пять пистолетов и один подарили ему. В этом оружии был натовский патрон — девятка люггер. После первого выстрела таким патроном себе в голову второй выстрел практически невозможен!

НАЧИНАЛ В УГРО

Имя: Николай Билоконь
Родился: 22.03.1955 г. в селе Молилевка на Виннитчине

Окончил Киевскую высшую школу МВД и Московскую Академию МВД. Работать в милиции начал в 1975 году в должности инспектора отдела Уголовного розыска. Впоследствии занимал должность начальника Главного управления административной службы МВД Украины, возглавлял УВД в Кировоградской области. В 2001 году ушел работать в Администрацию президента, где руководил управлением по вопросам судебной реформы, деятельности военных формирований и правоохранительных органов. С 2003 по 2005 год руководил Министерством внутренних дел.
Отправить



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх