,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Наводнения Украине не миновать. Куда придет вода
  • 6 марта 2010 |
  • 18:03 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 84356
  • |
  • Комментарии: 1
  • |
0
Наводнения Украине не миновать. Куда придет вода


Паводок в Украине продлится две-три недели и затопит преимущественно дорогие коттеджи в прибрежных речных зонах


Страна приливов

Украинский Дед Мазай из Черкасской области живёт у реки – возит туристов на охоту и рыбалку. Олег Самойленко и его односельчане потопа не боятся – их дома стоят на горе: «А вот черкасские олигархи свои дачки под селом построили на берегу Днепра. Им и стоит волноваться». Мужчина готов в любой момент усадить местных феодалов вместе с их золочёными комодами и богатствами в лодку и отвезти в безопасное место. «Всех спасём, лишь бы платили», – шутит он. 


Наводнения Украине не миновать. По разным прогнозам до четверти территории страны может оказаться в воде, зоны наибольшего риска – Карпаты, Полесье, Восточная Украина и элитная застройка под Киевом. Большая вода продержится две-три недели, но когда это будет, не может сказать никто. Одно понятно: предотвратить наводнение невозможно, но минимизировать ущерб реально. Если бы не застройка в поймах рек и вырубка лесов в Карпатах.


Сами виноваты  



Наводнения Украине не миновать. Куда придет вода


«Посчитать, с какой скоростью будет таять снег, никто не берётся, – рассказывает Фокусу Алексей Василюк, глава молодёжного отделения Национального экоцентра Украины. – Украинские реки наполнятся не только своим талым снегом, но и соседским – Днепр и Десна текут в России и Белоруссии, где этой зимой выпала двойная норма осадков».  


Вода в Днепре поднимется на 3,5–6,5 метров, а в Киеве к этим показателям добавится ещё 80 сантиметров, говорят специалисты. Причина – варварская застройка в Конча-Заспе, которая создаёт преграду разливу рек. То, что уже происходит на востоке страны, наводнением не назовёшь, а подтоплением – смело, уверен Анатолий Яцык, директор Украинского НИИ водохозяйственных и экологических проблем. По его мнению, проблема вовсе не в разливе рек, а в отсутствии исправной системы водоотвода. Её нет в Донецкой, Луганской, Николаевской, Одесской областях и в Крыму. Начавшееся наводнение в Херсоне – тоже результат халатности, а не разгул стихии: раньше лишнюю воду откачивали, а сейчас нечем.


«В зоне подтопления – 23% территории Украины. Вода не отводится, и области плавают», – говорит г-н Яцык.


Нечистоты – по Днепру


Замдиректора Института гидробиологии НАН Украины Сергей Афанасьев рассчитал, что земля вошла в зиму сухой и сейчас готова впитывать воду. «Топить будет, но вряд ли сильно. Пускай и мою дачу на Осокорках подмочит, – говорит он. – Наводнение – глубокий вдох для реки. Мусор уйдёт, рыба будет нормально нереститься». 


Столичный эколог Алексей Василюк предрекает проблемы с транспортом из-за поднятия воды в районе Подола, а Левому берегу Киева сулит перебои с телефонной связью и интернетом. В мэрии спешат успокоить: подтопление хоть и коснётся объектов «Киевводоканала», «Киевэнерго», «Киевгаза», но столица гарантированно будет с водой, светом, газом и телефонной связью.  «Мы всё герметизируем и спешим убрать снег», – рапортует Виталий Пшеничный, начальник ГУ чрезвычайных ситуаций в Киеве.


Куда более реальная опасность для столицы и области – загрязнение питьевой воды. Во-первых, в Киевском водохранилище может подняться радиоактивный ил – его здесь 330 тысяч железнодорожных вагонов. А из-за подмыва Бортнической станции аэрации 35 миллионов украинцев, живущих ниже по Днепру, рискуют получить воду с нечистотами. В Западной Украине, в районе Калуша, угрозы ещё серьёзнее: здесь расположено госпредприятие «Калийный завод», соли которого могут отравить воду в случае подтопления.   


Зайцы ждут потопа  


«На реке Стрый возле села Турка, откуда в 2008-м начался потоп, сейчас 40-сантиметровый лёд. Если глыбы понесёт по реке, они застрянут в районе опор и мостов. За два-три часа затопит близлежащие сёла, больницу и гидроэлектростанцию», – говорит Павел Василенко, начальник пресс-службы МЧС Львовской области. Чтобы спасти регион, приходится взрывать льдины тротилом. А иногда и собственными телами сдерживать поток воды. Один из местных спасателей вспоминает, как в Западной Украине два года назад полковники из МЧС закрывали собой дырки в песчаной дамбе. «Куда это годится – в одном селе мы задницами, простите, удерживали воду. Во втором пришлось всю округу оббегать, чтобы выяснить, какой местный Иван украл кран – без него не спустишь воду из искусственного озера. А без спуска затопило бы село». 


Центральную Украину тоже защищают от наводнения. Из Днепровского каскада в море спустили почти столько же воды, сколько Украина потребляет за год. 


Добралось наводнение и до Днепропетровской области – вместе с зайцами, которые спасаются в городе от голода. «Как ни выйду утром машину греть, вижу, как зайцы разбегаются. Из-за ледовой корки им нечего есть, поэтому русаки пришли в город – объедать кору фруктовых деревьев», – рассказывает биолог Роман Новицкий, доцент Днепропетровского национального университета.


Нарушил закон – плати 


Придётся ли раскошелиться на компенсации пострадавшим – зависит от силы наводнения. Но страховщики в Ивано-Франковской, Львовской, Винницкой и Черновицкой областях уже пересчитывают своих клиентов, рискующих потерять жильё. Правда, после потопа в 2008 году желающих страховать жильё поубавилось. Наталья Гудыма, президент Лиги страховщиков Украины, вспоминает: «Застрахованные люди не имели права на госпомощь, хотя исправно платили взносы, – говорит она. – И справедливо рассудили: зачем переплачивать, если государство и так поможет. Так мы и потеряли 10% клиентов». 


Украинские экологи считают, что ситуацию может исправить экологическое страхование. Каждый, кто рискует строить в запрещённой зоне, в случае наводнения не может надеяться на государственные компенсации.


Потоп сознания


Метеорологи замеряют, насколько глубоко промёрзла почва, с помощью погружённых в специальные скважины термометров. Жители сёл узнают о состоянии грунта от могильщиков. «Сейчас они говорят, что земля всего на полметра промёрзла, а дальше – сухая, как порох. Снег начнёт таять – вода сразу уйдёт в землю. Но если река через дамбу пойдёт, будем плавать», – говорит жительница Гнидына. Это село вместе с соседними Вишеньками находится в 15 километрах от Киева, в низине возле Днепра. Левобережная дамба при сильном паводке наверняка окажется под водой: она создавалась как переливная. Сегодня гидрологи говорят, что даже если снега уже не прибавится и воды из всех четырёх рек не наполнят Днепр одновременно, половодье всё равно будет сильнейшим за последние пять лет. При иных обстоятельствах может повториться наводнение 1979 года. Оно не было таким беспощадным, как в 1970-м, но местные его хорошо помнят. 


30 лет спустя


65-летняя Екатерина Ивановна вспоминает, что в 70-м воды было по окна, а в 79-м – по верхнюю ступеньку крыльца. По селу ездили на лодках, которые швартовали прямо у входа в дом. Оба наводнения были разрушительными: в жилищах обваливались печи, стены осаждал грибок, плавала мебель. «А теперь не только мебель будет плавать», – сокрушается Екатерина Ивановна, имея в виду содержимое выгребных ям, которые появились на дамбе, когда там развернули строительство жилых особняков. Хотя некоторые надеются, что именно Царское село (так местные прозвали коттеджный город «Золоче»), расположенное между сёлами и рекой, может помочь в борьбе со стихией. «Думаю, не доведут до того, чтобы жителей села затопило, – воду спустят», – надеется Василий Кодий, депутат сельсовета в Вишеньках.


Но в сельсовете Гнидына на это не рассчитывают. Местным депутатам поручено взять на учёт всех, кто владеет плавсредствами и готов участвовать в спасательных работах. В селе также составляют списки одиноких, престарелых и больных, которым в случае наводнения может понадобиться помощь. Местные власти даже решили создать специальную народную дружину, которая, в частности, будет противостоять мародёрам. Здешняя газета «Срібна підкова» также советует не паниковать, хотя и отмечает, что в соседнем селе продаются недорогие резиновые лодки.


Вилами по воде


Впрочем, ничего похожего на панику в сёлах не наблюдается. Почти все сельчане, с которыми общались корреспонденты Фокуса, к наводнению не готовятся. «Я думаю, потопа не случится, – успокаивает отец Роман из Вишенек, – а если и случится, как-нибудь переживём».


Как уверяют местные, в Вишеньках и Гнидыне у каждого есть лодка, но отыскать владельцев плавсредств оказалось непросто. Через 30 лет после потопа многие дюралевые лодки прохудились и были сданы подрастающим поколением на металл. У Василия Кодия лодка осталась. «Раньше, когда здесь рыболовецкая артель находилась, лодки были почти у всех», – рассказывает Василий Никитович. Он вспоминает, как в 70-м из воды торчали верхушки деревьев, и опасается, что потоп такого масштаба может повториться. «Здесь многие переживают, что киевская дамба не выдержит и прорвётся. Она же не первый год в аварийном состоянии», – говорит депутат сельсовета.


На Осокорках, в одноэтажном микрорайоне Киева, тянущемся вдоль Днепра, тоже спокойно. Здесь уверены: наводнение 30-летней давности не повторится. «Под снегом почва не мёрзнет, она хорошо впитает талую воду», – со знанием дела говорит один из старожилов.


На мокром месте


Частые наводнения в Закарпатье вопреки логике пошли региону на пользу. Местные жители самостоятельно укрепляют берега и готовятся к встрече большой воды.


Элеонора Кость вышагивает по родному селу Симер в резиновых сапогах. Она надела их по привычке. В это время года река Турья, что течёт в 50 метрах от дома, обычно уже выходит из берегов. Пока река ведёт себя спокойно, но в этом регионе день на день не приходится. Как говорят местные, паводок за считанные часы подтапливает дома у реки. Причём это бывает не только весной, когда тает снег, но и летом или осенью в период затяжных дождей. «Вода ещё будет», – всматриваясь в реку, словно читая её настроение, говорит Элеонора. По её реакции не понять: боится она этого или, наоборот, ждёт.


Пару лет назад, чтобы защитить Симер, здесь построили двухметровую защитную дамбу. 600 метров насыпи стоили государству около миллиона гривен. Теперь это защитное сооружение берегут как зеницу ока. Специальные устройства – доплеры – фиксируют уровень воды и каждые пять минут передают данные по спутнику.


С другой стороны села течёт другая горная речка, которая ещё в декабре вышла из берегов и подтопила дом родителей Элеоноры Кость. «Они в сапогах, как в комнатных тапочках, – говорит женщина. – А что поделать, воде-то не объяснишь, что мы тут живём».


Соседка-река


«Для нас наводнение – обычное дело», – не отрываясь от монитора рассказывает начальник Закарпатского областного управления по водному хозяйству Владимир Чипак. На экране – подробный график подъёма воды в реках, составленный благодаря данным из 44 пунктов мониторинга рек. Пунктирная линия ещё в конце февраля стремительно поползла вверх и теперь держится выше красной, судя по всему, критической линии. Данные на мониторе говорят о том, что наводнение в Закарпатье есть, но по факту пока никого не затопило. Такому фокусу мог бы позавидовать и сам Копперфильд. Однако Владимир Чипак отрицает возможность махинаций.


«У нас круглосуточно работают 22 насосные станции, которые откачивают 4 миллиона кубов воды, – поясняет он. – Даже несмотря на то, что на одной станции сломался насос, в Чопе большой паводок, а на Тисе уже подьём на пять с четвертью метров, всё равно нигде нет переливов».


Словом, наводнение под контролем, хотя и не всё так радужно. Пока корреспондент Фокуса разглядывает график на мониторе, начальник ругается с кем-то по телефону.


«Финансирование повторяет кривую паводка, – жалуется Чипак, рисуя синусоиду на листе. – Деньги выделяют с опозданием, только после того, как людей зальёт».


В 1998 году Закарпатье столкнулось с разрушительным наводнением. Ущерб, нанесённый талой водой, тогда оценили в 800 миллионов гривен. Из госбюджета были выделены средства на строительство дамб. Через два года и четыре месяца регион опять накрыло волной, только ещё более мощной. Тем не менее на этот раз ущерб был вдвое меньше – около 450 млн. гривен. По подсчётам Владимира Чипака, каждая гривна, вложенная в предотвращение разрушений, экономит в десять раз больше. Правда, государственные программы полностью никогда не финансировались. Вот и сейчас финансирование идёт лишь на 40%. За последние годы построено и реконструировано 100 км дамб, ещё 40 км берега укреплено.


«С каждым годом амплитуда паводков растёт, – говорит г-н Чипак, – это один из элементов изменения климата. Поэтому нет смысла с ними бороться, надо учиться с меньшими потерями их переживать».


В пример Чипак приводит жителей немецкого городка Кобленц, который находится в месте слияния Рейна и Мозеля. Ежегодно обе реки выходят из берегов, подтапливая ближайшие дома. Поэтому у местных жителей вся мебель на колёсиках и у каждого есть резиновая лодка. А вот когда им предложили построить дамбу, они вышли с акцией протеста. «Рекам нужен простор, и ради этого можно потерпеть недельное наводнение. Такое отношение сейчас пропагандируется в Европе», – заключает Чипак.


Лодка и нравы


Дом семьи Андре Колуя из села Боржава Береговского района – один из ближайших к реке. В 2006 году их так затопило, что два года пришлось жить у родственников. К себе вернулись только после того, как в селе укрепили дамбу. «Да какая мебель на колёсиках, – машет рукой глава семейства. – Тут бы самим не утонуть».


Раньше из окна их дома была видна река. Теперь – дамба. Зато Колуи наконец сделают ремонт, не боясь, что всё имущество смоет река. Лодку поместят в сарай, а не под кровать. И, может быть, Андре перестанет сниться, как он с детьми и женой сидит на крыше и ждёт вертолёта.


Наш гид Ольга Сорока, начальник отдела Закарпатского управления водного хозяйства, говорит, что не все местные так же охотно отдают часть своей территории под строительство дамбы. Многие требуют компенсации, мол, ваша река – ваши и проблемы.


«Бывало такое, что на всё село найдётся один противник дамбы, упрётся, и ничего с ним не поделать, – говорит Сорока. – Так мы ночью строили. Или вот сейчас председатель сельсовета Горинчиво считает, что мы слишком много земли забираем».


Другие сёла десятки лет ждут, пока у них начнут строить противопаводковые сооружения. Например, жителям села Заречное дамбу пообещали при Кравчуке, а построили только при Ющенко.


В некоторых закарпатских сёлах дамбы укрепляли за счёт донорских организаций из Европы. Например, в селе Квасово, где в результате наводнения 2004 года пострадало 68 домов, дамбу реконструировали за деньги иностранцев. Теперь местный председатель Василий Губаль ежегодно принимает гостей из Евросоюза.


«Приезжают посмотреть, как мы её эксплуатируем», – гордится Губаль. Такое внимание иностранцев к реке изменило и отношение местных. С недавних пор сельчане устраивают субботники – собирают мусор вдоль берегов.


Своими руками


В горном селе Нижний Быстрый местные жители укрепляли берега реки за счёт швейцарско-украинской организации Forza. На строительные материалы организация потратила 80 тысяч гривен. Одним из условий выдачи денег было то, что укреплять берега селяне должны по примеру швейцарцев, проживающих в подобных условиях – рядом с быстрыми горными реками.


«Конструкция простая, – объясняет Сергей Ставко, вместе с сыновьями три недели укреплявший берега. – Материалы – брёвна, камень и верба. Слоями укладываются брёвна, молодая верба и камень. Верба, прорастая, накрепко связывает укрепление».


Сотрудник Forza Юрий Дербаль из Ужгорода уверяет, что такие конструкции – один из самых дешёвых способов укрепления берегов.


«В Закарпатье много маленьких горных сёл, до которых у государства никогда не дойдут руки, нужно по примеру швейцарцев брать инициативу на себя», – говорит Дербаль. 


Регион, наиболее богатый на паводки, оказался более подготовленным к бедствию, чем другие. Во многом благодаря грантам и помощи европейских соседей.



Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх