,


Наш опрос
Как изменилась Ваша зарплата в гривнах за последние полгода?
Существенно выросла
Выросла, но не существенно
Не изменилась
Уменьшилась, но не существенно
Существенно уменьшилось
Меня сократили и теперь я ничего не получаю


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Пять разногласий против русского единства
  • 25 февраля 2010 |
  • 23:02 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 20690
  • |
  • Комментарии: 22
  • |
0
Пять разногласий против русского единства


Русская идея

Русский народ ужасающе разобщён. В наше время это звучит как аксиома, как приговор. Да, были разные времена в нашей истории, но сегодня в разобщении, разделении русского народа – одна из главных причин его незавидного положения.

Как разобщен русский народ? Ну, во-первых, он просто-напросто атомизирован. Европейцы вообще, и русские, в частности, итак по своей природе – «жуткие» индивидуалисты. Что, впрочем, почти никогда им не мешало поступаться своими интересами во имя общего блага. И на такой индивидуализм накладывается индивидуализм, взращиваемый в людях современной («модерновой» и постмодернистской) поп-масс-культурой. Но и это ещё не всё. Что касается России (как страны) и русского народа (как этноса), то, помимо всего прочего, на них воздействует ещё один разобщающий фактор – фактор тяжёлой переломной эпохи, эпохи ломки старых укладов, старых нравов и старых мировоззрений. Этот фактор был мега-актуален в 90-е годы прошлого века, но он не растерял своей актуальности и сегодня, в годы «нулевые» (и это становится ещё заметнее на фоне искусственного глобального кризиса). О каких формах объединения можно говорить в трудное время, когда основная жизненная мотивация – выжить, хотя бы своей семье, хотя бы самому… Другое дело, что такая постановка вопроса непродуктивна с точки зрения самой эффективности выживания, ибо выживать-то как раз и удобнее не в одиночку, а совместно, коллективно… Впрочем, не будем углубляться в эти стратегию и психологию выживания. Ведь, так или иначе, но русские в годы тяжелейших реформ объединялись в общественные группы значительно хуже, чем представители народов, не потерявших своего духовного стержня. А если и объединялись, то в формах ограниченных, заведомо проигрышных по сравнению с формами объединения других этносов (тут достаточно сравнить «русскую» «криминальную братву» и полноценную национальную диаспору инородцев, для которой своя «братва» – лишь одно из подмножеств).

Русский народ разобщён, атомизирован, «распылён» – из-за своей этнопсихологии, из-за современной масс-культуры, из-за геноцидных реформ, из-за переломленного «духовного стержня»…

Но не всё так страшно. Остались ещё некие идеологические «скрепы», объединяющие многих русских – если и не в формате обществ, то, хотя бы, в формате идеологической, мировоззренческой общности, общности, или – хотя бы – взглядов.

Общность взглядов – она могла бы лечь в основу формирования и полноценных общественных структур (неважно – централизованных или «сетевых»)? Да, кончено же, несомненно. Но беда, то, как раз таки в том, что «всерусских» общностей взглядов – мало. Точнее, не так – «всерусских» общностей взглядов вполне достаточно. Только, зачастую, на всякую популярную в среде русского народа идеологическую установку находится (как это ни «странно»!) свой идеологический «антоним». Своеобразные «теза» и «антитеза». Что «теза», что «антитеза» могли бы (теоретически) стать – каждая по отдельности – всеобщей для русского народа… Однако, этого, как правило, не происходит! Эти «теза» и «антитеза» почти одинаково популярны и «делят» русский этнос между собой почти поровну. А если не поровну – то, всё равно, без чьего-либо львиного большинства. Напоминает систему «сдержек и противовесов»? А ещё, всё это служит отличной иллюстрацией к принципу «разделяй и властвуй»…

Такая ситуация сложилась исторически. И поиск причин её – не входит в задачи данной статьи. Да, ко всему этому приложили свою недоброжелательную руку и коварные «внешние силы». Но это больше относится к вопросу – «кто виноват?». А сейчас же важнее всё-таки ответить на другой «извечно русский вопрос» – «что делать?». Но, прежде чем на него ответить, давайте рассмотрим эти самые идеологические пары «тез» и «антитез», встающие на пути русского единства.

Лично я насчитал пять таких основных идеологических разногласий-противоречий.

Итак:

1. Конфликт между «красными» и «белыми».

2. Конфликт между «хохлами» и «москалями».

3. Конфликт между христианами и язычниками.

4. Конфликт между «имперцами» и «регионалистами» («анти-имперцами»).

5. Конфликт между либералами и «тоталитаристами».


1. Конфликт между «красными» и «белыми».

Очень часто идеологические разногласия между «красными» и «белыми» путают с другим конфликтом – между «правыми» («консерваторами») и «левыми» («революционерами»). Однако, те же самые «красные», например, в различные исторические периоды выступали (или выступают) под разными лозунгами. В конце прошлого века «красные»-коммунисты были яркими представителями именно «консервативного» лагеря, в числе приоритетов которого – приверженность различным соответствующим ценностям (патриотизм, «имперскость» и т.д.). С другой стороны, в период разрушения Российской Империи, «красные»-большевики выступали в роли, сравнимой с ролью гайдаро-чубайсовских реформаторов в лихие 90-е. С некоторыми поправками, разумеется, практически то же самое можно сказать и о «белых».

Что сторонники «красных», что сторонники «белых», подразделяются на множество различных течений, порой довольно значительно различающихся между собой в идеологическом плане. Ну, например, что может быть общего у «красных» троцкистов и «красных» сталинистов? Или – у «белых» монархистов или «белых» «февралистов»? Само деление на «красное» и «белое» весьма условно и имеет своим основанием скорее не идеологические, а эстетические, стилистические предпочтения. «Белым» больше нравится дореволюционная Русь – в виде монархии либо февральской республики, а «красным» – Советский Союз или мировая революция.

Но разве могут лишь стилистические разногласия быть причиной такого застарелого конфликта? Нет, конечно. Не надо сбрасывать со счетов и историческую память, память о травме Гражданской войны. Именно там, в тот период, берут свои истоки все нынешние красно-белые споры… Но ведь прошло очень много времени с тех пор, сколько же можно воевать? Или это просто ролевые игры «в Историю»? Пора, пора уже давно зарыть – и очень глубоко – топор Гражданской воны. Поставить памятники по России героям «белого движения», но не забывать и народных героев со стороны движения «красного»…

Вот только чем не стоило бы совсем заниматься, так это разбором «полетов» – кто прав, а кто виноват. Несомненно, историческая Правда – на стороне защитников Российской Империи. Но у народных масс, примкнувших к «красным», были тоже свои – вполне обоснованные – претензии к её правящему слою (несколько веков дворянская элита относилась к своим сородичам, как к рабам – это не прошло ей даром). Да, революция привела к власти ярых русофобов, но русский народ «переварил» (пусть частично, но всё же!) русофобство советской цивилизации и трансформировал её в некое подобие старой доброй Империи…

Вообще говоря, данный конфликт потому и не стоит, как говорится, даже выеденного яйца. Ни обиды прошлого, ни «эстетические предпочтения» – ни в коем случае не могут быть причиной для горячего конфликта между «белыми» и «красными». Только мир, только лад. Нет, конечно, нужны идеологические споры и отстаивание своей позиции, но не надо тратить энергию на безплодную и безполезную для русской нации «войну». Гражданская давно уже закончилась.

Пресловутый «кремлёвский режим» попытался хоть как-то уладить спор «красного» и «белого» с помощью своеобразного синтеза. Советский гимн, флаг февральской революции и нечто похожее на старый российский герб… Думается, вряд ли стоит экспериментировать в духе подобной эклектики, смешивающей в своём безвкусии разные исторические стили. Новейшей России нужен новый стиль, новые символы. А прошлому надо оставить прошлое – и свято хранить о нём память, будь то о прошлом «красном» или о «белом»…

2. Конфликт между «хохлами» и «москалями».

Знаменитый«хохлосрач»… Спор о том, могут ли Украина и украинский народ считаться вполне самостоятельными, отдельными и состоявшимися, страной и народом. О, сколько уже копий сломано в этом «споре славян между собой»! Казалось бы – два родственных народа, русские и украинцы, связанные общей историей и родственными связями… Какие могут быть тут конфликты и разногласия? Однако, «имеются»...

И причина здесь кроется, помимо прочего, в некоей искусственности, если не украинской нации, то уж украинской государственности – точно. Украина – часть русского пространства. Часть Руси. А украинский народ – часть народа русского. Это аксиома, не опровергнутая пока никем.

Ведь никто не сможет опровергнуть тот факт, что Украина – это часть, притом существенная, Киевской Руси. Что Галицко-Волынское княжество, один из истоков украинской государственности (лев на большом гербе Украины взят из герба этого княжества), имело одним из своих наименований наименование – «Королевство Русь» (Regnum Galiciae et Lodomeriae, Regnum Rusiae). Понятия «Русь» и «Украина» очень тесно переплетены и абсолютно не могут друг другу противопоставляться.

Кроме того, украинский «этнос» – и не отдельный этнос, всё же, а просто-напросто, «всего лишь» – русский субэтнос. Не «великоросский» субэтнос, а именно что русский. Если иметь в виду под «русскими» общность «великороссов», белорусов и украинцев (а чтобы украинцы не обижались и не комплексовали, я предлагаю не называть их «малороссами», а русских не называть «великороссами»; уж лучше называть «великорусами» всю троицу – и русских, и белорусов и украинцев). Украинский язык – не отдельный язык, а диалект русского (диалект «киевский», в отличие от диалекта «московского»). И, если уж мы считаем одним народом германцев, диалекты которых отличаются друг от друга намного больше, чем диалекты русского языка, или тех же, например, китайцев (ханьцев), диалекты которых варьируются фонетически в огромных пределах, примерно так же, как и близкородственные, но полностью независимые друг от друга романские языки, то… То что мешает нам считать украинцев и русских (а также и белорусов) одним этносом? НИ-ЧЕ-ГО! Русские и украинцы – один народ, это вне всякого обсуждения…

Так что же, получается, что в споре «хохлов» и «москалей» всегда однозначно правы последние? Нет, нет и нет. Да, украинцы – русский субэтнос. Но это не значит, что они не «заслужили» своеобразных «привилегий». Например, право на своё отдельное государство, под красивым названием – нет, не «Украина», оно отдаёт какой-то провинциальностью, а, например, «Киевская Русь». Ну, чем мы, русские, хуже, например, чем немцы? У тех ведь есть и ФРГ, и Люксембург, и Лихтенштейн, и, частично, Швейцария, и Австрия. У немцев есть своя «Восточная Германия» (Австрия), а у нас, русских, есть своя «Западная Русь» (кстати, скроенная при активном участии той самой Австрии)… Разве плохо? Это, например, дополнительный голос в международных делах (в случае союзничества). В конце концов, даже если это (существование «Западной Руси») и не так уж хорошо, то кто же запретит двум братским народам объединиться потом и в единое государство, если они этого пожелают, и, если украинцам потом всё же надоест играть в свою «незалежность»? «Так оставьте ненужные споры»! Лучше Украины может быть только Киевская Русь!

Всё вышесказанное, по аналогии, можно отнести и к Беларуси и белорусскому субэтносу.

3. Конфликт между христианами и язычниками.

Наверное, это самый сложный конфликт внутри русского этноса. Потому что задевает напрямую сложные религиозные чувства. Пусть пока он и не является определяющим фактором разрушения русского единства, но, по мере возможного роста числа приверженцев язычества, вполне может стать таковым.

Историческая Правда – на стороне Родной Веры («язычества»). За ней – многотысячелетняя история до периода крещения Руси (от протоариев к протославянам менялись, возможно, некоторые формы Родной Веры, но неизменной оставалась её суть). Элементы Родной Веры буквально вплетены в реальное христианство Православия, и это притом, что сама живая традиция была насильственно оборвана.

Родная Вера достаточно популярна в русской среде в наше время. Да, не осталось носителей прямой традиции (хотя, кто знает?), но Родная Вера жива в былинах, сказаниях, народных ремеслах. В народно-религиозных празднествах (выжила в «теле» религии-антагониста!). В «коллективном подсознательном» народного духа…

Активно идёт процесс реконструкции идеологических и религиозных концепций Родной Веры. И, что бы ни говорили скептики, реконструкция идёт – кроме некоторых досадных исключений – в правильном направлении. Об этом можно уверенно судить, сравнивая полученные результаты реконструкции не только с историческими, археологическими, фольклорными источниками, но и с живыми носителями языческих традиций. Пусть и не русских, но – достаточно близких к нам. Например, языческая традиция сохранилась до наших дней в среде марийского этноса (как известно, в этногенезе русских участвовали и угро-фины), у калашей и т. д. И это не говоря уже об языческих отголосках в самой русской культуре…

Но всё же, в большинстве своём, русские «позиционируют» себя в качестве православных христиан. Вера эта для нас новая, молодая, если сравнивать с язычеством вообще и с язычеством славян, в частности. Однако история христианства на Руси насчитывает уже не менее тысячи лет. Российское государство, как таковое, в отличие от Киевской Руси, сформировалось именно как христианское государство. Несомненны и заслуги перед Родиной и народом русских героев христианского вероисповедания.

Так в чём же дело? Почему существует конфликт? Что делим, «паству»? Конечно же, причина именно в богословских разногласиях (мы не будем их касаться в рамках данной статьи). От них никуда не уйти. Но – ими и нужно ограничиться. Религиозным спорам – «да», религиозным войнам – «нет»! В конце концов – не «ужасное Средневековье» же сейчас, все споры можно решать мирно и цивилизованно. Да, в язычестве (которое может быть в своих проявлениях и направлениях любым – и «светлым», и «тёмным») могут быть тревожные для христиан нотки, что может дать христианам основание называть некоторых язычников «сатанистами»… Но! Ведь сутью христианства является прощение и любовь к ближним! Так почему бы православным христианам и не полюбить своих ближних (куда уж ближе – свои же, сородичи), пусть и «заблудших» (с точки зрения самих христиан)!

А со стороны русских язычников, родноверов, было бы неплохо забыть все прошлые исторические обиды по поводу гонений христианства на язычество, и понять-таки, что русские христиане – братья по крови, пусть и «заблудшие», с точки зрения самих язычников…

Только взаимное уважение, запрет на использование административных ресурсов власти конкурирующими сторонами для решения религиозных споров, спокойная дискуссия, избавят наш народ от ненужной эскалации ненужного конфликта.

Что касается представителей других религиозных конфессий, кроме православного христианства и русского-славянского язычества, то тут необходимо заметить следующее. Существуют конфессии, которые плохо совместимы с русской этнической самоидентификацией. По сути, это относится ко всем религиозным концепциям, имеющим нерусское происхождение. То есть, ко всем остальным религиям, кроме Родной Веры. Это либо интернациональные, космополитические религии (христианство, буддизм, ислам и т. д.), либо религии, имеющую инородную этническую основу (иудаизм, синтоизм и т. д.). Но, есть некоторые нюансы. Одни религии – более совместимы с русской самоидентификацией, например, буддизм, христианство. Другие же – практически несовместимы вообще (иудаизм, синтоизм, ислам и т. д.). Поэтому, в любом случае, каждому русскому, принимающему чужую или космополитическую религиозную концепцию, следует определиться. Либо – «выпасть» из среды русской культуры и из среды русского этноса совсем, либо принять свою религию с оговоркой (если таковая возможна, предусмотрена религиозным учением) оставаться русским по духу, националистом и патриотом. При таком условии отсекается всякая возможность различных религиозных «баталий» между русскими разных конфессий. Хотя, естественно, нормальные идеологические и религиозные споры не исключены. И действительно, если ты порвал с русской нацией, то теряешь моральное право на внутрирусские споры. А если ты остаёшься в рамках русского этноса, то, как говорится, «добро пожаловать». Спорь с другими русскими, убеждай их в своей правоте, оставаясь в рамках общерусского консенсуса. А это значит – принимай русских другой веры такими, какие они есть, относись к ним, как к братьям по крови и по духу…

4. Конфликт между «имперцами» и «регионалистами» («анти-имперцами»).

Ещё один плохо заживающий конфликт. Что лучше для русских – жить в единой стране, единым этносом, как считают «имперцы», или, наоборот, разделиться на мелкие народности и отдельные, «суверенные» бантустаны, за что ратуют «регионалисты»? Что лучше – строить (восстанавливать) Империю, или строить из России национальное государство, как предлагают другие, не столь радикальные как «регионалисты», «анти-имперцы»?

«Регионалисты» утверждают, что государство под названием «Российская Федерация» давно изжило себя. Что оно является наследником антирусских традиций Золотой Орды и периода сталинизма. Что вся жизнь в РФ жёстко централизована и излишне завязана на Москву, этакий Вавилон местного разлива.

Глупо отрицать, что в этих утверждениях нет никакой правды. Излишняя централизация страны достигает иногда масштабов прямо-таки запредельных. А наш «Москвабад» давно уже потерял всякое моральное право называться столицей… Страна «Россияния» настолько извратила свою русскую когда-то сущность, что просто напрашивается на насильственное переформатирование…

Всё это так. В этом «регионалисты» правы. Давно уже пора России из «империи наоборот», когда окраины и народы периферии «рулят» страной, а метрополия и государствообразующий народ – прозябают, превратиться, если не в нормальную империю, то, хотя бы, в нормальное национальное государство (где основа – гражданская нация). Причём, одно другому не мешает. Вот взять, например, Британию. Никто не будет спорить о том, что эта страна – даже в наше время – является классической («нормальной»), монархической Империей. С другой стороны, её метрополия – типичное «национальное государство». Правильно, так и должно быть в классических империях. В нашей стране, будь она устроена наподобие Британской Империи, просто бы отсутствовали всякие предпосылки для споров между «имперцами» и сторонниками национального государства (что, однако не исключало бы конфликта с сепаратистами колоний).

Или, зададимся вопросом, а почему, собственно, и «обычное» национальное государство не может быть большим и сильным? Пусть не Империя, пусть «национальное государство», но почему обязательно быть «маленькой», «уютненькой» страной-«лихтенштейном»? Не такая судьба у русского народа. Не вместиться ему в тесные рамки нескольких «милых Швейцарий»… А большая по территории и населению мононациональная страна (пусть и федеративная по устройству, со многими автономиями) ведь тоже вполне может быть единым национальным государством. И если принять такую возможность, споры о полезности или вредности для РФ имперского принципа теряют всякий конструктивный смысл…

Но, вот в чём не правы «регионалисты» абсолютно, так это в утверждении, что для исправления «дефекта», «скверны» РФ, её нужно просто разделить на несколько «мини-РФ»… Или, применительно к сфере этнического, чтобы «исправить» русский народ, его нужно разбить на несколько искусственных субэтносов, с последующим их превращением в этносы «полноценные» («ингерманландцы», «сибиряки» и т. д. – может быть, хватит уже этнических экспериментов, мало, что ли нам одних украинцев?). Из огня, да в полымя, с больной головы да на здоровую… Наглядный пример того, как проблему можно загнать вглубь ещё дальше, даже и не приступив к её решению. А почему, собственно, «исправление» должно заключаться именно в «разделении»? Что, все проблемы решаться сами собой? Почему бы, к примеру, не попытаться решить эти проблемы, наоборот, с помощью объединения? Объединить несколько этносов в один, или присоединиться к Европе, США etc? Абсурд, нонсенс. Но никак не решение проблемы.

Большая страна, большой этнос – это очень важные ресурсы, которые негоже разбазаривать, которыми негоже разбрасываться. А основной на данный момент «дефект» их связан не с имперским принципом вообще, а с именно извращенным имперским принципом (который извратился по причине криптоколониальности России, но это уже отдельная тема, которой мы не будем сейчас касаться). Чтобы уйти от него, нужно либо строить правильную Империю, либо строить единое национальное государство. Причём, одно может и не мешать другому вовсе. При таком раскладе противоречия между «имперцами» и «не-имперцами» не могут раздуваться до вселенских масштабов. И абсолютно нет никакого смысла в энергозатратном и малоперспективном насильственном, искусственном разделении страны или этноса.

Но куда тогда направить неуёмную энергию тех «не-имперцев», «анти-имперцев», которые выступают не только против Империи, но и против даже единого национального государства, против вообще всякого русского либо российского единства? Если их энергия направляется властной рукой внешних недоброжелателей России или русского народа, то они просто сами себя же и выталкивают из рамок общерусского консенсуса, из среды русского этноса. Не нужно тогда с ними «возиться». Русские люди, отрицающие необходимость существования единого русского этноса, автоматически и безвозвратно из него – единого русского этноса – выпадают. Они – вне всяких внутрирусских дискуссий. К ним нужно относиться, как к экзотическим инородцам из искусственных, сконструированных, чуждых этносов.

Ну, а если «анти-имперцы» выступают против «имперскости» по своей воле, без внешней «помощи», или противятся только излишней централизации России, то просто нужно таких «товарищей поправить». Пусть занимаются краеведением, местным самоуправлением, продвижением проектов децентрализации, не затрагивающей основ единой государственности или этничности, пусть прославляют красоты и достижения родного края, но только пусть не лезут в «большую политику», не конструируют химеры новых этносов и новых виртуальных псевдо-государств. Такая позитивная деятельность конструктивных «регионалистов» будет весьма полезна для страны и народа.

Получается, что найти общее между «имперцами» и «не-имперцами» несложно, было бы желание. «Имперцы» всегда признают правоту сторонников национального государства или «регионалистов», если те не перегибают палку и не выступают против самых основ русской нации. Сложнее с радикальными «регионалистами» (фактически – сепаратистами), но те сами же себя исключают из рядов русского этноса. Тем самым избавляя его от излишних споров, ибо споры о судьбах русского народа с чужаками всегда безсмысленны и излишни.

Хотя, надо заметить, есть вариант, когда русский сепаратизм может оказаться правым. Этот тот вариант развития событий, когда русский народ может стать меньшинством в «своём» государстве. Да и то, в этом случае речь может идти лишь об отделении русских анклавов от этнически чуждого в целом государства, но никак не о разделении русского этноса на несколько новых искусственных образований. Хотелось бы оптимистично думать, что история не приведёт к такой вынужденной необходимости – необходимости русским стать сепаратистами в своей родной России...

5. Конфликт между либералами и «тоталитаристами».

Слово «либерал» в подзаголовке намерено не взято в кавычки. Потому что здесь имеются в виду самые настоящие либералы, в отличие от «либералов» поддельных, фальшивых. Либерал – это не представитель россиянской банды «младореформаторов». Либерал – это истинный приверженец свободы, носитель идеи о том, что личные свободы человека являются правовым базисом общества и экономического порядка. И наоборот, приверженец тоталитаризма («тоталитарист») является сторонником режима, который стремится к полному (тотальному) контролю государства над всеми сторонами жизни общества. То есть, разногласия между ними выражаются в мере ограничения личных свобод граждан государственным аппаратом во имя общего блага страны.

Если задуматься, то и здесь тоже нет никакой основы для яростных безумных споров.

И действительно, кто будет выступать против свободы? Свобода – основа человеческого существования. И даже самая жестокая диктатура не сможет от неё полностью избавиться, не сможет засадить всех своих подданных в концлагеря или ГУЛАГи… Без свободы не может быть никакого нормального существования общества. Но свобода существует не отвлеченно-абстрактно, а в нескольких своих разновидностях. Свобода слова, свобода вероисповедания (совести), собраний, политических ассоциаций, шествий и митингов, свобода предпринимательства и частной собственности… Священный статус этих свобод не должен вызывать никаких сомнений ни у кого. Собственно, за такое священство свободы и выступают настоящие либералы. А принципы свободы неразрывно связанны с демократией, то есть народовластием, и плюрализмом. Поэтому настоящий либерал, как правило, к тому же и демократ (не путать с липовыми «демократами», которые ограничиваются одним лишь – и то урезанным – плюрализмом, а до настоящего народовластия сам народ не подпускают ни на шаг).

И поэтому, Правда – на стороне либералов. Но, всем понятно, что личные свободы человека, существующего в обществе, должны быть как-то ограничены. Свобода одного заканчивается там, где начинается свобода другого. Кроме того, свобода одного человека может быть – и вполне справедливо – ограничена во имя общих (государственных) интересов. И любой вменяемый (а с невменяемыми не может быть никаких дискуссий) либерал всё это прекрасно понимает.

Но вот вопрос, а какой должна быть справедливая мера ограничения свобод государством? Ответить на него можно по-разному; здесь можно, и даже нужно спорить и дискутировать. Сторонники тоталитаризма считают, что государство должно контролировать практически все сферы жизни общества и индивида. Хорошо, если здесь имеется в виду «широта» охвата всех направлений общественной жизни! В этом вроде бы нет ничего плохого. А если имеется в виду большая «глубина» проникновения государства в жизнь общества и отдельного человека? Да не простого проникновения, а именно запрещающего, регулирующего, навязчиво регламентирующего… Правы ли в таком случае «тоталитаристы»? Думается, что нет.

И как тогда дискутировать с ними? Да очень просто! Всякий человек, дискутирующий на тему свободы, должен понимать, что дискутирует то он так свободно лишь благодаря наличию самой свободы дискуссий! То есть, он должен понимать ценность свободы – хотя бы для пропаганды своих взглядов. Иными словами, всякий благоразумный «анти-либерал» должен быть – хотя бы самую малость! – и либералом тоже. И тогда находится возможность для консенсуса, а о конкретной мере ограничения свобод можно конструктивно спорить. А если «анти-либерал» не благоразумен в этом смысле, то он просто не заслуживает права на саму дискуссию с ним. Анти-либерал не достоин свободы, анти-демократ должен быть отлучён от демократии…

Есть ещё одно обстоятельно, которое может позволить либералам и «тоталитаристам» сближать свои идеологические позиции. Это обстоятельство заключается в том, что практически все успешные демократии, в том или ином виде, тоталитарны. Этот тоталитаризм может не проявляться так зримо, так наглядно, как в открытых диктатурах. Он может находиться как бы в «подсознании» общества, за видимым демократическим фасадом. То есть, тоталитаризм принимает характер не насильственно-государственный, а характер добровольно принятых обществом идеологических установок. Что-то вроде античной военной демократии, когда наряду с неиллюзорными свободами, плюрализмом и выборностью власти, в обществе царили «правые» ценности (вождизм, апология силы или «соревновательности», идеология этнической или религиозной исключительности и т. п.). Такой «демократический тоталитаризм» очень характерен для многих европейских стран – исторических или ныне существующих (Афины Эллады, англосаксонские США и Британия и т. д.). Почему бы вместо безплодных споров, русским либералам и «тоталитаристам» не выработать схожую концепцию и для России?

Подытожим. Единству русской нации – как обязательному условию её успеха и развития – угрожают не только социальная атомизация, но и пять основных конфликтных разногласий. В разломы этих идеологических противоречий многоликие внешние и внутренние недоброжелатели и конкуренты могут вбивать клинья и подкладывать мины.

Как нам быть и что же теперь делать?

Как ни странно, от одной из напастей, угрожающих единству – атомизации общества – могут спасти те же самые идеологии, которые, по причине своей множественности, также угрожают общему единству. Ведь социальная атомизация, это распад традиционных связей в большом обществе в результате слабости социальных интеграторов, культурных и организационных. А идеологии, которыми «заряжаются» люди, являются мощными интеграторами. Они, подобно своеобразным «магнитам», объединяют людей в общие централизованные или сетевые структуры, или же синхронизируют деятельность отдельных индивидов безструктурно. Хотя и создают новую проблему – проблему борьбы между собой представителей противостоящих идеологических концепций.

И эту проблему тоже необходимо как-то решать. Идеологические разногласия между разными группировками внутри русского народа нужно примирять общерусским консенсусом. У противостоящих сторон есть нечто общее, ценное для них всех. Эта общая ценность – Русь и русский народ, его прошлое, настоящее и его цели на будущее. Это и есть консенсус для всех русских – общее согласие с данными ценностями при отсутствии принципиальных возражений. А если кто-то и возражает, значит, русский народ не является для него важной ценностью, значит, он сам себя ставит вне русского этноса, вне рамок внутрирусских споров и дискуссий.

От идеологического разнообразия нам никуда не деться. «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ». Но естественное единство русского народа, представленного этими разнообразными идеологическими партиями, нужно – во имя русского успеха и дальнейшего русского развития – дополнительно скрепить общенациональным согласием. Общенациональной «идеологией», надстоящей над всеми другими, признающими за русским народом право на существование и успех. И такой идеологией согласия может быть только позитивный и плюралистичный национализм.

Нам нужно новое «Битцевское Соглашение». Но уже не в рамках лишь части общин родноверов, и даже вообще не в рамках одного лишь родноверия. Новое «Русское Соглашение» должно охватывать все конструктивные и вменяемые силы и группы русского народа. «Русское Соглашение» могли бы подписать: и представители «красных» и представители «белых», и великоросские общины и общины украинцев, и русские христианские церкви и языческие общины, и «имперцы» и «анти-имперцы», и либералы и «тоталитаристы»…

Новое Соглашение будет основой, платформой объединения всех русских людей доброй воли. Единство в многообразии станет движущей силой дальнейшего развития и процветания нашего народа, находящегося сейчас во временном упадке и застое. Нам нужно забыть все старые споры, смотреть в будущее и идти только вперёд. «Когда мы едины – мы непобедимы!»

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх