,


Наш опрос
Хотели бы вы жить в Новороссии (ДНР, ЛНР)?
Конечно хотел бы
Боже упаси
Мне все равно где жить


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Донецкая мафия
+1
Брагин
Дети перестройки

"Александр Брагин родился на окраине Донецка вблизи аэропорта. Там же находилась шахта "Октябрская". Там же находится дом культуры, построенный в 80-х годах, бассейн, спортивный зал, кафе, и ничего более. В детстве Брагин гонял мяч, но больше любил бокс. Так случилось, что вместе с ним на ринге начинали свою карьеру известные сегодня фигуры донецкой группы: в частности, самый богатый человек в Украине Ринат Ахметов и Виктор Янукович, который при росте 195 см и весе 115 кг мог выступать в тяжелом весе. В то время Александр Брагин трудился мясником на рынке около шахты "Октябрьская". Был амбициозным, упорно карабкался вверх. Кожаная куртка, перстень, дорогие туфли — это его стиль.

Быстро сориентировался, поняв, что шальные деньги можно делать вне официального рынка. Торговля валютой, нелегальные казино, подпольные букмекерские конторы, контроль над едва организовывающимися базарами, официально не существующая проституция — в СССР это были золотые жилы. Особенно в Донецке, который в советские времена попросту сидел на деньгах. Регион славился шахтами и металлургическими предприятиями: если колхозник на Западной Украине зарабатывал в месяц 50 рублей, то в Донецке шахтер мог заработать и тысячу. Покупать было нечего, и деньги шли на развлечения.

"Была выпивка и закуска. Большинство людей приезжавших на работу со всего СССР не думали ни о чем другом", — рассказывает Вячеслав Коваль, руководитель Комитета промышленного развития Донецка. Донецкая группа не ограничивалась деятельностью на территории собственного региона. Ее представители выезжали на "гастроли". Ахметов заработал свои первые деньги, вероятнее всего, в Сочи, где отдыхала советская элита. Жаждущие сильных впечатлений секретари, генералы и директора редприятий играли с ним на большие деньги в три наперстка. Результат был предсказуем. После проигрыша боялись идти в милицию. Это был азарт.

В конце 80-х годов о Братине и его группе уже говорили, как о теневых хозяевах Донецка. Перестройка, зеленый свет для частников, несмелые экономические реформы и открытие границ были шансом для таких, как он, возможностью выйти из тени. Они начали инвестировать капитал, полученный от торговли валютой и азартных игр в различные фирмы, покупали и привозили с Запада компьютеры и видеомагнитофоны, открывали магазины с кассетами и аппаратурой" (Александр Орлов. Парни из донецкой группировки // "Украина криминальная", 13 января 2003 г., http://www.cripo.com.ua/).

В ту пору где-то рядом с Брагиным и Ахметовым "отирался" и Борис Колесников. Как говорят аналитики сегодня, это был, пожалуй, уникальный случай соединения татарской и еврейской группировки, что, в принципе, по религиозным "понятиям", не совсем было логично. А "отирался" Колесников бок о бок с Ахатем Хафизовичем, трудясь на благо себя и окружающих в Куйбышевском ОРСе г. Донецка. "Оттуда же вышел А. Брагин ( Алик Грек ), на базе этого ОРСа он и Р. Ахметов развивали торговую деятельность" (интернет-издание "Остров", www.ostro.org).

А вот что по этому поводу пишут "Грани плюс": "В тот период Ринат Ахметов формально числился экспедитором в донецком магазине № 41. Директором магазина был Ахать Брагин. Эта торговая точка входила в структуру донецкой оптово-розничной торговой базы "Укртекстильторг", которой руководил некто Шамиль Иванков. Донецкие старожилы вспоминают, что база Иванкова была сокровищницей дефицитов, недоступных рядовым советским гражданам. Вот на этой базе Брагин и Ко организовали свой первый почти легальный бизнес. Дефицитный товар с базы по накладным якобы шел в упомянутый магазин № 41. Но на его витрины попадала лишь ничтожная часть. Остальное через местного теневика" Белецкого по вдвое завышенным ценам "выбрасывалось" на рынки Донецка и области. Однажды эта деятельность попала в поле зрения милиции, водителя-экспедитора, задействованного в теневой схеме, поймали на горячем, и он "сдал" всех вдохновителей аферы, в том числе Ахатя Брагина. Алик Грек каким-то удивительным образом узнает, что его готовятся задержать оперативники, и на полгода ударяется в бега. Однажды его чуть не задержали в Макеевке, однако кто-то из высокопоставленных милиционеров Грека предупредил...(Поговаривают, что тут не обошлось без упомянутого выше Владимира Степановича. — С.К.) Еще один из бывших сотрудников прокуратуры утверждает: когда Брагип был в розыске, он искал контакт с кем-нибудь, кто мог повлиять на исход его дела. Наш собеседник сказал, что Грек был готов расстаться с $40 тыс., чтобы "менты" оставили его в покое. Вскоре главный свидетель по делу отказался от показаний против Брагина. До начала 1990-х, рассказывают сведущие люди, группировка Брагина практически не имела никакого легального бизнеса. Основным ее доходом был рэкет. На этом поприще она мало чем выделялась среди других донецких ОПГ. Уловить новые веяния Алику Греку и его "боевым товарищам" помогли более опытные и тогда очень могущественные люди"

Еженедельник "Грани плюс", www.grani.kiev.ua.


Ринат 007

Об Алике Греке ходит множество легенд. В частности, источники утверждают, будто Брагин был "коронован" солнцевской преступной группировкой и посажен смотрящим в Донецкой области. Эта версия весьма вероятна по одной причине: вряд ли людям Брагина в противном случае удавалось бы беспрепятственно "бомбить" партийных "папиков" в Москве и Сочи без дозволения на то "солнцевских", которые, как известно, очень ревностно относились к людям со стороны, разевающим рот на их каравай. Если вспомнить темные места в светлой биографии РЛА, то можно предположить, что талантливого "каталу", умеющего работать и головой, и руками, в вышеназванную ОПГ чуть ли не за руку привели спецслужбы. Или же эти спецслужбы сами работали на "сонцевских" — в мутной воде 90-х кто только какую рыбку ни ловил...

Понятно одно: без санкции сверху — а "верхом" тогда считалась Москва - Ахатю Хафизовичу и Ко в криминально-деловых раскладах ничего бы не светило. Однако Брагин не мог соответствии с иерархией попасть на первые роли в донецких криминальных раскладах, ибо не имел такого послужного списка, как иные воры-"законники". Остается только удивляться, каким образом Брагин вообще был принят в число допущенных к кормушке говорят, что "законники" не любили Брагина и вынуждены были подчиниться. Но вот кому подчинились воры, остается тайной за семью печатями. Как тут не подумать лишний раз о руке Москвы?

Братин, с одной стороны, представлялся вхожим в число "законников", хотя имел, согласно официальной версии, лишь одну судимость за воровство голубей. Однако повадки Ахатя Хафизовича были как у настоящих "законников". Которые кривились, наблюдая за растущим авторитетом Братина, но ничего сделать не могли. Да и нужен им был Братин в тот момент в конце 80-х — начале 90-х беспредел со стороны "спортсменов" (так называли ОПГ, состоящие из бывших боксеров и единоборцев), ощущался ворами все сильнее. "Спортсмены" не признавали воровских понятий, потихоньку отбирая у "законников" жирные куски. Ахать Брагин в этой ситуации являлся своего рода гарантией решения тех или иных спорных вопросов, поскольку старался поддерживать отношения как с "законниками", так и со "спортсменами", имея к тому же собственную отлично подготовленную спецбригаду на выезд, которой руководил, как утверждают некоторые источники, не кто иной, как Ринат Леонидович Ахметов.

Остается невыясненным вопрос, делился ли сам Брагин с кем-либо или же, наоборот, имел хороший процент от благоприятных спорных процессов между "спортсменами" и "законниками"? Как видно из фактов, более вероятен второй вариант. Чуть позже мы к этим фактам еще вернемся. А пока можно сделать вывод, что в смутные времена зарождения донецкого капитализма Ахатю Хафизовичу прекрасно удалась неосуществимая вещь — он и рыбку съел, и на долю подсел, кормясь сразу с двух враждующих между собою рук. Балансируя между двумя противоборствующими сторонами, группировка Брагина становилась на ноги все крепче, используя зарождавшуюся войну между "законниками" и "спортсменами" в своих интересах, усиленно завязывая контакты с правоохранительными органами и властными структурами, завладевая все новыми и новыми кусками экономического пирога.

А тем временем перестрелки между "спортсменами" и "законниками" на донецких улицах происходили все чаще. Поговаривают, что нередко группировка Алика Грека сама провоцировала конфликты между ними. Таким образом, конкурентов и с той, и с другой стороны у Ахатя Хафизовича становилось все меньше, а жмущие ему руку при встрече представители правоохранительных органов облегченно вздыхали все чаще. Потому что передел криминальных сфер становился интенсивнее, и не за горами был тот день, когда контролировать всевозможные ОПГ было бы легче легкого по причине тотального отстрела остальных... Уж не в этом ли заключалась миссия Алика Грека ? Мол, ты сделай так, чтобы этой нечисти в городе не было, а мы тебя прикроем как сможем... Не поэтому ли не любили Ахатя Брагина воры-"законники"?


Еврей и татарин — братья навек

Именно в этот период и произошло сращивание татар и евреев в одну ОПГ, которая получила название "люксовской". (Гостиница "Люкс" — бывшая правительственная резиденция, построенная в конце 80-х ко дню приезда Михаила Горбачева в Донецк. Занявшись гостиничным бизнесом, Брагин выкупил ее.) Татарин Ахать Брагин направил все свои усилия на наращивание капитала с неким Яношем Кранцем, весьма умным и предприимчивым человеком еврейской национальности. Говорят, что Борис Колесников в ту пору был не на лучших ролях в группе, однако свой казначейский кусок хлеба с маслом от совместного бизнеса Кранца и Грека имел, причем кусок был неплох. Журналист Станислав Речинский пишет: "Колесников в Донецке, конечно же, не первый "дон". По большому счету, он лишь цветочек на криминальном древе, которое взращивалось не один год. Беловоротничковый топ-менеджер "люксовской" группировки Борис Колесников, вероятно, даже не знает, чьей кровью строилась банда, которая со временем успешно заменила собой областную власть. Вряд ли ему знакомы клички Антип, Бабела или Ваня Черный. Но, тем не менее, именно ради пришествия грядущего Колесникова они заряжали "стволы" и выезжали на "стрелки". Очень сложно проследить связь между такими уважаемыми и крупными предприятиями и организациями, как Индустриальный союз Донбасса, "Регион", "Визави", АРС, "Леман Коммодитес", "Эмбролл-Украина", "Данко", "Керамет" и каким-нибудь лидером ОПГ по кличке Свинья. Но связь, тем не менее, существует" (Станислав Речинский).

Ринат Ахметов в то время то ли заканчивал писать дипломную работу "Как стать миллиардером", готовясь к выпуску очередного потока Донецкого национального университета, то ли обхаживал в Сочи очередного "папика", то ли руководил бригадой Грека "мальчиков по вызову". История умалчивает, чем тогда занимался Ринат Леонидович. Однако, каким образом тогда решались вопросы передела власти в регионе между "законниками" и "спортсменами", известно. Война уже началась. И где-то чуть в сторонке от нее стояли Ахать Брагин и Янош Кранц, справедливо рассудив, что люди сами разберутся. И люди действительно "разбирались" по полной программе. Милиционер в отставке рассказывал автору этих строк, что можно было избежать кровопролития, однако кому-то оно было нужно. Выгоднее, чем всем остальным, война между "законниками" и "спортсменами" была "люксовской" ОПГ и правоохранительным органам. Известная истина "нет человека - нет проблемы" еще раз чудесно подтвердилась.


Жила семья, обычная семья — Алик, Целка и Свинья

"Организованная преступность в Донецкой области возникла куда раньше, чем об этом заговорили в Москве не только правоохранители, но даже журналисты. В 1986 году в Донецке за совершение убийств и разбойных нападений были задержаны члены группировки, которую возглавлял действующий сотрудник милиции Коновалов. Связи Коновалова были весьма интересны. В частности, была выявлена крупная и разветвленная ОПГ, возглавляемая неким Ахатем Брагиным. Группировка уже тогда специализировалась на "вымогалове" в отношении нарождавшихся кооператоров и "цеховиков". Ближайшими соратниками Брагина были "Рябой" (Рябин), "Белый" (Морозов) и "Самсон" (Богданов). Уже в конце 80-х группировка "держала" не только Донецк, но и многие города области. К началу 90-х годов она значительно разветвила свою структуру и существенно пополнилась за счет бывших спортсменов, промышлявших охраной, "лохотронщиков", наперсточников и карточных шулеров. В то же время одновременно с рэкетирским "движняком" в области активно работала и "черная масть".

Воровское направление возглавляли такие граждане, как "Свинья" (Фищук), "Ордели" (Долидзе), "Бек" (Джамалов), "Сява" (Галушкин), "Крымский" (Дутко), "Седой" (Минайлук) и другие. Воры также стремились контролировать коммерческие структуры, требуя свои 25, а иногда и более процентов. Следует заметить, что уже тогда началось размежевание донецкого криминалитета на несколько этнических групп — татарскую, еврейскую, кавказскую и славянскую. До поры до времени это размежевание было весьма условным, но позже оно вылилось в своего рода кастовое разделение донецкой преступности. В 1991 году новосозданным УБОПом (еще не носящим такого названия) были выявлены и поставлены на учет наиболее активные ОПГ области. Их оказалось на удивление много. В одном Донецке их насчитывалось девять, в Мариуполе — три, в Макеевке, Шахтерске, Горловке, Краматорске и Константиновке — по две, в Артемовске, Енакиево, Славянске, Селидово, Доброполье, Ясиноватой, Харцызске и Торезе - по одной. Было очевидно, что такому числу ОПГ на территории области очень скоро станет невыносимо тесно и начнется большая война. Победит в ней группировка Ахатя Брагина. Но он не успеет этому порадоваться. Братин был весьма умным человеком и умел совмещать в своей группировке, казалось бы, несовместимые манеры "движняка" и воровские "понятия". У Брагина и Рябина до середины 1992 года были хорошие контакты с уголовными авторитетами того времени - "ворами в законе" "Культяпым" (Фролов), "Красюком" (Мазуркевичем), "Полтавой" (Дрибный), "Целкой" (Авциным), "Чириком" (Брагинским) и другими. Но отношения эти обострились к 1992 году"

Станислав Речинский. Донецкий клан: в начале "мокрых" дел // ОРД, 18 апреля 2005 г., http://ord.com.ua.


Великий комбинатор Брагин

К 1992 году Донецк уже полностью погряз в криминальных войнах. Конфликт между "спортсменами" и "законниками" достиг апогея, и не последнюю роль в этом сыграл Ахать Брагин, умело маневрируя между интересами конфликтующих сторон, выдавая себя и там, и там за своего. Возможно, Брагин сам часто провоцировал конфликты, подбрасывая информацию оппонентам. И пока воры и "спорстмены" усиленно отстреливали друг друга, в регионе сформировалась устойчивая ОПГ Брагина-Кранца, которая подминала под себя все новые и новые территории влияния. Криминальная статистика разборок тех лет ужасает: "Только в 1991 году органами милиции было обезврежено 2186 преступных групп, из которых 61-е признаками организованности. Ими было совершено более 4 тыс. преступлений, в том числе 33 убийства, 165 разбоев, 212 грабежей, 173 случая вымогательства. Начиная с 1991 года число организованных преступных группировок, выявляемых органами внутренних дел, постоянно возрастает. Причем возрастает и вооруженность этих группировок. Если в 1991 году у лиц, входящих в преступные группировки, было изъято только 13 единиц огнестрельного оружия, то в 1994 году — 127, в том числе 15 автоматов, 11 гранат, около 7 тыс. боеприпасов. Каждое пятое преступление в области в начале 90-х годов совершается группой лиц" (Александр Кучинский "Хроники донецкого бандитизма".

Первыми с криминальной сцены Донбасса ушли чеченцы, армяне и азербайджанцы. Грузинская группировка Гиви Немсадзе ушла целиком под колпак брагинской ОПГ, выполняя преимущественно "черновую работу" — похищения и убийства неугодных предпринимателей, запугивание и силовое воздействие на тех, кто не желал считаться с Ахатем Греком. Чуть позже они перейдут в подчинение уже самого Рината Ахметова и останутся "штурмовой бригадой" украинского миллиардера татарской национальности. Хотя, как говорят сведущие в таких вопросах представители правоохранительных органов, скорее всего, уже тогда Ахметов отвечал в брагинской ОПГ именно за "силовые вопросы", соответственно курс молодого бойца грузинским беспределыцикам мог вполне читать и сам.

Тем временем группировка Братина разрасталась, уделяя все больше внимания не только рэкету, а и возможностям влиять на все процессы в регионе. И здесь единомышленниками с Брагиным выступили представители власти, которые тоже хотели безраздельного влияния в регионе. Так Братин решил на тот момент главную задачу: он стал всесилен, подчинив себе практически весь руководящий состав УМВД Донецкой области, а также местные власти, от всей души пользующиеся щедростью "хозяина региона", кем Братин уже считал себя. Впрочем, считал небеспочвенно. В регионе уже практически все находилось в его руках. К примеру, Ахать Братан полностью подчинил себе один из самых денежных узлов того времени — Центральный рынок Донецка, поставив туда в качестве управляющего не кого-нибудь, а будущего председателя Донецкого областного совета Бориса Колесникова. Остальные хлебные места в городе Братин курировал при помощи поддерживаемых им группировок, отдававших на "общак" большой кусок, чтобы оставаться на "участке".

"В областном центре была, к примеру, группировка "вокзальная", во главе которой стоял Гена Узбек (кличка Узбек). Был в ней еще один лидер по кличке Миша Косой. Оба до сих пор живы и стали известными и влиятельными людьми в нынешней бизнес-элите Донецка. Эта ОПГ претендовала на ведущее положение, пыталась подчинить себе некоторые коммерческие структуры. Но коммерсанты отчаянно сопротивлялись, так как знали, что Узбек сам ничего не производит и вообще настоящим предпринимательством не занимается, а лишь "рэкетирует" других — отнимает деньги. И объединиться с Узбеком — значит, просто работать на него, отдавая львиную долю прибыли. А кому это интересно? Но "наезды" Узбека не прекращались. Коммерсанты принимали контрмеры. В результате был убит один из основных людей Узбека — Игорь Бузаров по кличке Барабак (получил свое прозвище по роду деятельности — по молодости играл в кабаке на ударных)" (Александр Тимошенко "Кровавая история Донецка").

Кстати, об отношениях группировки Миши Косого (в миру — уважаемого и узнаваемого Михаила Ляшко) с правоохранительными органами прекрасно живописуют "Тюремные записки Владимира Бойко". Пожалуй, следует привести небольшой отрывок из диалога в тюремной камере между журналистом Владимиром Бойко и "авторитетом" Квадратом, рассказывающим о тогдашних нравах и "терках" между "ментами" и ворами: "...Квадрат усаживается поудобнее и рассказывает замечательную историю о том, как в 1993 году, в бытность начальником ИВС некоего Дмитрия Страшко, парился на нарах один Квадратов товарищ. Ясное дело, грели человека всем миром, передавали в камеру по двадцать палок колбасы, водку, конфеты, деликатесы. Понятно, что не бесплатно — за каждую такую передачку щедро осыпалась деньгами вся смена охраны. Закончился срок задержания, вышел дружок на свободу — грех не отметить. Как раз у Михаил Михайловича Косого по такому поводу собрались, по пять капель опрокинули, тут недавний заключенный и благодарит: спасибо, мол, пацаны, та ваша пара палок колбасы и бутылка водки пришлись очень кстати — в изоляторе голодуха, жрать было не чего. "Как пара палок, как бутылка? — удивляются дружбаны. — Мы ж ментам заплатили, чтобы они тебе двадцать палок колбасы передали и ящик водки. А конфеты ты получал?" Оказывается, и кондитерские изделия пришлись надзирателям настолько по вкусу, что они забыли их передать в камеру. Тут Михаил Михайлович поворачивается к своим орлам и говорит: "Фас!" А через пару дней на автобусной остановке "Центр", где начальник ИВС парковал свою машину, к нему подошли молодые люди выразительной наружности, связали и в багажнике привезли на берег городского пруда. Выложили перед начальником четыре палки колбасы, две буханки хлеба и сказали: "Жри, сука. Съешь — отпустим, не съешь — на хрен в болоте утопим". Тот взмолился: "Ребята, хоть воды дайте!" — "А как наш товарищ без минералки, что мы передавали, обедал? Вот и ты попробуй". Откушал начальник две с половиной палки колбасы и сознание потерял. Но больше, до самого увольнения, продукты из передач не пропадали".

(Тюремные записки Владимира Бойко // "Украина криминальная", www.cripo.com.ua).


За такие шутки надо морду бить...

Здесь, правда, следует сделать оговорку: практически все находилось в руках не только Братина, но и Яноша Кранца, за которым стояли еще несколько влиятельных людей из луганской ОПГ Евгения Кушнира, тоже желавших влиять на политику региона. До поры до времени эти мужчины делили друг с другом хлеб-соль, однако конфликт назревал...

"Организованной группировкой считалась и компания Яноша (Яши) Кранца. Но Янош был истинным бизнесменом — умелым, дальновидным, хватким. Не зря его называли в прессе тех лет "восходящей звездой украинского предпринимательства". По прибытии из Молдовы Кранц вел свои дела в Луганске, там и жил. В 1987 году уроженец Молдавии Янош Кранц создал в Луганске один из самых первых в городе крупных кооперативов по производству товаров народного потребления. Бизнес его процветал до тех пор, пока в 1990 году Валерий Доброславский (Доброслав) не организовал в Луганске устойчивую преступную группу из бывших спортсменов и стал облагать данью всех кооператоров, предпринимателей и торговцев. Первым в этом списке был именно Кранц. Предполагают, что скоропалительный отъезд бизнесмена в Донецк был связан с тем, что он не смог найти общий язык с Доброславом. Заместителем директора на его предприятии был местный авторитет Игорь Савчук. Савчук и познакомил Кранца с Анатолием Рябиным (он же Рябой) из Донецка, который частенько наезжал в соседний областной центр (там, к слову, был судим за мошенничество). А уже Рябин свел Кранца со своим близким приятелем Кушниром. С последним они имели какие-то совместные дела и планы. По данным, имеющимся в уголовном деле, в середине 1992 года у Кранца случился конфликт с директором фирмы "Люкс" Ахатем Брагиным, именуемом еще Аликом Греком. Брагин уже был в то время одной из ключевых фигур в бизнесе Донбасса, причем его влияние неуклонно росло. И Ахать Хафизович предложил Яношу Ефимовичу объединиться в финансовом отношении, вместе вести дела. Кранц отказался, считая, что настоящий бизнесмен должен быть самостоятельным, "сам играть свою игру". Таким образом, к концу 1992 года Кранц считался одним из богатейших людей Донбасса и Украины. В его собственности были: несколько заводов по производству лакокрасочных изделий в Донецке и Луганске, на которых строились новые мощности; значительная доля в уставном фонде процветавшего тогда Донуглекомбанка; сухогруз на 3 тысячи тонн с командой из 16 человек, имевший право заходить в иностранные порты; два магазина, а также одно из лучших в то время в Донецке кафе "Червоний кут" на бульваре Пушкина. С тех пор в Донецке бытовала пословица, что самая короткая улица в городе начинается от "Червоного Кута" и заканчивается тюрьмой/могилой. Был в его собственности и богатый офис в Калининском районе Донецка... (Александр Кучинский "Хроники донецкого бандитизма")

Одни источники утверждают, что черная кошка между партнерами пробежала по вине Кранца, которого настроили против Грека Кушнир и Рябин. По иной версии, конфликт спровоцировал сам Ахать Хафизович, дабы расставить все точки над "і" в отношениях с "еврейской группой". В любом случае, оба понимали, что криминальный Донецк может выдержать лишь кого-то одного из них. Иначе распри и конфликты все равно разрушили бы группировку, чем не преминули бы воспользоваться остальные.

В момент сотрудничества Кранца и Брагина именно первый контролировал гостиницу "Люкс". Конфликт разгорелся в тот момент, когда Янош Кранц заподозрил Брагина в "подставе", а именно в отбирании у него собственности самым что ни на есть мошенническим образом. Как говорится, с кем поведешься - так тебе и надо. Прокуратура Донецка вдруг выяснила, что одним из соучредителей коммунального предприятия "Люкс" является некий чиновник одного из райисполкомов. Якобы именно по этой причине местные власти разорвали договор аренды гостиницы с Кранцом и срочно передали объект Ахатю Брагину. Вот где пригодились брагинские "сухие пайки" для бедных чиновников городского исполкома города Донецка... Как пишет газета "Грани", "по информации осведомленных источников, в тот момент брагинская фирма перехватила у Кушнира и Кранца контракт, впоследствии принесший $20 млн прибыли".

Как говорил Остап Бендер, за такие шутки надо морду бить, и был совершенно прав. Факт "кидалова" был налицо, и "луганчане" всерьез обиделись на своих закадычных партнеров. Янош Кранц понял, что прецедент с "Люксом" — это только начало и дальше будет еще круче. "Бывший сотрудник МВД рассказал, что после инцидента с гостиницей Кранц всячески пытался остановить экспансию "брагинских". Он якобы пожаловался на Алика Грека "ворам в законе", курировавшим Донбасс", — пишут Андрей Лаврик и Юрий Сандул. Ситуация накалилась до предела: упомянутые "законники" уже давно не строили никаких иллюзий в отношении как "методов работы", так и самого Ахатя Брагина, уже долгое время подыскивая на Алика Грека какой-либо компромат, который неожиданно свалился на них в виде жалобы Кранца.

Далее процитирую любопытный документ, переданный автору этих строк из архива УБОП в Луганской области:

"Ссора между компаньонами (Брагиным и Кранцом. — С. К.) в октябре 1992 г. имела место в кафе "Червоный Кут" (г. Донецк), в процессе которой Кранц лично избил Брагина, после чего конфликт перерос в открытую вражду. На почве указанных событий 10.11.1992 г. Брагиным и Ахметовым было организовано убийство Кранца".


Тропа войны

Судя по приведенному выше документу, луганские УБОПовцы занимались группировками Кранца и Брагина к тому времени всерьез и уже знали Рината Ахметова. Вообще не понятно, как мог будущий гений экономики быть замешан в таком постыдном деле, как планирование убийства конкурента? Ему бы в этот момент учебники читать да диплом писать, а он, понимаешь, в бандиты подался...

Яноша Кранца застрелили прямо возле его офиса, в котором он чуть ранее "по-мужски" поговорил с Ахатем Брагиным. В тот день страна праздновала День советской милиции. 10 ноября в 17:50 у своего офиса, расположенного по адресу улица Овнатаняна, 4, Янош Кранц был изрешечен пулями.

"Выстрелы раздались, когда Кранц покидал офис вместе со знакомым художником, которого в тот день пригласили в офис компании для совместного творческого начинания. Кранцу нравились картины живописца. Некоторые из них он даже помог по-крупному продать своим знакомым. Многие картины украшали стены холла В тот вечер обсуждался серьезный заказ на оформительские работы, которым так и не суждено было сбыться. Кранц и художник вышли из здания, свернули за угол к ожидавшей служебной машине. Убийцы стреляли сзади. Их ничуть не смущало присутствие на крыльце свидетелей — административного персонала "Донецкстройтранса" и "Кранцколорита", возвращавшегося с работы. Стрельба велась из автоматов, что уже само по себе можно былов то время отнести в разряд сенсации. Один из подбежавших киллеров толкнул художника и рявкнул: "Лежать!" Тот упал на землю и обхватил голову руками. Впоследствии свидетели описывали одного из преступников как парня лет двадцати, среднего роста, худощавого телосложения, одетого в длинное плащевое пальто. После расправы убийцы побежали к белым "жигулям", которые ожидали их в ста пятидесяти метрах, и скрылись. Вблизи трупа обнаружили 5 гильз: три пистолетные, две автоматные. Нападавших было двое, предполагается, что это наемные убийцы.

Жестокое убийство тщательно расследовалось. Но не было добыто никаких доказательств того, что Алик Грек хоть как-то причастен к преступлению. Директор "Люкса" приехал на похороны своего знакомого, так и не ставшего партнером, выразил соболезнование родным и близким погибшего. По делу об убийстве Кранца опрошено около 350 человек, в качестве свидетелей следователи допросили свыше 120 человек. До настоящего времени убийцы и организаторы преступления не установлены" (Александр Тимошенко "Кровавые хроники Донбасса").



После убийства Кранца, которое так и осталось не раскрытым, Ахать Хафизович Братин обрывает всяческие контакты с луганской группировкой и фактически становится единовластным теневым лидером Донбасса. Рябин и Кушнир сделали свои выводы и вступили на тропу войны с Аликом Греком и его командой. Сами они, по сути, ушли в подполье: меняли места проживания, избегали ненужных контактов, хотя ни легальный, ни криминальный бизнес при этом не прекратили. После гибели Яноша Кранца лидирующее положение в его группировке занял Евгений Кушнир, став главным вдохновителем и организатором боевых действий. Собственность же, оставшуюся после выходца из Молдовы, контролировал преимущественно Рябин, бывший основной компаньон и соратник покойного. Рябой якобы предложил сотрудничество Братину. Но тот отказал...

По слухам, Кушнир не простил Брагину смерть Яноша Кранца — после его смерти, как уже упоминалось, капитал и влияние перешли к Ахатю. Кушнир поначалу не решался открыто выступать против Брагина, стараясь загребать жар чужими руками, натравливая разные ОПГ против друг друга и бросая, таким образом, тень на Брагина. Было несколько провокаций, после которых Кушни. надеялся открыто выступить против Алика Грека, однако Братин был человеком умным, если и решал проблему, то тихо, без шума и пыли. Но война уже началась, и первыми жертвами ее стали бизнесмены, ходившие под одной крышей, а получившие пулю от другой. Так ОПГ начинали боевые действия... Сейчас никто не в силах сказать, сколько людей пропало без вести в то время. Говорят, что донецкая река Кальмиус хранит много секретов периода заказных убийств и необъявленных бандитских войн начала 90-х годов.

Какова же подоплека столь кровавого периода в истории Донбасса? Есть версия, что воры в законе не смогли вытерпеть смешивания "понятий" и беспредела, коим грешили все представители ОПГ. Якобы не простили этого и Братану, который предал воровскую идею. До того как пути брагинской и кушнировской группировки разошлись, у Брагина и Рябина были хорошие контакты с уголовными авторитетами того времени — ворами в законе Культяпым (Фроловым), Красюком (Мазуркевичем), Полтавой (Дрибным), Целкой (Авциным), Чириком (Брагинским) и другими. Но отношения эти обострились к 1992 году — к началу открытия большого донецкого криминального фронта. После того как "люксовскую" группировку по смерти Кранца в 1992 году возглавил Ахать Брагин, вокруг "Люкса" стали консолидироваться криминальные структуры региона. В зарождающуюся империю Грека вошли такие авторитеты, как Мартиросян, Антипенко, Морозов, Ханча, Щербина. В то же время начал формироваться "еврейско-кавказский" клан, имевший поддержку "пиковых" воров в законе. В конце 1992 — начале 1993 годов в Донецке началась большая криминальная война.


Дали пистолет — крутись как хочешь

Фактически первым заказным убийством в Донбассе стало убийство технического директора украинско-немецкого предприятия "Донкавамет" (Донецк) Валерия Гольдина, произошедшее на четыре дня ранее убийства Яноша Кранца.

"Считается, что первым заказным убийством в Донецке стала ликвидация Валерия Гольдина. Понятно, что и раньше подобные преступления в истории нашего города все-таки имели место: те же воры в законе иногда устраивали разборки, находились жены, желающие убрать мужей, да и цеховики время от времени не находили ничего лучше, чем "заказать" человека, вместо того чтобы договориться. Но именно смерть Гольдина знаменует собою начало того короткого периода беспредела, когда в одном номере газеты можно было найти информацию о двух, а то и трех "заказах".

6 ноября в 18:15 в Калининском районе Донецка у подъезда дома № 53 на проспекте Дзержинского четырьмя выстрелами в упор из пистолета ТТ был убит 50-летний Валерий Гольдин, который исполнял обязанности генерального директора совместного украинско-германского предприятия "Донкавамет" и прошел путь от мартеновского цеха ДМЗ до директорского кресла. О деталях этой трагедии и всех ее версиях подробно информировали не только местные, но и центральные и даже зарубежные издания. Почти все они называли убийство Гольдина первым заказным убийством в Донбассе".

Александр Тимошенко.
Кровавые хроники Донбасса. — город, год, — страница.



Убийство Гольдина так и не раскрыли. Слухи в то время ходили самые разные. Основной была версия о том, что Гольдин собирался серьезно работать на рынке металла, который на тот момент был уже поделен самым жесточайшим образом между криминальными группами и их подставными предприятиями. Гольдин же хотел этот рынок максимально легализовать. Была, правда, и другая версия. Якобы Гольдин, прекрасно понимая, что без "крыши" не обойтись, больше склонялся в сторону Яноша Кранца, нежели Ахатя Брагина. Повторюсь, что Янош Кранц был убит несколькими днями позже Гольдина... А дело бывшего гендиректора "Донкавамета" быстро прибрали к рукам люди, которые впоследствии заявили о создании индустриальной корпорации ИСД (Индустриальный союз Донбасса), к чему приложил руку и Ахать Брагин.

Надо сказать, начало 90-х в Донбассе, как, впрочем, и на всей остальной территории бывшего Советского Союза, было "веселым". Как в том анекдоте про ППСника, который три месяца не получал зарплату, а на вопрос, почему он не приходит за деньгами, несказанно удивился: "А я думал, дали пистолет — крутись как хочешь..." Крутились тогда все как могли — и "братки", и представители органов власти, не говоря уже о тех, кто застал развал Союза в должностях директоров предприятий. Для последних времена были действительно золотыми, как, впрочем, и для тех, кто прикрывал теневой бизнес подобных руководителей шахт и предприятий, сумевших за очень короткий срок стать миллионерами в долларовом эквиваленте.



"Сергій Приймачук, начальник міліції м. Слов'янськ у 1994-1999 pp.:

— Первым, который все-таки власть взял в свои руки, был Ахатий Брагин. Так называемый Алик Грек. Вырос он в Куйбышевском районе, поселок Октябрьский, вроде бы так. Поселковым себя называл. Говорят, и мясо рубал, и занимался картами. Но это только лишь слухи. Он стал президентом ФК, пытался влиять на политику не только в Донецкой области, но и по всей Украине. Безусловно, и на экономические отношения в Украине. Соответственно, его деятельность вступала в противоречие с другими людьми...

З цього моменту у повітрі запахло кров'ю. Початком відліку є листопад 1991 року. У цей день було здійснено вбивство підприємця Януша Кранца. Володимир Ар'єв:

— В'ячеслав Синенко. Він є одним з небагатьох живих свідків того часу. І не тільки — він сам звинувачений у деяких резонансних вбивствах. До недавнього часу Синенко мешкав у Греції. Наприкінці минулого року він перебував у грецькій тюрмі і чекав екстрадиції в Україну. Тоді ж він написав у "Закриту зону" листа та передав деякі документи.

З листа В'ячеслава Синенка, листопад 2004 р.: "Первое убийство с использованием автоматического оружия было совершено осенью 1992 года, был убит бизнесмен... Януш Кранц. Это стало началом войны между... группировкой Евгения Кушнира и... группировкой Ахатя Брагина".

Далі вбивства і стрілянина на вулицях стають чи не звичним явищем. Особливо у 1994-95 роках. Березень 1994 — перший напад на Ахатя Брагина. 2 вересня 1994 року розстріляний колишній спортсмен і авторитет "Чірік".

1 грудня 1994 року обстріляна фірма "Люкс", яка сьогодні належить Ринату Ахметову.

Липень 1995 — вбито "Самсона". Його вважають одним із засновників донецької фірми "АРС", яка теж входить тепер до імперії "господаря Донбасу".

Жовтень 1995 почався перестрілками у місті і закінчився вибухом на стадіоні "Шахтар". 18 жовтня Ахатя Брагіна — "Аліка Грека" — було вбито.

"5 канал", "Закрытая зона".


Некто Ренат, без фамилии

30 ноября 1994 года, почти в самом центре города, на бульваре Шахтостроителей произошло настоящее сражение; взрывались начиненные взрывчаткой машины, стреляли из гранатомета, однако тот, на кого была устроена эта охота, остался жив. В девятом часу вечера сильнейший взрыв потряс Калининский район. Это взорвался автомобиль, напичканный взрывчаткой. По обломкам, где с трудом будут угадываться автомобильные детали, эксперты распознают белые "жигули" шестой модели. Взрыв был такой силы, что в округе вынесло окна (в некоторых местах вместе с рамами), сорвались с петель двери близлежащих подъездов, частично разрушился забор детской областной больницы. В отделении Сбербанка, которое уже было сдано под охрану, не только посыпались стекла, но и выгнулись металлические решетки. Сразу же сработала сигнализация, посылая на пульт охраны сигнал о "налете". Цены на квартиры в этом районе упали — по стенам хрущевок пошли трещины...

Через несколько секунд после взрыва, от которого, к счастью, никто не пострадал, опять громыхнуло, но уже послабее. Запылал джип "паджеро" темно-вишневого цвета, припаркованный невдалеке от дома № 15. По нему выстрелили из гранатомета. Затем взорвался еще один автомобиль. Прохожие бросились на землю, прижав ладони к ушам и отползая под любые прикрытия. Наконец, застрочили автоматы. Выстрелы пришлись по автомобилю, стоявшему в нескольких десятках метров от пылающего джипа. Один из автоматов бил трассирующими пулями, которые в вечерних сумерках яркой нитью полосовали чьи-то "жигули". Огонь велся под прикрытием двух белых автомобилей.

Бой закончился так же внезапно, как и начался. Вероятно, по той же команде. Бандиты стали отходить. Сколько их было — никто точно сказать не мог. Одни утверждали, что восемь, другие — десять. Налетчики под прикрытием автоматов стали усаживаться по машинам. В течение считаных секунд две светлые "шестерки" скрылись из виду. В пути бандиты разделились. Одни "жигули" были оставлены неподалеку от асфальтобетонного завода, другие — на улице Гипрошахтной. Оба автомобиля облили бензином и подожгли. При осмотре в них нашли автоматы с запасными и отстрелянными рожками, гранатомет РПГ-5, гранаты Ф-1 и несколько бронежилетов, в которых вели бой бандиты. Две "шестерки", на которых прибыли и убыли боевики, традиционно оказались угнанными. Убитым оказался лишь случайный прохожий, жилец соседнего дома Александр Гайдуков, забывший о том, что выносить мусор вечером — плохая примета. Ахать Братин лично направил семье погибшего щедрую материальную помощь. Как писали тогда "Донецкие новости", сумма помощи была в десятки раз больше, чем выделили городские власти. На реконструкцию квартала областные и городские власти выделили свыше четырех миллиардов карбованцев.

"Донецкие новости", в то время финансируемые "Люксом", написали также, что целью киллеров была "ликвидация директора одной из известнейших в городе структур", но не Брагина, чье имя было уже на слуху. Александр Кучинский в своей книге "Преступники и преступления" утверждает, что в тот день был ранен некто Ренат. Просто Ренат, без фамилии. Кстати, "Донецкие новости" тоже подтвердили, что охота на бульваре Шахтостроителей велась именно за Ренатом, тоже через "е" и тоже без указания фамилии.

После этого в обстановке полной секретности была подготовлена милицейская операция по обыску "Люкса". Ничего компрометирующего или указывающего на причастность Ахатя Брагина к преступному миру найдено не было. Говорят, будто однажды Брагин признался, что знал о готовящемся обыске, но достоверных данных, понятно, нет. О связях между властью и преступным миром можно говорить много и часто. По крайней мере, именно руками областной прокуратуры летом 94-го была уничтожена группировка братьев Долидзе — на тот момент основных конкурентов Грека. А когда фирма "Люкс" вступила в противостояние с главой областного УМВД, Геннадий Андреевич лично среди ночи приезжал на фирму доказывать незаконность ее обыска милицией.

Брагин несколько позже подал в Донецкую областную прокуратуру заявление с просьбой дать правовую оценку обыска в его фирме. "Люкс" организовал пресс-конференцию для журналистов, которую местные СМИ фактически проигнорировали — версию Брагина пришли выслушать только четыре журналиста. Две газеты отделались "информашками", "Весть" написала подробный отчет, а "Донецкие новости", издаваемые самим Брагиным, подготовили спецвыпуск, разоблачающий милицейский произвол. Кстати, именно в этом спецвыпуске впервые публично упоминалось имя Алика Грека.


Александр Брагин, он же Алик Грек

Через несколько дней после выхода спецвыпуска (12 декабря 1994 года) — 15 декабря — донецкая газета "Город" напечатала интервью тогдашнего начальника УМВД г. Донецка Аркадия Болдовского. Интервью называлось "Мафиозные разборки: милиция разбирается". В нем главный милицейский чин города заявил, что в Донецке действует несколько мафиозных кланов, самый могущественный из которых возглавляет человек по кличке Алик Грек. В своих последующих интервью Болдовский заявлял, что никогда не называл настоящего имени этого загадочного Грека. Брагин сам обозначил себя таковым.

Генеральный директор фирмы "Люкс" Александр Сергеевич Брагин написал в редакцию "Города" письмо, в котором заявил, что его незаслуженно записали в мафиози, оскорбив тем самым честь и достоинство. Бизнесмен утверждал, что такие заявления наносят удар его деловой репутации. Люксовские "Донецкие новости" комментировали наезд Болдовского и "Города" следующим образом: "Взволнованный город перешептывался, ожидая очередного запланированного спектакля, а следующий номер газеты "Город" вышел с опубликованным письмом директора крупной и солидной фирмы А. С. Брагина, известного многим по оставшемуся прозвищу Алик Грек. Исходя из этого, Брагин обратился с гражданским иском в суд, требуя защиты своей чести и достоинства в форме публичного извинения от оскорбившей его газеты "Город". Дело Брагина принял к производству председатель Ворошиловского суда Виктор Ивашура (об этом человеке подробнее расскажем в дальнейших главах). Опытный юрист вынес решение: обязать А. А. Болдовского принести Ахатию Хафизовичу Братину публичные извинения, а газете "Город" напечатать опровержение на той же странице, на которой вышло интервью. Выиграв судебный процесс, Александр Брагин признал, что действительно некогда звался Аликом Греком. Но само по себе это не преступление. Доказательств того, что этот самый Грек и лидер мафиозной группировки — одно и то же лицо, не было. Кстати, президиум областного суда направил дело о защите чести и достоинства Брагина на пересмотр. Сам Аркадий Болдовский дал пояснение, что кличку Алик Грек он назвал потому, что корреспондент "Города" настойчиво просил назвать "самого-самого крутого" в Донецке: "Я и употребил кличку Алик Грек, как одну из самых распространенных в области. Ее носят в области по нашим, далеко не полным данным, 27 человек, ранее привлекавшихся к уголовной ответственности, среди них даже одна женщина". Более того, милиционер обвинил "Город" в том, что газета его подставила: "Если бы корреспондент "Города" или редактор сказали бы мне, что будет опубликовано письмо Брагина, то в своем ответе я сразу бы сказал, что Алик есть Алик, а Брагин есть Брагин". Однако Болдовский не сдался. Не имея оснований говорить о мафиозном настоящем Брагина, он со страниц все того же "Города" напомнил дончанам о криминальном прошлом Александра-Ахатя: "Он залез в чужой огород, то бишь голубятню, где и был задержан с поличным. Учитывая его молодость, Куйбышевский районный суд 24 ноября 1971 года приговорил его к лишению свободы условно с исправительным сроком в два года, и в зале суда он был освобожден из-под стражи. 17 февраля 1974 года он вместе со своими братьями из хулиганских побуждений избивает несовершеннолетнего парня. Потерпевшая сторона успокаивается, так как для нее не наступили тяжкие последствия, и дело прекращается..."


Брагин не стоит выеденного яйца

В 1991 году за отсутствием состава преступления было прекращено и еще одно уголовное дело против Ахатя Брагина — за спекуляцию. Брагин тогда официально числился и работал в мясном отделе гастронома, располагавшегося в так называемом Админпоселке Донецка. У милиции появились данные, что мясо из магазина, минуя прилавок, попадало на рынок, где продавалось по завышенным ценам. Доказать причастность Братина к этому перераспределению мясопродуктов, по словам Болдовского, не удалось. "Вот собственно и все о Брагине, — заканчивает начальник Донецкого горуправления МВД Украины свое "извинение" перед Аликом Греком. — Прошу областной суд считать эту статью моим доказательством по иску гражданина А. X. Брагина. Это все выеденного яйца не стоит".

Таким образом, исходя из презумпции невиновности, вес заявления об уголовном прошлом и настоящем Александра Брагина, время от времени раздающиеся со страниц различных газет, нельзя принимать всерьез. Кража голубей и бытовой мордобой на "крестного отца" не тянут.

Но в своем извинении Аркадий Болдовский, видимо, сказал не все или не совсем искренне извинялся. Во всяком случае, он продолжает заниматься фирмой "Люкс" и ее генеральным директором. 4 августа 1995 года в Донецк из Киева прибыла группа опытных сотрудников МВД и СБУ. Их целью вновь была резиденция Брагина. Повторный обыск, кстати, проведенный с санкции генпрокурора Украины В. Дацюка, и даже устрашающая экстрадиция Брагина в Киев вновь не принесли результатов, и после трех суток содержания в следственном изоляторе СБУ, Брагина выпустили. Но не забыли...


Вадик Москвич и его первые "клиенты"

А тем временем между первым и вторым обыском "Люкса" произошло два "родственных" убийства: речь идет о смерти двух братьев Самсонов: Якова и Артура Богдановых. Но хватало и других, менее громких, случаев.

Журналист Александр Кучинский пишет: "В это время убивали много и часто. В неделю в Донецкой области случалось по пять-шесть умышленных убийств, в то время как в Закарпатской области — это годовая статистика. В месяц доходило до 25-30 нераскрытых случаев такого рода. Во времена Союза за такую же цифру, но за год уже летели головы высоких начальников".

Убийство 36-летнего Якова Самсоновича Богданова (Самсона-старшего) пришлось на 12 апреля 1995 года. Устранение Самсона планировалось Кушниром как ответный удар за гибель вора в законе по кличке Чирик (уже известный нам Эдуард Брагинский). Друзья Чирика Евгений Кушнир (кличка — Нос) и Магомед Алиев (Мага) уверенно полагали, что расстрел — дело рук Самсона, которого и решили убрать. Эту версию подтверждает и другой источник. Вадим Болотских (он же Вадик Москвич — один из vip-киллеров "солнцевской группировки"), познакомился с Кушниром и Рябиным как раз в марте 1995 года, когда по просьбе московского воровского авторитета прибыл в Донецк посодействовать в устранении человека по прозвищу Самсон: "Тот якобы должен был ответить по понятиям за гибель Эдуарда Брагинского. Поговаривали также, что Самсон прибрал все финансовое наследие вора в законе, оставив его семью без средств к существованию".

В свое время Богданов-старший уже отбывал наказание за убийство на почве конфликтов блатных и спортсменов. По данным правоохранительных органов, группировка братьев Богдановых промышляла вымогательством, экономическими аферами и, по оперативным данным, имела отношение к ряду ликвидации преступных авторитетов местного масштаба. Поступала информация, что в 1994 году Яша под угрозами заставил подписать контракт на поставку металла в Прибалтику руководителя одного из заводов области, связанного с металлургическим производством. Прошли все сроки оплаты, директор прибыл в Донецк разбираться и нарвался на лаконичный ответ: "Не гони, езжай домой и считай, что просто сработал в убыток". То ли Кушнир, то ли Рябин (точно Болотских не помнит) рассказали Москвичу, что с убийством Самсона в Донецке прекратится беспредел и они вернут семье Чирика и себе нагло отобранное Богдановым имущество.

Вместе с Андреем Акуловым (кличка — Шкаф) Болотских ездил по Донецку на автомобиле с затемненными стеклами: отслеживали Самсона в местах его жительства, отдыха, пути следования — выбирали возможное место нападения. Москвичу показали фото Богданова и пояснили, что тот ездит на черном "мерседесе-140", который раньше принадлежал Чирику. Этот "мерседес" постоянно сопровождали несколько автомобилей с охраной. Потом Самсон уехал из Донецка, на сколько — неизвестно, и убийство отложили. Болотских вернулся в Москву и уже там в середине апреля 1995 года узнал, что 12 апреля Богданова расстреляли-таки из автомата на ступеньках донецкого кафе "Театральное", что по улице Артема возле кинотеатра им. Т. Г. Шевченко. Якобы без его участия.

Получив информацию, что Самсон направляется на обед, Кушнир дал команду к началу операции. Для этой акции был заранее украден легковой автомобиль ВАЗ-2109, а его номера заменены на фиктивные. На этой машине двое членов группировки подъехали к кафе и, увидев Самсона на пороге, расстреляли его в упор. Примерно в 19:20 вместе со своим окружением и родным братом Артуром Яша покидал кафе, когда у тротуара притормозила вишневая "семерка", откуда и прозвучали автоматные выстрелы. В это время у "Театрального" наблюдалось привычное оживление, так что без случайных жертв не обошлось. Скончались на месте сопровождавший братьев 34-летний чеченец Анатолий Хацыев и член их группировки уроженец Грозного 20-летний Николай Васильев. Ранения также получили девятиклассник средней школы № 23 и 38-летний армянин, приехавший в Донецк из Тбилиси по личным вопросам".

По словам очевидцев, Самсон-младший (брат Якова Богданова Артур) был с умирающим до последних минут. Когда Яша получил первую порцию свинца и упал на ступеньках кафе, первый, кто его подхватил, был младший брат. "Машину — живо!" — прокричал Артур и, пачкаясь кровью, потащил тело к своему "мерседесу-600". Автомобиль помчался в областную больницу, не обращая внимания на дорожные указатели и знаки светофора. Артур, держа на руках уже труп, ворвался в санпропускник и заорал белым халатам: "На стол! Шевелитесь, мать вашу! Если он умрет, я вас всех перестреляю! Его жизнь против вашей". Спустя десять минут молоденький хирург, дрожа всем телом, после минутного колебания сообщил маячившему в коридоре Артуру о смерти брата. Не стесняясь окружающих, тот зарыдал и произнес: "Я знаю сук, которые это сделали. Они все умрут!"

Может, Артур действительно что-то знал, так как это была не первая попытка разлучить Самсонов с жизнью. Однако за брата отомстить не успел: способ лишения его жизни киллеры избрали точно такой же, как и для Самсона-старшего.

10 августа 1995 года Артур Богданов находился у матери в доме № 26 по проспекту Ильича. Зная, что на него идет охота, он отпустил "мерседес" и вызвал такси. Когда автомобиль с шашечками остановился у подъезда, Богданов вместе с охранником примерно в 9:30 вышел из своего дома и сел в такси ГАЗ-24, которое выехало в сторону проспекта Ильича. Получив об этом сообщение по рации от "наблюдателей", группа стрелков на "жигулях" двинулась навстречу такси. Между домами № 26 и № 32 по проспекту Ильича "жигули" остановились.

Такси с пассажирами принялось медленно выезжать со двора. Ехавшие следом "жигули" пошли на обгон, затем автомобиль ушел вправо и "выдавил" такси на обочину. "Волга" врезалась в дерево. Тонированные стекла "жигулей" опустились, и автоматные очереди начали поливать "Волгу". Убийцы хорошо знали свое дело: Артур и его верный охранник были сражены мгновенно, водителю слегка задело руку. Стекла "шестерки" вновь поднялись, и автомобиль скрылся в переулке.

Перепуганные, но любопытные прохожие обступили продырявленную в шестнадцати местах "Волгу" с двумя трупами. Спустя минуту возле машины появился коротко стриженный парень с автоматом. Это был второй охранник Артура, приставленный охранять мать. Услышав стрельбу, он сбежал вниз, но все уже было кончено. Он впал в истерику и в исступлении принялся стрелять вверх. Зеваки мигом бросились врассыпную.

Когда 3 октября 1995 года была обстреляна легковая машина возле гастронома "Славутич" Киевского района Донецка, искать стрелявших начали именно в вотчине Александра Братина. Болдовский прокомментировал свое решение так: "Одна из машин, которая сегодня обстреляла вишневую "девятку" в Киевском районе, предположительно принадлежит фирме "Люкс". Произошел редкий случай: один из позвонивших нам свидетелей точно назвал номер этой машины".

Наиболее распространенная версия случившегося на Киевском проспекте выглядит примерно так: "хвост", следовавший за "мерседесом" Братина, вел себя крайне нагло, и охрана "Люкса" решила проучить наглецов. Якобы именно они обстреляли машины своих преследователей. Аркадий Болдовский принял решение провести очередной обыск "Люкса". Он лично возглавил эту операцию, но как сообщил впоследствии прокурор Киевского района Леонид Червяков, он санкции на обыск не давал: "Да, ко мне обращались с просьбой о выдаче санкции. Она получена не была". Как и два прошлых раза, никакого "компромата" на Алика Грека обнаружено не было.

В связи с этим обыском несколько яснее стала судьба одного из сотрудников брагинской фирмы "Люкс" Игоря Маркулова, который создал в Донецкой области политическую организацию — "Либеральную партию Украины". Однако он неожиданно исчез чуть ли не при загадочных обстоятельствах. Согласно материалам следствия, председатель партии бежал в Англию, где попросил политического убежища. Причиной послужил... "чрезвычайно смелый шаг правоохранительных органов Донецка, которые в августе 1995 года провели обыск в гостинице "Люкс" и обнаружили там целый арсенал оружия и боеприпасов, — пишет "Дело и право". — Всего было найдено пять карабинов, десяток спортивных, охотничьих ружей, снайперскую винтовку с оптическим прицелом и боеприпасы к ним, а также около десятка радиостанций, множество бронежилетов". Но вся амуниция якобы не принадлежала "Люксу". Сам Братин великодушно простил обидчиков: "Хочу подчеркнуть, что к действиям правоохранительных органов на этот раз у нас нет претензий. Они действовали абсолютно верно в той ситуации, которая создалась 3 октября в Донецке". Говорят, что именно милиция не уберегла Грека; если бы его арестовали, то он бы точно не поехал на тот злополучный матч "Шахтера" с "Таврией". Но история, как известно, не терпит сослагательного наклонения.


Гранатомет, на худой конец

15 октября 1995 года президент ФК "Шахтер" Александр (Ахать) Братин на игру своего клуба с симферопольской "Таврией" опоздал. Братин, как всегда, приехал на футбол в окружении тесного кольца охраны и даже не успел занять место в vip-ложе — раздался сокрушительный по своей мощи взрыв. Ахатя Братина опознали лишь по часам — покойный президент "Шахтера" носил "ролекс"...

Смерть Братина оставила немало вопросов, ответы на многие из которых не даны до сих пор. Пожалуй, самый важный вопрос, кто убил Алика Грека, так и остался открытым. Остаются также тайными и обстоятельства убийства Брагина, а точнее, технология преступления и его исполнители. Версий на этот счет существует множество — попытаемся проанализировать данную ситуацию трезво.

Итак, московский киллер Вадим Болотских говорил следователю на допросе, что после неудачного покушения на Ахатя Брагина, которого в Песках спасла голубятня, было решено заложить радиоуправляемое взрывное устройство в том месте где Братин рано или поздно должен был появиться. Поначалу разгоряченные бандитские умы из группировки Кушнира на полном серьезе рассматривали возможность сбить самолет с футбольной командой и ее президентом в воздухе при взлете или приземлении. В этом случае намеревались использовать ракетную установку или, на худой конец, гранатомет. Но в итоге остановились на не менее оригинальном варианте. Судя по показаниям Болотских, идея взрыва на стадионе принадлежала Кушниру. Закладкой радиоуправляемого устройства занимались Андрей Акулов и его близкий друг Игорь Филиппенко. Несколько ночей они долбили отверстие в бетонном основании у входа на трибуну для почетных гостей. Затем заложили пять килограммов пластита с детонирующим устройством, которое приводилось в действие радиосигналом. Углубление тщательно зацементировали. К тому же место закладки накрыли деревянной ступенькой. Минирование произвели за две-три недели до взрыва.

Первоначально планировалось, что Братин будет убит на матче "Шахтера" с "Брюгге". Однако по какой-то причине Грек на матч не приехал. Рябин и Кушнир начали волноваться, опасаясь, что аккумуляторы взрывного устройства сядут и оно не сработает. Впоследствии эксперты-взрывники подтвердили, что аккумуляторы действительно могли разрядиться, тем более что после закладки бомбы в Донецке несколько дней шли дожди. Бандиты решили повторить попытку устранения Брагина на первой же ближайшей игре "Шахтера" с симферопольской "Таврией". Это было 15 октября 1995 года.

"За десять минут до прибытия президента футбольного клуба к служебному входу подъехала охрана. Она внимательно осмотрела все закоулки, поднялась на трибуну и, не выявив ничего подозрительного, сообщила по рации: вход безопасен. В 17:03, когда Братин со свитой охраны прибыл на стадион и вошел в коридор, ведущий на второй ярус, Игорь Филиппенко, прогуливающийся рядом в форме сотрудника милиции, активизировал дистанционное устройство. На случай возможных осложнений его прикрывал майор уголовного розыска Калининского райотдела по фамилии Синенко, арестованный впоследствии в Греции и депортированный в Украину. По версии следствия, находился неподалеку и Вадим Болотских, держащий связь с наблюдателями, предупредивших по рации о появлении Брагина.

Смерть настигла Брагина и его телохранителей возле входа на трибуну. Взрыв был направлен так, что принес минимальные разрушения при максимальном эффекте. После взрыва, воспользовавшись суматохой, все участники массового убийства незаметно скрылись. "На трибуне уже находились пятеро официальных лиц: председатель Донецкого облспорткомитета А. Кучеров, его заместитель и три гостя из Крыма. Взрывная волна вынесла входную дверь и разметала человеческие останки. В радиусе 30 метров валялись руки, ноги, внутренности. Отдельно лежало чье-то остановившееся сердце. Картина не для слабонервных. Областная администрация выделила три спецмашины, которые принялись свозить останки в Калининский морг. Провести идентификацию и опознание оказалось практически невозможно. Привезенные части тел патологоанатомы складывали на шести столах", — пишет Александр Кучинский.

Нынешний директор департамента по связям с общественностью ФК "Шахтер" Марк Левицкий тогда был действующим журналистом и комментировал футбольный матч между "Шахтером" и симферопольской "Таврией". Комментаторские кабины расположена рядом с VIP-трибуной, и Марк Юрьевич видел многое из того, чего не охватила камера.

Удивительным было опоздание на матч президента "Шахтера" Александра Брагина. Прошло пять минут с начала матча, когда появилась охрана, а за ней и сам президент. Минутой позже раздался оглушительный взрыв. "Я подумал, что разлетелась стена за трибуной", — рассказывает Левицкий. С его места было плохо видно место взрыва. Над ложей стояли клубы дыма. Испуганные зрители в спешке покидали свои места и бежали на футбольное поле. Судья прервал матч. Левицкий подбежал к телеоператору, находившемуся чуть выше. "Что случилось?" — спросил. "Лучше туда не ходи. На трибуне только кровь и куски тел", — сказал оператор.

Болельщики, к счастью, не пострадали: ограждение VIP-ложи послужило экраном и взрывная волна ушла в вверх, по пути превратив в кашу ее посетителей... Очевидцы взрыва утверждают, что из-за шума, который обычен на спортивных аренах, многие вообще подумали, что фанами взорвана мощная петарда. Правоохранители не возражали против такого мнения и организованно вывели народ с трибун, избежав паники.

По данным милиции, уцелел один из охранников, некто Кухарев, оставшийся снаружи. Его доставили в больницу на следующий день. Была и случайная жертва — буфетчица, которую задело взрывной волной и ударило о стену. Женщина получила сотрясение мозга и повреждение тазобедренного сустава. В эти минуты в киноконцертном комплексе "Донецк" начала свое выступление Любовь Успенская. "Едва я успела спеть первую песню, — вспоминала певица, — как зрители первых рядов встали и пошли к выходу. Большинство из них были со спутницами и держали в руках сотовые телефоны. Я была шокирована. Такого у меня на концертах не случалось никогда. Я с трудом закончила выступление и лишь тогда узнала, что погиб Брагин".

Интересны воспоминания фотокора донецкой газеты "Жизнь" Бориса Добромыслова, ныне проживающего в Австралии. Он одним из первых оказался на месте происшествия и успел сделать несколько кадров до прибытия официальных лиц. Как утверждают его друзья, позже пленка была выкуплена или родственниками погибших (по одной из версий), или органами.

"Люди, близко знавшие Ахатя Хафизовича, утверждали, что он чувствовал приближающуюся смерть: "Я знаю, что скоро умру, но к смерти не готовлюсь. Я только сожалею, что прожил так мало". Погибшему исполнилось сорок два. Ахатя Брагина хоронили по мусульманскому обычаю. Обмыли останки тела, завернули в погребальный саван, на чиназе — специальных носилках — вынесли во двор дома, где уже столпились сотни желающих проститься. Длинная траурная процессия тронулась к мечети возле шахтоуправления "Октябрьское". Около мечети муфтий Айса Хаметов совершил молебен по усопшему. Вскоре тело Брагина предали земле на Пролетарском кладбище. Над похоронной процессией кружил вертолет..."

Так закончил свои дни Ахать Брагин — один из самых влиятельных нуворишей Донецка и Украины. "Его помнят как первого президента ФК "Шахтер", протянувшего руку немалой финансовой помощи футбольной команде, находившейся в середине 90-х годов на грани финансового кризиса. Его именем назван международный юношеский турнир по футболу и областная ассоциация любителей голубей", — пишет "Остров".

"Ахать Хафисович Брагин имел влияние на крупную часть производственной и торговой сферы региона, выступал спонсором многих мероприятий. Он дал вторую жизнь футбольному клубу, стоявшему на краю финансовой пропасти и выигравшему в 1995 году Кубок Украины, впервые оплатил рейс на Белфаст для болельщиков клуба и стал издателем газеты "Донецкие новости", — пишет Александр Кучинский.

То, что общепризнанным "паханом" был Алик Грек, знали все. Многим памятно недоуменное выступление руководителя УВД области тех лет Станислава Гавриленко об опасности войны для города и области: "Этих всех мы знаем, но плохо будет, если на их места придут другие, незнакомые нам люди". Есть над чем задуматься...

О том, что убийство Брагина произойдет способом, опасным для жизни многих людей, якобы знали, кроме непосредственного исполнителя Филиппенко (это он нажимал на кнопку пульта, замаскированного под брелок автосигнализации) и главарей, только он да Акулов. Сам Болотских в этот день отсутствовал в Донецке (в этой части он уже на суде изменил свои прежние показания). Накануне этих событий он якобы с Толиком Рябиным ездил в Харьков на коммерческую сделку, связанную с нефтью. Вернувшись в Донецк, тут же улетел в Москву и приехал в очередной раз в Украину лишь весной будущего года. А в период подготовки взрыва бывал на стадионе и прикидывал что к чему, даже сидел на матче с "Брюгге", когда взрыв сорвался из-за неприезда Брагина. Однако у представителей обвинения иное мнение насчет Болотских. В свое время в квартире Болотских в Москве россияне провели обыск и нашли несколько тетрадей с конспектами по взрывному делу. Правда, Москвич пояснил, что дал точное описание устройства, взорванного на стадионе "Шахтер" потому, что видел его в одной из съемных квартир в Донецке, когда приехал из Харькова.

По свидетельству Болотских, в операции участвовало около десяти членов банды. В том числе и Синенко, не являвшийся членом группировки, но по каким-то мотивам давший согласие на участие в этом преступлении. Именно он находился рядом с Филиппенко для оказания последнему помощи, если возникнет непредвиденная ситуация. Итак, в 17 часов 02 минуты взры



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх