,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


Промышленность при «оранжевых»: движение вниз
  • 6 февраля 2010 |
  • 14:02 |
  • TEMA |
  • Просмотров: 11057
  • |
  • Комментарии: 6
  • |
0
Промышленность при «оранжевых»: движение вниз


Виктор Ющенко не разрушал украинскую промышленность. Он просто не замечал её существования.

Странно, что Ющенко осудил продажу контрольного пакета акций корпорации «Индустриальный союз Донбасса». Казалось бы, это вполне логичное завершение его президентского срока. Пять лет назад на повестку дня был поставлен вопрос о справедливой перепродаже «Криворожстали» иностранному инвестору – им стал гражданин Индии Лакшми Миттал, заплативший за предприятие 4,8 миллиарда долларов. В 2007 году «Приват» за 3 миллиарда долларов продал свои сталелитейные, горнорудные и коксохимические заводы российской группе «Евраз». Теперь вот дошёл черед до ИСД, который входит в тридцатку крупнейших производителей стали в мире…

Кризис виновен, но не только он

Эксперты кивают на кризис. Мол, ситуация в отрасли тяжелая, финансовые показатели удручающие, поэтому процесс поглощения крупнейших украинских предприятий иностранными компаниями ещё впереди. Намекают, что на очереди «Запорожсталь» и ММК им. Ильича.

Это правда, но, к сожалению, не вся. Кризис действительно подталкивает украинских олигархов к тому, чтобы «сбросить» промышленные активы как уже отработанный балласт. Другой вопрос, что к этому результату привёл всё-таки не нынешний кризис как таковой, а в целом кризисная логика развития украинской металлургии и машиностроения за все девятнадцать лет независимости.

Если составить полный список пострадавших и контуженных, выяснится, что тот же ИСД пережил кризис лучше многих. Во всяком случае, не банкротство вынудило Сергея Таруту продать полцарства плюс ещё две акции.

Да и вообще, на первый взгляд, худшие времена для металлургического комплекса остались позади. Уже весной прошлого года, когда цены держались ниже 300 долларов за тонну стальной заготовки, долгосрочные контракты фиксировали ожидания роста. Они оправдались. Сейчас по средиземноморскому региону цена заготовки перевалила за $380, во втором квартале этого года будет чуть более $400, а через пятнадцать месяцев – $475. Это, конечно, далеко до рекордов 2008 года, однако всё же несколько выше уровня рентабельности.

Хоть ИСД и не предоставляет полного консолидированного отчёта о своих финансах, можно предположить, что уже при нынешнем уровне цен компания работает без убытков. Однозначно «в плюсах» будут конвертеры Алчевского меткомбината, на установку которых ещё до кризиса ИСД потратил 2 миллиарда долларов – для сравнения, в такую же сумму сегодня был оценен контрольный пакет всей компании. Пережив кризис, корпорация могла бы работать и дальше. Однако вряд ли на слишком отдалённую перспективу.

Наследство Данилыча

Дело в том, что долгосрочные перспективы всех предприятий металлургической отрасли Украины приблизительно схожие. Достаточно ознакомится с состоянием производственных фондов. В целом по стране дольше положенного срока эксплуатируются 54% коксовых батарей, 89% доменных печей, 87% мартеновских печей, 26% конвертеров и чуть менее 90% прокатных станов. Износ основных фондов крупнейшего предприятия Украины «АрселорМиттал Кривой Рог» составляет 84,3%, Мариупольского меткомбината им. Ильича – 51,8%, «Азовстали» – 59,8%. Ровно столько мы проели за девятнадцать лет без инвестиций в модернизацию и покупку нового оборудования.

Что, спрашивается, дальше? Деградация может растянуться на годы, а то и десятилетия. Но в конечном итоге украинские комбинаты могут закрыться сами по себе безо всякого кризиса.

Теоретически пробел в модернизации может быть навёрстан – в конце концов, есть исторический опыт первых пятилеток. Другой вопрос, что способ организации социалистического хозяйства сильно отличался от экономического устройства современной Украины. Тут уже нужно выбирать: или модернизация, или прибыль в оффшорах и покупка футбольных клубов. Понятно, к какому варианту склоняется олигархический капитал – и это вопрос не только персонального выбора.

Владельцы крупнейших предприятий страны встроены в систему, они являются донорами политических партий и правительств. Перед ними никогда не стояло задачи сконцентрировать все ресурсы для перехода украинской промышленности на более высокий технологический уровень.

Свою положительную роль в экономике страны олигархический менеджмент сыграл задолго до прихода к власти Виктора Ющенко. Сейчас об этом редко вспоминают, однако именно олигархи избавили большую часть ныне работающих промышленных гигантов от криминальных схем, которые в 90-е годы неизменно присутствовали на предприятиях госсобственности. В то время заводы делились на те, которые обдирают как липку, и те, которые пилят на металлолом. С приходом олигархов наступил относительный порядок. Несмотря на то, что формально шел процесс приватизации, т.е., разгосударствления собственности, по факту держава отчасти восстанавливала контроль над экономикой страны. Настолько, насколько президент Леонид Кучма контролировал олигархов.

Точка невозврата

Свой, отечественный олигарх до поры до времени оставлял за государством возможность вернуться в промышленность в качестве руководящей и направляющей силы. Ты ж завод нечестно приватизировал. Бесплатно, можно сказать. Вот тебе компенсация, вот несколько процентов акций, вот пост директора. Остальное, будь добр, верни.

Такой сценарий был не слишком фантастичен. Во всяком случае, сами олигархи верили в репрессивные возможности государства – достаточно сказать, что после оранжевой революции Ринат Ахметов, хоть и по другим причинам, но довольно долго побаивался показаться на Украине.

Однако Виктор Ющенко сделал всё, чтобы пройти точку невозврата. С продажи «Криворожстали» началось триумфальное проникновение в украинскую промышленность иностранного «инвестора». Здесь право собственности уже не оспоришь. По судам затаскают. Да и судьба украинских предприятий после продажи Виктора Андреевича, в целом, мало беспокоила. Президент вдохновенно закладывал основы украинской государственности на века, не загадывая на столь отдалённую перспективу, что в будущем произойдет с коптящими небо промышленными гигантами.

В отличие от металлургии, которая на протяжении почти столетия была становым хребтом украинской экономики, а потому обладала бóльшим запасом прочности, другие отрасли промышленности прошли путь деградации значительно быстрее. Химию и производство минеральных удобрений с 2005 года последовательно рубит рост цен на газ. Авиастроение не может жить одними демонстрациями экспериментальных образцов на международных выставках, ему необходимы стабильные заказы на внутреннем рынке. Военно-промышленный комплекс Украины – чуть ли не единственная наша сфера, в которой ещё можно говорить о хай-теке и разработках мирового уровня, – не существует отдельно от ВПК России.

В целом от разрыва хозяйственных связей с Россией более всего пострадало машиностроение. С ухудшением отношений между странами после войны в Грузии в 2008 году руководство РФ публично провозгласило курс на постепенное исключение украинских товаров из российской производственной цепочки. Какая-то часть украинских компаний решает эту проблему открытием «дочек» на территории РФ. Однако местами успешное преодоление трудностей лишь подчеркивает генеральную тенденцию: украинско-российский товарооборот в последние годы растет лишь «благодаря» постоянному увеличению платежей за газ. По остальным же сферам идет сокращение.

Именно эта тенденция, а не какой-то конкретный результат, является главным наследием Виктора Ющенко будущему президенту. Это вопрос направления, а не скорости движения. Потому что поддерживать тенденцию намного проще, чем переломать.

Источник



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх