,


Наш опрос
Нравиться ли вам рубрика "Этот день год назад"?
Да, продолжайте в том же духе.
Нет, мне это надоело.
Мне пофиг.


Показать все опросы
Other


Курсы валют


Курсы наличного обмена валют в Украине

Внешний вид


В этом эндшпиле ничья невозможна Завершатся ли выборы после второго тура?
0
В этом эндшпиле ничья невозможна Завершатся ли выборы после второго тура?

Но президентские выборы принципиально отличаются от шахматной партии тем, что в них невозможна ничья — самый частый исход борьбы на черно-белых клетках. А украинские выборы, по крайней мере в ХХI веке, отличаются еще и тем, что если уж сравнивать их с шахматами, то недостаточно оценивать силу оставшихся в эндшпиле фигур. Завершать анализ этой отложенной позиции приходится словами: «Но не исключено, что в ходе доигрывания один из соперников сбросит фигуры с доски и использует ее как тупой тяжелый предмет». И доской дело может не ограничиться. Семь с лишним лет назад Григорий Суркис в зале Верховной Рады испытал на себе остроту каблука Юлии Тимошенко. Конечно, в ее поединке с Виктором Януковичем о каблуках, досках, пистолетах и шпагах можно говорить только в переносном смысле, но от этого не легче. Ибо в роли всех этих дуэльных принадлежностей для обоих могут оказаться массы рядовых украинцев.

Как подсчитать «неподсчитываемое»?

В 2004-м можно было заранее предугадать, что «сбрасыванием фигур с доски» станет Майдан. И ныне такой технологии исключать нельзя, но ее потенциал ниже. Теперь приверженцы обеих сторон не приравнивают поражение своего любимца к концу света и готовы принять такой исход спокойно. А платные акции без массового порыва добровольцев будут откровенным фарсом.

Сейчас всерьез рассуждают о срыве выборов путем срыва заседаний комиссий представителями Тимошенко (очевидно, что Янукович к такой технологии не прибегнет). То есть если премьер почувствует, что шансов на выигрыш нет, то ее представители в комиссиях на юго-востоке просто покинут заседания или сбегут с места работы до начала последних, тем самым сорвав кворум. А кворум для такого заседания равен двум третям членов комиссий, которые для второго тура формируются исключительно из представителей двух кандидатов-финалистов на паритетной основе.

И как тогда определять итог выборов? Придется, перефразируя афоризм экс-спикера Ивана Плюща «не можна впихнути невпихуєме», сказать: «неможливо підрахувати непідрахуєме».

Не берусь судить ни о вероятности, ни об эффективности такого сценария. Так, и до выборов в 2004-м успешность майданных технологий была доказана в Югославии и Грузии. Но срыв подведения итогов голосования посредством бегства членов избиркомов может оказаться украинским ноу-хау (хотя не исключено, что такое случалось в банановых республиках). В 2004-м у нас уже был прецедент, когда в Кировограде после первого тура исчез председатель ОИК вместе с печатью (итоги выборов там подводились по решению суда). А со времени досрочных выборов-2007 у нас постоянно говорят о такой технологии. И хотя новых случаев не было, именно для защиты от нее депутаты в августе прошлого года изменили кворум для принятия решения комиссиями и ввели уголовную ответственность за уклонение их членов от исполнения обязанностей. От этой ответственности их пытался защитить Ющенко в Конституционном Суде, но КС 28 декабря решил, что данный вопрос — не в его компетенции.

Однако пока трудно предполагать, насколько практически осуществимо это дополнение в Уголовный кодекс. С другой стороны, членам комиссий есть ради чего рисковать: наши политики открытым текстом говорят о том, что «хороший» результат на вверенной им территории становится пропуском в списки на выборах в местные советы.

Батька Литвин и новые союзники «регионалов»

Чтобы еще больше обезопасить выборы от возможности саботажа со стороны членов комиссий, ПР в лице первого вице-спикера Александра Лавриновича внесла законопроект, которым отменялся кворум для проведения заседаний избиркомов, а вышестоящим комиссиям давалось право принимать на себя полномочия нижестоящих в случае нарушения последними законодательства. Это значит, что если в какой-нибудь ОИК председатель сбежал бы, прихватив печать, то выполнять ее работу должна была бы ЦИК. Кроме того, документ устанавливал, что если кто-либо из кандидатов не подает кандидатуры своих представителей в состав комиссий или отзывает оттуда своих людей перед днем голосования, то недостающих членов комиссий назначают по представлению глав местных советов.

«А от можете ви собі уявити, що будуть два засідання комісії: одна — під керівництвом голови комісії від однієї сили з підписом і в іншому кабінеті буде інша частина засідати з секретарем, з печаткою. От як вийти з цієї колізії?» — восклицал на сессии депутат Олесь Доний. Да, можно представить и это. И даже то, что каждая половина такой участковой комиссии составит свой вариант протокола, подкрепив его своим мешком бюллетеней. Но ясно, что в таких ситуациях, согласно законопроекту, ОИК пришлось бы подводить итоги выборов самостоятельно.

В итоге документ был в конце концов принят на внеочередном пленарном заседании 3 февраля благодаря любопытным изменениям в соотношении сил в ВР.

В предыдущей статье (Закат «оранжизма» или смягчение украинского раскола? // «2000», № 4 (495), 29.01—4.02.10) мы уже писали о политическом чутье Владимира Литвина и его сподвижников. И, казалось бы, прошедшая неделя подтвердила нашу версию. Ведь как переход саксонского корпуса от Наполеона к антифранцузской коалиции решил исход Лейпцигской битвы, так и переход Блока Литвина от «демократической коалиции» к оппозиции решил судьбу министра Луценко.

Но для наших политиков сравнения с европейской историей не проходят. Саксонцы после Лейпцига благополучно воевали с Наполеоном и дальше, а в случае с Литвином вспоминаются как раз украинские деятели. Например, Мазепа, обещавший Петру выдать шведского короля в обмен на прощение, или более близкие по времени Нестор Махно и прочие батьки-атаманы, заключавшие кратковременные союзы с разными субъектами гражданской войны.

Ведь сразу после триумфального снятия Луценко Блок Литвина не дал ни одного голоса за проект Лавриновича. Этому было два рациональных объяснения. Первое: Литвин не завершил торг с Януковичем об условиях его поддержки; следовательно, если торг завершался 3 февраля, БЛ поддержал бы закон. Второе: политической силе спикера выгоден срыв выборов, ибо Литвин надеется, снова взяв на себя, как пять лет назад, роль модератора, показать, что действительно «країні потрібен», и поднять свой рейтинг до проходной в парламент цифры.

И в среду Блок Литвина вновь не дал ни единого голоса за документ. Но ведь проект-то все равно прошел и без БЛ, хотя дружного голосования «регионалов» и коммунистов для этого не хватило бы. Сначала, 29 января, плечо подставили 25 депутатов от НУНС (треть фракции). Это представители «ЕЦ», группа Вячеслава Кириленко «За Украину», несколько депутатов от «Народной самообороны», а также неформальный представитель Коломойского Игорь Палица.

С партией Балоги все казалось ясным и раньше. Однако это голосование показало и небеспочвенность слухов о возможности альянса с «регионалами» националистов из группы Кириленко, более того — оно впервые дало намек на возможную переориентацию части «Народной самообороны». В идейном плане альянс с националистами выглядит противоестественным. Однако речь сейчас шла об отдельно взятом законе. Если на улице идет дождь и Кендзьор говорит, что идет дождь, то независимо от отношения к этому депутату глупо утверждать будто светит солнце. Проголосовавшие за закон парламентарии показали заинтересованность в том, чтобы выборы завершились.

И все же говорить о полной перемене в настроениях этих групп в НУНС рановато. Поименное голосование показало, что попытка ускорить подготовку этого проекта ко второму чтению сорвалась, так как у «регионалов» в этот раз не успели проголосовать две карточки. Когда же вопрос был переголосован, то ПР добрала эти два голоса, но НУНС недодал 10 (несколько «самооборонцев» и кириленковцев). В итоге — лишь 216 голосов. Но 3 февраля «регионалы» продавили-таки закон благодаря КПУ и 29 нунсовцам. Среди последних на этот раз не было ни одного депутата от «Самообороны», но к дружно голосовавшим людям Балоги и Кириленко присоединились представители УНП Костенко и несколько депутатов, близких лично к президенту, в том числе его брат Петр Ющенко.

Теперь судьба закона в руках главы государства. Когда верстался номер, не было известно, подпишет ли он его. Замглавы СП Игорь Попов публично отказался делать прогнозы по этому поводу. Однако и в БЮТ, и в ПР в подписании не сомневаются.

Электорату выбывших ничего не предложили

Итак, соотношение сил в Верховной Раде меняется. Но сейчас для сторон, безусловно, важнее укрепить свои позиции не в парламенте, а среди избирателей. В первую очередь среди тех, кто голосовал за других кандидатов. И здесь оба финалиста проявили себя крайне слабо. Им надо было бы не распространяться на тему, что они обещают этим кандидатам (впрочем, подобным занимается лишь Юлия Владимировна), а обращаться непосредственно к электорату этих политиков через головы последних. Например, на конкретных примерах доказывать, что по программам выбывшие кандидаты ближе к этому финалисту, а не к его оппоненту. Но такой прием использует также лишь Юлия Владимировна — и то исключительно для избирателей Ющенко (в частности, обещая продолжить «восстановление истинной истории»), которые и без этого склонялись к тому, чтобы поддержать ее.

Янукович же демонстрирует, что и поддержка коммунистов ему особо не нужна, ибо ожидает автоматического перехода избирателей Симоненко на свою сторону. Ни на сайте кандидата, ни на сайте ПР ничего не говорится о подписанном 29 января соглашении с Блоком левых и левоцентристских сил, в котором, согласно пресс-службе КПУ, сказано: «Янукович поддерживает и в случае победы на выборах берет к исполнению Платформу практических мер» от БЛЛС. Зато на этих же сайтах сообщается о подписании «регионалами» в тот же день в Запорожье соглашения с полумаргиналами в лице казачьих организаций.

Такая самонадеянность может сыграть с кандидатом злую шутку. Ведь по своей экономической риторике (борьба с олигархией, усиление государственного регулирования и т. п.) Тимошенко выглядит привлекательней для левого избирателя, если тот не оценивает критически ее премьерства и не сочетает левизны с неприязнью к националистам и симпатиями к России.

Может, Янукович опасается, что упоминание о поддержке КПУ оттолкнет избирателей Тигипко? Однако наивно приписывать пестрому электорату этого кандидата антикоммунизм как объединяющую черту. Словам же самого Сергея Леонидовича о Горбачеве в интервью с Мустафой Найемом (http://www.pravda.com.ua/rus/articles/4b601e2525e3a) коммунисты бы только аплодировали.

За избирателей Тигипко да и Яценюка Януковичу следовало бы бороться не умалчиванием, а открытыми разъяснениям того, чем его победа выгодней для них, чем победа Тимошенко. Это, например, несравненно большая вероятность досрочных выборов, которые дадут этим кандидатам шанс на достойное представительство в парламенте. А из упомянутого интервью Тигипко видно, и насколько желательны для него эти выборы, и как он не верит в то, что они состоятся, поскольку сделать это победителю «окружение не даст. Все будут держаться за свои два с половиной года депутатства». Янукович же то говорит, что новые выборы вероятнее новой коалиции, то утверждает противоположное. Но его ближайшие соратники Азаров и Герман однозначно заявляют, что новая коалиция вероятней.

Надо было бы лидеру «регионалов» говорить и о программной близости с Тигипко в гуманитарной и геополитической части — здесь Тимошенко просто нечем было бы крыть. Да и программа Яценюка для этих же целей главе ПР пригодилась бы. Хотя подозреваю, что большинство западноукраинских избирателей Арсения ничего не знали о его идее ребрендинга СНГ в восточноевропейское пространство с центром в Киеве.
My Webpage



Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут видеть и оставлять комментарии к данной публикации.

Вверх