,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Леонид Кучма: «Без перемен в самом строе и духе нашей жизни у нас нет будущего»
  • 4 марта 2010 |
  • 22:03 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 13351
  • |
  • Комментарии: 4
  • |
0
Леонид Кучма: «Без перемен в самом строе и духе нашей жизни у нас нет будущего»


Первым главой Украинского государства, который получил символы президентской власти, был Леонид Кучма. 31 ноября 1999 г. ему вручили коллар (нагрудную цепь), гербовую печать и президентскую булаву. 25 февраля нынешнего года Леонид Данилович присутствовал на инаугурации нового президента. Преемственность власти он олицетворял в одиночку — ни Леонид Кравчук, ни Виктор Ющенко на церемонию не пришли. Фамилия новоиспеченного экс-президента в беседе с Леонидом Кучмой упоминалась не раз, но начался наш разговор с вопроса о недавних выборах.

— Результаты президентских выборов для вас оказались неожиданными, или вы предполагали, что победителем станет Виктор Янукович?

— Цена за «демократию» 2004 года оказалась чересчур высокой. Нельзя было допустить, чтобы опять кто-то выбирал за нас. Народ был такого мнения. Поэтому у меня не было сомнения, что победит Янукович. Правда, многие голосовали не за него, а против Тимошенко как олицетворения «оранжевой» политики. И об этом Виктор Федорович должен помнить каждый день.

— Доверенным лицом кандидата в президенты Юлии Тимошенко был Леонид Кравчук. Какова была ваша роль в нынешней избирательной кампании, поступали ли вам предложения поддержать того или иного кандидата, может быть, претенденты на пост главы государства консультировались с вами?

— Моя позиция была известна всем до выборов. Перед первым туром я сказал, что во втором буду голосовать за Януковича. Таким образом, все желающие тоже могли считать меня доверенным лицом.

— Как вы думаете, поражение нынешнего премьер-министра на выборах — это конец ее политической карьеры, или Юлия Владимировна, перейдя в оппозицию, обретет второе дыхание и почувствует себя как рыба в воде?

— Насчет второго дыхания не могу ничего сказать, а в том, что ее место в оппозиции, сомневаться не приходится. И уйди она в отставку хотя бы за полгода до президентских выборов, неизвестно, как бы они закончились. Но чересчур сладкой оказалась власть.

— Недавно вы сказали, что украинской политике нужны новые лица. Но где их взять? Ведь за последние годы единственное новое лицо в политике — это, пожалуй, только Арсений Яценюк.

— Где их взять? В гуще народа. Для этого изменить избирательный закон. Хотя бы ввести открытые партийные списки.

— Уже пять лет как Украина является парламентско-президентской республикой. По вашему мнению, эта форма правления более эффективна, чем президентская республика, или нет? Не считаете ли вы, что нужно провести ревизию политреформы?

— Остаюсь приверженцем парламентско-президентской республики. Это нормальная, испытанная европейская форма. Нельзя сосредотачивать слишком много власти в одних руках. Всегда должна работать система сдержек и противовесов. Понятно, что еще некоторое время каждый новый президент будет хотя бы мечтать (если не конкретно желать) переделать Конституцию под себя, добавив себе полномочий.

— Часто говорят, что политический кризис в Украине начался в 2004-м и до сих пор никак не закончится. Однако Дмитрий Табачник, например, считает, что кризис родился еще в 1994 г., когда Верховная Рада решила провести досрочные президентские выборы. Вы согласны с этой точкой зрения? Как считаете, в чем причины этих многолетних политических потрясений?

— Вообще все кризисы — не только политические и не только в Украине — начались еще тогда, когда Господь изгнал Адама и Еву из рая и предоставил им и их потомкам жить и мучиться по своему усмотрению. Что же касается Украины, то Верховная Рада и президент были вынуждены провести досрочные президентские выборы. Этого потребовала страна. Всю Украину тогда охватили массовые выступления. А причины многолетнего политического напряжения очевидны. Первая из них в том, что эти, как вы их называете, политические потрясения не подавляются так, как мы хорошо знаем не только из нашей истории. А что касается особой остроты политической борьбы, то давайте вспомним, сколько нам лет. Еще не исполнилось и двадцати. И подумаем о том, какие противоречия накопились за десятилетия и столетия, предшествовавшие нашей независимости.

— Что все-таки сделал за эти годы Ющенко в Украине? И как вы думаете, сможет ли он действительно осмыслить это?

— Что-то останавливает меня говорить об этом. Может быть, еще не пришло время.

— Что вы думаете о федерализации Украины? Многие читатели «2000» считают ее единственным спасением для страны. Насколько реальной вам представляется реформа ее территориального устройства в ближайшем будущем?

— Вопрос о федерализации не надо сегодня поднимать. Об этом можно говорить в условиях стабильности, которой у нас нет. А вот усилить роль и ответственность регионов — надо. Это первоочередная задача. Здесь должно быть больше порядка и справедливости. Есть области, которые претендуют на руководство чуть ли не всей Украиной, а прокормить себя не могут.

— В одном из интервью вы сказали, что русский язык не должен в Украине чувствовать себя иностранным. Но что для этого нужно сделать? Достаточно ли прекратить административное давление на него? Или все-таки русский должен быть вторым государственным?

— И я снова могу повторить свои слова. А моя позиция была и остается неизменной: действовать в соответствии с Европейской хартией о языках и не использовать этот вопрос в предвыборной борьбе. Хватит раскалывать страну!

— Как вы расцениваете последние скандальные указы Виктора Ющенко — о присвоении звания Герой Украины Степану Бандере и об официальном признании петлюровцев и бандеровцев борцами за независимость Украины?

— Мой отец с первого дня Великой Отечественной войны был на фронте. Погиб под Великим Новгородом. Так что для меня этот вопрос не существует. Кроме всего, считать Бандеру, польского гражданина, сотрудничавшего с фашистской Германией, героем современного Украинского государства, извините...

— Хотелось бы услышать ваше мнение насчет того, почему США и страны Западной Европы так быстро — еще до официального объявления ЦИК итогов выборов — признали победу Виктора Януковича. В 2004-м они недвусмысленно поддерживали Ющенко и осуждали Россию за столь же поспешное поздравление Януковича. Что заставило их поменять позицию?

— Видимо, осознали долю своей ответственности за пятилетку Ющенко.

— Во время вашего президентства вам пришлось иметь дело с двумя вашингтонскими администрациями — демократической и республиканской. С кем было сложнее — с Клинтоном или с Бушем? Как бы вы посоветовали выстраивать отношения с США новому украинскому президенту?

— Администрация Клинтона видела в нас партнера. Об этом можно судить хотя бы по такому факту: Украину пустили на международный рынок космических услуг с нашим совместным проектом «Морской старт».

Администрация же Буша видела в Украине что-то вроде вассала. Они, например, настаивали, чтобы мы не продавали оружия Македонии (между прочим, члену ООН). А у нас был подписан межправительственный договор. Многие помнят ситуацию в этой стране, а сами македонцы до сих пор нам благодарны за поддержку. Что пришлось испытать Украине — знаю только я.

Как Януковичу выстраивать отношения с США? Помнить, что Америка есть Америка.

— С приходом нового президента можно ли ожидать, что обретет новое дыхание проект ЕЭП? Кому он более выгоден — России, Казахстану, Беларуси или Украине?

— Он был выгоден всем. Но о Едином экономическом пространстве можно больше не говорить, поскольку этот вопрос снят. Образован таможенный союз без Украины, а это более глубокая интеграция. Украина является членом Всемирной торговой организации (ВТО). Членство в этой организации трудно совмещается с вхождением в какой-либо таможенный союз. Здесь проблемы очень серьезные. Мы, кстати, мало выторговали выгод для себя, когда вступали в ВТО, — могли бы больше. Но вопрос таможенного союза можно обсуждать. Надо взвесить все «за» и «против».

— Лет двадцать назад, в разгар «перестройки», был такой популярный вопрос: «Есть ли свет в конце тоннеля?» Как сегодня на него ответили бы вы, особенно если речь идет об экономическом тоннеле?

— Экономика Украины в предынфарктном состоянии. И будет ли свет в конце тоннеля, зависит от того, какой подход мы увидим прежде всего при формировании правительства. Если туда будут брать по известному нам принципу «кто стоял на Майдане», дело плохо. А если в правительство придут профессионалы с опытом и чувством ответственности, то надежда есть. И если, конечно, эти люди не впадут в популизм тимошенковского правительства, а честно скажут народу, что надо затянуть пояса.

Откладывать непопулярные, но крайне необходимые и в конечном счете спасительные реформы дальше нельзя. О важнейших из них надо сказать, что это больше, чем реформы. Прозрачность государственного управления, исполнения бюджета, вывод бизнеса из тени, отделение бизнеса от власти, утверждение подлинно независимой судебной системы — это намного больше, чем реформы. Это перемены в самом строе и духе нашей жизни. Без этого у нас нет будущего.

— Что такое «Украина без Кучмы», мы уже знаем. Теперь приходит время «Украины без Ющенко». Какой вы хотели бы ее видеть?

— Без Ющенко.

— Почему, по вашему мнению, первый президентский визит Януковича — в Брюссель, а не, например, в Москву?

— Я тоже первую президентскую поездку совершил в Брюссель. Скажу словами известного журналиста Владимира Скачко: «Для Украины важно, не куда поедет Янукович, а зачем и с чем он вернется». Так что у нас будет возможность сравнить и высказать свое мнение, куда в первую очередь надо было ехать президенту.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх