,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Что он несет стране?
  • 28 февраля 2010 |
  • 16:02 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 18624
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
0
Что он несет стране?


Главным фактором рекордного роста украинской экономики как в 2004-м, так и в 2006—2007 гг. многие критики команды Виктора Януковича называли скачок мировых цен на продукцию металлургии и химии.

А сегодня, дескать, далеко не факт, что «регионалы», оказавшись у власти, в условиях экономического спада проявят себя эффективными кризис-менеджерами.

Гипотеза о «случайном стечении обстоятельств» или просто «везении», сопутствовавшем двум прошлым правительствам во главе с Виктором Федоровичем, вообще не очень вяжется с логикой, если проанализировать динамику за все последние шесть лет при столь же безудержном росте цен на украинский экспорт.

Итак, в период позапрошлой каденции правительства Януковича украинской экономике действительно везло как никогда раньше — темпы ее роста достигали самых высоких показателей в истории независимой Украины и оказались самыми высокими в Европе. Однако после прироста ВВП в 2004 г. на уровне 12,1% уже в 2005-м, в период премьерства Юлии Тимошенко, этот показатель сократился до 2,7% (в последние летние месяцы 2005 г. впервые за пять лет начался спад).

По итогам 2006-го, когда в парламенте была создана антикризисная коалиция, рост снова возобновился и достиг 7%. В 2007-м было уже 7,9% (тоже один из пиковых показателей в истории страны).

За первое полугодие 2007-го, когда правительство еще оставалось у власти, было больше 8% (за аналогичный период 2006-го при Юрии Еханурове — 3,2%).

В 2008-м рост национальной экономики снова резко замедляется (до 2,1%), а в 2009-м, как мы знаем, она рекордно валится на 15%.

Многое в экономической политике новой власти, безусловно, будет зависеть от того, кто в конечном счете займет пост премьер-министра, кресла министров финансов, экономики, АПК, и какие группы влияния будут преобладать в новом составе исполнительной власти.

Станет ли опорой нового президента в парламенте только Партия регионов? Или с ней заодно будут КПУ, Блок Литвина (плюс пара-тройка внефракционных депутатов), которые, создав «неформальную коалицию», за последние месяцы приняли ряд решений в поддержку стратегии Януковича? При таком стечении обстоятельств очень вероятным кандидатом на премьерский пост остается Николай Азаров.

Но если «регионалы» сочтут более удобным для себя вариант широкой (так называемой технической или «короткой») коалиции, в которую можно объединиться не по идеологическому принципу, а вокруг урегулирования наиболее острых проблем и принятия ряда нелегких, непопулярных решений с тем, чтобы начать выводить страну из кризиса? При таком раскладе на первый план выдвигаются кандидатуры Арсения Яценюка и Юрия Еханурова, наиболее удобных НУНС и Ющенко. Наконец, таким же уравнением со многими неизвестными остается сценарий формирования Кабмина вокруг Сергея Тигипко.

При любом раскладе пока очевидно другое: ключевой фигурой в экономическом блоке нового Кабмина станет руководитель избирательного штаба Януковича, экономический идеолог ПР Николай Азаров (одна из нескольких фигур, принимающих участие в нынешних коалиционных переговорах от ПР). Стиль управления, а также взгляды Николая Яновича по поводу того, что и как нужно делать с экономикой сегодня, в общем более-менее ясны.

Аудит госфинансов

Итак, новой команде, безусловно, предстоит иметь дело с неординарной ситуацией — глубокими перекосами и дисбалансами в финансовой сфере и в экономике в целом. Чтобы исправить положение, нужно будет принимать много трудных решений, возможно, болезненных для определенных отраслей (например, для импорто-зависимых бизнесов, а то и просто некоторых крупных финансово-промышленных групп). А также, весьма вероятно, для целых категорий населения (например, пересмотр тарифов ЖКХ в условиях «газового наследства» уходящей власти почти неизбежен).

Что он несет стране?


Как только ключевые министерские посты будут заняты, президенту и Кабмину, очевидно, потребуется провести глубокую оценку (аудит) реального положения дел, как в экономике, так и в бюджетной системе. И получить ответ на главный вопрос: а что же на самом деле происходило и происходит с экономикой и госсектором все это время?

Некоторые представители ПР в последние дни говорят (см., например, заявление Ирины Акимовой в эфире телеканала «Интер» 8 февраля), что первая и ключевая задача, которая встанет перед новым правительством, — начать переговоры с внешними и внутренними кредиторами (банки, частные компании) о возможной реструктуризации, либо отсрочке выплаты госдолгов Украины. В парламенте параллельно начнется непростое прохождение госбюджета: свести расходную и доходную части к более-менее разумному уровню дефицита будет нелегко. В условиях окончания внешней подпитки МВФ, большая часть кредитов которого уже исчерпана, кризис госфинансов может усугубляться.

Понятно, что уже при нынешнем более чем 10%-ном дефиците казны (по разным оценкам, до 100 млрд. грн.) государство вряд ли сможет безболезненно справиться, например, с такой проблемой, как погашение долгов по кредитам, взятым в прошлые периоды. Ведь сумма обслуживания только госдолга, по ряду оценок, в этом году приблизится к 50 млрд. грн. А это эквивалентно одной пятой всех расходов казны в 2009-м!

Из этих 100 млрд. грн. львиную долю в предвыборном 2009 г. ЮВТ чудом удалось перекрыть ресурсами МВФ. Еще 20 млрд. — за счет облигаций внутреннего госзайма (ОВГЗ), а все остальное — за счет прямых займов у НБУ, невозмещенного НДС и налогов, собранных уже практически до середины весны.

Ситуацию с финансами в стране наглядно характеризует и то, что валовой внешний долг украинской экономики (включающий государственные и корпоративные долги) сейчас превышает $100 млрд. С учетом обесценивания гривни — это примерно годовой объем украинского ВВП (повторимся в который раз: по международным методикам для развивающихся экономик ситуация вышла далеко за пределы высокой вероятности дефолта).

В общем, новой власти было бы логично попытаться смягчить условия или сроки погашения кредитов.

«Европейские» амбиции

Именно из-за таких непомерно больших долгов страна и имеет массу проблем в банковском секторе. Если «упадут» еще два-три системных банка, как говорят сейчас банкиры, то украинской экономике не удержаться. Доля проблемных кредитов в целом по банковской системе сейчас — около трети, а в некоторых (в том числе крупных) банках она уже составляет около половины.

Внешние заимствования наших банков (стоит для наглядности вспомнить и такую цифру) сейчас почти в 12 раз больше, чем 2004-м. А внутренние кредиты — в четыре раза. Таких высоких темпов роста как внешних долгов, так и внутреннего кредитования за столь короткий отрезок времени не знала до сих пор ни одна страна. Ситуация действительно уникальна.

Взяты в долг огромные суммы, на которые скуплено много импорта, чем фактически стимулировалось производство других стран. А собственные производства, которые очень нуждались в «длинных» деньгах, так и остались без инвестиций и не модернизировались даже в «тучные годы».

На фоне роста отрицательного текущего счета платежного баланса в последние пять лет, раскрытия внутреннего рынка для импорта (не без помощи, кстати, обязательств, принятых перед ВТО), а затем — с началом кризиса — бегства капиталов при непомерно выросших валютных долгах страна и получила так резко «сдувшуюся» гривню. Некоторые экономисты сейчас называют все это итогом или следствием «спирали потребительских европейских амбиций» населения и власти, возникших в результате событий 2004 г. (см., например, статью директора Центра экономических исследований Юрия Нечаева «Кризис как лакмус» в «Экономических известиях», № 17 от 9.02.2010).

В условиях спада корпоративного сектора и бегства капитала в тень на сегодня имеем ситуацию краха в сфере госфинансов. Кабмину Юлии Тимошенко удавалось кое-как «затыкать дыры» в казне посредством неких пожарных, даже незаконных мер. Например, планы расходов в декабре и январе пришлось перекрывать за счет денег местных бюджетов, просто отобранных у местных властей через счета Госказначейства. Несколько городов уже заявили о дефолте своих бюджетов (так, в конце января об этом сообщило руководство Львова, а затем — Львовского облсовета).

О том, что денег на счетах казначейства нет, говорят и проваленные программы, по которым финансирование в течение всего года вообще не проводилось, а также недавнее заявление ЮВТ о переводе под ее личный контроль выплат пенсий и зарплат бюджетникам.

Если ситуация действительно такова, парламенту на первом этапе, видимо, будет предложен некий промежуточный вариант бюджета-2010, подразумевающий экономию практически по всем статьям. Далее, в зависимости от изменения в ту или иную сторону от успешности либо неуспешности, переговоров (например, по газу с РФ, по реструктуризации долгов с зарубежными кредиторами), Раде придется оперативно корректировать главную финансовую смету в течение всего года.

Янукович и Россия

Дорогое импортное топливо (ставшее дорогим в результате резкой смены внешней политики Украины с 2005 г.) — одна из главных причин столь глубокой кризисной ситуации в нашей стране. «2000» не раз указывали на то, что новое правительство вскоре встанет перед необходимостью повышать цены на газ для населения (ЮВТ оставляет после себя очередную более высокую цену на топливо). Такое повышение для коммунального сектора предположительно может составить не менее чем 80%, а возможно, и 100%. В противном случае НАК «Нафтогаз Украины» будет и дальше пребывать в положении банкрота, когда расчеты за топливо проводит уже не компания-оператор, а государство за счет золотовалютных резервов Нацбанка. Долго так продолжаться не может. Тем более что повышение цен на газ для населения — одно из главных условий возобновления кредитов МВФ.

Сочтет ли сегодня власть приемлемым продолжать сотрудничество с фондом, пока не до конца ясно. Скорее да, чем нет. Но очень многое будет зависеть и от результатов переговоров с руководством России, а также от того, насколько удастся убедить соседей в необходимости поддержать Украину в ее действиях по выведению экономики из кризиса.

Таким образом, в первые же недели новая команда будет пытаться «зондировать» российскую сторону на предмет возможного смягчения условий по газу. Намеки на это часто слышим в последнее время и из уст Януковича. Что ж, такое смягчение или пересмотр условий, наверное, возможны, но лишь в том случае, если новому президенту удастся, например, склонить россиян вернуться в проект газотранспортного консорциума (ГТК), убедив их, что это отвечает интересам РФ.

Для «Газпрома» есть ряд действительно веских аргументов.

Во-первых, новая власть в Украине — скорее всего, надолго.

Во-вторых, в таком случае россиянам имеет смысл отложить (по крайней мере, на ближайшие несколько лет) проект Южного потока. Расширение транспортировки газа по территории Украины и модернизация украинской ГТС обойдутся России и ее партнерам — европейским газовым компаниям во много раз дешевле, чем строительство очень дорогой (стоимостью далеко за $10 млрд.) системы, прокладываемой по дну Черного моря.

В-третьих, уже работающая мощная труба — хороший аргумент для «Газпрома» в конкуренции с такими проектами, как Nabucco.

И, наконец, в-четвертых: по крайней мере, до момента значительного прироста потребления газа в Европе, который прогнозируется примерно на конец ближайшего десятилетия, «Газпром», вернувшись к проекту ГТК, получит много свободных денег на другие проекты экспорта газа. Прежде всего — на восточном направлении (трубопроводы в Китай, а также поставки сжиженного газа для Японии и Южной Кореи с месторождения Сахалин-2).

Для украинской же экономики проект ГТК может, как ни странно, оказаться самым настоящим спасательным кругом, способствующим более скорому выходу из кризиса. Ибо гарантированные крупные заказы на много лет вперед получат и строители, и энергетики, и машиностроительные компании и, самое интересное, металлурги. А если вспомнить условия, на которых в 2004-м Кабмин и российская сторона договорились об участии в ГТК, то Украина имеет некоторые основания надеяться получить и долю в ряде российских проектов — от новых газовых месторождений на территории РФ до участия в проекте Северного потока, о чем перед выборами снова не раз упоминал Янукович.

От молока до ВПК

Если выйти за рамки сугубо газовых отношений, то напомним, что «регионалы», будучи в оппозиции, многократно говорили о необходимости вступления Украины в Таможенный союз с РФ, Беларусью и Казахстаном. Очевидно, в ближайшие месяцы прозвучит ряд заявлений на эту тему, но с точки зрения как можно более скорого принятия мер в поддержку украинской промышленности новая команда могла бы попытаться провести с российской стороной переговоры и о торговых преференциях.

Последовательность может быть, скажем, такой. На первом этапе переговорщики проводят анализ положения дел в торговле и производственной кооперации, прежде всего касаемо машиностроения, ВПК, авиастроения, судостроения, продукции АПК. Восстанавливают не работавшую последние пять лет договорно-правовую базу, прошлые проекты и все более-менее здравые идеи в сфере кооперации (например, в прошлом году Украина по политическим мотивам отказалась от создания «зернового пула» с РФ и Казахстаном). Затем в качестве обоюдной антикризисной меры обе страны принимают режим наибольшего благоприятствования товарам, услугам, капиталам друг друга на своих рынках. Аналогичные процедуры Украина может запустить и с двумя другими участниками Таможенного союза.

Какой сектор ни возьми — от поставок молочной продукции до ВПК и авиации (где РФ в последние годы отказалась от нескольких совместных проектов), — всюду полно запущенных проблем, решение которых может дать быстрый эффект.

Впрочем, помимо интересов промышленности на российском рынке, новая власть могла бы попытаться решить с Москвой и еще одну насущную проблему — предоставления прямых госкредитов для Украины. Даже если от МВФ будет получен заключительный транш, этих денег Украине не хватит. С Москвой же можно было бы начать разговор на основе каких-то условий, приемлемых для обеих сторон.

России, как известно, до кризиса удалось накопить третьи в мире по размерам золотовалютные резервы (по состоянию на начало февраля этого года — $435,83 млрд.). Понятно, что РФ крайне бережно относится к этим фондам, но при условии, что Украина эффективно использует предоставленные ей займы (т. е. они будут гарантированно возвращены), даже сумма, эквивалентная всем уже полученным нашей страной от МВФ траншам (около 11 млрд.), для россиян вполне по силам.

Курсовая политика

Считается, что «регионалы» выступают за дешевую гривню, так как эта партия будто бы в основном представляет интересы экспортеров. Но сейчас это едва ли актуально, ибо трудно представить себе, что еще должно случиться, чтобы вновь произошел рецидив двукратной девальвации гривни, имевший место за истекшие полтора года.

Любой экономике с крупным промышленным сектором, особенно зависимым от экспорта, дорогая национальная валюта и впрямь противопоказана (между тем именно такая ситуация наблюдалась в Украине с 2005 г.), поскольку тот же экспорт, который заводит в страну валюту, без явных ценовых преимуществ не только будет не в силах завоевывать новые рынки, но и утратит старые.

В действительности в период второго тура выборов на валютном рынке за несколько дней произошли ожидаемые колебания гривни. Но теперь, как это ни удивительно, большинство банкиров в связи с окончанием выборов, напротив, ожидают укрепления нацвалюты (вплоть до 7,5—7,7 грн./$). Дело в том, что доллар, по мнению специалистов, находится в состоянии «перекупленности» (т. е. его просто скупали перед выборами), и в ближайшие недели страна может столкнуться с массивным выбросом валюты на рынок.

С другой стороны, слабая гривня действительно сильно бьет по малому и среднему бизнесу, как и по едва родившемуся украинскому «среднему классу», обремененному долгами в инвалюте, набранными в «тучные годы». А это уже немалый срез украинского общества, влиятельная часть электората, с интересами которой не может не считаться власть.

За последний год от «регионалов» не раз приходилось слышать, что, дескать, государство обязано создать механизм возврата кредитов гражданами по тому курсу, который был на момент получения ими займа. По крайней мере речь в данном контексте может идти об ипотечных кредитах, а также взятых на образование, лечение и т. п. Такие благородные намерения, увы, скорее всего так и останутся на уровне предвыборных посулов, особенно если учесть нынешнее состояние казны, а также сопоставить все золотовалютные резервы НБУ (около $27 млрд.) и общую долговую нагрузку в валюте на нашу экономику ($100 млрд.).

Но все же заметим, что «регионалы» входят в число авторов одного реально существующего законопроекта — «О внесении изменений в некоторые законодательные акты (по преодолению негативных последствий финансового кризиса)» (№ 5378). В нем предлагается более сносная для заемщиков схема реструктуризации кредитов в случаях, когда семейные доходы не позволяют погашать заем по старому графику. Почему бы новой коалиции не показать: политики могут не только давать обещания перед выборами, но и выполнять их после?

Реформаторы со стажем

Реформы энергетики и ЖКХ, налоговой системы и местных бюджетов, корпоративного управления, рынка земли, а также пенсионная и административно-территориальная реформы — основные элементы экономической программы Януковича и ПР. «Реформы» — одно из наиболее часто употребляемых слов у Николая Азарова.

Еще в 2003-м «регионалы» запустили дискуссию о том, что для украинской экономики стала бы огромным благом децентрализация госбюджета. Позже идея попала в многочисленные программы административно-территориальной реформы. В нынешней президентской программе Януковича, например, говорится о планах передать на места не менее чем 60% центрального бюджета страны (до сих пор год от года эта цифра варьируется на уровне вдвое меньшем).

В 2005-м идею административно-территориальной реформы подхватило и окружение Ющенко (был даже назначен вице-премьер по вопросам админреформы — Роман Безсмертный). Однако затея провалилась: эта команда пробовала начать с простого территориального передела границ районов, областей, многих населенных пунктов.

«Регионалы» пока что, если и предлагают делать нечто, то лишь в плане расширения экономических и политических прав региональных советов, прежде всего через проведение налоговой реформы, дабы в регионах оставалась большая часть собираемых налогов. Считается, что такая система будет стимулировать местные власти развивать реальную экономику и не бороться за доступ к дотациям госказны (как сейчас), тогда как регионы, где активно развиваются бизнес и промышленность (в связи с чем неизбежно повышается нагрузка на экологию), получат вознаграждение в виде дополнительных ресурсов на развитие транспорта, жилищной инфраструктуры и на другие цели.

Вряд ли административно-территориальную реформу удастся запустить уже в этом году, однако приступить к административной вполне возможно. Помимо замены непрофессиональных чиновников эпохи Ющенко и Тимошенко по всей вертикали, «регионалы», похоже, задумали всерьез сэкономить на бюрократическом аппарате.

Судя по заявлению зампредседателя фракции ПР Анны Герман, Секретариат Президента теперь может снова стать администрацией, а штат аппарата кардинально сократят, наняв вместо уволенных — внештатных советников и экспертов. Другой замглавы ПР Борис Колесников сказал, что «президентский Секретариат должен носить только технические функции».

Очевидно, в целях все той же экономии бюджетных денег аналогичному урезанию подвергнется аппарат большинства органов власти. Ведь как это ни поразительно, но даже в кризисном 2009-м страна умудрилась нарастить административные расходы (зарплаты чиновникам, пополнение штатов и т. д.) почти на треть от уровня 2008 г.

Налоги, детенизация и пенсии

Что касается налоговой сферы, обратим внимание на одну важную деталь: если в стране кто и предпринимал попытки снижать налоговое давление за последние лет десять, это случилось лишь однажды — в 2004 г. В 2003-м был провозглашен старт налоговой и пенсионной реформ, и уже с января 2004-го введена единая 13%-ная ставка подоходного налога. Ставка налога на прибыль предприятий тогда же была понижена с 30 до 25% (она действует и по сей день). С 2005 г. правительство Януковича планировало следующий этап снижения ставок двух основных налогов: налога на прибыль (с 25 до 20%) и НДС (с 20 до 18%).

Дело в том, что рекордный прирост ВВП в 2004 г. действительно давал стране редкий шанс решиться на следующий этап снижения налогов: казна тогда наполнялась сверхпланово. Но власть, пришедшая в 2005-м, решила этого не делать, пустив возросшие доходы не на рост экономики, а на популярное среди широких масс, но пагубное социальное проедание.

Если верить заявлениям Ирины Акимовой (до недавних пор — министра экономики оппозиционного правительства), налоговая реформа по тому же сценарию будет перезапущена в ближайшее время. Вряд ли разумно рассчитывать на послабления в этом году (учитывая «дыры» в госказне и особенности принятия налогового законодательства), но уже сейчас провести в парламенте некоторые изменения ставок, вводимые через год-два, новой власти вполне по силам.

Высокая тенизация экономики (по разным оценкам, с началом кризиса в тени оказались примерно 51—55% ВВП) — огромный скрытый ресурс для наполнения казны. Главное — найти способы побудить теневую экономику выходить из тени. Николай Азаров (имеющий, в частности, многолетний опыт работы на посту главы ГНАУ) в свои предыдущие каденции не раз говорил о том, что проведение реформы в сторону снижения налогов вкупе с политической стабильностью должно стимулировать бизнес выводить из тени все большую часть оборотов и зарплат. Ведь со временем ведение теневой бухгалтерии, сокрытие реальных оборотов компаний становится для бизнеса весьма затратным и не таким уж выгодным делом.

В экономике и сфере госуправления в действительности есть много ниш, где государство в состоянии изыскать скрытые ресурсы для пополнения казны, приведения экономики к нормальному балансу и запуска программ ее развития. Скажем, сверхкоррупционная сфера госзакупок, которую так долго критиковали «регионалы», сидя в оппозиции. При наличии политической воли (и, разумеется, при дистанцировании бизнеса от высших эшелонов власти) госбюджет мог бы после наведения порядка в тендерных процедурах дополнительно получать на несколько десятков (!) миллиардов гривен больше.

По данным Счетной палаты, при общем объеме расходов государства на закупки товаров и услуг для своих нужд, равном 200 млрд. грн., как минимум 50 млрд. грн. в прошлом году исчезли в неизвестном направлении (см. «Вона попрацювала...» // «2000», № 40 (479), 2—8.10.09), так как львиную долю госзакупок контролировала очень узкая группа чиновников, проводя их на бестендерной основе.

Наконец, стоит вспомнить и о проектах пенсионной реформы, которые давно зреют в недрах той же ПР. В 2003-м с подачи Минфина под руководством Азарова, а также Минсоцтруда во главе с Михаилом Папиевым были приняты законы «Об общеобязательном государственном пенсионном страховании» и «О негосударственном пенсионном обеспечении», которые определили дальнейшие направления реформирования пенсионной системы. Тогда государство частично изменило солидарную систему общеобязательного государственного пенсионного страхования (1-й уровень) и ввело негосударственное пенсионное обеспечение (3-й уровень).

Но к накопительной системе общеобязательного государственного пенсионного страхования (2-й уровень) по типу тех, что давно работают в развитых странах, наше государство до сих пор даже не подошло.

А ведь этот уровень, во-первых, подразумевает создание некоего крупного, находящегося под гарантиями государства финансового фонда, который обеспечивает гражданам надбавки к базовой общегосударственной пенсии (в соответствии с отчислениями за время трудовой деятельности).

Во-вторых, во всем мире такие пенсионные фонды являются крупнейшими инвесторами и кредиторами. А кроме прочего — это эффективный способ аккумулировать в интересах экономики не просто огромные, но «длинные» деньги, коих ни банки, ни государство, ни тем более внешние кредиторы обеспечить не в силах. Многие отечественные экономисты считают, что в результате создания 2-го уровня пенсионной системы наши промышленность и инфраструктура наконец получили бы шанс привлечь по-настоящему длинные и недорогие кредиты для начала модернизации экономики.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх