,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


УЛИЧНЫЙ ТЕАТР МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ: Оппозиционные движения. Часть I
  • 16 февраля 2010 |
  • 11:02 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 11083
  • |
  • Комментарии: 0
  • |
0
УЛИЧНЫЙ ТЕАТР МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ:  Оппозиционные движения. Часть I


Экстрим и оппозиционность

Одной из основных характеристик «театра» уличных молодежных акций, как нам кажется, является его экстремальность. Любая акция в большей или меньшей степени предполагает конструирование экстремальности для ее участников.

Неправильно было бы рассматривать акции исключительно как уличное действие – в действительности, это достаточно длинный процесс, предполагающий определенные действия до, во время и после уличных действий. В течение всех этих этапов формируется и поддерживается состояние экстремальности, что выражается в манипулировании контркультурной символикой, в провоцирующем поведении, в нагнетании обстановки опасности и др. Чем меньше количество участников и больше усложняющих ситуацию факторов – тем акция экстремальнее. Конечно, конструирование экстремальности значительно более типично для оппозиционных течений.

Проправительственные движения также (хотя и меньше) стремятся создать на своих акциях атмосферу экстремальной романтики, в то время как посылы, категории, которые они презентуют, связаны с лояльностью, добропорядочностью, позитивностью.

Как нам кажется, склонность к экстремальному поведению – черта, типичная для молодежного возраста и участие в политических организациях (как, впрочем, и во многих других молодежных объединениях) во многом обусловлено именно тягой к экстремальности. При проведении акций актуализируется еще ряд психосоциальных качеств, обусловленных возрастным развитием, в частности, типичная для молодежи склонность к игровой деятельности.

Стоит отметить, что «театральность» уличного действия традиционно более развита у левых оппозиционеров; по высказыванию одного из наших информантов, «крайне правые – им бы больше подраться, морду кому-нибудь набить, а вот театрализованные акции – типичны для леваков».

При рассмотрении современных молодежных акций в культурно-историческом контексте можно выявить довольно большое количество прототипов: западные традиции уличного протеста; латиноамериканская революционная эстетика; советские демонстрации; уличные политические самопрезентации конца 1980-х – 1990-х годов; концептуальное искусство; рок-культура и практики проведения рок-мероприятий; самопрезентации спортивных фанатов.

Когда интересно и страшно

Создание пространства экстремальности начинается задолго до акции. Собственно, как мы уже говорили выше, примыкая к тому или иному политическому движению, молодой человек уже, по умолчанию, дает согласие на экстремальную деятельность, свойственную данной группе: он в общих чертах в курсе взаимоотношений группы с властью, с противоборствующими группами, знает специфику субкультурной деятельности.

Ключевым моментом при организации акции является ее регистрация. Если не нарушаются условия проведения зарегистрированной акции (ФЗ 2004, ст. 4, 5, 7), милиция сохраняет нейтралитет или даже оберегает участников от возможных эксцессов, даже если это радикалы.

Никак не регистрируются акции прямого действия. Они – наиболее экстремальны и чреваты неприятностями для участников.

Характер акции определяется, помимо прочего, датой ее проведения. Как правило, мероприятие привязывается к какой-либо дате, значимой для движения или же к какому-нибудь политическому поводу. Крупные акции обычно проводятся в выходные, что позволяет мобилизовать большее количество участников. Подготовка к акции предполагает определенную экипировку – участник акции должен быть неуязвим и мобилен. Его можно сравнить с солдатом, вышедшим для выполнения боевой задачи. Избавляясь от лишних вещей и денег, одеваясь в теплую и практичную одежду, материально и психологически готовясь к возможному задержанию, покидая дом с его уютом и стабильностью, молодой человек переходит в экстремальное пространство акции, предполагающее специфические «боевые» состояния напряженности, бдительности, тревожности и инструментальной агрессивности.

Декорации уличного политического театра

Зрителями уличного спектакля являются средства массовой информации, которые и призваны донести информацию об акции до читателей, зрителей, слушателей. Поэтому представители СМИ на акциях – самые желанные гости.

Во многих случаях успех акции зависит не от ее длительности и размаха, а от того, насколько полно она будет представлена в СМИ. Для этого достаточно, чтобы журналисты успели зафиксировать правильно выстроенную «картинку», получить эффектную информацию.

Декорации уличной акции – это городской ландшафт, в котором она происходит. Мы хотим уделить особое внимание такой важной «декорации», как сотрудники властных структур, присутствующие на акции. Речь идет о милиции (в том числе, ОМОНе), работниках ФСБ, солдатах внутренних войск (далее всех этих людей, олицетворяющих власть, мы будем условно называть «милицией»).

Потенциальная конфликтность с милицией типична для оппозиционных группировок; члены проправительственных движений и акций вступают в конфронтацию с милицией крайне редко (например, в ситуациях, когда члены этих движений вторгаются в зоны проведения акций оппозиции).

Как уже говорилось выше, позиция милиции обусловлена, прежде всего, тем, разрешена акция официально или нет. Если разрешена – милиция оберегает участников акции от всевозможных эксцессов. Но экстремальность для участников не исчезает – в обмен на лояльность и защиту со стороны милиции они обязаны соблюдать правила проведения акции: не выходить за официально разрешенные территориальные и временнЫе рамки мероприятия, не отступать от его формата (например, если разрешен митинг – не пытаться устроить шествие), не допускать действий, которые могут быть расценены как незаконные (ФЗ 2004, ст. 5-7).

Как правило, участники акций ведут себя по отношению к милиции подчеркнуто корректно, реализуя при этом упоминавшийся выше принцип юридической неуязвимости. В случае появления в поле акции представителей противоборствующих группировок или же людей, ведущих себя провокационно и предосудительно, таких людей тут же сдают милиции. Лично воздействия на провокаторов, как правило, не оказывают, предпочитая выставить их перед властями как правонарушителей, а себя, наоборот, как законопослушных граждан.

Милиция в большинстве случаев стремится к осуществлению упреждающих действий для предотвращения конфликтов: происходят разграничение и изоляция потенциально конфликтных групп, удаляются люди, ведущие себя неадекватно.

Заслоны милиции, ОМОНА или солдат внутренних войск (а часто, всех этих категорий одновременно), спецтехника (водометы, машины для задержанных), турникеты-металлодетекторы – непременный антураж оппозиционной акции, декорации, придающие действию дополнительную экстремальность.

Вся жизнь – борьба

Еще одной «декорацией» экстремального спектакля уличной акции могут стать противоборствующие молодежные группировки. Молодежным сообществам вообще свойственно стимулирование межгрупповых конфликтов. Политизированные молодежные сообщества исключением не являются: здесь наблюдаются как устойчивые противостояния, так и временные конфронтации между группами. Наиболее часты противостояния между группами, стоящими на антагонистических политических платформах: между левыми и ультра-правыми, между проправительственными и находящимися в глубокой оппозиции. Бывают и случаи, когда противодействие, основанное на соперничестве, возникает между идеологически близкими группировками.

При проведении уличных акций (особенно, немногочисленных) не исключено появление агрессивно настроенных групп-противоборцев. Иногда нападающие – это небольшая группа, не способная нанести решающего ущерба самому мероприятию, но готовая напасть на сопоставимую по размеру группу и ищущая конфликта на периферии акции.

Экстремальность акции подогревается не столько реальными нападениями групп-противоборцев, сколько ожиданием таких нападений; нами наблюдались случаи, когда участники акций утверждали, что «видели» противоборцев, даже если их реально не было. Участники акций стараются не подпускать противоборцев в пространство проведения акции. Происходит поиск представителей групп-противоборцев, которые воспринимаются как провокаторы (часто активисты противоборствующих групп хорошо знают друг друга в лицо и по имени). Вообще, стоит сказать, что любые нежелательные люди, оказавшиеся в пространстве акции, как правило, воспринимаются как «провокаторы».

Театральный реквизит

Для создания пространства акции используется определенный реквизит. С помощью реквизита, во-первых, конструируется идеологический и информационный посыл, осуществляемый группой, а во-вторых, осуществляется субкультурная самопрезентация.
Реквизит, презентующий идеи уличной акции – это, прежде всего, транспаранты, лозунги и прочие предметы наглядной агитации, несущие словесную и образную информацию. К предметам субкультурной самопрезентации можно отнести всё, что несет групповую символику – прежде всего, знамена – основной объект, по которому та или иная группа узнается на улице, во время акции.

В качестве реквизита можно рассматривать элементы внешнего вида активистов и, прежде всего, одежду. В одежде оппозиционных молодежных организаций сильно влияние военного стиля. Причем это стиль скорее даже не военного – солдата или офицера – а «городского партизана». Как мы уже говорилось в приведенной выше цитате, среди молодых оппозиционеров популярна одежда (брюки, куртки, жилеты, футболки) камуфляжная и цвета хаки, с военизированными нашивками и надписями, а также ботинки военного образца (в частности, берцы). В одежде оппозиционных групп молодежи преобладают черные и темные тона, в одежде проправительственной молодежи – светлые. Такая закономерность явно не случайна. Темные цвета соответствуют эстетике скрытности, угнетенности, партизанской борьбы, смерти (вспоминается программный лозунг НБП: «Да, смерть!»). Светлые тона, напротив, демонстрируют открытость, легальность, респектабельность, позитивный настрой.

Один из способов создания экстремальности через одежду – закрывание лица во время акции. Для этого используются платки (в том числе, с революционной символикой), «террористические» маски с прорезями для глаз, марлевые повязки.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх