,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


ПО КАКИМ УЧЕБНИКАМ УЧАТ ИСТОРИЮ НА УКРАИНЕ? Часть III
  • 10 марта 2010 |
  • 00:03 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 29156
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
0
ПО КАКИМ УЧЕБНИКАМ  УЧАТ ИСТОРИЮ НА УКРАИНЕ? Часть III


На языке «дияспоры»

В качестве продолжения нашего цикла публикаций об украинских учебниках истории, которому, честное слово, больше подошло бы название «Сказки народов мира», мы рассмотрим еще одно пособие: О. Реент, О. Малий, «История Украины для 9-го класса общеобразовательных учебных заведений», издан в 2009 году издательством «Генеза». Учебник практически полностью идентичен уже рассмотренному пособию для 9-х классов, и, на первый взгляд, нет особого смысла тратить на него время, однако присутствуют некоторые мелочи, заслуживающие отдельного рассмотрения.

Во-первых, учебник выпущен совсем недавно и может считаться индикатором текущего состояния «национально свидомых» исторических умов. Во-вторых, автор учебника достаточно интересен сам по себе. Александр Петрович Реент был в числе историков, которые в апреле 2005 года составили открытое письмо на имя Виктора Ющенко с призывом сформировать «украиноцентричную концепцию научного осмысления событий Второй мировой войны». И, должно быть, искренне раскаивался в том, что диссертация его в своё время имела явно антиукраинское, по нынешним «свидомым» меркам название «Рабочий класс Советской Украины на завершающем этапе гражданской войны (1920 г.)».

Ко времени написания учебника работа над привлечением в украинский язык как можно большего количества полонизмов и других изменений, имеющих целью сделать его максимально непохожим на русский, кипела вовсю. Если возникают сложности с переводом текста, вышедшего из-под пера таких историков – берите польский словарь. Это поможет.

Помимо польских заимствований, данный продукт историко-лексического творчества демонстрирует полный набор терминов и просто слов, пришедших из кругов украинской диаспоры Канады и США. Или, точнее, «дияспоры», ибо именно такое произношение присуще тем, кто позиционирует себя как носителя истинно украинского языка. Соответственно, «милиционер» превращается в «милициянта», «агенство» в «ахенцию», «больница» в «шпыталь», а «аэропорт», несмотря на свое стопроцентно иностранное происхождение – в загадочное «литовыще».

ПО КАКИМ УЧЕБНИКАМ  УЧАТ ИСТОРИЮ НА УКРАИНЕ? Часть III


Уже на седьмой странице заставляет призадуматься название темы «Формирование модерной украинской нации». Как можно догадаться, речь идет о «современной украинской нации».

На странице 13, в качестве источника приводится произведение «Страсти по национализму: исторические эссеи». Казалось бы – как с националистической страстью сочетаются эссеи (они же кумраниты),– одна из иудейских сект, получившая начало в первой четверти II в. до н. э.? После некоторых поисков, обнаружилось, что слово «эссе», звучащее абсолютно идентично русскому, недавно превратилось в «ессея». И, вдобавок, получило множественное число. На странице 55 есть фраза «Помещики считали крестьян живым реманентом и могли делать с ними всё». Наученный горьким опытом, в польском словаре я быстро нашел «реманент», означающий «инвентарь». После поиска среди достаточно большого количества украинских словарей, «реманент» ожидаемо обнаружился в том, на котором гордо красовался знак трезубца и надпись «Библиотека державной мовы».

Слово «царизм» пару раз встречалось в виде загадочного «царата». Учебник составлялся в период правления Ющенко, поэтому излюбленный им термин «национальное сознание» встречается в среднем один раз на полторы страницы.

ПО КАКИМ УЧЕБНИКАМ  УЧАТ ИСТОРИЮ НА УКРАИНЕ? Часть III


Написано «князь русский», перевод – «украинский князь»

Художественному оформлению было уделено большое внимание, в учебнике много иллюстраций. Их по-настоящему много, они занимают практически половину любой страницы. Не обошлось и тут без забавных моментов. Большинство картинок, изображающих козаков в героических позах и сцены из быта трудового крестьянства, как утверждают авторы, взяты из книги А. Ригельмана «Летописное повествование про Малую Россию, её народ и о козаках вообще». На самом деле, название действительно выдающейся работы Ригельмана несколько обширнее – «Летописное повествование о Малой России и её народе и казаках вообще, отколь и из какого народа оные происхождение свое имеют, и по каким случаям они ныне при своих местах обитают, как то: Черкасские или Малороссийские и Запорожские, а от них уже Донские и от сих Яицкие, что ныне Уральские, Гребенские, Сибирские, Волгские, Терские, Некрасовские и прочия казаки, как равно и Слободские полки». Что, само собой, не вписывается в украиноцентричную концепцию. Да и исследовал Ригельман в первую очередь донских казаков. Крайне неудобную книгу цитируют господа Реент и Малий. У того же Ригельмана приводятся слова, мягко говоря, плохо вписывающиеся в преемственную линию, ведущую от обитателей Атлантиды к представителям древней Трипольской культуры, затем к Киевской Руси, запорожским казакам и современной суверенной Украине.

«Сечевские козаки сделали на Днепре засеку и в ней поставили шалаши великие, назвав их куренями и жить стали... каждый по склонности промысла своего в рыбе, звере и меду изобильствовал... многими своими самовольствами, бесчиниями. Бунтами и разбоями так имя свое оскаредили. Храбрость оную в бунтовское свирепство обратили, ибо у себя самих непрестанные делали смущения междоусобием и часто себя убивали, от чего кошевой и старшина в великом страхе всегда были при всем оном два устава которые имели Запорожье: безженное житье да жестокое наказание домашним татем... Они козаки везде грубы были. Напроти того украинские черкасы или малороссийский народ, как – то шляхетство, козаки и посполитые, ведут жизнь свою весьма инако. Они имеют порядочные селения в городах, местечках, селах и хуторах, производят хлебопашество, посев огородный, сады и багчи, делают всякое художество, ремесло и торги. В обхождении приятны и ласковы. Сей народ веселого нрава, любит музыку и прочие веселости. Они почти все плясать по-польски, а паче по своему черкаскому умеют...».

Беззастенчивое кромсание произведения инженер-генерал-майора Ригельмана на этом не заканчивается. На стр. 10 учебника есть картинка с пояснительной надписью «Панна из украинского старшинного рода». Всё бы ничего, но вот эта иллюстрация в оригинале. Где тут слово «украинского»?

ПО КАКИМ УЧЕБНИКАМ  УЧАТ ИСТОРИЮ НА УКРАИНЕ? Часть III


Тяжелый труд «свидомых» историков

И так – по всему учебнику, со всеми «украинскими шляхтичами», которые в оригинале зовутся «изображением знатнаго Малороссийскаго шляхетства». Впрочем, ничего удивительного, у главного идеолога украинского самостийничества Грушевского сплошь и рядом в книгах бывали иллюстрации, где ясно видна надпись «князь русский», автор же переводит её как «украинский князь». В тех местах учебника, где на подтасовку не хватило ресурсов, имеются незатейливые и трогательные в своей наивности пояснения. На странице сорок один: «В центре западноукраинского возрождения первой половины XIX в. стояла «Русская троица» – демократично-просветительский кружок, основанный выпускниками Львовской греко-католической семинарии (термин «русская» тогда означал «украинская»)».

Остается только посочувствовать «свидомым» историкам, когда буквально всё опровергает спущенную «сверху» концепцию истории, которую надо как-то обосновывать.

Ещё один пример. Указывается, что Николаю I «повсюду чудился сепаратизм, вследствие чего произошло дальнейшее угнетение украинского дворянства». И это при наличии ссылки на краткую биографию одного из идеологов этого самого «почудившегося сепаратизма» В. Капниста. Стр.12 «Наиболее последовательно против имперской политики выступала группа, которая стремилась вернуть гетманские порядки при помощи иностранных государств. 24 апреля 1791 г. в Берлине состоялась встреча В. Капниста с главой кабинета министров Пруссии Герцбергом».

В который уж раз возникает тревога за бедных школьников, которым приходится укладывать в голове априори несочетаемые вещи. Беспокойство усиливается после изучения вопросов для закрепления материала. Страница 25. «В 1783 году на Восточной Украине было введено крепостничество. Какой это век? Какая его половина?» Напоминаю, учебник – для девятого класса общеобразовательной школы.

Творческое развитие школьника тоже не осталось без внимания, страница 76: «Сравните культурно-эстетические вкусы буржуазии, рабочих и крестьян».

Воля ваша, но это учебник чего угодно, только не истории. Кстати, можно поздравить ныне здравствующих националистов и покойного В. Капниста: гетманские порядки, описанные Ригельманом – «у себя самих непрестанные делали смущения от чего кошевой и старшина в великом страхе всегда были» – совсем недавно полностью восстановились к вящей радости любителей настоящей вольницы.

Борьба с «орудием русификации»

Демонстрация, так сказать, авторитетных источников в поддержку – это вообще поэма в прозе. Зачастую, свидетельством в пользу того или иного тезиса является отсылка к... почти такой же фразе из другого учебника истории. Заколдованный круг.

Немало в учебнике пассажей, которые в любом другом государстве были бы сочтены призывом к межнациональной и религиозной вражде. Страница 18: «Русская православная церковь стала средством «зросийщення» и денационализации верующих. Тесно связанная же с народом греко-католическая церковь всё более выразительно выступала на стороне украинцев». Сложно произносимый термин в кавычках – пришел на смену более спокойному слову «русификация». Тут будет нелишне сделать некоторое пояснение. Некоторые из «выступающих на стороне украинцев» – я не имею намерения очернить этим примером всю греко-католическую церковь – действовали весьма просто. Они сочетали религиозные вопросы с национальными, представляя в виде непримиримых врагов не только православие и католицизм, но и, как следствие – русских и украинцев. Известен, составленный, правда, в конце XIX века, «Молитовник для вжитку украинской православной людности». Греческие, римские и библейские имена святых, ставшие за тысячу лет своими на Руси, заменены их бытующими в просторечии аналогами – Тимошь, Гнат, Горпына, Наталка, Полинарка. Сведущие в богословии утверждают, что последнее – вариант святой Апполинарии. Женские имена в «молитовнике» звучат особенно душераздирающе для православного уха, тем более, когда перед ними значится «мученица» или «преподобная»: «Святые мученицы Параська, Тодоська, Явдоха». Не успевает православный человек подавить содрогание, вызванное такими вот не слишком благочестивыми литературными экспериментами, как его добивают «святой Гапкой». Потом идут «мученицы Палажка и Юлька» и так – до «преподобной Хиври».

Крымскую войну вырезали из программы

Как было сказано выше – содержание учебника практически неотличимо от уже рассмотренного материала. В качестве новых свидетельств отсталости России-угнетателя приведен разве что такой факт. «В первой трети XIX века в Российской империи не существовало государственного законодательства, которое регулировало бы отношения между собственниками предприятий и рабочими. Только в 1835 году правительство приняло «Уложение» об обеспечении промышленности наемными рабочими».

Сначала и впрямь становится как-то неловко. Но потом вспоминаешь, что в Англии первые, реально действующие законы в той области появились примерно в 1830-е же годы, а правило о десятичасовой работе в день в ремесленных заведениях, было установлено ещё при государыне Екатерине II в 1785 г. И остается только удивиться, почему Россию не обвиняют в «отсталости» за отсутствие, к примеру, авиации и космонавтики в тот же екатерининский период.

Ну и напоследок – главный сюрприз от авторов. В этом учебнике нет Крымской войны 1853-1856 гг. То есть – совсем нет. Одно из главнейших событий европейской истории середины XIX века отсутствует каким либо образом даже в списке важных дат, вроде постройки первого на Украине парохода в 1823 году, приведенных в конце книги.

По итогам можно сделать вывод – болезнь прогрессирует. Историческое мировоззрение человека, воспитанного на таких книгах, неизбежно будет ограничено весьма узким кругозором. К тому же, если полонизация украинского языка будет идти таким же темпом, неминуемо возникнет информационный барьер даже между западными и восточными областями Украины. Один только есть повод для радости: квалификация «свидомых» историков остается неизменной (то есть – неизменно низкой). И, стало быть, любая фальсификация видна и легко разрушается при сколько-нибудь внимательном осмотре.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх