,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other

Ввод/вывод наличных средств
alkohelp24.ru

Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Путина предостерегли от покаяния за Катынь
  • 17 февраля 2010 |
  • 12:02 |
  • MozGoPrav |
  • Просмотров: 26042
  • |
  • Комментарии: 7
  • |
0
Путина предостерегли от покаяния за Катынь


Известный деятель КПРФ Виктор Илюхин, выступая перед Государственной Думой, от имени своей фракции предложил создать парламентскую комиссию по расследованию якобы произошедшего в 1940 году расстрела в Катыни свыше 20 тыс. польских офицеров. Виктор Илюхин и его соратники по партии настаивают на том, что поляков расстреляли не войска НКВД, а немецкие оккупанты в 1941–1943 гг.

Согласно версии, первым которую озвучил рейхсминистр пропаганды д-р Йозеф Геббельс, расстрел польских офицеров в лесу близ местечка Катынь, в районе Смоленска, произвели советские чекисты. В конце 80-х годов эту версию охотно взяла на вооружение официальная Варшава, и с подачи уже наших доморощенных «прорабов перестройки» она стала обрастать подробностями.

По этой версии, якобы 5 марта 1940 года Политбюро ЦК ВКП (б) вынесло решение: приговорить к расстрелу без рассмотрения дел польских офицеров и интеллигентов, захваченных в плен Красной армией в сентябре-октябре 1939 года. А в апреле-мае 1940 года в Катыни под Смоленском и других местах сотрудники органов НКВД казнили свыше 20 тыс. польских военнопленных. Созданная комиссия Главной военной прокуратуры в те годы смогла установить, что в Катынском лесу было расстреляно 1803 польских военнослужащих, которые содержались в лагерях НКВД, но только 22 тела были идентифицированы.

Затем, после крушения советской власти, в 1992 году всплыли некие «Документы из спецархива КПСС о Катыни». Тогда Борис Ельцин предложил Конституционному суду России приобщить их к «делу о КПСС». По официальной версии, материалы были обнаружены в папке № 1, которой пользовались только генеральные секретари ЦК КПСС.

Эти документы, вместе с официальными извинениями, позднее были переданы Ельциным представителям Польши. Всего в деле было 183 тома, из которых 116 содержат сведения, составляющие государственную тайну. Постановление о прекращении «Катынского дела» было вынесено Главной военной прокуратурой 21 сентября 2004 года. Поляков такой исход дела не устроил: катынские события были признаны в России преступлением, но прокуратура отказалась считать их геноцидом.

Военная коллегия Верховного суда РФ в январе 2009 года признала законным решение Московского окружного военного суда о прекращении следствия по «Катынскому делу». С жалобой в суд обратились родственники 10 офицеров, погибших в 1940 году. Судья, объявляя о вынесенном решении, заявил, что среди найденных не идентифицированы родственники заявителей, а, следовательно, нет и основания «для утверждения того, что в результате преступления была причинена смерть родственникам заявителей». Это еще больше возмутило поляков.

Между тем многие представители оппозиции, в т. ч. и Виктор Илюхин, не один год утверждали, что официальные власти поторопились признать ответственность за расстрел поляков под Катынью. Они приводили достаточно весомые подтверждения сомнительности этой версии, о чем КМ.RU неоднократно рассказывал.

Теперь же, после того, как Владимир Путин пригласил своего польского коллегу Дональда Туска приехать в Катынь и провести там поминальные мероприятия в честь 70-летия трагедии, Виктор Илюхин предложил создать комиссию, которая расследовала бы все имеющиеся факты и поставила бы окончательную точку в «катынском вопросе».

Илюхин озвучил некоторые факты, ставящие под сомнение официальную версию. По его словам, в конце прошлого года он получил из архива военного ведомства на руки копии некоторых документов, касающихся катынского расстрела. Речь идет о свидетельствах очевидцев и данных экспертиз. «Так, там есть доказательства, что все поляки были расстреляны из немецкого оружия, – рассказал парламентарий. – Правда, поляки приводят свои доводы, что сотрудники НКВД таким образом запутывали следы. Но тогда получается, что Сталин должен был знать, что Германия нападет на нас и оккупирует Смоленск, где находились поляки. Немцы дойдут до Москвы, там мы их разобьем, погоним обратно и в качестве зверств фашистов предъявим эти пули и гильзы. Но это абсолютно не вяжется с логикой событий».

По словам депутата, установлено также, что руки расстрелянных офицеров были связаны бечевкой, а ее производства в Советском Союзе тогда не было. О том, что виновниками расстрела были фашисты, говорят и свидетельства очевидцев, подчеркивает законодатель.

Например, согласно полученным документам, красноармеец и пограничник Петр Кривой утверждал, что немцы ворвались в лагерь, где содержались поляки, и начали их расстреливать. На руках у Илюхина имеется и архивный допрос немецкого солдата Вальдемара Глемвица, жителя города Глейвица, непосредственного участника расстрелов в Катыни, где он признается, что именно солдаты Третьего рейха расстреливали польских офицеров.

Как настаивает Илюхин, интернированные поляки использовались на строительстве важных для обороны объектов – шоссейных дорог на запад и военных аэродромов. Три «лагеря особого назначения», в которых они содержались, указаны в составленной для Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию немецких злодеяний совершенно секретной «Справке о предварительных результатах расследования т. н. катынского дела». Эти лагеря были структурными производственными единицами Вяземского исправительно-трудового лагеря НКВД СССР.

Вяземлаг с 1936 по 1941 гг. занимался строительством новой автомагистрали Москва – Минск. 24 марта 1941 года, исходя из совместного Постановления ЦК ВКП (б) и СНК СССР о строительстве полевых аэродромов для нужд ВВС РККА, строительство автомагистрали Москва – Минск было временно приостановлено, а Вяземлаг переориентирован на строительство аэродромов в Белоруссии на территории Западного особого военного округа. 9 обычных лагерных отделений Вяземлага, в которых содержались осужденные советские граждане, были передислоцированы в апреле-мае 1941 года ближе к западной границе СССР для строительства новых объектов. Граждане бывшей Польши остались в местах своего прежнего содержания, в 25–45 км к западу от Смоленска.

Польские военнослужащие из трех спецлагерей НКВД, «в особом порядке» осужденные весной 1940 года постановлениями Особого Совещания при Народном комиссаре внутренних дел СССР к принудительным работам в исправительно-трудовых лагерях на сроки от 3 до 8 лет, содержались в 1940–1941 гг. в трех лагерных отделениях Вяземлага: Купринском, Смоленском, Краснинском. Заключенные этих лагерей строили шоссе Москва – Минск от 392-го до 47-го км.

Помимо военнопленных, в этих же лагерях содержалось более 500 бывших польских военнослужащих, интернированных в сентябре-октябре 1939 года на территории Латвии и Литвы и осужденных по «упрощенной» процедуре. Вместе с ними содержалось также и значительное количество осужденных польских гражданских лиц, в т. ч. ксёндзов. В показаниях бывшего начальника Купринского лагеря майора госбезопасности В.Ветошникова, данных комиссии Н.Бурденко приводятся следующие сведения о численности польского контингента «лагерей особого назначения» по состоянию на конец июня – начало июля 1941 года: не менее 7500–8000 человек.

В 1990 году смоленская газета «Рабочий путь» опубликовала письмо М.Задорожного, бывшего разведчика 467-го корпусного артиллерийского полка, в котором сообщалось, что в августе 1941 года, во время выхода полка из окружения, на привале в лесу недалеко от Смоленска в расположение его подразделения вышел взволнованный солдат в форме погранвойск НКВД и сообщил, что «немцы ворвались в расположение лагеря военнопленных поляков, охрану перестреляли и расстреливают поляков».

Историки сообщают, что в Российском государственном военном архиве есть подлинники протоколов допросов немецких военнопленных сотрудниками «Смерша» и советской военной контрразведки, в ходе которых допрашиваемые сообщили о своем личном участии в расстрелах поляков в Катыни осенью, после оккупации советской территории.

В печати были ссылки на рапорт начальника айнзатцгруппы «Б» при штабе группы армий «Центр» Франца Стаглецкера на имя Гейдриха о действиях группы за период с августа по декабрь 1941 года, где, среди прочего, указывается: «Выполнил главный приказ, отданный моей группе: очистил Смоленск и его окрестности от врагов рейха – большевиков, евреев и польских офицеров». Оригинал документа хранится в архиве нью-йоркского «Идиш сайнтифик инститьют», копия есть в архиве Союза антифашистских борцов в Праге.

В свидетельских показаниях Михея Григорьевича Гривозерцева, участвовавшего в числе местных жителей в немецких эксгумационных работах под Смоленском в 1943 году, которые были даны им в январе 1991 года, сообщается, что в ходе раскопок могил с телами поляков в Козьих Горах им вместе с другими местными рабочими была раскрыта яма, где сверху лежали 18 еще не очень разложившихся трупов в крестьянской одежде. К их котомкам были приторочены валенки. Руководивший раскопками немецкий офицер, осмотрев трупы, приказал закопать их отдельно, в стороне. Экспертизе или осмотру со стороны членов Технической комиссии Польского Красного Креста эти трупы не подвергались. Выявленные грубые нарушения немецкими оккупационными властями в 1943 году общепринятых элементарных правил проведения эксгумаций, выразившиеся в умышленном неуказании номера конкретной могилы, из которой было извлечено то или иное тело, также свидетельствуют, что немецкие власти преднамеренно манипулировали информацией, заключенной в эксгумационных списках, с целью сокрытия истины.

И эти, и многие другие факты если и не опровергают полностью официальную версию, все же ставят ее под сомнение. Конечно, депутаты поинтересовались у Илюхина: а как же президент СССР Горбачев покаялся перед поляками? Ведь какие-то для этого у него должны были быть основания… Однако Илюхин, в те годы занимавший высокую должность в союзной прокуратуре, свидетельствовал, что когда Горбачев извинялся перед поляками, «он вообще ни одного документа не видел».

Тем не менее, депутаты, даже не уверенные в подлинности официальной версии, создавать комиссию оказались не готовы. Один из авторов законопроекта о введении уголовной ответственности за отрицание победы СССР в Великой Отечественной войне, единоросс Ирина Яровая считает, что для расследования этих вопросов вполне достаточно созданной при президенте комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. «Конечно, вопросы защиты исторической памяти сейчас актуальны. Но создание парламентской комиссии сейчас нецелесообразно, т. к. комиссия уже была создана при президенте, и этот вопрос в повестке дня России уже есть», – считает она.

Такого же мнения придерживается и первый замруководителя фракции ЛДПР Максим Рохмистров. «Президент уже создал комиссию, ее полномочий и возможностей вполне достаточно. Вот если не справятся, тогда и депутаты включатся», – считает он. По словам депутата, в Думе и так есть вопросы, по которым можно создать комиссии, и они касаются сегодняшнего дня.

В свою очередь, замруководителя фракции «Справедливая Россия» Олег Шеин убежден, что каждый должен заниматься своим делом, и копание в историческом прошлом к компетенции Госдумы не относится. «Я – историк по образованию. На этот предмет уже идет серьезная дискуссия. Но надо оставить науку ученым. Я бы не был в восторге, если бы этим занялись политики», – полагает он.

Сам Виктор Илюхин рассказал, почему он выступил перед Думой со своей инициативой:

– Во-первых, приближается эта дата – 5 марта, в связи с которой поляки собираются начать целую капанию по отмечанию 70-летнего «юбилея» катынской трагедии. И продлится это не один месяц, причем можно не сомневаться, что к этому юбилею Польша попытается подключить все международные организации. Значит, России предстоит выдержать очередной вал русофобии, и к этому надо готовиться. Во-вторых, мне хотелось бы предостеречь Владимира Путина от участия в этих мероприятиях, а тем более – в каких-то дополнительных актах покаяния. Хватит с нас покаяний Горбачева с Ельциным. Такие покаяния – вещь небезобидная: на них потом строятся вполне материальные претензии к России. И так в Страсбургском суде лежат десятки исков к России от родственников якобы убитых НКВД польских офицеров. Если Путин официально признает правдивость польской версии, то таких исков могут появиться тысячи. И вообще, надо наконец окончательно разобраться во всей этой истории: уж слишком много поляками и нашими перестройщиками в ней притянуто за уши. Кстати, и нам стоило бы напомнить полякам о десятках тысяч замученных красноармейцев в 1920–1922 гг., и также, на паритетных началах, потребовать от них документы по данному вопросу. Я полагаю, к этому вопросу мы еще вернемся. Сейчас у нас все силы заняты подготовкой к местным выборам. Но в марте мы снова будем ставить вопрос о создании такой парламентской комиссии.

СПРАВКА
По данным Виктора Илюхина, на хранившейся в архиве Смоленского УКГБ карте-схеме Катынского леса в районе Козьих Гор показана единая система массовых захоронений периода немецкой оккупации 1941–1943 гг. из примерно 50 могильников. Там были захоронены тела 37 тыс. человек, расстрелянных немецкими оккупационными властями. В их числе – строители т. н. «бункера Гитлера» в Красном Бору, уничтоженные немцами для сохранения режима секретности строящегося объекта. Могильники польских военнопленных находились в общих рядах могильников строителей «бункера Гитлера», расстрелянных в сентябре-ноябре 1941 года.


Максим Хрусталев



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх